Декриминализация 159 ук рф

Власти решили реформировать уголовное законодательство для бизнеса :: Экономика :: РБК

Декриминализация 159 ук рф

Институт следственных судей появился в России в ходе судебной реформы 1864 года, тогда это была самая передовая модель, но сейчас его можно рассматривать лишь как красивую традицию, не согласен представитель Следственного комитета Георгий Смирнов: «Это очень громоздкая и дорогостоящая процедура, так как в досудебном процессе появляется еще один участник — следственный судья. По отношению к нему должны быть еще вышестоящие инстанции. Это предполагает коренную ломку сложившейся системы».

РСПП предлагает поточнее разграничить полномочия следователя и следственного судьи и провести эксперимент в каком-нибудь регионе, следует из письма исполнительного вице-президента РСПП Александра Мурычева в Минюст.

«Регион для эксперимента должен обладать хорошей транспортной инфраструктурой для обеспечения доступности следственных судей.

К примеру, это может быть Республика Татарстан или Калужская область, где власти традиционно готовы внедрять инновационные механизмы в управлении и улучшении условий ведения бизнеса», — рассуждает вице-президент РСПП Александр Варварин.

Еще одно предложение бизнеса — запретить судье, принявшему решение о законности возбуждения уголовного дела и избрании меры пресечения, рассматривать дело по существу.

«Судья, который выбирал меру пресечения и соглашался с доводами следствия, по сути, уже берет на себя некую ответственность и становится заложником собственного решения, — поясняет сопредседатель «Деловой России» Андрей Назаров.

 — Если потом окажется, что подозреваемый невиновен, то государству придется выплачивать ему компенсацию, и судья помнит об этом».

Этапы медведевской гуманизации

Запрет сажать бизнесменов в СИЗО

В марте 2010 года Дмитрий Медведев внес в Госдуму поправки в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы, устанавливающие минимальную сумму залога для обвиняемых в экономических преступлениях.

Согласно законопроекту, фигурантам дел достаточно было подписаться в заявлении о невыезде или внести залог от 100 тыс. (преступления небольшой тяжести) до 500 тыс. руб. (серьезные правонарушения). Из УК была исключена ст.

173 «лжепредпринимательство».

Отмена низших пределов наказаний в УК

В начале 2011 года были отменены низшие пределы санкций в виде лишения свободы, ареста и исправительных работ по 68 статьям УК.

Речь идет о таких деяниях, как причинение вреда здоровью, побои, клевета, кража, мошенничество, грабеж, вымогательство (за некоторыми исключениями), разбой (за некоторыми исключениями), угон автомобиля, незаконное предпринимательство и др. Статистически значимых результатов эта мера не дала.

Кратные штрафы

В 2011 году судам было предписано наказывать взяточников и взяткодателей штрафами в виде суммы, кратной размеру взятки.

В конце 2013 года неэффективность штрафов как наказания для коррупционеров раскритиковал президент Владимир Путин.

После выпуска в конце 2013 года постановления пленума Верховного суда о практике рассмотрения таких дел число удовлетворенных судами ходатайств о замене штрафов лишением свободы резко выросло.

Декриминализация клеветы и оскорблений

В декабре 2011 года из УК были убраны статьи «клевета» и «оскорбление». Уголовную ответственность за клевету вернули в законодательство летом 2012 года, после возвращения в Кремль Владимира Путина.

Уголовные дела по налоговым преступлениям

В декабре 2011 года Дмитрий Медведев подписал законопроект, устанавливающий, что уголовные дела по налоговым нарушениям могут быть возбуждены только на основании материалов, представленных налоговыми органами. В июне 2014 года Владимир Путин поручил вернуть следователям право самостоятельно возбуждать налоговые дела.

Отдельная статья «мошенничество» для предпринимателей

В декабре 2012 года с подачи бизнес-омбудсмена Бориса Титова единая ст.159 УК («мошенничество») была разделена на шесть составов. Бизнесменам, «преднамеренно не исполнившим договорные обязательства в сфере предпринимательской деятельности», стали предъявлять обвинения по ст.159.

4 («мошенничество в сфере предпринимательской деятельности»). Наказание по этой статье вдвое мягче, чем за «обычное» мошенничество. Если в деле нет отягчающих обстоятельств, то бизнесмену грозит не более одного года колонии.

Максимальное наказание при наличии отягчающих обстоятельств — пять лет.

В декабре 2014 года Конституционный суд РФ признал, что ст.159.4 нарушает принцип равенства граждан перед правосудием.

