Декриминализация ст 159

Содержание

Статья 159 УК РФ – Новеллы правоприменения против бизнеса

Декриминализация ст 159

Совсем недавно президент страны В. Путин снова озвучил слова о том, что он ждет от МВД и других силовых структур качественно новой работы, а также о том, что «кошмарить бизнес» со стороны правоохранительных структур все же пора заканчивать.

Вместе с тем, на практике, появляются все новые и новые тенденции правоприменения, которые позволяют правоохранителям всё также жестко и беcкомпромисcно «отрабатывать» бизнесменов различного уровня и достатка, заключая их под стражу при возбуждении уголовных дел, несмотря на все нормы, направленные законодателем на декриминализацию экономических статей УК РФ, в том числе, статьи 159 УК РФ.

При этом два самых ярких примера последнего времени – это квалификация любого занижения объемов/завышения контрактной цены или неисполнения обязательств по госконтрактам в качестве обычного мошенничества, то есть по статье 159 УК РФ. И второе – применение меры пресечения в виде заключения под стражу в рамках уголовных дел, где преступление явно совершено в сфере предпринимательской деятельности.

ПОД УДАРОМ  – ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ЗАКУПКИ !

Напомню читателям, что в настоящий момент существуют подсоставы мошенничества, то есть помимо общей ст.159 УК РФ, существует еще и статья 159.4 УК РФ (мошенничество в сфере предпринимательской деятельности), а именно «мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности».

При этом, максимальная санкция по ст.159.4 УК РФ – это 5 лет лишения свободы, а по ст.159 УК РФ – 10 лет, то есть преступление по ст.159.4 УК РФ даже не является тяжким, со всеми вытекающими из уголовного закона последствиями.

Даже при небольшом анализе понятно, что участниками отношений по исполнению госконтрактов (строительство, поставки и т.п.

) для государственных и муниципальных нужд являются субъектами предпринимательской деятельности. Почти всегда это ИП или юридические лица.

И суть возможных претензий правоохранительных органов в 99% случаев  связана с самими госконтрактами и денежными средствами, полученными при их выполнении.  

Между тем, за последние пол года сотрудники правоохранительных органов окончательно укоренились во мнении, что практически любые признаки хищения или неисполнения обязательств (при этом даже частичное неисполнение) в рамках заключенного государственного контракта, то есть там, где фигурируют бюджетные денежные средства, необходимо квалифицировать именно как обычное мошенничество.

Наиболее яркие примеры последнего времени, это уголовное дело против директора компании «Мостовик» Олега Шишова  (о деле можно почитать тут – http://top.rbc.ru/politics/21/11/2014/546f44f5cbb20f32cf241a71), и уголовное дело в отношении совладельца Уральского завода противогололедных материалов Рустама Гильфанова (о деле можно почитать тут – http://www.kommersant.ru/doc/2631110).

Виноваты ли фигуранты данных уголовных дел, конечно,  должно разобраться следствие. Вместе с тем, необходимо отметить, что они оба квалифицированы по ст.159 УК РФ и следствие до сих пор считает, что в данном случае признаки предпринимательства со стороны обвиняемых отсутствуют.

Таким образом, в настоящее время, любой бизнесмен, исполняющий государственный контракт (будь то строительство дорог, или возведение больницы и т.п.) всегда находится в зоне риска, связанной с возможными уголовными претензиями, да еще и по статье, не имеющей к сути претензий никакого отношения.

СОДЕРЖАНИЕ ПОД СТРАЖЕЙ ДО СУДА –  КАК НОРМА.

Всем моим коллегам, уверен, хорошо известно Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 №41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога».

В пункте 8 данного Постановления высший суд указал нижестоящим инстанциям следующее:  «…Разъяснить судам, что преступления, предусмотренные статьями 159 – 159.

6 УК РФ, следует считать совершенными в сфере предпринимательской деятельности, если они совершены лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность самостоятельно или участвующим в предпринимательской деятельности, осуществляемой юридическим лицом, и эти преступления непосредственно связаны с указанной деятельностью.

 К таким лицам относятся … члены органов управления коммерческой организации в связи с осуществлением ими полномочий по управлению организацией либо при осуществлении коммерческой организацией предпринимательской деятельности…».

Говоря простым языком, если подозреваемый  и обвиняемый являются директором или учредителем компании или индивидуальным предпринимателем и если преступление связано с деятельностью этого юридического лица, например, по исполнению договорных отношений (в том числе, государственных или муниципальных контрактов), такое преступление следует считать совершенным в сфере предпринимательской деятельности.

Напомню также нормы п.1.1.  статьи 108 УПК РФ (заключение под стражу), которые гласят, что «…заключение под стражу в качестве меры пресечения не может быть применено в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных статьями 159 – 159.6, 160, 165, если эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности…».

Не смотря на столь явные и однозначные указания Верховного суда РФ, «на местах» предпринимателей продолжают сажать без разбора, применяя меру пресечения в виде заключения под стражу там, где деяние явно совершено в рамках предпринимательской деятельности. Особенно «педантичны» и «последовательны» в этом смысле Тверской и Басманный районные суды Москвы, где и «закрывают» большинство бизнесменов по громким делам.

