Детская колония для мальчиков

В воронежской детской колонии живут как на вулкане

Детская колония для мальчиков

В Бобровской детской воспитательной колонии содержатся в основном осужденные за тяжкие и особо тяжкие преступления. Так кто же они прежде всего – дети или преступники? Понять это важно, если вспомнить недавние жестокие бунты, прокатившиеся по подростковым колониям.

– Мы действительно живем как на вулкане, – говорит начальник колонии Александр Подорожний. – Контингент серьезный. Прошли в своей небольшой жизни и огонь, и воду, все попробовали. Мы считаем, что наши воспитанники – трудные, запущенные, с превратными ценностями, но все-таки – дети.

Я сегодня 40 минут разговаривал с вновь прибывшими, не официально, а по-простому. Важно было понять, как они сами относятся к тому, что здесь очутились. Себя винят или других, или обстоятельства? Храбрятся для начала! А в душе-то, уверен, кошки скребут. О многом говорили, в том числе и про наколки.

Выйдут из колонии, заведут семьи, а что скажут дочке или сыну про свою буйную юность? Молчат, головы повесили.

Порвать с уголовщиной

Окончательное отрезвление, по словам сотрудников колонии, к юным правонарушителям приходит далеко не сразу. Через полгода как минимум. А пока сильно влияние уголовной романтики, внушенной старшими “наставниками”.

Малолетки пересекаются со взрослыми матерыми уголовниками на пересылке, на этапах, и те заинтересованно “просвещают” ребят. Инструктируют, как должно себя вести, и по мобильной связи. Пацаны, попавшие в их сферу влияния, становятся частью криминального мира, у которого свои законы и нормы.

А тот факт, что в детских колониях жизнь “по понятиям” и особая этика взаимоотношений соблюдаются гораздо строже, чем в среде взрослых, ни для кого не секрет. Эти псевдоистины буквально въедаются в детское неокрепшее сознание и сильно мешают и после освобождения.

Вот парень из семьи знакомых, отсидев в колонии четыре года, полюбил девушку, женился – но и в свою семью перенес правила уголовного мира, и та распалась. Поэтому персонал колонии видит острую необходимость свести контакты малолетних осужденных со взрослыми до минимума.

Но для этого должны появиться отдельные следственные изоляторы для несовершеннолетних, соответствующие мировым стандартам. И с этой мерой нельзя затягивать.

Здесь не пионерлагерь

Сегодня гуманизация содержания заключенных чувствуется во всем. Прошли времена контролеров и инспекторов в яловых сапогах и шинелях, разговаривающих с детьми исключительно с помощью отборного мата. В новом веке такого не услышишь. Похоже, не всем сотрудникам это нравится, но к осужденным положено обращаться на “вы”.

Вежливость тоже воспитывает, позволяет держать дистанцию между сторонами. Ребята, кстати, это ценят. Чистые простыни, уютные спальни с цветами, ровные газоны и дорожки, спортивная площадка с натянутой волейбольной сеткой на секунду напоминают жизнь в детском лагере отдыха.

Но все же здесь – место наказания и исправления, о чем напоминают ограждение по периметру, передвижение исключительно строем и другие режимные моменты.

Строго расписан весь день до отбоя. В 6 часов подъем, зарядка, завтрак, уроки в школе, учебных кабинетах и мастерских профессионального училища.

Каждый имеет возможность получить реальную специальность: слесаря-механосборщика, электромонтера, швейника, столяра, автомеханика и так далее.

Стихи для бабушки

В школе у колонистов бывают и праздники, готовят их сами ребята и учителя. Директор школы Людмила Мурзинцева рассказывает, что один из предметов, включенных в образовательную программу на равных с другими, – организация быта. Здесь он крайне необходим. Чтобы адаптировать к жизни на свободе, к примеру, сирот, ни разу не видевших привычной бытовой техники.

Учат, как завтрак приготовить, прокладки в кране поменять. Встречаются среди осужденных и совершенно неграмотные, поэтому буквари здесь – тоже не диковинка. Самым младшим 14-15. Максимальный срок наказания – до 10 лет. Освободившись от груза уголовных привычек и беспорядочной жизни, ребята, к собственному удивлению, раскрывают в себе способности к творчеству. На досуге мастерят.