Законодателей обязали до 12 июня внести в статью изменения, в противном случае она должна была прекратить свое действие. Разработать поправки в срок не успели, и статья утратила силу.

Тем не менее работа над статьей продолжается, и в будущем она может быть введена в УК РФ в новом варианте.

Ограничить уголовную ответственность

Бизнес-омбудсмен Борис Титов предлагает увеличить пороговый размер ущерба (основание для возбуждения уголовного дела) по преступлениям в сфере экономики и расширить действие ст.76.

1 УК, котор​ая освобождает от уголовной ответственности тех, кто возместил причиненный ущерб и заплатил штраф. Сейчас ст.76.

1 распространяется на такие статьи, как «уклонение от уплаты налогов», «Незаконное предпринимательство» и другие статьи главы 22 УК, карающей за преступления в сфере экономической деятельности. «предпринимательская» статья «мошенничество» (159-я и ее производные) под нее не подпадает.

«Расширение работы ст.76.1 УК необходимо. В этом виде ее очень редко применяют к предпринимателям, а на свободе они могли бы не только компенсировать ущерб потерпевшим и государству, но и заниматься бизнесом и платить налоги», — констатирует Назаров из «Деловой России».

Оба предложения поддерживает Минэкономразвития, сообщил РБК его представитель.

По первому президент Владимир Путин дал соответствующее поручение в апреле 2015 года, а второе содержится в новой редакции Основных направлений деятельности правительства до 2018 года, добавляет он.

По его словам, Минэкономразвития инициировало разработку поправок в УК и «совместно с правоохранительными органами и бизнес-омбудсменом прорабатывает подходы по реализации поставленных задач».

Еще одно предложение состоит в том, чтобы вернуть в УК предпринимательскую статью о мошенничестве (она не предусматривает арест в качестве меры пресечения). В декабре прошлого года Конституционный суд признал ст.159.

4 УК («мошенничество в сфере предпринимательства») не соответствующей Основному закону, 12 июня она перестала действовать. Чтобы вернуть статью, депутаты разработали ее компромиссный вариант. Он выравнивает ст.159 и 159.

4 по степени тяжести, но максимальные сроки наказания будут различаться, рассказал РБК один из авторов проекта депутат Рафаэль Марданшин («Единая Россия»). Во всех статьях о мошенничестве максимальный срок наказания снизится с 10 до 8 лет, по 159.

4 — вырастет с 5 до 6 лет. Это позволит исполнить решение Конституционного суда и защитить бизнесменов, уверен депутат.

Пока действовала ст.159.4, возникало множество вопросов, как квалифицировать действия мошенников, которые похищали имущество, прикрываясь видимостью предпринимательской деятельности, и это влекло ненужные широкие усмотрения правоприменителя, комментирует Смирнов из СКР. Выделять преступления в сфере предпринимательской деятельности нет необходимости, говорит он.

Что еще предлагает бизнес

— Новый порядок возбуждения уголовных дел в сфере экономической деятельности — только с санкции прокурора (изменения в Уголовно-процессуальный кодекс).

— Декриминализация ст.171 Уголовного кодекса («незаконное предпринимательство»), ч.1 и 2 ст.180 («незаконное использование средств индивидуализации товаров (работ, услуг)  — товарного знака и маркировки»), ч.1 ст.194 («Уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица»). Эти статьи предлагается перенести в Кодекс об административных правонарушениях.

— Введение в Уголовный кодекс понятия «преступление в сфере предпринимательской деятельности».

Источник: https://www.rbc.ru/economics/31/08/2015/55e0984c9a7947197884a026

От гуманизации — к декриминализации

Декриминализация 159 ук рф

Прекратить “кошмарить” бизнес, защитить предпринимателей от необоснованного уголовного преследования, амнистировать, декриминализовать. Эти задачи стоят давно, но решаются они противоречиво. Партнер юридической фирмы “Инфралекс” Артем Кукин и аналитик Ольга Плешанова уверены, что помочь может только системная реформа уголовного законодательства.

Подготовить до 1 декабря предложения по декриминализации отдельных деяний, совершенных предпринимателями, поручил недавно президент РФ Владимир Путин. Эти деяния могут быть переведены в категорию административных правонарушений. Спикер Совета федерации Валентина Матвиенко отметила, что гуманизация уголовного законодательства не должна сказываться на безопасности граждан.

Число осужденных за экономические преступления в 2017 году, по подсчетам СМИ, выросло по сравнению с 2016 годом на 18,9% и составило 6364 человека. Это наибольший рост среди всех категорий преступлений.

