Декриминализация статьи

Декриминализация статьи 282 не уменьшила числа реальных приговоров

Декриминализация статьи

7 февраля «РосКомСвобода» при поддержке Комитета гражданских инициатив провела экспертную встречу “282 и другие статьи — можно ли обезопасить пользователей?”. Члены организации и приглашенные специалисты обсудили за круглым столом промежуточные итоги проекта BlackScreen.report по мониторингу преследования граждан за онлайн-публикации.

Согласно полученным данным, несмотря на резкое сокращение общего числа случаев уголовного преследования за онлайн-активность в результате декриминализации ст.

282 УК РФ («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства»), количество реальных приговоров уменьшилось незначительно: в 2018 году  в колонии общего и строгого режима за посты попали 45 человек, в 2019-ом — 38.

Руководитель «РосКомСвободы» Артем Козлюк во вступительном слове рассказал о целях проекта BlackScreen.report.

Это информирование о преследованиях граждан за онлайн-публикации, просвещение и юридическая защита.

В рамках мониторинга с весны 2019 года команда проекта опубликовала 120 материалов с описанием резонансных административных и уголовных дел за оригинальные публикации и репосты в соцсетях.

Один из инструментов просвещения — карточки, благодаря которым легко понять и запомнить, как защитить себя во время визита полицейского, при возбуждении уголовного дела и т.д.

Также юридическая команда проекта подготовила рекомендации по изменению законодательства для увеличения роли граждан в подготовке новых законов и контроле их правоприменения.

Подробнее о юридических аспектах проекта далее рассказали адвокаты «РосКомСвободы» Саркис Дарбинян и Екатерина Абашина.

.

Декриминализация ст. 282 и новые составы в КоАП

Глава юридической практики «РосКомСвободы» Саркис Дарбинян представил тренды и показатели 2019 года. Первая тенденция — резкое сокращение общего числа случаев уголовного преследования за онлайн-активность в результате декриминализации ст. 282 («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства»).

Количество инцидентов с 384 в 2018 году снизилось до 200 в 2019 году. При этом число реальных приговоров уменьшилось незначительно: в 2018 году в колонии общего и строгого режима за посты попали 45 человек, в 2019-ом – 38.  Большинство публикаций было сделано в «Одноклассниках» и «ВКонтакте».

«Количество переходит в качество, — констатировал юрист. — Если раньше в качестве наказания давали условные сроки и штрафы, то в 2019 году мы увидели достаточно жесткое правоприменение».

Яркий пример – кейс блогера Владислава Синицы (из «московского дела»), получившего пять лет в колонии общего режима за твит, в котором увидели призыв к расправе над детьми сотрудников правоохранительных органов.

Вторая тенденция — применение дополнительных наказаний к основному. Например, Егор Жуков, условно осужденный на три года за призывы к экстремизму в , получил еще два года запрета на администрирование сайта. Также дополнительные наказания служили обеспечительными мерами на стадии
предварительного следствия.

Третий важный момент — три новых состава в КоАП. Это возбуждение ненависти либо вражды в Интернете (ст. 20.3.1), явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам (ст. 20.1) и распространение фейковой информации (ст. 13.15).

По словам Дарбиняна, сейчас по этим статьям нарабатывается правоприменительная практика.

За возбуждение вражды в первом полугодии к уголовной ответственности привлекли 158 человек, из них 138 получили штраф, 9 – административный арест, 11 людям были назначены общественные работы.

Наиболее интересные кейсы здесь – дела Алексея Кунгурова с его сатирой в «Живом журнале» про национальный характер русских людей (15 суток) и Ростислава Федорова с материалом «Димон, кто ты такой» (10 тыс. руб. штрафа).

За оскорбление власти в 2019 году открыли 78 дел, из них 44 касались Владимира Путина.

В шести случаях «пострадали» представители силовых структур, трех — губернаторы, еще трех – судьи, двух — депутаты «Единой России».