Расписывают альбомы по примеру солдатских. Лепят, рисуют. В музее колонии собрано немало удивительных работ. А Сергей Лихачев открыл в себе поэтический дар. Его стихи светлы и романтичны, с четкой рифмой, хорошим литературным слогом. У него очень непростая судьба. Мамы не стало в семь лет, отец к той поре ушел из семьи, и мальчугана воспитывала бабушка.

Видать, не очень он ее слушал, раз курить начал с 6 лет, а пить – с 10. Так и дошел до преступления и колонии. Сегодня он учится, работает в мастерских с одной, как сам признался, мыслью – порадовать бабушку. Еще не посвятил ей ни одного стихотворения, но обязательно напишет.

Дано ли пацанам оценить заботу или они воспринимают все огромные затраты государства на их содержание и обучение как должное? Пока, похоже, такими мыслями они себе головы не забивают. Возможно, после разберутся.

Что дальше

Кто же виноват в конечном счете? Школа, родители, неумение взрослых общаться с подростками в переходном возрасте, равнодушие окружающих? Наверное, все вместе. Здесь у них быстро заканчивается детство, да и каким оно было? Изломанным, безрадостным, и наследство они в нежном возрасте получили тяжелое – у большинства психические отклонения.

Остается в их душах разве что некая идеальная вера, что понравившаяся на воле девчонка обязательно дождется. А еще все без исключения мечтают об условно-досрочном освобождении. Но его надо заслужить, выстрадать. При условии, что ребята, как сказала Людмила Мурзинцева, “встанут на нашу сторону”.

На осознание, что воспитатели – не враги, а друзья, требуется время. И умение встать над “понятиями”. Похоже, это не у всех получается. Тем не менее уже в этом году на условно-досрочное освобождение отправили 27 человек, еще пять дел с ходатайством из колонии находится в суде. В прошлом году освободили 25 колонистов.

Двое из них снова пошли на преступление – это много или мало? В конце 2003 года, по словам заместителя начальника колонии Виталия Бургонова, вышли поправки к закону, и досрочно освободились сразу 200 человек. Через год колонии стали принимать их обратно: легко доставшуюся свободу не оценили. Иногда повторное попадание происходит сознательно.

Банальная житейская проза: бывший осужденный не может найти работу, кров над головой и, помыкавшись, идет на кражу из ларька, чтобы дали небольшой срок. Один из собеседников склонен считать, что виной тому не только равнодушие общества, но и излишняя гуманизация системы исправления.

Период колонии – как волнорез между прошлым и будущим, и окончательный выбор, к какому берегу примкнуть, какой путь выбрать после освобождения, остается все-таки за ними, повзрослевшими.

мнение

Елена Гудкова,
ответственный секретарь комиссии по правам человека областной администрации:
– проблема в судьбах малолетних осужденных в том, почему они попадают в колонии и чем будут заниматься после освобождения.

Если вернутся в свое “логово”, где их ожидают те же дружки и родители-алкоголики, то, как мне кажется, итог всей гуманизации и почти “санаторной” жизни за колючей проволокой, все ежедневные усилия воспитателей и психологов могут пойти насмарку.

Чтобы у ребят хватило сил на воле порвать с прошлым, эстафету воспитателей обязаны подхватить органы местного самоуправления. Жилье, устройство на работу – с этими трудностями им придется столкнуться в первую очередь. Романтика уголовной жизни буквально проповедуется и с телеэкранов.

Преступления расписываются с такими подробностями, что воспринимаются парнями с неустойчивой психикой только в качестве инструкции к исполнению. Жаль, что над этим не задумываются создатели боевиков.

Источник: https://rg.ru/2007/11/22/reg-chernoz/kolonia.html

«Мы не называем их заключенными, они — воспитанники». Репортаж из детской колонии в Гамово

Детская колония для мальчиков

Перед нами обычная школа. Но это на первый взгляд. Чтобы попасть сюда, надо пройти через заборы с колючей проволокой, КПП, металлорамки, а после специальный человек проверит твои карманы и попросит оставить на входе запрещенные вещи.