Статистика по уголовным делам недавно опубликована Судебным департаментом при Верховном суде РФ (ВС), но точный подсчет затруднен: к преступлениям, связанным с предпринимательством, формально не относятся дела об “обычном” мошенничестве (части 1-4 ст. 159 УК РФ), по которым осуждены около 12 тыс. человек.

Бизнес-омбудсмен Борис Титов, однако, считает, что дела о мошенничестве — это основная часть уголовных дел в сфере бизнеса (около 82%).

Уголовное преследование, нередко необоснованное, использовалось при рейдерских захватах, а подчас приводило к краху бизнеса. Самым громким стало банкротство “Арбат Престижа” — крупнейшего в России парфюмерно-косметического холдинга. Причиной стало уголовное дело по ч. 2 ст. 199 УК РФ об уклонении от уплаты налогов.

В январе 2008 года состоялся арест владельца холдинга Владимира Некрасова и его партнера Семена Могилевича, а также были арестованы счета фирм. Дело расследовалось около трех лет, дважды возвращалось судом в прокуратуру для исправления ошибок. В СИЗО бизнесмены провели около полутора лет.

18 апреля 2011 года уголовное дело было прекращено за отсутствием состава преступления: арбитражный суд признал налоговые претензии к компании незаконными.

В итоге потребовался специальный режим уголовного преследования предпринимателей. Вначале была либерализация. Закон от 7 декабря 2011 года разрешил суду менять категорию преступления на менее тяжкую (ч. 6 ст. 15 УК) с более мягким наказанием.

Но суды этим почти не пользуются, а проект разъяснений ВС подготовил только сейчас. Тот же закон позволил освобождать от уголовной ответственности лиц, впервые совершивших преступления в сфере экономической деятельности (ст. 76.1 УК).

Для этого требовалось полностью возместить ущерб бюджету по нетяжким налоговым преступлениям, а по ряду других преступлений — возместить ущерб частным лицам и перечислить его пятикратную сумму в доход государства.

Примечательно, что другой закон, принятый в тот же день 7 декабря 2011 года, криминализировал создание фирм-однодневок (ст. 173.1 и 173.2 УК) с лишением свободы до трех-пяти лет.

В 2012 году по инициативе “Открытого правительства” и ВС были дифференцированы виды мошенничества со смягчением наказания за “предпринимательские” виды. В ноябре 2012 года в Уголовный кодекс были внесены ст. 159.1-159.6 о мошенничестве в сфере кредитования, страхования, при осуществлении инвестиционной деятельности.

2 июля 2013 года Госдума приняла постановление об амнистии осужденных за экономические преступления. Амнистия распространялась на лиц, впервые осужденных за нетяжкие преступления и возместивших убытки потерпевшему. На мошенничество по ст. 159 амнистия не распространялась, охватывая только предпринимательские виды по новым ст. 159.1 и 159.4 УК.

Возникла проблема переквалификации преступлений предпринимателей, осужденных по ст. 159 УК. В обзоре от 4 декабря 2013 года по применению амнистии ВС привел данные: за девять месяцев 2013 года по ст. 159.1 было переквалифицировано 539 деяний, по ст. 159.4 — 601.

Борис Титов просил продлить срок амнистии, полагая, что шести месяцев, отведенных Госдумой, для пересмотра приговоров недостаточно.

Всего же, по данным бизнес-омбудсмена на февраль 2014 года, амнистированы были 2324 человека, из них 2125 — после переквалификации, пик которой пришелся на январь 2014 года.

Другой проблемой стало возмещение убытков потерпевшим. В обзоре ВС говорится о 74 отказах в амнистии из-за неисполнения этой обязанности. Но даже возмещение ущерба амнистию не гарантировало: Юрий Шефлер из списка Forbes добился ее лишь в апреле нынешнего года после 16 лет уголовного преследования.

В конечном итоге Юрию Шефлеру инкриминировалась ст. 180 УК за незаконное использование товарных знаков на водку, права на которые признаны за “Союзплодоимпортом”. Несмотря на возмещение правообладателю ущерба в 200 млн рублей, господин Шефлер добивался амнистии через все возможные российские инстанции.

Вскоре после амнистии, 11 декабря 2014 года, Конституционный суд РФ (КС) признал ст. 159.4 УК неконституционной, посчитав недопустимым более мягкое наказание за мошенничество лишь потому, что преступление совершил предприниматель.

Статья утратила силу, однако была применена в 2017 году в деле владельца Mirax Group Сергея Полонского, осужденного за продажу в 2008 году московских квартир на этапе строительства с преднамеренным неисполнением договорных обязательств. Общий ущерб составил около 2,5 млрд рублей.

