Дедовщина в дисбате

Чем страшен дизель. Как устроен дисбат в российской армии

Дедовщина в дисбате

Дисциплинарный батальон – дисбат или, на жаргоне, “дизель” – место, куда боятся попасть все военнослужащие без исключения. Чем же он так страшен и что происходит за закрытыми воротами и зарешёченными окнами?

“Умный журнал” заглянул внутрь и попытался ответить на этот вопрос.

Что такое дисбат

Дисциплинарный батальон – это специальная воинская часть, куда отправляют отбывать наказание осуждённых за совершение преступлений солдат и сержантов срочной службы, а также курсантов военных вузов. Срок пребывания в нём не может превышать двух лет и назначается за незначительные преступления (как правило, неуставные отношения и самовольное оставление части).

После отбывания наказания в дисбате военнослужащий продолжает проходить службу с того момента, на котором “остановился”, то есть срок пребывания в этом учреждении не засчитывается в срок службы.

Важный момент: после дисбата, в отличие от “гражданской” тюрьмы, в документах не остаётся отметки о судимости.

Все осуждённые в дисбате носят погоны рядовых (или, в случае флота, матросов). Если до этого они имели какое-то воинское звание, на время отбывания наказания их его лишают.

Режим дисбата

Осуждённые в дисбате находятся под стражей и живут в помещениях с решётками на окнах, но в целом находятся в более благоприятных условиях, чем большинство “обычных” заключённых.

Например, помимо двух краткосрочных свиданий (по четыре часа) каждый месяц, в год им полагается четыре длительных.

Каждое из них длится до трёх суток с правом совместного проживания – либо в специально оборудованном помещении на территории части, либо за её пределами.

Кроме того, в исключительных обстоятельствах (вроде смерти или болезни родственника) осуждённых отпускают домой на срок до семи суток, не считая времени на проезд.

Правда, личные деньги узникам дисбатов иметь запрещается. Все денежные поступления извне заносятся на их лицевой счёт, с которого они могут тратить по три тысячи рублей в месяц на еду и товары первой необходимости. На эти же цели им разрешается тратить ежемесячное довольствие в размере двух тысяч рублей. Конечно, имеются в виду дополнительные траты – кормит и одевает осуждённых государство.

Находясь в дисбате, осуждённые военнослужащие обязаны работать. Однако за это им даже положена зарплата, определяемая по расценкам организации, на которую они работают (а организации могут быть разные). 50% зарплаты поступает на счёт воинской части, 50% – на всё тот же личный счёт работников.

Всё остальное время занимают бесконечные мероприятия по разучиванию и применению на практике воинского устава (в основном, строевая и физическая подготовка).

За нарушения дисциплины осуждённого могут арестовать и поместить в одиночную камеру сроком до 30 суток. Выглядит она жутковато, и большую часть времени в ней приходится стоять (присесть разрешается лишь изредка и на несколько минут).

По отбытии трети срока осуждённого могут перевести в разряд “исправляющихся” с некоторым послаблением режима. Оно заключается в снятии ограничений на пользование деньгами с лицевого счёта, двух дополнительных длительных свиданиях в год и праве перемещаться за пределами части без конвоя.

Кроме того, члены этого “разряда” по отбытии половины срока имеют право претендовать на УДО (условно-досрочное освобождение).

Почему все боятся дисбата

Гражданскому человеку иногда сложно это понять, но для военнослужащего нет ничего страшнее, чем жить по уставу. А в дисбате всё происходит именно по уставу, что и заставляет провинившихся солдат на суде умолять, чтобы им назначили какое-то другое наказание.

Например, передвигаются осуждённые в дисбате исключительно бегом или строевым шагом.

Практически постоянно они подвержены изматывающим физическим нагрузкам – за исключением разве что сна и приёма пищи.

Бывают, правда, и теоретические занятия, заключающиеся в том, что группа солдат повторяет за начальником строчки из устава – по два слова, хором, в течение двух часов. Зрелище не для слабонервных.

В общем, за этими вроде бы невинными мероприятиями (физкультура на свежем воздухе, несложные уроки в классе) скрывается тяжелейшая нагрузка на психику, которую не выдерживают самые крутые и “отмороженные” деды, попавшие сюда за избиения сослуживцев, вымогательство и прочие прелести. Именно поэтому в дисбате так востребована работа местного психолога.