В воспитательную колонию в поселке Гамово мы попали в разгар конкурса для учителей — оказывается, и за решеткой есть свой «Учитель года». Преподаватели со всей страны приехали в пермскую детскую колонию — мы, например, попадаем на урок к учительнице из Волгограда, она рассказывает о жизни инвалидов. А вообще, как признаются учителя, здесь дети привыкают к каждому педагогу примерно полгода. 

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

С виду — обычная школа

Тимофей Калмаков

«Здравия желаю!»

В России 23 «детские» колонии, из них всего две — для девочек. В пермской воспитательной колонии сейчас всего сто мальчиков, а рассчитана она на 450 человек. Все они либо из Пермского края, либо из Татарстана. Это устоявшаяся годами «география». По возрасту — от 14 до 18 лет. 

— Можно сказать, что сейчас детской преступности стало меньше. Она падает примерно с 2007 года — в тот год в колонии было более 400 человек. А еще раньше, до 1992 года, в Пермском крае было две воспитательные колонии, в каждой содержалось по 600 человек, — рассказывает начальник колонии Сергей Барбашин.

Начальник, кстати, молодой. Он сразу просит не называть его подопечных осужденными. Здесь их называют воспитанниками.

Начальник колонии Сергей Барбашин

Тимофей Калмаков

При виде Барбашина подростки нараспев выдыхают: «Здравия желаю!» На нас смотрят внимательные настороженные глаза. Детского в них мало. Они повзрослевшие. Самые популярные здесь статьи УК: сбыт наркотиков, кражи, грабежи, разбои, на которые часто идут в состоянии опьянения и компанией. Несколько человек сидят за изнасилование или убийство.

По нашей информации, сейчас здесь отбывает наказание и один из подростков, напавших с ножом на учеников и учительницу школы в Мотовилихинском районе. У них — большие сроки, но максимум — до 10 лет, к более длительным несовершеннолетних приговорить нельзя. Если 18 лет наступает, а срок еще не кончился, воспитанника могут оставить здесь, если он хорошо себя вёл.

 В противном случае «досидеть» придется во взрослой колонии общего режима.

На открытом уроке у учительницы из Волгограда

Тимофей Калмаков

— Тех, кто выходит по УДО, мы передаем соцработникам, пытаемся устроить их судьбу. У них есть все шансы встать на ноги, — делится Сергей Барбашин. — Из колонии ребята выходят, идут учиться, заводят семью, успешно работают. Но есть и другие истории: снова и снова получают сроки, только уже во взрослой колонии.

Повторные кражи — самая распространенная причина рецидива. По решению судьи осужденные прибывают в воспитательную колонию, но на строгие условия содержания.

Гуляют только в прогулочных двориках, находятся только в одном корпусе, который нельзя покидать. Воспитатели и школьные учителя приходят к ним в отряд. Все уроки идут по обычной школьной программе.

Если ребята не нарушают режим, через полгода со строгих условий их переводят на общие.

Тимофей Калмаков

«За что попал сюда, даже говорить не хочу»

— Дети жестоки, но есть конкретные причины, почему ребенок становится таким. Смотря как воспитывать — подросток может переосмыслить все. От отношения зависит очень и очень многое, — продолжает Сергей Барбашин, пока мы идем в общежитие, где живут отряды. В кирпичной четырехэтажке два этажа законсервированы. Подростков мало, поэтому и получились «лишние» площади.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

Пока идем, слышим, как нестройный хор выводит «Москва, звонят колокола!» — это отрядная песня сегодняшнего дня, с ней ребята колонной двигаются к столовой. В колонии пятиразовое питание. В рационе обязательно фрукты, творог, молоко, сладости. 

С песней идут в столовую

Тимофей Калмаков

Распорядок дня здесь — общий для всех. В 6:00 подъем, потом — уроки в школе, после обеда — занятия в училище. Отбой в 21:00. А в школьные каникулы для ребят проводят футбольные матчи, викторины, брейн-ринги, здесь проходят практику студенты педуниверситета, работают кружки, есть даже кружок каллиграфии.