Суд приговорил бизнесмена к пяти годам лишения свободы, освободив от наказания в связи с истечением сроков давности. Прокуратура настаивала на применении ч. 4 ст. 159 УК о мошенничестве в особо крупном размере и ужесточении наказания, однако Мосгорсуд оставил приговор в силе, поддержав применение исключенной ст. 159.

4 УК, которой в 2008 году не существовало: она улучшала положение осужденного “по сравнению с уголовным законом, действующим на момент совершения преступления”.

Специальные нормы о мошенничестве в сфере предпринимательства вернул в УК закон от 3 июля 2016 года. В ст. 159 УК появились части 5-7, касающиеся преднамеренного неисполнения договорных обязательств.

Наказание может достигать 10 лет лишения свободы, как и в случае “обычного” мошенничества. Благоприятным для предпринимателей стали только повышенные пороговые значения причиненного ущерба: если для мошенничества в особо крупном размере по ч. 4 ст.

 159 УК достаточно ущерба в 1 млн рублей, то по ч. 7 ст. 159 УК необходимо 12 млн рублей.

Либерализация коснулась и уголовного процесса. С 2012 года оперативникам и следователям запрещено полностью изымать информацию, содержащуюся на электронных носителях. Постановление пленума ВС от 19 декабря 2013 года о мерах пресечения ограничило заключение предпринимателей под стражу.

Борис Титов признает, что сейчас предпринимателей чаще стали помещать под домашний арест и реже — в СИЗО.

Закон от 3 июля 2016 года разрешил арестованным бизнесменам общаться с нотариусом и выдавать ему доверенность на представление интересов в коммерческой сфере (кроме операций с арестованными активами).

Поправки от 3 июля 2016 года расширили основания для освобождения от наказания за экономические преступления (ст. 76.1 УК): число составов, по которым возможно освобождение, увеличилось, а пятикратные суммы ущерба, которые необходимо перечислить в бюджет, снизили до двукратных. Появилась также новая ст. 76.

2 УК “Освобождение от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа”, предназначенная для лиц, впервые совершивших нетяжкие преступления (включая экономические) и возместивших ущерб.

Штраф (до половины максимальной суммы, предусмотренной УК для соответствующего вида преступления) не считается уголовным наказанием: не будет ни приговора, ни судимости.

Сейчас ВС предлагает сделать преступления небольшой тяжести, за которые не предусмотрено лишение свободы, уголовным проступком.

Лицо, совершившее его впервые, может быть освобождено от уголовного наказания, причем без возмещения ущерба потерпевшему — ущерб может быть взыскан в порядке гражданского судопроизводства, что явно затрудняет защиту прав потерпевших. В Госдуму законопроект пока не внесен.

Гуманизация уголовного законодательства в экономической сфере оказалась крайне противоречивой. Нет системного подхода к основным вопросам: о балансе прав правонарушителей и потерпевших, об определении общественной опасности тех или иных деяний, о соразмерности наказания. С ними КС уже столкнулся в 2014 году при проверке ст. 159.4 УК.

Судья КС Константин Арановский в особом мнении по делу прямо посоветовал “заново обдумать и обсудить уголовный закон в законодательной процедуре”. О том, что уголовное законодательство требует новой концепции, неоднократно говорил и председатель комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников.

Декриминализация экономических преступлений без этого точно не получится.

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3628033

Вс рф решил проступком содействовать улучшению делового климата в стране. обзор

Декриминализация 159 ук рф

Москва. 13 октября. INTERFAX.RU – Пять десятков экономических составов Уголовного кодекса РФ могут перейти в категорию уголовных проступков. Нарушители, совершившие их, смогут, возместив ущерб, избежать судимости и соответствующего поражения в правах. Такой законопроект был принят на заседании пленума Верховного суда РФ во вторник, теперь он будет внесен в Госдуму.

Штраф вместо судимости

С лета 2016 года граждане, впервые совершившие преступления небольшой и средней тяжести (наказания за них не превышают три и пять лет заключения соответственно), получили возможность избежать статуса судимого и обойтись только судебным штрафом. Для этого от них требуется полностью компенсировать причиненный ущерб.

Такая опция появилась в Уголовном кодексе РФ по инициативе ВС РФ. Суд считал, что эта реформа будет способствовать снижению числа осужденных и в целом гуманизации уголовного правоприменения.

Новшество не осталось невостребованным – по данным ВС РФ, в 2019 году судебный штраф без судимости получили более 52 тыс. человек. При этом общая сумма судебных штрафов составила 825 млн рублей.