Закат эпохи дисбатов

По всему бывшему СССР, от которого они и достались современным странам в наследие, дисбаты постепенно отживают свой век. Осуждённых военнослужащих всё чаще отправляют отбывать наказание в обычные тюрьмы, а сами дисбаты за ненадобностью упраздняют. В Казахстане это сделали в 2008 году, в Белоруссии – в 2014-м.

В постсоветской России дисбатов было пять, но в 2011 году три из них расформировали. На сегодняшний день функционируют два: в нижегородском посёлке Мулино и забайкальском посёлке Каштак. Со временем этих динозавров тоже ждёт вымирание, и страшное место скоро превратится в одну из многочисленных армейских легенд. По крайней мере, военнослужащие на это очень надеются…

Источник: https://anews.com/razvlechenija/69553133-chem-strashen-dizely-kak-ustroen-disbat-v-rossijskoj-armii.html

Читать

Дедовщина в дисбате
sh: 1: –format=html: not found

Суверов Е. В

ЗАПАД — ВОСТОК

Записки советского солдата

1987–1989 гг.

От автора

Осень 1987 года. Желтые листья не спеша падают на влажную землю. Дни становятся все короче и холоднее. А в ноябре в Барнауле уже вовсю властвует зимушка-зима, с морозами, сугробами, метелями. Сибирь, одно слово. Все мои одноклассники уже служат.

Круг знакомых значительно сократился: друзья уже «тащат» службу в разных уголках нашей необъятной родины — СССР (Союза Советских Социалистических республик).

С 1985 года во главе нашей страны стоял Михаил Сергеевич Горбачев. Он начал так называемую «перестройку». Пытаясь перестроить гигантскую государственную машину, не справился с управлением, бросил все на самотек, что привело к распаду СССР, — одна из причин, но далеко не единственная.

Но все это будет потом, в 1987 году в такое мало кто верил. Горбачев М. С. начал претворять в действие «гласность», программу на свертывание цензуры. В прессе и на телевидении стала все чаще появляться разнообразная информация, зачастую расходившаяся с генеральной линией коммунистической партии.

Горбачев решительно повел борьбу против «пьянства» и «алкоголизма». Резко сократилась продажа спиртных напитков. В целом эта мера имела положительные моменты — пить стали меньше, жить стали дольше. Хотя и здесь шло не без перегибов. В угоду новому вождю на юге нашей страны были вырублены виноградники.

В некоторых вузах проводились рейды в общагах: если в комнате находили пустые бутылки из-под алкогольных напитков, студентов ждало суровое наказание — отчисление. По телевидению часто показывали комсомольские безалкогольные свадьбы.

Как выяснилось позже, на свадьбах в самовар наливалась водка, и гости под видом чая наливали в свои чашки «огненную воду» и наслаждались «чаепитием».

После окончания школы № 102 в городе Барнауле Алтайского края в 1986 году я, не поступив в институт, работал фрезеровщиком на местном моторном заводе. Трудовую биографию начал в 16 лет. На нашем заводе изготавливались тракторные двигатели.

С раннего утра на огромный завод, расположенный на окраине города, стекались массы людей. Работы было много, трудились в две смены, часто и по субботам. А иногда в случае аврала рабочие оставались в ночь (третья смена).

Правда, меня не допускали до ночных работ — не положено по законодательству, ведь мне не было тогда восемнадцати лет.

На заводе, узнав, что меня призывают в армию, один из молодых рабочих, недавно отслуживший в армии, подошел ко мне, похлопал по плечу и сказал: «Кайфуй пока, скоро плакать будешь». Оптимистическое напутствие, ничего не скажешь.

Отношение к службе у меня было положительное. Все служат, и я должен служить. Кому-то надо. Конечно, были разговоры про дедовщину, неуставные взаимоотношения, но это воспринималось как должное и особо не пугало.

Было множество знакомых и родственников, когда-то служивших или еще находящихся в армии. Все понемногу что-то вспоминали, делились наблюдениями. Хотя картина была недостаточно ясной. У всех всё было по-разному.

Моего одноклассника Андрея Киселева призвали сразу после окончания школы. У нас была достаточно активная переписка. Он попал служить в учебную часть связи, расположенную в городе Омске.

