Декриминализация ст ук

Статьи нет, но люди находятся

Декриминализация ст ук

Эксперты информационно-аналитического центра «Сова» рассказали о последствиях частичной декриминализации ст. 282 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды).

Число случаев уголовного преследования за «высказывания» в России в 2019 году снизилось, однако число приговоров по схожим обвинениям выросло.

Эксперты с тревогой отмечают, что вмешательство ФСБ в расследование уголовных дел «увеличивается уже третий год».

Информационно-аналитический центр «Сова» представил ежегодное исследование о неправомерном, по его мнению, применении антиэкстремистского законодательства в России. Директор центра Александр Верховский сразу пояснил, что понятие неправомерности в данном случае «несколько условное».

«Всегда возникают споры, когда речь идет о преследовании не за физическое насилие, а за высказывание или за создание организаций, которые государство не приветствует,— сказал он.— Люди спорят, где здесь проходят границы, что можно преследовать в демократическом обществе, а что нельзя.

И скажу сразу, что никакого общего консенсуса здесь нет и, видимо, не ожидается».

Поэтому он уточнил, что авторы исследования отнесли к категории неправомерных «те случаи правоприменения, которые идут вразрез даже с существующим законодательством», а также «те нормы, которым не место в демократическом обществе и которые противоречат Конституции».

Руководитель раздела «Расизм и ксенофобия» Наталия Юдина представила доклад «Без привычной статьи», в котором рассматриваются последствия частичной декриминализации ст.

 282 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства): с 2018 года впервые совершенные деяния стали караться не уголовным, а административным наказанием.

Госпожа Юдина отметила, что это изменение «буквально обрушило статистику приговоров за высказывания»: «Их количество в прошедшем 2019 году сократилось как минимум вдвое по сравнению с 2018 годом. Мы знаем про 98 приговоров, относящихся к 103 гражданам в 47 регионах страны».

Из-за частичной декриминализации ст. 282 УК РФ были пересмотрены или отменены 18 приговоров, включая приговор экс-лидеру ультраправого движения «Черный блок» Владимиру Ратникову (был приговорен к исправительным работам за публикацию неонацистских песен в соцсетях). Также декриминализация привела к сокращению сроков тем, кто отбывал наказание по совокупности нескольких обвинений.

При этом в 2019 году выросло число приговоров по статье о призывах к экстремисткой деятельности (ст. 280 УК РФ) — по мнению Наталии Юдиной, эта статья стала «правопреемницей» ст. 282 УК РФ.

Увеличилась и доля приговоров по ст. 205.2 УК РФ (публичные призывы к осуществлению террористической деятельности) — за первое полугодие 2019 года у 45 осужденных данная статья была основной, что на шесть человек больше, чем в 2018 году.

Госпожа Юдина заметила, «что обе эти статьи находятся в ведении ФСБ» и в целом, по наблюдениям аналитического центра, «вмешательство ФСБ в расследование уголовных дел увеличивается уже третий год».

С 2018 года в КоАП РФ появилась новая ст. 23.1 (возбуждение национальной ненависти), и ее состав, по мнению экспертов, «полностью дублирует» ст. 282 УК РФ. В Саратове уже вынесено первое решение по этой статье — «некий блогер получил пять суток административного ареста за ксенофобские публикации в социальной сети».

Эксперт заметила, что если сложить число уголовных приговоров и административных решений по статьям о возбуждении ненависти, то можно сделать вывод, что уровень преследований с такой формулировкой снижается.

Но при этом наблюдается резкий прирост числа наказанных по административной статье о пропаганде или публичном демонстрировании нацистской символики, «в отличие от ситуации 2017–2018 годов, когда было небольшое снижение».

По данным центра «Сова», в 2019 году за насильственные преступления по мотиву ненависти было вынесено как минимум четыре приговора против девяти человек. За пропаганду ненависти — 97 приговоров против 102 человек, из которых «Сова» оценивает 12 приговоров против 16 человек как правомерные, «призванные пресечь ксенофобские проявления».