Следствие пишет ходатайства об избрани меры пресечения таким образом, чтобы максимально завуалировать признаки предпринимательской деятельности, а суды позволяют себе не вникать  в суть возбужденного уголовного дела и обеспечивают лишь формальный подход при избрании меры пресечения. 

По указанным мною выше уголовным делам оба бизнесмена тоже были взяты под стражу практически сразу после возбуждения уголовных дел, хотя обстоятельства позволяли (и практически всегда позволяют) избрать в отношении бизнесменов меру пресечения не связанную с лишением свободы. Например домашний арест, который сейчас четко регламентирован и является «достаточной» и «надежной для следствия» мерой пресечения.

В связи с этим, бизнесменам, с помощью моих коллег – адвокатов, приходится долго и упорно доказывать свою правоту и защищать свои права даже в вопросе избрания меры пресечения.

А в это время их бизнес останавливается, кредиторы начинают предъявлять претензии, сотрудников увольняют, а государство не получает налоги.

И это при том, что по официальной статистике только менее трети дел по статье 159 УК РФ доходят до суда и приговора.

К счастью, есть и положительные примеры такой борьбы, а грамотная и квалифицированная юридическая помощь повышает шансы бизнесменов на обретение свободы в разы. 

Источник: https://zakon.ru/blog/2015/3/5/statya_159_uk_rf__novelly_pravoprimeneniya_protiv_biznesa

«Гуманизация и декриминализация сейчас нам ни к чему»

Декриминализация ст 159

06.06.20162953

У думского комитета по законодательству официально не оказалось ни одного замечания к президентским законопроектам о гуманизации уголовного законодательства. Документы подготовлены на основе идей кремлевской рабочей группы мониторинга и анализа правоприменительной практики в сфере предпринимательства.

«Предложения могли быть и круче»

Часть корректив в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы от президента Владимира Путина направлена на исполнение постановления Конституционного суда РФ, которым тот в декабре 2014 года признал несоответствующей основному закону «предпринимательскую» статью о мошенничестве 159.4 УК. Госдума не успела ее исправить, и в июне прошлого года она прекратила свое действие.

Проект главы думского комитета по законодательству, единоросса Павла Крашенинникова и его коллеги по фракции Рафаэля Марданшина, принятый в первом чтении, до сих пор лежит без движения. Но использовать идеи депутатов, желавших восстановить в УК «предпринимательскую статью» с новыми санкциями, Путин не стал — он предложил вписать предпринимательский состав в действующую сейчас «общую» ст.

159 УК «Мошенничество».

Согласно законопроекту за «мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности», можно будет лишиться свободы на пять лет при сумме ущерба от 10 000 руб. до 3 млн. До июня 2015-го осужденным за это давали до года заключения.

Крупный ущерб (от 3 до 12 млн руб.) проект «оценивает» в шесть лет колонии, ранее виновным грозило до трех лет заключения за причинение ущерба на 1,5–6 млн руб. Вдвое ужесточается наказание — с пяти до десяти лет лишения свободы — за «предпринимательское» мошенничество в особо крупном размере.

«У нас уже весь мир знает, что такое 159 статья. Как только люди рождаются, так уже знают, что это за статья.

Было много обсуждений по этому поводу, я думаю, будут еще поправки», — сказал сегодня Крашенинников, но уточнять суть возможных корректив не стал.

Он лишь заметил, что, на его взгляд, президентские «предложения могли быть и круче, но это очень правильные и справедливые шаги в верном направлении».

Коммунисты отказались поддерживать поправки в УК и УПК. «Гуманизация и декриминализация сейчас нам ни к чему. У нас галопирующими темпами растет рецидивная преступность, а мы хотим гуманизировать», — объяснил позицию фракции зампред комитета Юрий Синельщиков. По его мнению, после нововведений ст.159 станет еще более запутанной.

«Вы говорите, что нет смысла декриминализировать, но, когда предпринимателя привлекают за ущерб в 2500 руб. или за крупный в 250 000 руб.

, эти суммы могут быть просто погрешностью для бизнеса, а за них шесть лет лишения дают», — поспорил с ним член комитета Марданшин, напоминая о том, что законопроект увеличивает порог ущерба для «мошеннических» статей. Однако депутат не стал говорить о том, что для остальных составов из главы о преступлениях против собственности (гл.

21 УК) он остается прежним: значительный — от 2500, крупный — от 250 000 и особо крупный — от 1 млн руб. Именно это стало поводом для критики со стороны Верховного суда РФ, который обратил внимание на то, что идеи не учитывают его предложения увеличить нижнюю границу значительного ущерба до 10 000 руб. для преступлений из главы 21 УК.

Оно содержится в законопроектах «о декриминализации», которые внесены на Охотный ряд в декабре 2015 года и весной приняты в первом чтении. Ко второму чтению думский комитет по законодательству предложил ограничиться 5000 руб.