Излишнее поражение в правах

Однако, по мнению ВС РФ, число осужденных за совершенные впервые преступления небольшой тяжести “по-прежнему остается значительным”. В 2019 году за преступления небольшой тяжести обвинительные приговоры получили 305011 человек (51% осужденных). При этом 186497 человек (61%) преступили закон впервые, то есть не имели неснятых и непогашенных судимостей, свидетельствуют данные ВС РФ.

Привлечение к уголовной ответственности (то есть статус судимого) за совершенные впервые преступления, которые не наказываются лишением свободы, по словам председателя ВС РФ Вячеслава Лебедева, не соответствует принципам справедливости и гуманизма.

Судимость означает, что на граждан возлагаются разнообразные запреты и ограничения, в том числе на профессиональную деятельность, в избирательной, гражданско-правовой и иных сферах (всего таких ограничений порядка восьмидесяти), она мешает трудоустройству, получению финансовых услуг и, в конечном счете, социализации, говорил Лебедев во вторник на заседании пленума ВС РФ.

И это поражение в правах – единственное, что отличает уголовное наказание за незначительные преступления от административной ответственности.

В связи с этим ВС РФ предлагает расширить возможности наказания виновных без привлечения их к уголовной ответственности. Для этого суд подготовил поправки в УК РФ и Уголовно-процессуальный кодекс, которые были приняты на заседании пленума во вторник.

Документ вводит в УК РФ институт уголовного проступка, который должен стать промежуточной категорией между административным правонарушением и преступлением.

За его совершение будет полагаться судебный штраф либо бесплатные общественные работы от 30 до 240 часов или ограниченно оплачиваемые работы (удержание из зарплаты 5-10% в доход государства). При этом наказанный будет освобожден от уголовной ответственности и не получит статус судимого.

Правда, это возможно только в том случае, если он возместил ущерб или иным образом загладил причиненный вред. В случае неисполнения наказания человек будет осужден в обычном порядке.

Попытка номер два

Идея появления в российском уголовном законодательстве проступка не нова. Еще в 2018 году ВС РФ вносил в Госдуму законопроект о переводе в эту категорию 80 уголовных составов, которые не предусматривают наказания в виде лишения свободы.

Однако правительство высказалось против – не определены источники финансирования реализации этой идеи, и не учтены интересы потерпевших, которым причинен вред.

Как следствие, проект так и не был принят, а ВС РФ решил и вовсе отозвать его в связи с разработкой нового.

На этот раз идеи ВС РФ оказались еще более смелыми – уголовными проступками должны стать 112 видов преступлений, совершенных впервые. Среди них не только относящиеся к небольшой тяжести, но и ряд преступлений их категории средней, за которые полагается лишение свободы.

“С учетом статистических данных о судимости за 2019 год категория уголовного проступка потенциально может быть распространена на 82 668 лиц, в том числе на 60 698 (71,22%) лиц, совершивших преступления в сфере экономики”, – говорится в сопроводительных материалах к проекту.

При этом ВС РФ убежден, что реализация его инициативы не потребует дополнительного финансирования.

Экономические проступки

В феврале 2020 года Лебедев впервые заявил о необходимости того, чтобы в список проступков попали преступления небольшой и средней тяжести в сфере экономики, которые совершены впервые и не связаны с применением насилия.

“Применение института уголовного проступка к этим деяниям окажет позитивное влияние на деловой климат в РФ, создаст новые условия для сокращения рисков ведения предпринимательской деятельности”, – обосновал он свое предложение во вторник на заседании пленума.

В проступки проект переводит 53 преступления из сферы экономики, в том числе 29 составов, связанных с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности. В 2019 году по эти трем десяткам статей были осуждены около 1 тыс. человек, говорится в сопроводительных материалах к проекту.

Среди этих 29 составов незаконное образование (создание, реорганизация) юрлица, уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица, совершенные вне группы лиц и не повлекшие ущерб в крупном или особо крупном размере, сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов, сборов, страховых взносов (части первые статей 173.1, 194, 199.2), а также неправомерные действия при банкротстве (статья 195 УК РФ).

Также проступками будут считаться, согласно проекту, совершенные впервые и не имеющие отягчающих обстоятельств семь преступлений небольшой тяжести, посягающих на собственность. Среди них кража, мошенничество (части первые статьей 158 – 159.

6), присвоение и растрата (статья 160), причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (статья 165 УК РФ) и др. По словам Лебедева, в 2019 году за эти преступления осуждены 44,7 тыс. лиц, при этом 20,2 тыс.

лиц (45%) не имели судимостей.