«Еще 15 приговоров против 15 человек, на наш взгляд, вынесены также правомерно — в связи с пропагандой насилия, хоть и не ксенофобского,— говорится в докладе.— Мы не уверены относительно обоснованности пяти приговоров против пяти человек.

И не знаем или не имеем достаточно полной информации о том, что послужило поводом для обвинения, которое легло в основу 66 приговоров против 66 человек».

Руководитель раздела «Неправомерный антиэкстремизм» Мария Кравченко заявила, что «в целом количество неправомерных преследований за высказывания в 2019 году упало». «Мы ожидали, что частичная декриминализация ст. 282 УК РФ даст резкий рост неправомерных преследований по ст.

 280 УК РФ за призывы к экстремистской деятельности, так как она предполагает возможность широкого применения.

Но наши ожидания не оправдались, по этой статье мы зафиксировали только один неправомерный приговор — скандальный приговор студенту Егору Жукову за пропаганду ненасильственного сопротивления властям»,— сказала госпожа Кравченко.

При этом неправомерные приговоры за высказывания все же выносились, говорит «Сова», приводя в пример два приговора по статье о реабилитации нацизма.

Во-первых, случай с наказанием в Волгограде за распространение сатирического изображения статуи Родины-матери в зеленке, которое распространили сторонники Алексея Навального после того, как в Барнауле его облили зеленкой. Один из сотрудников его штаба был приговорен к штрафу.

Другой приговор был вынесен за попытку сравнения политики российских властей и политики Третьего рейха — блогер был приговорен к трем годам лишения свободы за подобное высказывание.

«Реальный срок был связан с тем, что ему было назначено дополнительно наказание за распространение порнографии, но не очень было понятно, насколько было обоснованно это предъявленное ему обвинение»,— уточнила госпожа Кравченко. Она также отметила, что наблюдается тенденция роста неправомерного преследования по статьям об оправдании терроризма (ст. 205 УК РФ): «Эта тенденция нас сильно пугает».

Представители «Совы» отметили, что «единственное важное изменение, которое произошло в 2019 году,— это реформа статьи о нацистской символике».

Туда внесено примечание, что граждан не будут преследовать за демонстрирование нацистской символики, если они таким образом не пропагандируют нацизм или другую запрещенную идеологию. Но, как отметила госпожа Кравченко, пока обсуждалась реформа этой статьи, объем правоприменения по ней «вырос в два раза».

Валерия Мишина, Павел Павловский

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4269839

Принят закон Президента о частичной декриминализации статьи 282 УК РФ

Декриминализация ст ук

Завсегдатаи соцсетей долго негодовали. За репост на странице (собственной или принадлежащего сообщества), содержание которого можно было принять за разжигание межнациональной розни или иные предусмотренные 282 статьей УК РФ действия, могла наступить уголовная ответственность. Власти решили исправить ситуацию. В Госдуме принят законопроект о частичной декриминализации 282 статьи УК РФ.

Споры о 282 статье

Громкие судебные разбирательства по указанному положению УК РФ не перестают будоражить российское сообщество.

В народе их прозвали “дела за лайки и репосты”, так как большинство осужденных совершали неправомерные действия в соцсетях.

Хотя представитель Генпрокуратуры утверждает: за отметки “Мне нравится” правоохранительные органы не наказывать. Наказание назначается людям, публикующим посты или на другом портале с запрещенным материалом.

Бесплатная консультация юриста по принятым законам>>

Если отталкиваться от текста статьи, можно вычленить полный список наказуемых действий:

  1. Оскорбление чувств верующих в Интернете или реальности.
  2. Разжигание межнациональной розни.
  3. Призыв к насилию.
  4. Возбуждение расовой, половой ненависти.
  5. Унижение достоинства человека.