Нотариусов лишают тайны

Бизнесмены, согласно предложению президента, должны получить возможность неограниченное число раз встречаться с нотариусом в СИЗО или дома, если находятся под домашним арестом.

Это разрешается с целью «удостоверения доверенности на право представления интересов подозреваемого в сфере предпринимательской деятельности».

Но поправки в УПК запрещают совершать нотариальные действия в отношении имущества, денежных средств и иных ценностей, на которые может быть наложен арест. В такой формулировке Синельщиков увидел опасность вмешательства в нотариальную деятельность.

«У нас кто-то будет проверять то, что удостоверил нотариус? Это же нотариальная тайна. Если мы установим контроль за тем, что нотариус удостоверяет, мы тем самым нарушим закон», — считает он. Крашенинников ответил, что это можно скорректировать ко второму чтению.

Позабытые идеи ВС

В президентском «пакете» неучтенной оказалась идея ВС РФ о повышении с 1000 до 5000 руб. суммы ущерба, с которой наступает уголовная ответственность за хищение чужого имущества. Однако даже в президентских законопроектах оказались разночтения.

По «предпринимательскому» мошенничеству значительный ущерб будет начинаться от 10 000 руб., в то время как мелкое хищение по Кодексу об административных правонарушениях — до 1000 руб., сказал журналистам после заседания комитета Марданшин.

«И у нас пока получается, что здесь до 1000, а там с 10 000, и эта сумма с 1000 до 10 000 как-то вылетает, и нам нужно будет это законодательно отрегулировать», — отметил Марданшин.

Планируется, что Госдума рассмотрит в первом чтении президентские законопроекты 14 июня.

Источник: https://legal.report/gumanizaciya-i-dekriminalizaciya-sejchas-nam-ni-k-chemu/

Госдума частично декриминализовала статьи УК о побоях, уклонении от алиментов и ряд экономических преступлений

Декриминализация ст 159
ВСЕ ФОТО

Госдума РФ частично декриминализовала ряд статей уголовногозаконодательства о побоях, об уклонении от уплаты алиментов и обиспользовании заведомо подложного документа, ряд статей опреступлениях экономической направленности, а также заменила уголовнуюответственность за нетяжкие преступления на штраф в случае, еслипреступник возместил ущерб или загладил вину перед потерпевшими.Соответствующие законопроекты приняты на заседании во вторник, 21июня, в третьем, окончательном чтении, сообщается на сайтеГосдумы.

“В связи с декриминализацией деяний, ответственность за которыепредусматривалась частью первой статьи 116 (побои)…

частямипервой и второй статьи 157 (злостное уклонение от уплаты средств насодержание детей или нетрудоспособных родителей) и частью третьейстатьи 327 (использование заведомо подложного документа) Уголовногокодекса Российской Федерации, предлагается дополнить Кодекс РоссийскойФедерации об административных правонарушениях (КоАП РФ) новымистатьями 5.35.1, 6.1.1, 6.1.2 и 19.18.1, предусматривающимиадминистративную ответственность за эти деяния”, – говорится впояснительной записке к документу.

В документе отмечается, что сначала за такие правонарушения лицодолжно подвергаться административной ответственности, однако еслиправонарушение совершено повторно в течение года, человека ужепривлекут к уголовной ответственности.

Кроме того, законопроект предусматривает, что уголовнаяответственность за побои наступает, если они совершены в отношенииблизких лиц, из хулиганских побуждений, по мотивам политической,идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти иливражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-тосоциальной группы, сообщает “Интерфакс”.

Декриминализация угрозы убийством не прошла

При рассмотрении законопроекта в первом чтении предлагалосьдекриминализовать еще и статью УК РФ, предусматривающую наказание заугрозу убийством, однако в ходе подготовки к рассмотрениюзаконопроекта во втором чтении было принято решение не изымать статью”Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью” изУголовного кодекса.

“Мы решили не декриминализовать такой состав, как угроза жизни, мыпосчитали, что оно должно быть в Уголовном кодексе. Само наличие этогопреступления в Уголовном кодексе, как подсказала наука, уже снижаетколичество убийств”, – сказал председатель комитета Госдумы поуголовному, гражданскому, арбитражному и процессуальномузаконодательству Павел Крашенинников.

Дебютные нетяжкие преступления будут наказываться штрафом в случаевозмещения ущерба

В законопроекте предлагается ввести новое основание для освобожденияот уголовной ответственности – возмещение ущерба. В этом случае на человека налагается судебный штраф. Вопрос о таком прекращенииуголовного преследования будет решаться в том же порядке, которыйустановлен для прекращения уголовного дела в связи с примирениемсторон.

Документ отдельно устанавливает, что лицо, впервые совершившеепреступление небольшой и средней тяжести, может быть освобождено отуголовной ответственности с назначением судебного штрафа, есливозместило ущерб или иначе загладило причиненный вред. В случаенеуплаты штрафа в установленный срок он заменяется на уголовнуюответственность, объясняет РИА”Новости”.