Писал, что катастрофически не хватает времени, хочется послушать музыку и покушать чего-нибудь вкусненького. Запомнился его родной брат Олег, отслуживший в войсках ПВО (противоздушной обороны) где-то под Комсомольском-на-Амуре.

После возвращения домой он почему-то стал беспричинно агрессивным.

Вот так, все мои одноклассники служили или начинали служить. Этой же осенью в Ташкент уехал Витёк Куйдин. Встретил я его перед отправкой в часть у нашего продуктового магазина, с несколькими колясками копченой колбасы и десятком пачек папирос «Прима» в руках.

— Витёк, где будешь служить? — спросил я.

— Стройбат, Ташкент. Там тепло, хорошо — солнце, фрукты! — весело сказал он мне.

Спустя два года при встрече на мой вопрос, как служба прошла, он ответил лаконично — отмотал два года общего режима, стройбат одним словом.

Чуть позже отправился в войска другой мой однокашник, Андрей Парфёнов. Стояли холодные ноябрьские дни, было много снега. Провожая его на железнодорожном вокзале, его брат Виктор подсчитал год «дембеля» — 1989-й. С ума можно сойти! Да, действительно, что будет через два года?

Призвался в армию я последним из класса, в конце ноября 1987 года. Все десять парней нашего класса уже служили в армии, и со многими я переписывался. Андрей Киселёв служил в войсках связи (г.

Новосибирск), Александр Щукин — в космических войсках (Байконур, Казахстан), Андрей Парфёнов — в ракетных войсках стратегического назначения (Белоруссия), Бородин Сергей — в ракетных войсках стратегического назначения (г. Новосибирск), Виктор Куйдин — в строительном батальоне (г.

Ташкент), Евгений Мезенцев — в космических войсках (Байконур, Казахстан), Андрей Задорожный — в морской пехоте (военная база во Вьетнаме), Николай Ягодкин — в войсках связи КГБ (Московская область), Сергей Устюгов — в строительном батальоне (г. Ташкент).

В это время в Афганистане шла война. В конце 1979 года советские войска вошли в эту страну, как тогда говорили, для оказания интернациональной помощи афганскому народу.

На самом деле в мире шло серьезное противостояние двух сверхдержав — США и СССР. Афганистан находится в центре Азии. Страна горная, дикая.

В Афгане существовало сильное влияние ислама, безграмотное население проживало в нищете. Типичное средневековье.

Все наши попытки построить социализм в Афганистане оказались тщетными, афганцы ну никак не хотели становиться другими людьми. Война шла практически против целого народа. Наша армия несла потери.

Афганское правительство было марионеточным и фактически держалось на наших штыках. Масло в огонь подливали «заокеанские друзья».

Американцы снабжали душманов — моджахедов или, по-нашему, бандитов новейшим вооружением, обмундированием.

Но наши воины, несмотря на сложившуюся ситуацию, показали себя с лучшей стороны. Терпеливо несли службу в тяжелых природных условиях, нанося противнику ощутимые потери. Наша армия воевала в Афганистане 10 лет и ушла непобежденной. Ни одного сражения мы не проиграли, потери среди личного состава были сравнительно невелики.

В автомобильных автокатастрофах в России ежегодно погибает значительно больше, чем за десяток лет в Афгане. Но правду о той войне в Союзе не знали, все тщательно скрывалось от своего народа.

Лишь иногда в населенные пункты приходили закрытые гробы (афганцы глумились над трупами наших солдат или ранения были ужасные) с останками погибшего воина.

Часть наших ребят не вернулись с той войны. Из жизни преждевременно ушли молодые люди, у них сейчас могли бы быть свои семьи, дети и внуки. О той войне почти не помнят, а некоторые и не знают.

Я же был молод и беспечен. Служба в армии казалась мне чем-то необходимым, бесспорным. О негативных последствиях службы практически не задумывался.

Что я знал о службе в армии? Моё мнение формировали рассказы отслуживших, фильмы, книги, передачи. Большое влияние оказали письма уже служивших товарищей. Понимал, что будет трудно, — нужно быть физически готовым к выполнению различных задач.

После окончания девятого класса каждый день ходил заниматься на турнике. Было стыдно висеть на турнике, как мешок, а впереди — служба. В конце лета уже свободно подтягивался 12 раз. Как я был горд тем, что в начале учебного года достойно выполнил норматив по подтягиванию! Начал понемногу бегать, по утрам.