Любой пользователь ВК или иной соцсети, опубликовавший на странице материал априори считается преступником. Причем правонарушение, характеризующееся как экстремизм, относится к разряду тяжких. И вот кого приговорили к наказанию по 282 статье:

  1. Владислава Позднякова. Житель Нижнего Новгорода создал закрытое сообщество “Мужское государство. Как сообщает “Новая газета” в сентябре 2018 года гражданин был задержан. А группа подписчиков, проживающих в Хабаровске, сразу попала под следствие после проверки ФСБ.
  2. Ивана Барбакова. Несколько картинок и видео со священником, исполняющим Мурку, стало причиной заведения уголовного дела и назначением петербуржцу штрафа в 300 тысяч рублей.
  3. Ивана Любшина. Житель Калуги разместил на странице фильм про совместные действия Германии и СССР во время финской войны. Верховный суд отреагировал назначением штрафа в размере 400 тысяч рублей.

Судебная практика играет не в пользу завсегдатаев соцсетей. За 10 лет статистика указывает на несколько тысяч выдвинутых обвинений. Среди нарушителей – известные блогеры и организаторы пабликов.

Галина Арапова, директор Центра защиты прав СМИ утверждает, что для возбуждения уголовного дела достаточно разместить на стене кадр из знаменитого фильма “17 мгновений весны” со свастикой.

Однако смягчение закона все-таки наступило.

Предпосылки проекта

Инициатором изменения условий статьи 282 УК РФ выступил сам Путин. Именно глава государства призвал депутатов внести поправки и ввести иные меры наказание за разжигание национальной розни и оскорбление в Интернете.

“Закон Президента” внесен на рассмотрение в Государственную Думу в октябре 2018 года. А уже 19 декабря стало известно о его принятии в третьем чтении.

Совет Федерации также положительно отнесся к вводимым изменениям, одобрив изменения 21 декабря.

Что изменилось

Теперь за первое нарушение наказание будет административным, а не уголовным. Для разграничения правонарушений вводится специальная статья в КоАП РФ – 20.31. Она предусматривает следующие виды наказания:

  • штраф – 10-20 тыс. руб. или 150-500 тыс.руб для юрлиц
  • обязательные работы – до 100 ч.
  • арест, срок – до 15 дней

Срок давности правонарушения также изменится. Он составит по правилам КоАП РФ 3 месяца, в отличие от 6 лет, предусмотренных УК РФ. Это значит, что предъявить обвинение за опубликованные в прошлом посты не получится.

Но избегнуть уголовного наказания удастся, только если в деянии не обнаружено признаков, перечисленных во 2 части статьи 282 УК РФ:

  • насилия
  • использования оружия

Угроза применить вышеперечисленные действия также позволит квалифицировать правонарушение как уголовное. И за него наказание более суровое.

Радоваться или нет? Нюансы новых правил

Казалось бы, россияне должны вздохнуть с облегчением. Однако не все положения законопроекта относятся к преимуществам.

Плюсы

Сначала рассмотрим положительные изменения, которыми может похвастаться декриминализация.

Обратная сила закона

Внесение в проект пункта о пересмотре и снятии действующих обвинений – безусловно хорошая новость. Амнистия осужденных планируется сразу после вступления в силу закона.

Отмена блокировки счетов

При привлечении к ответственности за статью 282 УК РФ счета нарушителя попадают во внимание Росфинмониторинга. Это грозит арестом средств и другими неприятными последствиями. Санкции указанной организации к лицам, привлеченным к ответственности по административным правонарушениям, не применяются.

Отсутствие уголовной ответственности

Если в отношении гражданина применены нормы УК РФ, это чревато многими осложнениями. Выехать из страны и даже покинуть город проживания не удастся. Не говоря уже о “клейме осужденного”, создающего проблемы при устройстве на работу и получении кредита. Административное правонарушение в “послужном списке” к подобным последствиям не приводит.

Минусы

Без них в законодательстве никуда. Узнаем, какие есть в рассматриваемом проекте.

Арест никто не отменял!