Законопроект также увеличивает сумму хищения чужого имущества, послекоторой наступает уголовная ответственность, с одной тысячи до пяти тысячрублей.

Вместе с тем закон дополняет статью 159 Уголовного кодекса(мошенничество) частью 5 (ответственность за мошенничество,сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств всфере предпринимательской деятельности, если оно повлекло значительныйущерб – не менее 10 тысяч рублей), частью 6 и частью 7 (повышеннаяответственность за то же деяние с крупном размере – более трех миллионов,и в особо крупном – более 12 миллионов).

Этот законопроект был внесен на рассмотрение палаты Верховным судом(ВС) России. Напомним, что судьи в конце июля 2015 года внесенныйв Госдуму 26 мая президентом РФ Владимиром Путиным, предлагалрасширить перечень преступлений, в случае совершения которых можноизбежать уголовной ответственности.

Освобождение от ответственностипредусмотрено, если человек впервые совершил данный проступок ивозместил ущерб.

Либерализация коснулась статьи 170 УК (внесение заведомо ложныхсведений в межевой план), части 1 статьи 178 (ограничениеконкуренции путем заключения ограничивающего конкуренцию соглашения(картеля)), части 3 статьи 185 (совершенные организованной группойзлоупотребления при эмиссии ценных бумаг), части 1 статьи 191(незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камнейили жемчуга), части 2 статьи 194 (совершенное группой лиц попредварительному сговору или в особо крупном размере уклонение отуплаты таможенных платежей). При этом с пятикратного до двукратногоснижен размер возмещения ущерба в федеральный бюджет.

Законопроект предлагает признать утратившей силу статью 159.4 УК(мошенничество в сфере предпринимательской деятельности).

Даннаястатья, введенная в УК в 2012 году, предусматривает наказание замошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорныхобязательств в сфере предпринимательской деятельности.

Сейчасмаксимальная санкция за данное преступление – один год лишениясвободы, в случае крупного ущерба – до трех лет лишения свободы, вслучае особо крупного ущерба – до пяти лет лишения свободы.

В изначальной редакции законопроекта предлагалось дополнить статью 159(мошенничество) УК пятой частью – “мошенничество, сопряженное спреднамеренным неисполнением договорных обязательств в сферепредпринимательской деятельности, если это деяние повлекло причинениезначительного ущерба”.

Соответственно, уголовное дело должновозбуждаться только в случае причинения значительного ущерба, коимпредлагается считать сумму от 10 тысяч рублей.

Данное преступление,согласно инициативе, должно было минимально караться штрафом в размередо 300 тысяч рублей, максимально – лишением свободы на срок до пятилет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

Ко второму чтению законопроект подошел уже без этой нормы. В то жевремя данная поправка в неизменной форме внесена в законопроектВерховного суда о декриминализации ряда преступлений, в том числепобоев и неуплаты алиментов.

Увеличены штрафы за воровство товарных знаков

В ходе доработки законопроекта ко второму чтению увеличено наказаниеза незаконное использование средств индивидуализации товаров или услуг(например, товарных знаков).

Сейчас за совершение данного преступлениягруппой лиц по предварительному сговору наказывают штрафом от 500тысяч до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иногодохода осужденного за период от трех до пяти лет. Максимальная санкция- шесть лет лишения свободы.

Первоначально законопроект предполагал смягчить санкции по даннойстатье УК, предусмотрев штраф от 100 тысяч до 300 тысяч рублей или вразмере заработной платы или иного дохода осужденного за период отодного года до трех лет.

Максимальное наказание – четыре года лишениясвободы.

В новой редакции последнее наказание осталось неизменным, ноштрафы выросли и составили от 200 тысяч до 400 тысяч рублей или вразмере зарплаты или иного дохода осужденного за период от полутора дотрех лет.

Увеличен размер ущерба, являющегося основанием для возбуждения уголовного дела

Законодательная инициатива предусматривает увеличение размера ущерба,являющегося основанием для возбуждения уголовных дел о преступлениях всфере экономики. Также повышается порог ущерба, при которомпреступление считается совершенным в крупном или особо крупномразмере.

Например, при злоупотреблениях с ценными бумагами (статьи 185, 185.1,185.2, 185.3, 185.

4 УК РФ) крупным ущербом и доходом в крупном размерепредлагается считать ущерб (доход) в сумме более 1,5 миллиона рублей,а в особо крупном размере – более 3,75 миллиона рублей.

В настоящеевремя крупным ущербом по данным статьям признается ущерб в размере отодного миллиона рублей, особо крупным – от 2,5 миллиона рублей.

Также законопроект предлагает повысить порог ущерба для возбужденияуголовного дела по статье 194 (уклонение от уплаты таможенныхплатежей, взимаемых с организации или физического лица) УК РФ.

“Уклонение от уплаты таможенных платежей признается совершенным вкрупном размере, если сумма неуплаченных таможенных платежей затовары, перемещенные через таможенную границу Евразийскогоэкономического союза, в том числе в одной или нескольких товарныхпартиях, превышает два миллиона рублей, а в особо крупном размере – шестьмиллионов рублей”, – говорится в законопроекте.