Готовился к службе, хотя эта подготовка могла быть значительно лучше.

Несомненно, большое влияние в моем познании роли армии в государстве и обществе оказала любовь к истории. История нашей страны (как, впрочем, почти всех государств) неразрывно связано с войнами.

Что думали воины перед сражением? Они шли и умирали молодыми, становились инвалидами ради своей Родины, семьи, религии.

Куликово поле, Полтавская битва, Бородино, кровопролитные сражения Великой Отечественной войны — не перечесть больших и маленьких, победоносных и проигранных сражений. Сколько пролито крови. Ради чего? Ради жизни.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=142357&p=12

Дисбат: правда ли, что о нем рассказывают? – Милитари Блог

Дедовщина в дисбате

Множество подводных рифов кроют хитросплетения воинских уставов и неформальной структуры коллектива солдат-срочников.

Множество статей и рекомендаций можно найти в различных источниках о том, как выживать в условиях «дедовщины», чтобы сохранить здоровье, рассудок и честь.

Но очень редко встречается практическая информация о том, как не соприкоснуться с разделом уголовного кодекса «Воинские преступления». А раздел этот примечателен тем, что за действия, порой совсем невинные и незначительные, предусмотрены очень серьезные сроки.

Но обо всем по порядку. Как показывает практика, командованию и военной прокуратуре становится известно о нарушениях воинской дисциплины и о воинском преступлении из доносов вашего же сослуживца.

Он может целыми днями ходить рядом в строю, сидеть за одним столом в столовой, по вечерам плакаться в вашу жилетку о том, что его бросила девушка, а между делом сливать информацию на ничего не подозревающих товарищей.

Основная задача коллектива — вычислить доносчика, иначе рано или поздно компромат ляжет в толстую папку с надписью «Дело № _».

Теоретически это делается так: определяется круг лиц, способных к информированию командования, им дается ложная информация, и остается только ждать наличия или отсутствия реакции командования.

На личной практике это выглядело следующим образом. В казарме подозревали двоих. Одному между делом предложили покурить травы, а другого «заинтриговали» массовой самоволкой.

После милицейского досмотра с собаками сделали правильный вывод.

Очень опасен в плане вашей «информационной безопасности» психолог части. Этот хитрец еще тот. Провокация на провокации. Опишу ряд случаев, а вы сами сделаете вывод об использовании полученных знаний (в гражданской жизни вам они, уверен, тоже пригодятся).

Ситуация первая. Психолог пришел в подразделение и начал лекцию о неуставных взаимоотношениях. Мы дружно сидели и махали головами — мол, нет у нас такого. Плавно этот лектор перешел на описание понятий «дух», «череп», «дед», «дембель».

Голос у психолога был поставленный, мягкий, вводил в состояние полудремы. И вдруг резкая четкая команда: «Черепа, встать!» Два человека по команде встало.

Расчет был прост — если есть «черепа», то есть и «неуставняк», и две жертвы собственной расслабленности долго просиживали в кабинете у прокурора.

Ситуация вторая. В обязанности психолога входит анкетирование солдат на удовлетворенность условиями службы, питанием, отношениями в коллективе, а также на предмет наличия неуставных взаимоотношений.

В очередной раз собрал он нашу роту в аудитории и сообщил, что сейчас будет письменный опрос, вопросы которого касаются драк, вымогательства и принуждения в подразделении. Вдруг у него раздался звонок телефона, и он вышел минут на пять.

Естественно, в образовавшемся перерыве «старшие» призывы начали рассказывать «младшим» об «особенностях» ответов анкеты. Хитрость в том, что психолог «забыл» шапку на столе, а в шапке лежал диктофон.

Ситуация третья. Каков бы ни был возраст человека, он все равно любит играть в игры. И такую игру в индивидуальном порядке навязывает психолог. «Ассоциации» называется.

Говорит молодому солдату слово, а он в ответ первое пришедшее в голову, связанное с ним. И получается к примеру, такой ряд: «стол-тарелка, день-работа, осень-отпуск, ежик-иголки,.

» Психолог ускоряется, задает темп, солдат не успевает подумать: «наряд-усталость, тряпка-швабра, годы-служба, лось-боль, дед-злой»… И всплывают скрытые моменты.