В спальне со стен смотрят миньоны, мультгероев нарисовали сами подростки. Здесь нет двухъярусных коек, обязательно предусмотрены ортопедические матрасы. На каждой кровати — карточка воспитанника. Некоторые перечеркивают красные линии. Это означает, что осужденный склонен к побегу.

В комнате общежития

Тимофей Калмаков

Еще один рисунок воспитанников на одной из стен

Тимофей Калмаков

В актовом зале негромко звучит телевизор. Отдельно от всех сидит худощавый парень и читает «Хронику Чернобыля». Все остальные смотрят сериал «Воронины».

Подростки смотрят фильм

— Я здесь много читаю. Люблю исторические книги, — отвечает нам на вопрос подросток. — На воле я состоял в клубе исторической реконструкции. За что попал сюда, даже говорить не хочу.

Что удивительно, в отрядах разрешили завести живые уголки. Здесь живут рыбки, черепашки, был кролик Степа (его пришлось отдать), недавно появились улитки-ахатины, которых подарил пермский омбудсмен Павел Миков. 

А кто-то читает «Чернобыльскую хронику»

Тимофей Калмаков

В качестве поощрения время от времени дети выезжают в цирк. В апреле ездили на военную выставку, когда на вокзал Пермь II прибыл поезд с боевыми трофеями из Сирии. Выезжают группами по три-четыре воспитанника. В колонию приезжал Юрий Куклачев с выступлением и «Уроками доброты».

В Гамово он оставил портреты своих кошек-артистов. В гости к воспитанникам приезжали и параолимпийские чемпионы. Сами воспитанники каждый год выезжают в Пермское кадетское училище и живут в военно-полевом лагере.

Вместе с кадетами воспитанники также проходят полосу препятствий, играют в зарницу.

«С родителями мы эту тему не поднимаем»

Еще одно открытие — в колонии есть интернет, но жестко фильтрованный. Зайти в Сеть можно в кабинете информатики — и только на разрешенные сайты, например ломоносовской библиотеки. На сто человек есть 11 таксофонов.

Каждому воспитаннику разрешено говорить до 15 минут в день. Чтобы позвонить, надо написать заявление, которое должен подписать начальник колонии. На 8 Марта воспитанники выезжают в женскую колонию № 32 с концертом.

Воспитанники могут звонить домой — по 15 минут в день

— Они же еще дети, кто-то очень скучает по маме. Мы видим, что дети и женщины быстро находят общий язык. В колонии у нас одна из самых важных дат — это День матери, — признается Сергей Барбашин.

В прошлом году воспитанники решили устроить флешмоб и выстроились в слово «мама». 

Невольно смотрю на руки подростков. У некоторых наколки.

— Делают их на воле. Я встречаю пацанов. «Сереж, — говорю, — что с руками? Почему шрамы, у тебя же “перстни” были», — говорит Барбашин. — Отвечает: «Пришлось сводить, и на работу из-за них не берут». 

Васиф находится в колонии за разбой, учится на облицовщика-плиточника

Перед нами два подростка. Обоим по 18 лет. Васиф приехал из Татарстана.

— Я остался тут до 19 лет. Здесь учусь на облицовщика-плиточника. Со временем привык к распорядку здесь. Первый месяц было сложно, был страх. Мама приезжает часто на длительные свиданки. На короткие — приезжают друзья, — рассказывает Васиф. — Здесь я нахожусь уже год за разбой. Год провел в СИЗО. С родителями мы не поднимаем тему, что я сижу здесь.

Влад хочет получить высшее образование

18-летний Влад в колонии находится два года — за грабеж. 

— Здесь я люблю ходить в спортзал, играть в теннис. Мама и папа ко мне приезжают, поддерживают меня. Очень хочу летом уйти отсюда по УДО. Хочу сейчас окончить 11 классов, постараюсь получить высшее образование, — делится планами Влад.

ДИЗО и оригами

В колонии есть островок за заборами и колючей проволокой. Везде замки и вышки. Это дисциплинарный изолятор и корпус, где сидят на строгих условиях. В ДИЗО подростков направляют за систематические нарушения: отказ идти на зарядку, уход без разрешения с участка, непришитая нагрудная табличка. ДИЗО назначают до семи суток.