Помимо этого, увеличена (с 1,8 миллиона до 2,7 миллиона рублей)пороговая сумма неуплаченных налогов и сборов, которая дает основаниедля возбуждения уголовных дел о налоговых преступлениях.

По словам главы комитета Госдумы по гражданскому, уголовному,арбитражному и процессуальному законодательству Павла Крашенинникова,законопроект был подготовлен с учетом мнения предпринимательскогосообщества. В разработке проекта закона, по его словам, принялиучастие представители Торгово-промышленной палаты, “Деловой России”,”Опоры России”, а также правоохранительных органов.

Источник: https://www.newsru.com/russia/21jun2016/notacrime.html

Госдума смягчает наказание за некоторые экономические преступления

Декриминализация ст 159

МОСКВА, 21 июня. /ТАСС/. Госдума приняла во втором и третьем – окончательном – чтении президентский законопроект о декриминализации некоторых преступлений экономической направленности. Документ, в частности, предусматривает освобождение от уголовной ответственности впервые совершивших ряд экономических преступлений.

Законопроектом, внесенным в Госдуму президентом РФ Владимиром Путиным в конце мая, предлагается расширить перечень преступлений, в случае совершения которых можно избежать уголовной ответственности. Освобождение от ответственности предусмотрено, если человек впервые совершил данный проступок и возместил ущерб.

Так, либерализация коснулась статьи 170 УК (“Внесение заведомо ложных сведений в межевой план”), части 1 статьи 178 (“Ограничение конкуренции путем заключения ограничивающего конкуренцию соглашения (картеля)”), части 3 статьи 185 (“Совершенные организованной группой злоупотребления при эмиссии ценных бумаг”), части 1 статьи 191 (“Незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга”), части 2 статьи 194 (“Совершенное группой лиц по предварительному сговору или в особо крупном размере уклонение от уплаты таможенных платежей”).

При этом с пятикратного до двукратного снижен размер возмещения ущерба в федеральный бюджет.

Мошенничество в бизнесе перенесли в другой закон

Законопроект предлагает признать утратившей силу статью 159.4 УК (“Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности”).

Данная статья, введенная в УК в 2012 году, предусматривает наказание за мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности.

Сейчас максимальная санкция за данное преступление – один год лишения свободы, в случае крупного ущерба – до трех лет лишения свободы, в случае особо крупного ущерба – до пяти лет лишения свободы.

При этом, в изначальной редакции законопроекта предлагалось дополнить статью 159 (“Мошенничество”) УК пятой частью – “Мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, если это деяние повлекло причинение значительного ущерба”.

Соответственно, уголовное дело должно возбуждаться, только в случае причинения значительного ущерба, коим предлагается считать сумму от 10 тысяч рублей.

Данное преступление, согласно инициативе, должно было минимально караться штрафом в размере до 300 тысяч рублей, максимально – лишением свободы на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

Ко второму чтению законопроект подошел уже без этой нормы. В то же время данная поправка в неизменной форме внесена в законопроект Верховного суда о декриминализации ряда преступлений, в том числе побоев и неуплаты алиментов.

Штрафы за воровство товарных знаков выросли

В ходе доработки законопроекта ко второму чтению было скорректировано в большую сторону наказание за незаконное использование средств индивидуализации товаров или услуг (например, товарных знаков).

Сейчас за совершение данного преступления группой лиц по предварительному сговору наказывают штрафом от 500 тысяч до 1 миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от трех до пяти лет.

Максимальная санкция – шесть лет лишения свободы.

Первоначально законопроект предполагал смягчить санкции по данной статье УК, предусмотрев штраф от 100 тысяч до 300 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет.

Максимальное наказание – четыре года лишения свободы.

В новой редакции последнее наказание осталось неизменным, но штрафы выросли и составили от 200 тысяч до 400 тысяч рублей или в размере зарплаты или иного дохода осужденного за период от полутора до трех лет.

Основания для возбуждения уголовного дела

Законодательная инициатива предусматривает увеличение размера ущерба, являющегося основанием для возбуждения уголовных дел о преступлениях в сфере экономики. Также повышается порог ущерба, при котором преступление считается совершенным в крупном или особо крупном размере.

Например, при злоупотреблениях с ценными бумагами (статьи 185, 185.1, 185.2, 185.3, 185.

4 УК РФ) крупным ущербом и доходом в крупном размере предлагается считать ущерб (доход) в сумме более 1,5 миллиона рублей, а в особо крупном размере – более 3,75 миллиона рублей.

В настоящее время крупным ущербом по данным статьям признается ущерб в размере от 1 миллиона рублей, особо крупным – от 2,5 миллиона рублей.

Также законопроект предлагает повысить порог ущерба для возбуждения уголовного дела по статье 194 “Уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица” УК РФ.

“Уклонение от уплаты таможенных платежей признается совершенным в крупном размере, если сумма не уплаченных таможенных платежей за товары, перемещенные через таможенную границу Евразийского экономического союза, в том числе в одной или нескольких товарных партиях, превышает 2 миллиона рублей, а в особо крупном размере – 6 миллионов рублей”, – говорится в законопроекте.