Поэтому, будучи в армии, будьте бдительны и внимательны к тем, кто вас окружает. Иначе вполне вероятны спровоцированные проколы и принудительные визиты в военную прокуратуру.

Источник:

Дисбат

Дисбат

В феврале 2006 года тогдашний министр обороны РФ Сергей Иванов заявил, что дисциплинарные батальоны — это анахронизм и, мол, подобных формирований нет ни в одной армии мира (хотя это на самом деле не так — дисбаты есть, скажем, в США и Франции). Если военнослужащий ‚совершил преступление, пусть находится в рамках системы исполнения наказаний, — заявил министр. Дисбаты решено было расформировать. Но — не тут-то было! «Дизель», как называют дисбаты, живее всех живых!

Для начала рассмотрим, что же такое дисциплинарный батальон, какие там условия содержания и внутренний распорядок. В настоящее время в России пять «дизелей». Внутренняя структура такая — пять рот: две с тяжкими статьями, три — с не очень. По штату положено не более 800 солдат-зэков.

Попадают в «дизель» по решению военного суда за преступления как воинские, так и общеуголовные, небольшой тяжести, когда можно избежать уголовного преследования. Срок дают от 3 месяцев до 2 лет (в советское время максимум равнялся 4 годам). Осужденные солдаты носят погоны зеленого цвета.

Тот же цвет и на бляхах-ремней.

Во время нахождения в дисбате солдаты не лишены такого гражданского права, как участие в выборах (простые осужденные этого делать не могут).

Самая распространенная статья, за которую они попадают в дисбат, — это, конечно, неуставные отношения (40%, по данным Минобороны). Помимо «дедовщины» — «самоволка», воровство, хранение наркотиков.

В
последнее время все чаще стали осуждать за грабеж — когда солдаты уходят в увольнительную, обратно нередко возвращаются с отобранными у малолеток сотовыми телефонами.

Военнослужащие одеты в обычный «камуфляж»

С родными осужденные солдаты имеют право видеться два раза в месяц по 4 часа.

Дисциплинарный батальон выглядит как самая обычная воинская часть со всей ее инфраструктурой: казармы, плац, медпункт, баня, комната досуга.

Однако часть обнесена колючей проволокой, а по периметру расположены вышки с вооруженными чаоовыми (солдатами-срочниками). Передвигаться солдаты-зэки должны строевым шагом или бегом. Так записано в уставе.

Распорядок дня в дисбате

Распорядок дня таков. Подъем в 6 утра. До обеда — два часа занятий по зазубриванию устава. Потом два часа строевой подготовки и, наконец, два часа бега и различных физических
упражнений. После обеда все то же самое, все те же шесть часов. И каждые 50 минут происходит построение и поверка. Если сравнивать с обычной колонией, то там все куда демократичнее.

В дисбате

Из-за такой монотонности дня у многих солдат не выдерживают нервы. Отсюда стычки, конфликты, ругань. За это уже совсем страшное наказание — батальонная гауптвахта, аналог
зоновского ШИЗО.

Туда могут засадить на срок до 30 суток! Помимо 8 часов сна, обитатель гауптвахты в остальное время не имеет права даже присесть! Если сравнить с зоновским ШИЗО, то почти все они сейчас обзавелись деревянными полами, на которых можно валяться хоть целые сутки. Так что солдатам — «дизелистам» живется-сидится труднее.

Почему забылась идея Иванова? Следующий министр обороны Анатолий Сердюков лично посетил несколько дисциплинарных батальонов, а также пару общеуголовных исправительных колоний. И признался, что в дисбатах условия получше, чем на зонах.

Заявление на УДО

Это спорно по описанным выше причинам, но да ладно. В Минобороне пояснили отказ от ивановской идеи тем, что в колониях оступившиеся солдаты могут втянуться в криминальную среду.

Пребывание же в дисбате судимостью не считается.

Проведенное в нем время просто высчитывается из срока службы, и после отбытия наказания военный обязан дослужить (правда, обычно такого солдата стараются побыстрее отправить домой, чтобы не портил атмосферу).