Несколько инцидентов были о неуважении к Конституции РФ, по одному кейсу получили российский флаг и «Росатом». ЕСПЧ уже принял первые жалобы. Конституционный и Верховный суды России своих позиций пока не высказали.

За распространение недостоверной информации в 2019 году завели 13 дел по поводу протестов на Северном Кавказе, наводнения в Иркутской области, конфликта в Чемодановке, взрыва на заводе в
Дзержинске. Большинство из них суд или полиция, однако, прекратили.

Юрист прогнозирует увеличение числа административных дел. Пока по ним мало практики и правоохранительные органы не знают, как доказывать вину.

.

«Тревожные обращения» пользователей

Юрист «РосКомСвободы» Екатерина Абашина рассказала, с чем пользователи обращались на горячую линию.

Первая категория – «тревожные обращения» пользователей «ВКонтакте», которые хотели узнать, не являются ли их посты экстремистскими с юридической точки зрения. Большая часть публикаций была нейтральной и не могла повлечь какое-либо наказание, отметила юрист.

Вторую категорию образовало обращение подмосковного СМИ, от которого Роскомнадзор требовал удалить из новости персональные данные бывшего регионального министра.

Штрафа в итоге не было, но кейс показывает, как чиновники пользуются возможностями Роскомнадзора, считает Абашина. «Таким образом чиновники пытаются подчистить Интернет и воздействовать на СМИ», — заключила она.

Третья категория – обращения по поводу звонков из полиции. Пользователи хотели узнать, обязаны ли они идти в ОВД, если им позвонили, что там говорить и т.д. «Роскомсвобода» оказывала юридические консультации, на чем кейсы и заканчивались, потому что без повестки человек не обязан никуда идти, напомнила юрист.

Самые серьезные обращения были по факту возбужденных дел. Например, одного человека заставили писать явку с повинной, после чего ему было уже сложно помочь.

Но не все кейсы были такими, и там, где можно было подключиться раньше, адвокаты это делали, например, в деле Ивана Любшина, подвергшегося помимо всего прочего пыткам со стороны сотрудников правоохранительных органов.

Уголовные преследования велись из-за призывов к экстремизму, оскорбления власти или оправдания терроризма.

Обращения шли со всей России, от Архангельска до Калуги, за исключением Москвы. Согласно карте BlackScreen.

report, больше всего уголовных дел в 2019 году было заведено в Чувашии (40), Самарской области (35) и Владимирской области (31).

В дальнейшем участники встречи объяснили, что никакой тенденции в этом нет и такое количество дел именно в этих регионах с какими-либо объективными факторами.

.

«Наказание должно быть пропорционально преступлению»

Директор информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский представил собственные данные. «Сова» подсчитал суммарное число уголовных и административных дел и сделала вывод, что оно сократилось примерно на четверть.

По мнению эксперта, это говорит о том, что правоохранительные органы не оставили ст. 282, хотя фокус их внимания и перемещается на ст. 205.2 (оправдание терроризма) и ст. 282 (призыв к экстремистской деятельности). «Суперрекордсмен» по заведенным делам – ст. 20.3 (про свастику).

Если за весь 2018 год она дала 1650 дел, то за первое полугодие 2019 года — 1390.

Верховский обратил внимание, что подавляющее большинство осужденных за высказывания (40 из 47 человек, данные «Совы») уже имели отягчающие обстоятельства, такие как наркотики, насилие, судимость и пр. Из хороших новостей эксперт отметил, что список экстремистских материалов стал расти медленнее.

Согласно позиции «Совы», бывают ситуации, когда человек должен нести уголовную ответственность за публичные высказывания.

Однако наказанию следует быть пропорциональным преступлению, и «это должно быть самой важной вещью на практике».

Например, бывает, что человек написал пост с призывом к экстремизму, но его прочитал только один человек, а потом автор удалил публикацию. Формально состав преступления есть, однако его вред обществу невелик.