Некоторым нарушителям не удастся избежать срока заключения. И пусть он сокращен до 15 суток, явление все равно неприятное. К тому же возбуждать дело теперь будет прокуратура. Затем оно направляется в районный суд. И рассматривается в день поступления.

Соответственно работники прокуратуры будут привлекать к процессу полицейских, которые нужны для транспортировки арестантов. Все это увеличивает загруженность сотрудников правоохранительных органов. И ничем хорошим для самих арестантов подобная ситуация не обернется.

Менее тщательная проверка

Человеком, который должен проверить пост в ВК на экстремизм с целью выявления состава правонарушения, теперь считается прокурор.

То есть лингвистическая экспертиза и иные проверки, проводимые специалистами, в рамках дел по уголовным правонарушениям, не проводится.

Степень виновности определяет судья, однако без углубленных исследований под тяжелую руку закона может попасть невиновный. Возможно человек имел в виду совсем не то, что кажется на первый взгляд.

Религия относится к УК РФ

Если человек, призывающий к насилию против русских или других народов в первый раз. теперь освобождается от уголовного преследования, то с религиозными экстремистами все не так просто. В УК РФ существует статья 141.

1, наказывающая за оскорбление чувств верующих.

А так как раскрытие уголовного преступления в правоохранительных органах считается весомее поимки административного правонарушителя, проходить посты с религиозным подтекстом теперь скорее всего будут именно под ней.

Консультация по закону о частичной декриминализации

Ответы на любые вопросы по поводу закона о частичной декриминализации можно узнать у наших юристов. Заполните форму ниже и наш дежурный специалист свяжется с Вами в ближайшее время.

(11 5,00 из 5)
Загрузка…

Источник: https://fedzakon.ru/novosti/282-statya-uk-rf

КС: Декриминализация не позволяет избежать ответственности

Декриминализация ст ук

Конституционный Суд вынес Постановление № 23-П от 14 июня 2018 г.

по делу о проверке конституционности положений КоАП и закона о внесении изменений в УК и УПК по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности в связи с декриминализацией побоев, принятого в июле 2016 г. Поводом для рассмотрения дела послужили не связанные между собой жалобы трех граждан, которые было решено объединить в одно производство. 

На одного из них, Н. Исмагилова, 2 мая 2016 г. было совершено нападение двумя лицами, нанесшими ему побои. Экспертное заключение о степени причинения вреда его здоровью было готово только 31 августа 2016 г. и получено им 8 ноября 2016 г., т.е. после законодательных изменений. 25 апреля 2017 г., со ссылкой на ч. 1 ст.

10 УК РФ, согласно которой уголовный закон, устраняющий преступность деяния, имеет обратную силу, Исмагилову было отказано в возбуждении уголовного дела по ст. 116 «Побои». А 29 августа 2017 г. МВД отказало в возбуждении двух дел об административных правонарушениях по ст. 6.1.

1 «Побои» КоАП в отношении лиц, причинивших ему телесные повреждения.

Оставляя эти определения без изменения, суд указал, что лица, нанесшие Исмагилову побои, не могут быть привлечены к административной ответственности, поскольку вменяемые им деяния были совершены до того, как в КоАП была введена ст. 6.1.1, устанавливающая за нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, административную ответственность. 

В связи с этим Исмагилов обратился в КС РФ, указав в жалобе, что ч. 1 ст. 1.

7 КоАП РФ, в которой указано, что лицо, совершившее административное правонарушение, подлежит ответственности на основании закона, действовавшего во время совершения административного правонарушения, не соответствует Конституции, так как позволяет не привлекать к публично-правовой ответственности лиц, совершивших предусмотренное ст. 6.1.1 КоАП РФ деяние в период, когда оно квалифицировалось по ст. 116 УК РФ. 

Аналогичная ситуация сложилась у А. Заляутдинова, которому 18 сентября 2015 г. было отказано в возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ст. 116 УК РФ. Само преступление было совершено 26 августа 2015 г.