Помимо этого, увеличена (с 1,8 миллиона до 2,7 миллиона рублей) пороговая сумма неуплаченных налогов и сборов, которая дает основание для возбуждения уголовных дел о налоговых преступлениях.

Услуги нотариуса

Проектом поправок предлагается также внести в Уголовно- процессуальный кодекс норму, которая позволяет подозреваемым и обвиняемым с момента избрания меры пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста пользоваться услугами нотариуса.

Это необходимо для “удостоверения доверенности на право представления интересов подозреваемого в сфере предпринимательской деятельности”.

При этом запрещается совершение нотариальных действий в отношении имущества, денежных средств и иных ценностей, на которые может быть наложен арест, оговаривается в документе.

Как сообщил ранее глава комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников, законопроект был подготовлен с учетом мнения предпринимательского сообщества. В разработке проекта закона, по его словам, приняли участие представители Торгово-промышленной палаты, “Деловой России”, “Опоры России”, а также правоохранительных органов.

Источник: https://tass.ru/ekonomika/3387863

Самый «гуманный» для бизнеса: в УК добавилось 15 новых составов преступлений

Декриминализация ст 159

Татарстанские судьи настаивают на жесткости наказания за экономические преступления

Из уголовного законодательства следует «вычистить» все, что неоправданно подавляет предпринимательскую активность бизнеса, но оставить принцип неотвратимости наказания — к такому однозначному выводу пришли авторитетные татарстанские эксперты в области уголовного права, включившиеся в масштабную работу по декриминализации экономических преступлений. Еще в марте президент страны Владимир Путин дал поручение разработать предложения по гуманизации наказания за экономические преступления. «За последние 10 лет из Уголовного Кодекса РФ декримилинализировано четыре-пять составов, зато криминализировано около 15. Снова нужна чистка», — уверены юристы. В ближайшее время региональное отделение «Российского объединения судей» подготовит свои предложения, какие экономические статьи убрать из УК и перенести в мягкую зону административной ответственности. Подробнее в материале «Реального времени».

Первая дискуссия татарстанских экспертов по проблеме декриминализации экономических преступлений развернулась на заседании круглого стола, организованного региональным отделением «Российского объединения судей» в РТ в казанском филиале Российского государственного университета правосудия.

Открывая дебаты, директор филиала РГУП Рамиль Шарифуллин напомнил, что после послания Федеральному собранию президент страны Владимир Путин дал поручение Верховному суду представить предложения по декриминализации экономических преступлений — тех, которые были совершены предпринимателями «в связи с осуществлением ими предпринимательской деятельности». Это означает, что из категории уголовных преступлений они должны перейти в административные правонарушения, и, соответственно, должна измениться мера наказания. По словам заслуженного юриста Рамиля Шарифуллина, остается актуальным вопрос об адекватности мер пресечения, избираемых в отношении бизнесменов, подозреваемых в преступлениях. Насколько оправданно заключение под стражу, если можно применить домашний арест? По мнению Рамиля Шарифуллина, президент страны, сделав это поручение, четко обозначил вопросы дальнейшего решения проблем декриминализации разных составов экономических преступлений. «Мы собрали круглый стол, который был поддержан Верховным судом РТ, Следкомом, юристами-теоретиками и практикующими адвокатами. Мы свои предложения внесем на рассмотрение совета судей РТ либо Верховному суду РТ. Широкое обсуждение проблемы будет способствовать наиболее правильному подходу наших законодателей», — высказал он надежду на эффективное взаимодействие при редактировании УК, который не менялся на протяжении последних 20 лет.

По мнению Рамиля Шарифуллина, президент страны, сделав это поручение, четко обозначил вопросы дальнейшего решения проблем декриминализации разных составов экономических преступлений. Фото kb.rgup.ru

«Гуманизация»: плюс 15 новых составов преступлений

Криминализация деяний в сфере экономической деятельности описывается в отдельной 22-й главе УК, которая считается самой пухлой. Сегодня в нее входят около 50 видов преступлений, но на практике «работают» только немногие из-за сложности доказывания.

По словам доцента кафедры уголовно-правовых дисциплин Заури Читая, за последние 10 лет из Уголовного кодекса РФ было декриминализировано четыре-пять составов из 22-й главы. Зато криминализировано — около 15. «В принципе, «работают» пять статей из этой главы. Некоторые чуть живые, некоторые — вообще «мертвые», это статьи 193, 191 (3), 192. Их нет, хотя они есть.

Мои коллеги интеллигентно говорят, что надо совершенствовать, а я хотел бы сказать — нужна чистка. Но можно совершенствовать путем «чистки», — улыбается эксперт.

Профессор кафедры уголовно-правовых дисциплин РГУП Мария Талан констатировала, что самые «проблемные» нормы в УК — это те, которые появились в результате современного «правотворчества». Но некоторые из них оказались несостоятельными и были отменены.