Важно, что уже существуют постановления Верховного суда 2016 и 2018 гг. о том, как определять общественно-опасные деяния. Осталось только донести эти знания до следователей и судей, заключил Верховский.

.

«Суд — площадка для битвы экспертов»

Координатор правовых программ Московской Хельсинской группы Роман Киселев поинтересовался, есть ли какие-то вещи, «реперные точки», которые облегчают защиту обвиняемых.

В ответ на это Александр Верховский вспомнил опыт правозащитной группы «Агора», которая в 40% добилась того, что люди наказаны не были.

Более того, во многих случаях суд признал, что за посты, сделанные до вступления соответствующего закона в силу, люди не должны подвергаться преследованию.

Это не очевидно, потому что в административном производстве исчисление сроков начинается с момента обнаружения правонарушения. «К Интернету это в полной мере относится. И для КоАП это принципиальный момент», — уверен Верховский.

Саркис Дарбинян ответил, что «лайфхаков нет». По его словам, прецедентов нет, поэтому суды в регионах самостоятельно определяют наказание и даже постановления Верховного суда не являются для них руководством к действию. «Суд — площадка для битвы экспертов, — заявил юрист.

Суды зачастую не хотят принимать на себя ответственность по квалификации и зачастую перекладывают это на экспертов. Поэтому важно привлекать сильного лингвиста, который даст рецензию на экспертизу. Последняя же часто делается в центрах, работающих с МВД и ФСБ.

Иногда эти рецензии помогают».

Артём Козлюк рассказал, как Следственный комитет выискивает репосты. «РосКомСвобода» ведет мониторинг госзакупок, по которым видно, что МВД закупает ПО по мониторингу онлайн-активности.

Иногда даже прямо указывается, что необходимо ПО для поиска экстремистских материалов в конкретных соцсетях.

Пока правоохранительные органы заточены на «ВКонтакте», но, находя подходящее программное обеспечение, они перемещаются и в другие соцсети.

.

Неочевидное и «креативное» применение статей

Исследователь по России Amnesty International Олег Козловский обратил внимание на менее заметные, но более «креативные» истории.

В пример он привел дело Юлия Цветкову из «Комсомольска-на-Амуре», которую обвинили в пропаганде нетрадиционных отношений среди несовершеннолетних и распространении порнографии. Эксперт назвал это «неочевидным применением статьи в политических целях». Второй момент — расширение использования ст. 20.

2 («Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования»). Раньше ее применяли только в отношении участников митингов, с 2017 года стали все чаще распространять на тех, кто просто писали о публичных мероприятиях.

Так, в прошлом году к ответственности за пост, «нарушивший» организацию мероприятия, был привлечен Леонид Волков. Примечательно, что публикацию он сделал, находясь за границей. Формально в статье не сказано ничего о высказываниях в Интернете по поводу публичных собраний.

.

Самоцензура развивается, но пользователи не знают, за что их могут наказать

Автор телеграм-канала EventsAndTexts Борис Грозовский спросил у спикеров, есть ли у них ощущение, что пользователи становятся осторожнее? Артем Козлюк ответил, что объективных данных быть не может, но по субъективным ощущениям, люди стали вводить самоцензуру. Про СМИ, однако, можно уверенно сказать, что они стали отказываться от встраивания сторонних материалов и даже ссылок на них, чтобы не получить предупреждение от Роскомнадзора.

Самоцензура развивается, но пользователи не знают, за что могут наказать, отметила важную деталь Екатерина Абашина. Происходит это потому, что практика правоприменения сейчас совершенно непредсказуема.

Самоцензура — худшее, что происходит, сетует Саркис Дарбинян. По его словам, пользователи просят провести анализ соцсетей, не было ли в прошлом у них постов, подпадающих под статьи.

Это тревожный знак, считает юрист.