У входа в ДИЗО

Когда мы пришли, ДИЗО был пустым, все четыре камеры свободны. В коридоре звучит радио. Внутри камеры нары, пристегнутые к стене, кнопка громкой связи, прибитые к полу лавка и стол.

Из ДИЗО попадаем в отряд со строгими условиями содержания. Там всего четыре подростка. Некоторые из них перейдут в колонию общего режима. Когда мы пришли, плечистые воспитанники занимались… оригами и квиллингом (кручением бумажек). На парте стоял огромный бумажный лебедь с витиеватым оперением.

В отряде со строгими условиями содержания

Эти воспитанники всегда находятся в пределах одного корпуса. Школьные учителя приходят к ребятам сюда в учебный класс. Есть отдельный тюремный дворик.

«Некоторым детям нам приходилось рассказывать о потере близкого человека»

Комната психолога, словно отдельный от колонии мирок. Здесь есть маленький фонтан, висячий гамак. Здесь можно рисовать песком, слушать приятную музыку или лепить из соленого теста. Есть электрический камин, мягкие пуфики. По сути, это сенсорная комната. Здесь же психологи работают и с сотрудниками колонии.

В кабинете психолога

Тимофей Калмаков

В любой момент каждый подросток может прийти в комнату к психологу. Один из приемов разговорить подростка — дать ему безликую белую театральную маску и предложить раскрасить ее. 

— Это маскотерапия. Если мы видим на маске синие цвета или вообще темные краски, значит подросток испытывает стресс, — рассказывает психолог при колонии Алена Ожгихина.

— Наша задача — снять стресс, вовремя выявить деструктивное поведение, Каждому человеку нужна помощь. Здесь мы работаем, если есть суицидальные проявления, если есть алкогольная зависимость.

Некоторым детям приходилось говорить о потере близкого человека. Здесь другие условия. Дети чувствуют это.

Тимофей Калмаков

Р. S. Интервью с осужденными были опубликованы с их письменного согласия.

Источник: https://59.ru/text/gorod/66055486/

Как живут осужденные Алексинской колонии для подростков: репортаж

Детская колония для мальчиков

Фото и видео Сергея Старикова.

В десяти километрах от центра Алексина находится воспитательная колония. Здесь подростки отбывают наказание за разбои, убийства, изнасилования и другие серьезные преступления. Возраст осужденных здесь – от 15 до 19 лет.

История колонии началась в 1932 году. За это время она успела побывать в статусе учреждения для взрослых уголовников, лагеря военнопленных, межобластной туберкулезной больницы и детской трудовой колонии. В девяностые численность контингента достигала 800 человек, сейчас здесь всего 16 осужденных.

Один из отбывающих здесь наказание — Константин (имя изменено), фигурант некогда громкого для Тульской области дела. Совершил преступление в мае 2017 года, тогда ему было всего 16. Преступление шокирует своей бессмысленной глупостью: возвращался пьяным с дня рождения приятеля и кинул обломок кирпича в голову 28-летней женщине.

Потерпевшая была на восьмом месяце беременности, не заметить этого было нельзя. Упавшую на землю жертву подросток жестоко избил ногами, бил и по животу. Женщина потеряла ребенка…

Приговор суда — 4 года и 8 месяцев лишения свободы.

По словам Константина, в АВК «как бы неплохо». Пятиразовое питание, возможность ходить в «качалку», заниматься на турнике и брусьях. Но на свободе обещает сделать всё, чтобы снова не попасть в подобное место.

– Мне кажется, я стал лучше. Если бы остался на воле, мне кажется, результат был бы намного хуже. Здесь я нашел друзей, нашел свое любимое занятие — занимаюсь спортом, и мне это очень нравится. Я не жалею о том, что попал сюда…

Ответ очень похож на попытку заслужить одобрение со стороны руководства колонии, правда? Хотя, может, у парня действительно всё было очень плохо на свободе. Но где же тогда были родители и социальные службы, которые обязаны выявлять такие семьи?