Не будут считаться проступками налоговые и иные преступления в сфере экономической деятельности, если сейчас УК РФ допускает освобождение от ответственности по ним при условии возмещения причиненного ущерба и уплаты в бюджет двукратной его суммы.

Позитивные предложения

Эксперты положительно оценивают проект ВС РФ.

Советник Федеральной палаты адвокатов (ФПА) РФ Евгений Рубинштейн считает, что отказ от привлечения к уголовной ответственности “позволит снизить уровень влияния правоохранительной системы на бизнес”.

Он надеется, что суды смогут “более свободно и независимо отправлять правосудие, понимая, что приговоры за совершение уголовного проступка не повлекут значимых последствий для судьбы человека”.

По мнению адвоката из коллегии “Муранов, Черняков и партнеры” Антона Киреева, инициатива ВС РФ “носит позитивный характер и соотносится с политикой последних лет, направленной на декриминализацию преступлений в сфере экономики”. Более того, она выгодна потерпевшим, так как проект стимулирует виновных возмещать причиненный ущерб.

“На сегодняшний день интересы потерпевшего от преступления зачастую уходят на второй план, а обвинительный приговор не приводит к возмещению причиненного ущерба”, – констатирует он. Между тем в случае, если правонарушение будет классифицировано как проступок, совершивший его человек не сможет избежать выплаты компенсации.

“Институт уголовного проступка предлагается применять только в случае возмещения виновным ущерба”, – объясняет Киреев.

“Введение в уголовный кодекс категории “уголовный проступок” дает шанс на исправление без применения таких серьезных последствий, как уголовное наказание и судимость”, – указывает управляющий партнер юркомпании “Проценко и партнеры”, адвокат Татьяна Проценко.

При этом Киреев считает, что в законопроекте нужно расширить права подозреваемого и обвиняемого и разрешить им обращаться в суд с ходатайством о прекращении уголовного дела за совершение проступка и назначения иной меры уголовно-правового характера. Сейчас такая возможность предоставлена только следователю и дознавателю.

Советник ФПА РФ Игорь Пастухов тоже позитивно оценивает новации, но признает, что предложения ВС РФ не смогут исключить полностью возможность давления на предпринимателей с использованием уголовного законодательства. “Но, по крайней мере, они максимально минимизируют причиняемый подобным давлением ущерб предпринимательской активности”, – надеется он.

Источник: https://www.interfax.ru/russia/731314

Поправки К Уголовным Делам От 20 Декабря 2020 Года Статья 158 Ч4: последняя информация, видео советы, изменения

Декриминализация 159 ук рф

Уголовный кодекс Российской Федерации пополнился новыми статьями с уточнением видов мошенничества. Новый вариант стал охватывать разные сферы: предпринимательства, страхование, кредитование, платежные карты, компьютеризация. Также получила изменения статья 303 УК РФ.

Если доказательства и оперативные материалы будут фальсифицированы, то сотрудники МВД будут за это отвечать.
Путина предложили внести в список Магнитского Опубликована официальная новость с ресурса Белого Дома, проект — «We the People «. Эта была петиция с отчётливым требованием занести нынешнего главу Российской Федерации — В.

Путина в «список Магнитского «, с условием если тот подпишется в законопроекте где пишется о запрете американским гражданам усыновлять детей из России.

Новое в уголовном законодательстве с 2020 года

  • Законом «О внесении изменения…» от 02.10.2020 № 348-ФЗ внесены поправки в ст. 315 УК РФ (ответственность за неисполнение приговора, решения суда), которыми добавлен новый пункт об ответственности нового субъекта. Если ранее за злостное неисполнение судебного акта к ответственности могли привлечь только должностных лиц и госслужащих, то теперь за неисполнение может быть осужден гражданин, который ранее был привлечен к административной ответственности по ст. 17.15 ч. 4 Кодекса РФ об административных правонарушениях за неисполнение исполнительного документа о прекращении распространения информации.
  • Огромное количество граждан надеялись на введение государством амнистии в декабре 2020 года — ко Дню Конституции. И хотя такой акт милосердия к осужденным не был совершен, надежда на то, что в 2020 году она все же произойдет, не покидает их.

Декриминализация ст 158 ук рф в 2020 году

Статья 5.35.1. Неуплата средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей в течение двух и более месяцев со дня возбуждения исполнительного производства влечет обязательные работы, административный арест или административный штраф.