Он рекомендует не признавать аккаунт на допросе (хотя со «ВКонтакте» делать это сложнее) и ничего не объяснять без адвоката, потому что именно первые слова потом ложатся в основу обвинения.

.

Предложения BlackScreen.report по изменению законодательства для увеличения роли граждан в подготовке новых законов

Любое законодательство, которое ужесточает ответственность либо вводит новые составы в КоАП, должны проходить широкие и открытые общественные обсуждения, считают участники BlackScreen.report.

Необходимо ввести общественные обсуждения тех законопроектов, в предмет регулирования которых входят права человека (в том числе реализуемые в сети “Интернет”) в формате прямой демократии в электронной форме. Существующие площадки, такие как regulation.gov.ru, veche.duma.gov.

ru, “Нулевые чтения” Общественной палаты, не предусматривают в настоящее время обязательного характера обсуждения на ней законопроектов, касающихся прав и свобод человека и гражданина и вовлечения общества в эффективное обсуждение предлагаемых законопроектов.

«Если получится добиться обязательности этого этапа, это будет определённая победа. Возможно, будет меньше странных инициатив вроде наказания за фейковые новости», — заключил Саркис Дарбинян.

.

.

.

Источник: https://roskomsvoboda.org/55274/

Статьи нет, но люди находятся

Декриминализация статьи

Эксперты информационно-аналитического центра «Сова» рассказали о последствиях частичной декриминализации ст. 282 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды).

Число случаев уголовного преследования за «высказывания» в России в 2019 году снизилось, однако число приговоров по схожим обвинениям выросло.

Эксперты с тревогой отмечают, что вмешательство ФСБ в расследование уголовных дел «увеличивается уже третий год».

Информационно-аналитический центр «Сова» представил ежегодное исследование о неправомерном, по его мнению, применении антиэкстремистского законодательства в России. Директор центра Александр Верховский сразу пояснил, что понятие неправомерности в данном случае «несколько условное».

«Всегда возникают споры, когда речь идет о преследовании не за физическое насилие, а за высказывание или за создание организаций, которые государство не приветствует,— сказал он.— Люди спорят, где здесь проходят границы, что можно преследовать в демократическом обществе, а что нельзя.

И скажу сразу, что никакого общего консенсуса здесь нет и, видимо, не ожидается».

Поэтому он уточнил, что авторы исследования отнесли к категории неправомерных «те случаи правоприменения, которые идут вразрез даже с существующим законодательством», а также «те нормы, которым не место в демократическом обществе и которые противоречат Конституции».

Руководитель раздела «Расизм и ксенофобия» Наталия Юдина представила доклад «Без привычной статьи», в котором рассматриваются последствия частичной декриминализации ст.

 282 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства): с 2018 года впервые совершенные деяния стали караться не уголовным, а административным наказанием.

Госпожа Юдина отметила, что это изменение «буквально обрушило статистику приговоров за высказывания»: «Их количество в прошедшем 2019 году сократилось как минимум вдвое по сравнению с 2018 годом. Мы знаем про 98 приговоров, относящихся к 103 гражданам в 47 регионах страны».

Из-за частичной декриминализации ст. 282 УК РФ были пересмотрены или отменены 18 приговоров, включая приговор экс-лидеру ультраправого движения «Черный блок» Владимиру Ратникову (был приговорен к исправительным работам за публикацию неонацистских песен в соцсетях). Также декриминализация привела к сокращению сроков тем, кто отбывал наказание по совокупности нескольких обвинений.

При этом в 2019 году выросло число приговоров по статье о призывах к экстремисткой деятельности (ст. 280 УК РФ) — по мнению Наталии Юдиной, эта статья стала «правопреемницей» ст. 282 УК РФ.

Увеличилась и доля приговоров по ст. 205.2 УК РФ (публичные призывы к осуществлению террористической деятельности) — за первое полугодие 2019 года у 45 осужденных данная статья была основной, что на шесть человек больше, чем в 2018 году.