«Ушла ответственность за лжепредпринимательство. Была исключена ответственность за заведомо ложную рекламу — перешла в сферу гражданско-правового регулирования», — привела она примеры первого опыта декриминализации УК.

Но вместо них появляется очень много новых норм, заметила она.

Ущерб для перевода в «уголовку» оставить до 2 млн 250 тысяч?

Однако общий курс на гуманизацию уголовно-правовой охраны экономических отношений выдерживается на протяжении последних 10 лет, считает Талан. По ее словам, эта тенденция отчетливо проявляется проявляется в увеличении нижней планки крупных размеров ущерба, доходов, задолженности.

А это выступает критерием для разграничения преступлений от правонарушений (то есть за незаконное предпринимательство, за налоговые нарушения). Увеличение нормы крупного размера ущерба позволяет не квалифицировать преступление как уголовное, а считать его административным нарушением.

«Например, в первоначальной редакции УК крупный ущерб при незаконном предпринимательстве носил оценочный характер и не был выражен ни в какой денежной сумме. Это отдавалось на откуп судьям.

И были дела в нашем регионе, когда и 300 рублей и 1,5 тысячи рублей считались крупным ущербом», — рассказала она.

По ее мнению, таким образом законодатель настраивал правоохранительную систему и на борьбу с мелким бизнесом.

Увеличение нормы крупного размера ущерба позволяет не квалифицировать преступление как уголовное, а считать его административным нарушением. Фото Максима Платонова

Однако в 2003 году критерий крупного размера меняется. Его повышают до 250 тысяч рублей, а особо крупный — до 1 млн рублей.

В апреле 2010 года крупный размер поднимается до 1,5 млн рублей, а особо крупный — до 6 млн рублей. Он получил негласное название гуманизации уголовно-правовых отношений в экономической сфере.

Почему? Потому что повышение размера ущерба переводит деяние в разряд правонарушений.

По мере улучшения экономической ситуации нижние планки ущерба вновь повышаются. По словам Марии Талан, в июле 2016 года было введено примечание к статье 170 со значком 2 — крупные размеры еще раз подняты.

Теперь обычный ущерб — это 2 млн 250 тысяч рублей, а крупный — 9 млн рублей. Но в ряде статей УК есть крупные размеры в 50 млн рублей — например, в ст. 179 УК. Нужно ли его оставлять — эксперты не сказали.

Плати и освобождайся

Другая тенденция гуманизации — это появление новых видов освобождения от уголовной ответственности в экономической сфере. Мария Талан отметила интересную закономерность. По ее мнению, эта мера часто служила для пополнения бюджета. «В первоначальной редакции УК было две статьи — 198-я и 199-я.

После первого экономического кризиса в 1998 году вносятся изменения в УК и появляется примечание к статье 198 о том, что тот, кто впервые совершил налоговое преступление, освобождается от ответственности, если полностью возместил ущерб, — сообщила она.

— Тут же увеличивается количество возбужденных дел и большая часть из них прекращается при возмещении ущерба». Но тогда этот закон вызвал критику и негодование налоговой полиции, после чего в 2003 года это скандальное примечание отменили. Но в декабре 2009 года его снова ввели и оно существует до сих пор.

По словам Марии Талан, обвиняемый освобождается от уголовной ответственности, если не только он сам, но и его организация заплатила за него налог.

При налоговых преступлениях размеры недоимки, с которых наступает ответственность, тоже постоянно увеличивались. Последний раз они были увеличены в июле 2017 года.

Кроме того, появился новый вид освобождения от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности — это ст. 176 (1). Она была введена в 2011 году.

Первоначально обвиняемый должен был возместить ущерб в пятикратном размере, при этом надо было возместить и сам ущерб. То есть нужно было заплатить по обвинению в незаконном предпринимательстве штраф в пятикратном размере и сам ущерб — всего 9 млн рублей.

Но в 2016 году пятикратный размер был смягчен и заменен на двукратный. То есть цена свободы — 4,5 млн рублей.

По словам Марии Талан, обвиняемый освобождается от уголовной ответственности, если не только он сам, но и его организация заплатила за него налог. Фото kpfu.ru

Казуистика в УК: вредно для работы

Несмотря на тенденцию на гуманизацию, критику экспертов вызвало появление многочисленных специальных норм к действующим статьям. «И это не всегда хорошо. Они носят казуистичный характер», — отметила Талан.

Например, это группа преступлений, связанных с действиями на рынке ценных бумаг. «Посмотрите на эти статьи. Их не то чтобы применять, их понять-то невозможно, глядя только в уголовный кодекс. Например, ст. 185 со значком 5.

Эта тенденция на появление специальных казуистичных норм, к сожалению, в законодательстве продолжается», — недовольна она.

Второе, что вызывает критику, — это нарушение системности при построении главы 22. «Она и так самая большая в УК — в ней свыше 50 статей. Но в эту главу законодатель вмещает деяния, которые не всегда там могут быть уместны. И даже их место в этой главе не всегда оправданно. Например, с ценными бумагами», — считает Талан.