Пай-мальчиков здесь нет

В сентябре 2011 года в Алексинской ВК был бунт. Зачинщиками оказались несколько заключенных, которых вскоре должны были отправить во взрослую колонию.

Четверо сотрудников дежурной смены не смогли противостоять сотне опьяневших от ярости и безнаказанности подростков. Последние крушили всё, что попадало в поле зрения: выбивали окна, ломали мебель, жгли матрасы.

Особого «внимания» удостоился кабинет начальника учреждения — там разбили всю оргтехнику и уничтожили важные документы.

Спасаясь от разъяренной толпы, один из сотрудников учреждения выпрыгнул со второго этажа и сломал обе ноги. Мужчине пришлось отползти в безопасное место и ждать, когда его эвакуируют поднятые по тревоге коллеги.

Переговоры вели и. о. начальника колонии и замначальника УФСИН региона. Договаривались в клубе, стоя перед вооруженными заточками и дужками от кроватей сидельцами.

Да, кстати, во время бунта подростки предусмотрительно не тронули только столовую — кушать-то всегда хочется!..

14 июня 2019 года – День воспитательных служб уголовно-исполнительной системы. О том бунте в колонии, конечно, уже ничего не напоминает. На плацу стоит группа одетых в разную спортивную одежду подростков, напротив — сотрудники и руководство учреждения.

Между ними, словно во главе стола, сидят двое приглашенных на мероприятие ветеранов в форме, которым предстоит поделиться с несовершеннолетними преступниками своим патриотизмом и воспоминаниями о славном, несомненно героическом прошлом.

Заключенные переминаются с ноги на ногу и периодически бросают заинтересованные взгляды на снимающих происходящее журналистов и их технику.

В этот день в АВК открылся всероссийский проект «Эстафета поколений» и стартовал региональный этап X Всероссийской спартакиады несовершеннолетних осужденных. В начале церемонии на флагштоке подняли флаг России, после чего начальник учреждения Владимир Ветров вручил одному из воспитанников золотой значок ГТО.

Затем были музыкальные паузы из песен Высоцкого, которые исполнил подросток с внешностью обычного, казалось бы, парня с улицы. Оказалось — он тут за групповое изнасилование. Один из его подельников пока стоит в строю напротив, а второй отметил восемнадцатилетие и поэтому уже сидит в обычной колонии.

Они ни на что не жалуются

По словам начальника АВК, воспитательный процесс организуют с учетом индивидуальных особенностей осужденных.

Результат будет, только если иметь интерес к работе, а в подопечных видеть прежде всего детей. К слову, некоторых из них приходилось учить даже такой элементарной вещи, как пришивание пуговиц.

Был случай, что только здесь подросток узнавал, как выглядят котлеты, и сначала отказывался их есть.

Владимир Ветров, начальник Алексинской воспитательной колонии

– Хочу сказать, что пацаны, которые здесь, — они намного смышленее тех, кто «за периметром».

Объясню почему: приезжают к нам из различных школ и начинают жаловаться: где-то ямка, где-то поле скользкое, где-то мячик слишком круглый… А эти молодцы — они ни на что не жалуются. Идей много, но в силу возраста чуть-чуть навыков пока не хватает.

Наша задача эти навыки им привить, что-то дать такое… Может, это высокие слова, но что им в семье не дали, недолюбили, по голове не погладили, — вот, может быть в этом заключается наша работа.

На территории ВК есть своя общеобразовательная школа. Как рассказала директор Найля Кудлачева, преподают те же самые предметы, что и в обычной средней. Отличий в плане учебного процесса немного — например, это отсутствие домашних заданий.

Прошедший год Найля Набиуловна оценивает положительно — у учеников в основном четверки. Один из них получил аттестат об окончании средней школы, а другой — об основном общем образовании.

Помимо основного образования осужденные подростки получают профессиональное, по трем специальностям: «оператор копировальных и множительных машин», «швея» и «плотник». Также в колонии есть подсобное производство и подсобное хозяйство, так что бездельничать здесь не получится.