Госпожа Юдина заметила, «что обе эти статьи находятся в ведении ФСБ» и в целом, по наблюдениям аналитического центра, «вмешательство ФСБ в расследование уголовных дел увеличивается уже третий год».

С 2018 года в КоАП РФ появилась новая ст. 23.1 (возбуждение национальной ненависти), и ее состав, по мнению экспертов, «полностью дублирует» ст. 282 УК РФ. В Саратове уже вынесено первое решение по этой статье — «некий блогер получил пять суток административного ареста за ксенофобские публикации в социальной сети».

Эксперт заметила, что если сложить число уголовных приговоров и административных решений по статьям о возбуждении ненависти, то можно сделать вывод, что уровень преследований с такой формулировкой снижается.

Но при этом наблюдается резкий прирост числа наказанных по административной статье о пропаганде или публичном демонстрировании нацистской символики, «в отличие от ситуации 2017–2018 годов, когда было небольшое снижение».

По данным центра «Сова», в 2019 году за насильственные преступления по мотиву ненависти было вынесено как минимум четыре приговора против девяти человек. За пропаганду ненависти — 97 приговоров против 102 человек, из которых «Сова» оценивает 12 приговоров против 16 человек как правомерные, «призванные пресечь ксенофобские проявления».

«Еще 15 приговоров против 15 человек, на наш взгляд, вынесены также правомерно — в связи с пропагандой насилия, хоть и не ксенофобского,— говорится в докладе.— Мы не уверены относительно обоснованности пяти приговоров против пяти человек.

И не знаем или не имеем достаточно полной информации о том, что послужило поводом для обвинения, которое легло в основу 66 приговоров против 66 человек».

Руководитель раздела «Неправомерный антиэкстремизм» Мария Кравченко заявила, что «в целом количество неправомерных преследований за высказывания в 2019 году упало». «Мы ожидали, что частичная декриминализация ст. 282 УК РФ даст резкий рост неправомерных преследований по ст.

 280 УК РФ за призывы к экстремистской деятельности, так как она предполагает возможность широкого применения.

Но наши ожидания не оправдались, по этой статье мы зафиксировали только один неправомерный приговор — скандальный приговор студенту Егору Жукову за пропаганду ненасильственного сопротивления властям»,— сказала госпожа Кравченко.

При этом неправомерные приговоры за высказывания все же выносились, говорит «Сова», приводя в пример два приговора по статье о реабилитации нацизма.

Во-первых, случай с наказанием в Волгограде за распространение сатирического изображения статуи Родины-матери в зеленке, которое распространили сторонники Алексея Навального после того, как в Барнауле его облили зеленкой. Один из сотрудников его штаба был приговорен к штрафу.

Другой приговор был вынесен за попытку сравнения политики российских властей и политики Третьего рейха — блогер был приговорен к трем годам лишения свободы за подобное высказывание.

«Реальный срок был связан с тем, что ему было назначено дополнительно наказание за распространение порнографии, но не очень было понятно, насколько было обоснованно это предъявленное ему обвинение»,— уточнила госпожа Кравченко. Она также отметила, что наблюдается тенденция роста неправомерного преследования по статьям об оправдании терроризма (ст. 205 УК РФ): «Эта тенденция нас сильно пугает».

Представители «Совы» отметили, что «единственное важное изменение, которое произошло в 2019 году,— это реформа статьи о нацистской символике».

Туда внесено примечание, что граждан не будут преследовать за демонстрирование нацистской символики, если они таким образом не пропагандируют нацизм или другую запрещенную идеологию. Но, как отметила госпожа Кравченко, пока обсуждалась реформа этой статьи, объем правоприменения по ней «вырос в два раза».

Валерия Мишина, Павел Павловский

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4269839

К чему приведет декриминализация 282-й статьи

Декриминализация статьи

Проект о частичной декриминализации «экстремистской» статьи 282 УК РФ («Возбуждение ненависти либо вражды…») одобрен Госдумой в первом чтении.