Истории из дисбата

Чтобы повеселить читателя при помощи черного юмора, приведу историю, как раз по поводу дисбата. Привожу ее почти дословно, только убрав, так сказать, идиоматические выражения. Это рассказ бывшего «вертухая» дисциплинарного батальона:

«Тоска, всем охота в отпуск, а отпуск в дисбате — вещь нереальная. Есть один вариант гарантированного отпуска — пристрелить зэка при попытке к побегу, что само по себе маловероятно, бегут редко. Служил во втором взводе Петя Шнигель — немец родом с Алтая, одноклеточное существо, рыжий, косоглазый. Мечтал об отпуске страшно, плакал, хотел домой.

Путь домой лежал только через автоматную очередь в спину убегающего зэка, если таковой случится. В зоне сидел здоровый страшный кочегар — беспредельщик, блатной до ужаса, в общем крутизна. А баня была за пределами зоны и, чтобы кочегару получить чистое белье, нужно тащиться на КПП, проходить досмотр, делать крюк километра два; короче, геморрой.

А баня рядом вообще-то с кочегаркой, только за забором с двумя рядами колючей проволоки. Петруха «долбился» (нес службу) на четвертом посту, на вышке, как раз рядом с кочегаркой: солнышко, бессонная ночь; короче, закемарил.

Кочегар посмотрел — часовой спит, и орет банщику: «Молдаван, бросай белье через забор, мент кемарит!» Банщик бросил
узел с чистым бельем, но тот зацепился за колючку, развязался и рассыпался по предзоннику между забором и колючкой. Кочегар видит — косяк, но Петруха то спит, и кочегар решился полезть и собрать трусы и майки.

Пролез под колючкой, ползает по предзоннику, собирает тряпки. Само собой, в этот момент просыпается наш воин и обалдевает — вот он, долгожданный отпуск, в десяти метрах попытка к побегу, все честно и конкретно!

Петро передергивает затвор, начинает стрелять длинными очередями по кочегару без всяких там обязательных «Стой, назад!», «Стой, стрелять буду!», но так как косоглазый, попасть не может. Кочегар мечется по предзоннику, забыл про трусы и прет через колючку обратно в кочегарку. Петрухин расстрелял магазин, в азарте вставляет второй и продолжает вышибать отпуск из кочегара.

Конвой в дисбате

Тот все-таки пролез через колючку и бежит к кочегарке, а Петро в запале палит уже по зоне, а это, в общем, нельзя.

Кочегар влетает в кочегарку, и тут последняя в магазине пуля
рикошетом об асфальт пробивает ему легкое.

Он падает в дверях, Петруха рад до смерти и тут осознает, что застрелил зэка не в предзоннике, а в зоне, и поедет не в отпуск, а в соседний дисбат и там его точно кончат, когда узнают, где служил.

Он спрыгивает с вышки и тащит за ноги хрипящего почти жмура в предзонник — мол, замочил его там по уставу.

Мы, когда услышали в караулке пальбу, схватили АКМы, прибегаем, смотрим: маленький перепуганный Петруха тащит за ноги окровавленную тушу кочегара из зоны к забору. Въезжаем, что произошло, и начинаем ржать.

Собирается консилиум: что делать? Короче, Петруху кое-как отмазали, кочегара заштопали в госпитале и велели молчать, а то пристрелим конкретно».

Насильники в армии

А теперь слово бывшему следователю ленинградском прокуратуры Олегу Бабушкину, который как-то отправил солдат в дисбат за мерзейшее преступление: «В 26 лет я оказался в вооруженных силах Советского Союза (с 1986 по 1988 годы). Служил в Башкирии.

Поскольку работал на гражданке следователем прокуратуры, то и в армии оказался в той же должности — только в военной прокуратуре. Она занимается преступлениями, совершенными военнослужащими.

И вот, совсем скоро после моего приезда, в Уфе произошло громкое и мерзкое преступление — изнасилование бабушки!

Потерпевшая жила на окраине Уфы. В старом деревянном доме, расположенном в глухом месте. Неподалеку была воинская часть. Бабульке было 89 лет! Как-то к ней в дом ворвались два молодых человека и изнасиловали ее. Бабушка написала заявление в милицию.

Ей не очень-то поверили, думали, совсем сбрендила старуха, но соответствующая экспертиза подтвердила ее показания.

Бабулька почти не запомнила лиц нападавших геронтофилов, зато приметила кое-что действительно важное — насильники были в военной форме! Поэтому милиция передала дело военной прокуратуре.