В случае принятия законопроекта за исследование, поиск, разведку, разработку и добычу (вылов) природных ресурсов смогут наказывать принудительными работами на срок от 2 до 3 лет со штрафом в размере до 1 млн. Исключение из УК краж до 5000 рублей который 21 июня принят ГД в третьем (заключительном) чтении, стал полноценным законом. Закон официально опубликован, и все указанные изменения вступят в силу 15 июля.

Рекомендуем прочесть: Виноват Пока Невиновность Не Доказана

Исключение из УК краж до 5000 рублей

Мелкое хищение, согласно новому закону, будет считаться преступлением при условии, если оно совершено лицом, уже ранее подвергавшимся административной ответственности за такое деяние.

Напомним, что речь идет о декриминализации мелких краж (т. е. суммой до 5000 руб.)

Одновременно Уголовный кодекс предложено дополнить новой статьей следующего содержания: Напомним, что 22 сентября 2020 года Госдума приняла в первом чтении законопроект, изменяющий в уголовном законе понятие мелкого хищения (кражи), т. е. кражи до 5000 рублей исключаются из Уголовного кодекса.

Исключение мелких краж из уголовного закона вступит в силу только после прохождения всех этапов законодательного процесса — это принятие проекта в 2-м и 3-м чтениях, потом одобрение Совета Федерации, подписание Президентом и опубликование. Закон официально опубликован, и все указанные изменения вступят в силу 15 июля.

Теперь перечень лиц расширился, так как отсрочка будет предоставляться осужденным, которые совершили упомянутые выше преступления и которым наказание в виде лишения свободы назначено в первый раз (ч. В Уголовный, Уголовно-процессуальный кодексы РФ и Кодекс об административных правонарушениях РФ законами 323-ФЗ и 326-ФЗ от 03.07.

2019 года внесен ряд существенных изменений, наиболее касающихся распространенных статей 158, 159, 160 УК РФ. Остановимся на наиболее значимых, влияющих на больше количество уже осужденных лиц. Весьма вероятно, что поправки по УДО в 2020 году будут приняты накануне выборов президента или после принятия решения о его назначении.

Статья 111 часть 4 ук рф причинение смерти по неосторожности? Именно к таким событиям исторически были приурочены объявления об освобождении заключенных.

Поправки по УДО в 2020 году будут однозначно не действовать в отношении граждан, которые совершили преступления с особой жестокостью, что установлено приговором суда. Статья 5.35.1.

Неуплата средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей в течение двух и более месяцев со дня возбуждения исполнительного производства влечет обязательные работы, административный арест или административный штраф.

Помощь в составлении ходатайства о снятии судимости Вам окажут адвокаты Адвокатской конторы № 12.

Источник: https://system-bryansk.ru/uk/dekriminalizaciya-krazhi.html

Статья 159 УК РФ – Новеллы правоприменения против бизнеса

Декриминализация 159 ук рф

Совсем недавно президент страны В. Путин снова озвучил слова о том, что он ждет от МВД и других силовых структур качественно новой работы, а также о том, что «кошмарить бизнес» со стороны правоохранительных структур все же пора заканчивать.

Вместе с тем, на практике, появляются все новые и новые тенденции правоприменения, которые позволяют правоохранителям всё также жестко и беcкомпромисcно «отрабатывать» бизнесменов различного уровня и достатка, заключая их под стражу при возбуждении уголовных дел, несмотря на все нормы, направленные законодателем на декриминализацию экономических статей УК РФ, в том числе, статьи 159 УК РФ.

При этом два самых ярких примера последнего времени – это квалификация любого занижения объемов/завышения контрактной цены или неисполнения обязательств по госконтрактам в качестве обычного мошенничества, то есть по статье 159 УК РФ. И второе – применение меры пресечения в виде заключения под стражу в рамках уголовных дел, где преступление явно совершено в сфере предпринимательской деятельности.

ПОД УДАРОМ  – ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ЗАКУПКИ !

Напомню читателям, что в настоящий момент существуют подсоставы мошенничества, то есть помимо общей ст.159 УК РФ, существует еще и статья 159.4 УК РФ (мошенничество в сфере предпринимательской деятельности), а именно «мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности».

При этом, максимальная санкция по ст.159.4 УК РФ – это 5 лет лишения свободы, а по ст.159 УК РФ – 10 лет, то есть преступление по ст.159.4 УК РФ даже не является тяжким, со всеми вытекающими из уголовного закона последствиями.

Даже при небольшом анализе понятно, что участниками отношений по исполнению госконтрактов (строительство, поставки и т.п.

) для государственных и муниципальных нужд являются субъектами предпринимательской деятельности. Почти всегда это ИП или юридические лица.

И суть возможных претензий правоохранительных органов в 99% случаев  связана с самими госконтрактами и денежными средствами, полученными при их выполнении.  