 Законопроект предусматривает административную ответственность для граждан, впервые совершивших правонарушение: штраф от 10 000 до 20 000 рублей, административный арест до 15 суток или обязательные работы сроком до 100 часов.

В случае рецидива в течение полугода виновному будет назначена уголовная ответственность в соответствии с прежними нормами — лишение свободы на срок от 2 до 5 лет.

Расплывчатость формулировок и, как следствие, отсутствие единообразия в правоприменении 282-й статьи сделали ее одиозной, отмечают опрошенные Forbes юристы. По их мнению, грядущая декриминализация – палка о двух концах, так как возбуждать административные дела проще, чем уголовные.

«Радует, что произошел переход от слов к действиям.

Декриминализация части 1 статьи 282 необходима именно на законодательном уровне, так как даже разъяснения Верховного Суда Российской Федерации, посвященное судебной практике по делам об экстремизме, не поставило все точки над i, — заявил  управляющий партнер юридического бюро U&Partners Андрей Андреев. — Необоснованно строгая ответственность предусмотрена за действия, по которым нет абсолютно никакого единообразия правоприменения и судебной практики. Понятия «ненависть» и «вражда» размыты – это подчеркнул и ВС РФ».

Инициатором «смягчения» статьи 282 стал президент России Владимир Путин: во время прямой линии он потребовал не доходить «до маразма» с наказанием людей за лайки и репосты в социальных сетях. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков тогда охарактеризовал 282-ю как «так называемую статью о репостах», признав, что закон был составлен неудачно и допускал злоупотребления.

«Печально, что законодатель только сегодня принял решение о декриминализации статьи 282. Вспомнить хотя бы уголовное дело 2010 года в отношении организаторов выставки «Запретное искусство».

Кто присутствовал на судебном процессе, помнит, что все доводы обвинения сводились не к фактам, а к пространным рассуждениям. И каждый судебный процесс по 282 статье выглядит именно так.

А этого в стенах суда быть не должно», — отметил Андрей Андреев.

Декриминализация статьи 282 может дать обратный эффект, спровоцировав всплеск административных дел, предупреждает адвокат, полномочный представитель Российской Федерации в международной юридической ассоциации PraeLegal  Алим Бишенов: «Не стоит недооценивать негативные последствия такого решения. Во-первых, административные дела возбуждать легче, поэтому можно ожидать огромного количества дел по новому составу КоАП РФ. Плюс по этой статье смогут привлекать к ответственности не только физических лиц, но и организации, например, СМИ. Это может стать инструментом ограничения свободы прессы. Также не стоит забывать и о других статьях УК РФ, которые свободно могут заменить статью 282. Например, может увеличиться количество уголовных дел за оскорбление чувств верующих и оправдание терроризма».

Прямых аналогов 282 статьи за рубежом нет, продолжил юрист: «Что касается международной практики, то она весьма неоднородная.

Так, в США свободу слова защищает первая поправка к Конституции, а уголовное преследование возможно только в случае конкретных угроз либо публикации сведений, которые будут признаны клеветой.

Во Франции до года лишения свободы можно получить за провоцирование «вооруженного сборища», а в случае, если провокация удалась, — наказание до 7 лет лишения свободы».

Статья 282 была введена в российское законодательство в 2002 году. Спустя двенадцать лет она была расширена так, чтобы «возбуждением ненависти или вражды» могли считаться высказывания в интернете.

С тех пор количество осужденных неуклонно растет, говорится в докладе Центра экономических и политических реформ (ЦЭПР). Если в 2011 году с такой формулировкой было осуждено 82 человека, то в 2015 уже 369.

В прошлом году по всем «экстремистским» статьям было осуждено 604 человека, из них по 282 статье — 460 человек.