на территории ФРГ и выразилось в нанесении ему гражданином А. нескольких причинивших физическую боль ударов. В дальнейшем Заляутдинов обратился с заявлением о привлечении А.

к уголовной ответственности, однако производство по делу было прекращено мировым судьей в связи с декриминализацией деяния. 

Тогда гражданин обратился в МВД с заявлением о возбуждении дела об административном правонарушении, предусмотренном ст. 6.1.1 КоАП РФ, – материалы дела были переданы в суд, который прекратил производство по делу в связи с отсутствием на момент совершения деяния состава административного правонарушения.

Апелляционный суд отменил решение нижестоящей инстанции и прекратил производство по делу в связи с отсутствием события административного правонарушения. При этом оба суда указали, что насильственные действия в отношении заявителя на момент их совершения административным правонарушением не признавались.

 

В жалобе в КС РФ Заляутдинов оспаривал положения ст. 1.7 и ч. 4 ст. 4.5 КоАП, которые закрепляют, что в случае отказа в возбуждении уголовного дела или его прекращения, но при наличии в действиях лица признаков административного правонарушения сроки, предусмотренные ч.

1 данной статьи, начинают исчисляться со дня совершения административного правонарушения (при длящемся правонарушении – со дня его обнаружения). По мнению заявителя, данные положения в силу своей неопределенности не позволяют привлечь лицо к административной ответственности за совершенные до введения в КоАП РФ ст. 6.1.

1 неправомерные действия, а потому не соответствуют Конституции.

Третье дело касается гражданки О. Чередняк, которой 27 июня 2016 г. Т. нанес побои. Постановлением суда от 26 июня 2017 г. он был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 6.1.1 КоАП РФ, и был оштрафован на 10 тыс. руб.

Апелляция отменила постановление суда первой инстанции и прекратила производство по делу об административном правонарушении ввиду отсутствия события правонарушения со ссылкой на то, что по состоянию на 27 июня 2016 г. совершенное Т.

деяние административным правонарушением не признавалось, а потому привлечение его к административной ответственности недопустимо.

Чередняк в своей жалобе просит признать не соответствующими Конституции п. 4 ст. 1 Закона о внесении изменений в УК РФ и УПК РФ по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности и п. 4 ст.

1 Закона о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с принятием вышеуказанного закона, поскольку эти положения не позволяют привлекать лиц, совершивших до их вступления в силу, т.е. до 15 июля 2016 г.

, деяние в виде побоев, ни к уголовной, ни к административной ответственности вследствие устранения преступности и уголовной наказуемости таких деяний и нераспространения ст. 6.1.1 КоАП РФ на поведение, имевшее место ранее указанной даты. 

Рассмотрев материалы дел, КС отметил, что из закрепленных в КоАП и УК РФ правил об обратной силе закона – которые применяются в сфере действия каждого из них – с неизбежностью вытекает, что не имеет обратной силы закон, вводящий уголовную ответственность за деяние, ранее признававшееся административным правонарушением. Что касается отмены законом уголовной ответственности за то или иное деяние, которая сопровождается одновременным введением за него административной ответственности, то прямое указание на то, как такой закон действует во времени, в законодательстве отсутствует.

Принятие Закона о домашнем насилии приведет к снижению бытовой преступности на 30–40% КС отметил, что судебная практика в этих случаях исходит в основном из общего правила, согласно которому закон, устанавливающий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет. 

Суд пояснил, что отмена законом уголовной ответственности за определенное деяние с одновременным его переводом под действие КоАП РФ свидетельствует о том, что федеральный законодатель продолжает рассматривать данное деяние как правонарушение, однако по-иному оценивает характер его общественной опасности.

Применительно к вопросу о введении административной ответственности за нанесение побоев на основании вступившей в силу с 15 июля 2016 г. ст. 6.1.

1 КоАП это означает не исключение, а смягчение публично-правовой ответственности, что предполагает привлечение лиц, совершивших такие действия, хотя и до указанной даты, к административной ответственности, указал КС. 