Между тем, за последние пол года сотрудники правоохранительных органов окончательно укоренились во мнении, что практически любые признаки хищения или неисполнения обязательств (при этом даже частичное неисполнение) в рамках заключенного государственного контракта, то есть там, где фигурируют бюджетные денежные средства, необходимо квалифицировать именно как обычное мошенничество.

Наиболее яркие примеры последнего времени, это уголовное дело против директора компании «Мостовик» Олега Шишова  (о деле можно почитать тут – http://top.rbc.ru/politics/21/11/2014/546f44f5cbb20f32cf241a71), и уголовное дело в отношении совладельца Уральского завода противогололедных материалов Рустама Гильфанова (о деле можно почитать тут – http://www.kommersant.ru/doc/2631110).

Виноваты ли фигуранты данных уголовных дел, конечно,  должно разобраться следствие. Вместе с тем, необходимо отметить, что они оба квалифицированы по ст.159 УК РФ и следствие до сих пор считает, что в данном случае признаки предпринимательства со стороны обвиняемых отсутствуют.

Таким образом, в настоящее время, любой бизнесмен, исполняющий государственный контракт (будь то строительство дорог, или возведение больницы и т.п.) всегда находится в зоне риска, связанной с возможными уголовными претензиями, да еще и по статье, не имеющей к сути претензий никакого отношения.

СОДЕРЖАНИЕ ПОД СТРАЖЕЙ ДО СУДА –  КАК НОРМА.

Всем моим коллегам, уверен, хорошо известно Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 №41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога».

В пункте 8 данного Постановления высший суд указал нижестоящим инстанциям следующее:  «…Разъяснить судам, что преступления, предусмотренные статьями 159 – 159.

6 УК РФ, следует считать совершенными в сфере предпринимательской деятельности, если они совершены лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность самостоятельно или участвующим в предпринимательской деятельности, осуществляемой юридическим лицом, и эти преступления непосредственно связаны с указанной деятельностью.

 К таким лицам относятся … члены органов управления коммерческой организации в связи с осуществлением ими полномочий по управлению организацией либо при осуществлении коммерческой организацией предпринимательской деятельности…».

Говоря простым языком, если подозреваемый  и обвиняемый являются директором или учредителем компании или индивидуальным предпринимателем и если преступление связано с деятельностью этого юридического лица, например, по исполнению договорных отношений (в том числе, государственных или муниципальных контрактов), такое преступление следует считать совершенным в сфере предпринимательской деятельности.

Напомню также нормы п.1.1.  статьи 108 УПК РФ (заключение под стражу), которые гласят, что «…заключение под стражу в качестве меры пресечения не может быть применено в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных статьями 159 – 159.6, 160, 165, если эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности…».

Не смотря на столь явные и однозначные указания Верховного суда РФ, «на местах» предпринимателей продолжают сажать без разбора, применяя меру пресечения в виде заключения под стражу там, где деяние явно совершено в рамках предпринимательской деятельности. Особенно «педантичны» и «последовательны» в этом смысле Тверской и Басманный районные суды Москвы, где и «закрывают» большинство бизнесменов по громким делам.

Следствие пишет ходатайства об избрани меры пресечения таким образом, чтобы максимально завуалировать признаки предпринимательской деятельности, а суды позволяют себе не вникать  в суть возбужденного уголовного дела и обеспечивают лишь формальный подход при избрании меры пресечения. 

По указанным мною выше уголовным делам оба бизнесмена тоже были взяты под стражу практически сразу после возбуждения уголовных дел, хотя обстоятельства позволяли (и практически всегда позволяют) избрать в отношении бизнесменов меру пресечения не связанную с лишением свободы. Например домашний арест, который сейчас четко регламентирован и является «достаточной» и «надежной для следствия» мерой пресечения.

В связи с этим, бизнесменам, с помощью моих коллег – адвокатов, приходится долго и упорно доказывать свою правоту и защищать свои права даже в вопросе избрания меры пресечения.

А в это время их бизнес останавливается, кредиторы начинают предъявлять претензии, сотрудников увольняют, а государство не получает налоги.

И это при том, что по официальной статистике только менее трети дел по статье 159 УК РФ доходят до суда и приговора.

К счастью, есть и положительные примеры такой борьбы, а грамотная и квалифицированная юридическая помощь повышает шансы бизнесменов на обретение свободы в разы. 

Источник: https://zakon.ru/blog/2015/03/05/statya_159_uk_rf__novelly_pravoprimeneniya_protiv_biznesa

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.