«В обществе есть запрос на смягчение статьи, так как сейчас палка немного перегнута. Поправки оцениваем позитивно, хотя радикально статью они не меняют и риски для граждан все равно остаются», — отметил руководитель ЦЭПР Николай Миронов.

По его мнению, одной коррекции закона недостаточно для изменения ситуации, необходимо, чтобы власть демонстрировала политическую волю непосредственным исполнителям: «То, что мы наблюдаем, это не позиция федерального центра, а эксцесс исполнителей. Чтобы они перестали ориентироваться на количественные показатели, не пытались «срубить палок» и построить на 282 статье карьеру, необходимы многочисленные совещания с силовиками».

Верховный суд тоже должен неоднократно возвращаться к этой теме, продолжил эксперт: «Он должен внушать судам низших инстанций необходимость подходить к вопросу тонко. В настоящее время суды зачастую штампую решения, не желая входить в конфликт с региональными силовиками, в надежде, что их решения поправят вышестоящие инстанции».

Источник: https://www.forbes.ru/biznes/369241-k-chemu-privedet-dekriminalizaciya-282-y-stati

Как менялась статья 282 Уголовного кодекса РФ

Декриминализация статьи

ТАСС-ДОСЬЕ.

19 декабря Государственная дума РФ приняла в третьем, окончательном чтении пакет законопроектов о частичной декриминализации статьи 282 Уголовного кодекса РФ (“Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства”), устанавливающей ответственность за экстремизм. Эту инициативу внес на рассмотрение нижней палаты президент РФ Владимир Путин в начале октября 2018 года.

Редакция ТАСС-ДОСЬЕ подготовила материал об этой статье и планах по ее частичной декриминализации.

История, первоначальный вариант статьи

Статья 282 существовала в Уголовном кодексе РФ с момента его принятия (кодекс был подписан президентом РФ Борисом Ельциным 13 июня 1996 года). В исходной редакции она носила название “Возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды” и вводила две степени ответственности за эти действия.

Если их совершали публично или через средства массовой информации (первая часть статьи), такие деяния наказывались штрафом, ограничением свободы на срок до трех лет или лишением свободы на срок от двух до четырех лет.

Возбуждение розни, совершенное с применением насилия или угрозой его применения, организованной группой или с использованием служебного положения (вторая часть), наказывалось лишением свободы на срок от трех до пяти лет.

В целом содержание 282-й статьи в первоначальной редакции соответствовало статье 74 ранее действовавшего Уголовного кодекса РСФСР 1960 года. “Нарушение равноправия граждан по признаку расы, национальности или отношения к религии”.

Статья 282 была призвана реализовать пункт 2 статьи 29 Конституции РФ, согласно которому “не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть или вражду.

Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства”.

Поправки 2002-2003 годов

29 апреля 2002 года президент РФ Владимир Путин внес в Госдуму законопроект “О противодействии экстремистской деятельности”, в котором было дано определение понятию “экстремизм”, предусматривался запрет на нацистскую символику и так далее.

Вместе с проектом закона рассматривались соответствующие поправки в Уголовный кодекс. 27 июня того же года документы были приняты Госдумой, 25 июля – подписаны президентом РФ.

В рамках поправок появились две новые статьи УК: 282-1 “Организация экстремистского общества” и 282-2 “Организация деятельности экстремистской организации”. Также сменилось название статьи 280.

Если ранее она именовалась “Публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации”, то с 2002 года носит название “Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности”.

8 декабря 2013 года президент РФ Владимир Путин подписал крупный блок поправок в УК РФ, которыми, в частности, полностью изменялось название и содержимое 282-й статьи. Она была переименована в “Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства”.

Было введено наказание за возбуждение ненависти либо вражды или унижение достоинства человека не только по признаку национальной, расовой или религиозной принадлежности, но и пола, языка, происхождения, принадлежности к социальной группе.