Дисбат

Так я и узнал подробности преступления. Честно говоря, кто такие геронтофилы, я тогда еще слыхом не слыхивал, как, наверное, и многие советские граждане. У меня в голове не укладывалось, какое можно получить удовольствие от секса со старухой. Главный военный прокурор, назовем его М.

(башкир), был очень опытным работником и, что важно для следователя, обладал чутьем. Он тоже не очень-то был знаком с тактикой и психологией геронтофилов, но уверял, что они могут вернуться на место преступления. И потому приказал мне вместе с сотрудниками ГАИ патрулировать окраину, где находился дом изнасилованной старухи.

И вот мы, на уазике, день за днем патрулировали, наматывая круги по пыльным улицам.

Наконец, где-то через полтора месяца, нам повезло.

Во время патрулирования мы увидели двух стройбатовцев, направлявшихся к дому изнасилованной старухи! Эти ублюдки шли
к ней, чтобы развлечься повторно (как выяснилось потом на допросах)! Скажу честно, задержали мы солдат жестко, «приняли с пристрастием».

Короче говоря, два бесчувственных тела мы погрузили в УАЗ, и уже через полчаса эти уроды были в стенах военной прокуратуры. Однако они пошли в отказ. Бабушка тоже не могла их опознать. Ситуация получалась дурацкая. Преступники выявлены — доказательной базы никакой.

Источник: https://dubki-nk.ru/drugoe/disbat-pravda-li-chto-o-nem-rasskazyvayut.html

Дисбат: Кавказцев

Дедовщина в дисбате

Дисбат – это звучит, согласитесь, сурово. Почти так же, как штрафбат времен войны, который бросали на самые безнадежные участки боев – чтобы кровью искупить проступки перед Родиной. В сегодняшнее мирное время в России осталось всего два дисциплинарных батальона.

И кровью в них, конечно, никто ничего не искупает. Хотя слухи о тяжелых условиях пребывания в дисбате передаются в солдатской среде из уст в уста. Это теперь некое армейское исправительное учреждение строгого режима.

Во вторник Отдельному дисциплинарному батальону № 28 исполняется 25 лет со дня образования (до 1986 года это была дисциплинарная рота).

Недобор

– К нам солдат из соседних частей специально на экскурсию привозят, – усмехается замкомандира батальона по воспитательной работе майор Александр Ильченко. – Мы им показываем реальные условия, в которых осужденные отбывают срок. Как рассказывают потом командиры, после такой экскурсии бойцы свято чтут устав воинской службы и не горят желанием попасть к нам клиентами.

На самом деле 28-й Отдельный дисциплинарный батальон в Мулино (это Нижегородская область, знаменитый Гороховецкий полигон – самый большой в Европе) внешне похож на обычную воинскую часть. КПП, казармы, плац, спортгородок…

И – колючая проволока, вышки, злобные собаки, системы заграждения как в тюрьме, три уровня защиты. По эту сторону дисбата – рота охраны (вольники), по ту – зона для лиц временного пребывания (осужденные).

Пропасть между ними огромная, хотя и там и там – солдаты-одногодки.

Солдат в роту охраны отбирают еще на стадии призыва – с устойчивой психикой. Нагрузки-то колоссальные. Сто караулов в год – норма. Едва ли не ежедневные занятия с осужденными – тоже не сахар. Не случайно солдаты и офицеры здесь получают надбавку «за особые условия службы».

– Сейчас у нас отбывают наказание за совершение преступлений 162 человека, – по военному четко докладывает и. о. командира батальона майор Виталий Юдаков. – Всего по штату 800 человек.

– Значит у вас недобор? Можно сообщить о вакансиях в дисбате? – спрашиваем майора.

– Всегда рады принять новых клиентов, – реагирует на шутку Виталий Анатольевич. – Здесь военный суд принимает решение, кто будет нашими подопечными.

Основной контингент в дисбате – осужденные по статье 335. Это неуставные взаимоотношения – «дедовщина», во всех ее проявлениях. Есть и «кража», «вымогательство», «незаконное оставление части», чуть реже «дезертирство».

Отказался мыть казарму…

Сергея Григорьева привезли в Мулино из Волгограда, где он служил в одной из частей ВВС. Паренек угрюмо смотрит из под насупленных век и еще, похоже, не до конца понял – куда он попал. У Сергея 232-я статья, часть 1 – двойное неисполнение приказа, 6 месяцев лишения свободы.