Кроме того, КС отметил, что в иных случаях при оценке последствий изменения отраслевой принадлежности норм, устанавливающих наказуемость определенных форм поведения, также следует иметь в виду не только совпадение объема запрещенного деяния, но и одновременность изменения природы его противоправности, поскольку лишь синхронные изменения законодательной оценки тождественных деяний означают преемственность правового регулирования публично-правовой ответственности. 

Суд пояснил, что, таким образом, п. 1 ст. 1.7 КоАП во взаимосвязи с п. 4 ст. 1 Закона о внесении изменений в УК РФ и УПК РФ по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности и п. 4 ст.

1 Закона о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с принятием вышеуказанного закона не противоречит Конституции, поскольку по конституционно-правовому смыслу содержащиеся в них положения позволяют привлекать к административной ответственности лиц, в действиях которых будет установлен состав правонарушения, предусмотренного ст. 6.1.

1 КоАП РФ, если событие соответствующего правонарушения имело место до вступления данной статьи в силу. Дела заявителей КС постановил пересмотреть.

Адвокат, президент МКА «ВердиктЪ» Алексей Паршин пояснил, что после 15 июля 2016 г. в связи с частичной декриминализацией ст. 116 УК РФ «Побои» и введением в КоАП РФ ст. 6.1.1 с аналогичным названием сложилась ситуация, при которой в отношении лиц, совершивших побои до декриминализации, уголовные дела либо не возбуждались либо прекращались в связи с тем, что ст.

116 УК РФ была изложена в новой редакции, согласно которой ответственность осталась только за побои, совершенные из хулиганских побуждений, а равно по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

«Таким образом, привлечению к уголовной ответственности указанные лица не подлежали, так как закон, декриминализующий или смягчающий наказание, имеет обратную силу. При этом и к административной ответственности указанных лиц не привлекали в связи с отсутствием на момент совершения деяния состава административного правонарушения.

Такая практика была признана верной и Верховным Судом РФ», – указал Алексей Паршин.

Комментируя решение Суда, адвокат АП Владимирской области Максим Никонов указал, что данное постановление вряд ли будет иметь существенные последствия для дел конкретных заявителей. «Но если отвлечься от частных случаев и посмотреть шире, для дальнейшего развития российского права в целом оно может иметь большое значение.

КС РФ проговорил аргументы в пользу широкого понимания публично-правовой ответственности и совокупного анализа уголовного и административного права как входящих в одну сферу, которая – пользуясь терминологией ЕСПЧ – может быть названа “criminal matter”. Можно обсуждать, насколько внятны эти аргументы, удачны отдельные формулировки и т.п.

, но в целом это так», – отметил адвокат.

Семейные побои декриминализованыПринят закон, исключающий побои в отношении близких лиц из числа уголовных преступлений

Максим Никонов подчеркнул, что КС, рассматривая жалобы заявителей, был связан их предметом, но, получив позицию КС РФ о материально-правовой составляющей «criminal matter», он хотел бы в дальнейшем ожидать развития соответствующего подхода и в процессуальной части.

«Последняя предполагает, что любая форма публично-правовой ответственности вне зависимости от материально-правовой отраслевой принадлежности должна сопровождаться всеми процессуальными гарантиями по самому высокому – т.е. установленному для уголовных дел – стандарту.

Это, например, касается бесплатного предоставления услуг защитника и участия стороны обвинения при рассмотрении административных дел, стандартов доказывания и т.п.», – пояснил эксперт. 

В заключение он выразил надежду, что позиция КС РФ будет услышана и отечественными реформаторами, которые, в частности, предлагают ввести уголовный проступок, но, судя по звучащим в СМИ аргументам и тексту законопроекта, весьма своеобразно решают нетривиальную задачу по «вписыванию» нового института в своего рода «треугольник», который образуют УК РФ, УПК РФ и КоАП РФ.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/ks-dekriminalizatsiya-ne-pozvolyaet-izbezhat-otvetstvennosti/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.