В завершении своего обзора она напомнила, что федеральные власти не в первый раз пытаются редактировать УК, но не могут. «Концепция модернизации уголовного законодательства в экономической сфере была готова еще 10 лет назад.

Она была создана на основании указа президента РФ в 2009 году. Прошло 10 лет. Она была очень тщательно разработана. В ней принимали участие известные ученые, предлагалось ряд составов совсем исключить. Например, 171, 176, 177-я и другие подобные изменения.

Почти ничего из этого не нашло отражения», — заметила она.

По экономическим статьям в республике сажают редко

Вслед за академическим теоретиком выступил практик. Судья Верховного суда РТ Айрат Миннуллин для начала сообщил, что уголовные статьи из главы 22 применяются в республике крайне редко. «Их количество незначительно по сравнению с уголовными преступлениями.

В 2017 году в районные и городские суды РТ поступило 64 уголовных дел экономической направленности», — обрисовал он картину. Но сделал важную оговорку. В эту статистику не включены статьи за мошенничество и другие преступления против собственности.

По словам судьи, уголовные дела по экономическим статьям были возбуждены в отношении 115 лиц, из которых 96 — осуждены.

Почти 70% осуждены за незаконное предпринимательство. 10% — за приобретение и сбыт имущества заведомо преступным путем. 7,6% — за уклонение от уплаты налогов. Правда, за последние 2 года произошел рост дел по ст. 172 (незаконная банковская деятельность). «Видимо, сейчас идет борьба с обнальщиками», — предположил Айрат Миннуллин.

Почти 70% осуждены за незаконное предпринимательство. 10% — за приобретение и сбыт имущества заведомо преступным путем. Фото Максима Платонова

«Представляется, что одна из причин активности в сфере противодействия экономическим преступлениям — это нестабильность уголовного законодательства и качество принимаемых уголовно-правовых норм.

За время действия УК с 2009 года наметилась отчетливая тенденция на гуманизацию уголовной политики, — согласился он с коллегой. — Это вызвано тем, что бизнес подвергается необоснованному давлению».

Ушли такие составы преступлений, как «обман потребителя», «заведомо ложная реклама», лжепредпринимательство.

По его словам, сейчас в активно применяется освобождение от уголовной ответственности при выплате штрафа. «Всем известны изменения по регулированию ст. 159.4 — мошенничество в сфере предпринимательства, которая грозит до 10 лет лишения свободы. Сначала она полностью утратила силу.

Конституционный суд признал ее частично неконституционной. А затем было введено дополнение к статье 159 — частями 5, 6, 7. Они уточнили преднамеренный характер неисполнения обязательств.

Включение обязательного признака мошенничества — преднамеренность неисполнения обязательств — значительно затруднило доказательство преступления», — признался он.

Неотвратимость наказания нужно сохранить

По его словам, из-за чехарды вокруг ст. 159 не всегда соблюдается принцип неотвратимости наказания. И рассказал, как обвиненный в мошенничестве в сфере предпринимательства Буланкин, совершивший с 2009 по 2013 год 26 преступлений и обманувший граждан на десятки миллионов рублей, смог избежать наказания.

«7 июля 2017 года Вахитовский суд вынес приговор Буланкину по 26 преступлениям (ст. 159 ч. 1 и ч. 2). Судом установлено, что с 2009 по 2013 год он, являясь управляющим лицом в коммерческих организациях, заключал от имени этих организаций с физическими лицами договоры инвестирования, по которым обязан предоставлять квартиры в строящихся домах.

Общий ущерб исчисляется десятками миллионов рублей. Более того, многие потерпевшие лишились единственного жилья». Но инкриминируемые Буланкину деяния были совершены до признания КС частично неконституционными, поэтому действия подсудимого были квалифицированы по ст. 159 ч. 4. Поскольку это преступления небольшой тяжести, ему назначили штраф.

И он был освобожден от наказания. Реакцию потерпевших по этому решению можно представить.

По словам Надежды Муратовой, впервые, начиная с 2018 года, адвокатов стали приглашать на судебный арест имущества. Фото Олега Тихонова

Арест имущества — на состязательной основе

Профессиональный адвокат с 25-летним стажем Надежда Муратова затронула проблему ареста имущества. По ее словам, впервые, начиная с 2018 года, адвокатов стали приглашать на судебный арест имущества. Раньше это была закрытая процедура. «Арест был всегда, но сейчас он переформатировался под воздействием уголовного права.

Все-таки это должна быть состязательная процедура. Когда суд видит ходатайство следователя об аресте имущества, суд должен определиться, является ли это совместно нажитым имуществом, какую часть арестовывать, — считает она.

— В условиях состязательной процедуры судебного ареста возможен дифференцированный подход и к составу преступления, и к субъекту права».

В завершение юридическое сообщество договорилось встретиться еще раз, чтобы оформить предложения в окончательном варианте.

ПроисшествияБизнесВластьОбщество Татарстан

Источник: https://realnoevremya.ru/articles/98751-eksperty-o-dekriminalizacii-ekonomicheskih-prestupleniy-uk

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.