Наказание при этом в целом было смягчено: за действия, совершенные публично или через СМИ, максимальное наказание составило не четыре, а два года лишения свободы. Убран минимальный порог лишения свободы за действия, совершенные с применением насилия, организованной группой и так далее.

В качестве возможной меры наказания также были введены исправительные работы.

С тех пор текст основной статьи 282 не менялся. Законом от 28 июня 2014 года была добавлена статья 282-3 “Финансирование экстремистской деятельности”.

Статьи с 275-й по 282-ю УК РФ относятся к преступлениям против основ конституционного строя и безопасности государства.

Правоприменение, критика

Официальных сведений о количестве осужденных по статье 282 за все годы нет.

По данным судебного департамента при Верховном суде РФ, всего в 2003-2007 годах за преступления против основ конституционного строя и безопасности государства и по экстремистским статьям (275-282) были осуждены 276 человек. В 2008-2010 годах их число достигло 925 человек, с 2011 года – 1 647, в том числе в 2017 году – 646.

В 2017 году по статье 282 был осужден 571 человек. Из них у 461 статья 282 была главным составом преступления, у 110 – дополнительным. Оправданы трое, в 99 случаях уголовные дела прекращены, 46 человек, обвинявшихся по этой статье УК, признаны невменяемыми.

В декабре 2018 года в Генпрокуратуре РФ сообщили, что за истекший период было возбуждено 762 дела по 282-й статье, в первом полугодии по ней был осужден 381 человек, в том числе 29 несовершеннолетних.

Среди лиц, в разные годы преследовавшихся или осужденных по статье 282, – журналисты, политики Антон Носик, Константин Крылов, Игорь Артемов и другие.

В разные годы статья 282 УК РФ неоднократно подвергалась критике. По мнению ряда правозащитников, ее положения можно трактовать слишком широко.

В частности, в 2018 году вице-спикер Госдумы Игорь Лебедев (ЛДПР), вносивший законопроект об амнистии всех осужденных по части деяний этой статьи и ее декриминализации, заявлял, что с помощью 282-й статьи наказывают за “мыслепреступления”. По словам лидера ЛДПР Владимира Жириновского, статья является “лишней” и ее необходимо убрать из УК РФ.

Широкий резонанс в СМИ получили сообщения об уголовных делах по статье 282 в отношении интернет-пользователей, которые делали репосты или ставили “лайки” материалам, имеющим экстремистский характер.

К дискуссии о смягчении и частичной декриминализации закона в 2018 году присоединился президент РФ Владимир Путин. В ходе прямой линии 7 июня глава государства согласился, что ситуацию с применением статьи 282 Уголовного кодекса нельзя доводить “до маразма и абсурда”.

Частичная декриминализация

3 октября 2018 года президент РФ Владимир Путин внес в Государственную думу РФ законопроект “О внесении изменения в статью 282 Уголовного кодекса Российской Федерации” и связанный с ним проект федерального закона “О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях”. В пояснительной записке к законопроекту говорится, что изменения нужны “в целях исключения привлечения к уголовной ответственности за деяния, совершенные однократно и не представляющие серьезной угрозы для основ конституционного строя и безопасности государства”.

В первом чтении законопроект был принят Госдумой 15 ноября, во втором – 18 декабря (оба раза – единогласно).

В соответствии с законопроектом, первая часть статьи переводится в Кодекс об административных правонарушениях (КоАП РФ). Административная ответственность предусматривается в этих случаях в виде штрафа для граждан в размере от 10 тыс. до 20 тыс.

рублей, или обязательных работ на срок до 100 часов, или административного ареста на срок до 15 суток, а для юридических лиц предусматриваются штрафные санкции в размере от 250 тыс. до 500 тыс. рублей.

Если такое правонарушение в течение года совершается повторно, будет сохранена уголовная ответственность по статье 282 УК РФ, предполагающей наказание вплоть до лишения свободы на срок от 2 до 5 лет. 

Источник: https://tass.ru/info/5930296

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.