– За что срок получил-то? – спрашиваю его.

– Полы мыть в казарме отказался…

Григорьев родом из Абхазии, там мытье полов считается не мужским делом. Русский паренек перенял «законы гор» и теперь ему предстоит полгода обучаться «законам дисбата». Драить сортир ему должно показаться удовольствием…

Другая история у Валерия Бедризова, который провел здесь уже почти год. Он, сержант, отправил дневального по роте, солдата своего призыва, навести порядок в туалете. Тот послал его на три буквы.

– Не знаю, что на меня нашло тогда. Вспылил в общем и ударил его, – краснеет Валера.

Удар занимавшегося боксом сержанта был поставлен профессионально – у сослуживца разорвало селезенку. Бедризову дали два года дисбата…

До службы 24-летний парень успел закончить строительный техникум в Перми, поработать прорабом на стройке и возвести три жилых 17-этажки. Здесь, в дисбате, Валера уже заработал себе облегченный режим и имеет право выходить с территории зоны без сопровождающего автоматчика. Скорее всего через месяц-другой он получит право на УДО – условно-досрочное освобождение.

– Работать дома буду по специальности, нужно возместить 100 тысяч рублей ущерба пострадавшему, – говорит Валера. – Жалею, что так произошло, но дисбат меня многому научил…

В чем же исправительная сила дисбата? Здесь не бьют, не издеваются, не бросают в выгребную яму, даже гауптвахта (аналог карцера) была в день нашего приезда свободна.

– Мы просто заставляем осужденных жить по уставу и каждую минуту заполняем занятиями, – говорит майор Юдаков.

Занятий много. Если это строевая подготовка – постоянная шагистика на плацу, да так, что перед глазами звездочки плывут. Если физподготовка – то до седьмого пота. Изучение устава – что бы каждая строка отскакивала от зубов.

Плюс уборка казармы без намека на халтуру. За малейший отказ – гауптвахта, нахождение в которой не учитывается в сроке отбывания наказания – каждый день отдаляет освобождение. Сидеть никто не хочет, лучше уж безропотно все выполнять.

Вот и выполняют – абсолютно все, даже «гордые и независимые» кавказцы.

Кавказцев – больше половины

Представителей Северного Кавказа в дисбате – больше половины*, 96 человек из 162. Большей частью это дагестанцы. Статистика на самом деле тревожная. В российской армии сейчас служит около миллиона человек. Из них кавказцев немногим более 20 тысяч – это 2%. В дисбате Мулино осужденных солдат-горцев 59% **.

– У нас нет различий по национальному признаку, – подчеркивает майор Виталий Юдаков. – Здесь все и туалеты драят, и сало едят на одинаковых условиях. Дружба народов, так сказать, в миниатюре.

На территории дисбата соседствуют православный храм и молельная комната для мусульман. По четвергам осужденных навещают отец Георгий и отец Владимир, а по пятницам мулла Мансур Хазрат.

Церковь, кстати, здесь построили своими руками из подручных материалов. Но попасть в число верующих непросто, одного заявления, что ты не можешь жить без молитвы мало.

В церковь разрешают ходить лишь тем, кто не имеет нарушений.

Есть в исправлении дисбатом и свой немалый плюс – в военном билете не ставится отметка о судимости. Только запись в графе «последнее место службы» – в/ч 12801.

– После дисциплинарного батальона при устройстве на работу наши клиенты спокойно пишут в анкете «не судим», – говорит майор Александр Ильченко. – Кстати, лишь 5% бывших дисбатовцев попадают впоследствии в криминал. Остальные предпочитают жить по законам. Это тоже о многом говорит.

Русичи РООИВС © inform – Виктор Сокиро

______________________________

– Представителей Северного Кавказа в дисбате – больше половины*, 96 человек из 162; осужденных солдат-горцев 59% **  – изначально на сайте, откуда взята статья, неверно были расчитаны проценты соотношения кавказцев к числу осужденных. Так 96 человек из 162 составляют в процентном отношении 59,25%. Отсюда же и поправка в названии статьи (прим. -комбатант-)

Источник: https://www.liveinternet.ru/community/obladaet/post173388720/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.