Если же кто-то из воспитанников заболеет, первичную помощь он сможет получить, не выезжая из колонии. В медчасти есть терапевт, стоматолог, педиатр, психоневролог, невролог и дерматолог.

По достижении совершеннолетия из АВК подростков направляют во «взрослые» колонии, которые меньше похожи на пионерлагерь. Там им придется уже по-другому отвечать за свои поступки.

Галерея

Источник: https://myslo.ru/news/criminal/2019-06-18-kak-zhivut-osuzhdennye-aleksinskoj-kolonii-reportazh

Как выглядят детские изоляторы в США

Детская колония для мальчиков

Мы уже как-то осуждали Тюремную индустрию США, а так же как сидят в Калифорнии. Предлагаю теперь взглянуть на детские изоляторы в США.

Фотограф Ричард Росс много лет снимает детские изоляторы в США. Он создал большой проект, выпустил книгу и провел несколько выставок под названием «Juvenile In Justice».

1.

В тюрьмах США сидит 90 тысяч несовершеннолетних. Америка – одна из редких стран мира, где к смертной казни приговаривают подростков, начиная с 13-14 лет. Правда, в «рамках гуманизации» им заменяют казнь пожизненным заключением. Подростков с таким приговором – больше 2 тысяч.

2.

Судебная система в США – одна из самых строгих в мире. Во многом она содержит в себе даже средневековые элементы. Один из этих элементов – отношение Системы к преступлениям подростков.

Если сигареты или алкоголь в большинстве штатов им не продают до 21 года, то приговорить к смертной казни несовершеннолетних могут с 13 или 14 лет. Лишь ещё три страны в мире на практике реализуют такое право – Израиль, Танзания и ЮАР.

Однако в них к смертной казни в общей сложности приговорено только 12 подростков, тогда как в США – почти 2,3 тысячи (73 из них были приговорены в ней, когда им было 13-14 лет).

3.

Вообще же положение о возможности приговорить несовершеннолетнего (до 18 лет) к смертной казни есть у 41 штата США.

Лишь в 2005 году Верховный суд США на практике отменил смертную казнь для них, заменив её на пожизненное заключение. Причём – без права на досрочное освобождение.

У таких заключённых есть лишь одна возможность выйти когда-либо из тюрьмы – это «заработать» смертельное заболевание и находиться на предсмертной стадии (к примеру, рак или ВИЧ).

4.

Но судебная система разнится от штата к штату.

К примеру, во Флориде перед судом можно предстать уже в 12 лет, в округе Колумбия к смертной казни приговаривают только с 19 лет (и вообще ювенальный суд тут действует до возраста 21 год), в штате Мичиган обоим родителям раз в год оплачивают дорогу туда и обратно до тюрьмы, где сидит их ребёнок.

В 26 штатах суды могут посадить ребёнка в тюрьму за то, что он сбежал из дома или прогуливает школу. Но какие-то важные решения остаются только в компетенции федеральных органов. Так, Верховный суд в 1980 году постановил, что подростки должны сидеть в тюрьме отдельно от взрослых.

(Количество подростков в тюрьмах в разных странах мира, на 100 тыс. населения. В США их число по этому параметру примерно в 100 раз больше, чем в Финляндии и Швеции)

В США – около 3 тысяч ювенальных исправительных учреждений, в т.ч. около 1 тысячи – колоний. Численность детей в этих учреждениях от 10 до 300 человек. 2/3 заключённых подростков – цветные или латиносы.

5.

Исследование показало, что очень часто решение о заключении в тюрьму подростков никак не связано с тяжестью совершённого преступления. Обычно это какие-то мелкие кражи, нарушения общественного порядка или преступления, связанные с наркотиками. Упомянутый уже Калиф Браудер попал в тюрьму за кражу. Девушка Джейми оказалась за решёткой из-за мелкого хулиганства.

В решениях судей можно проследить влияние разных предрассудков, в том числе и расистских. Например, из 257 детей в Чикаго, которые за период с 2010 по 2012 год подверглись взрослому наказанию, только один был белым. А в целом по стране среди малолетних преступников, заключённых во взрослых тюрьмах, в 10 раз больше чернокожих.

6.

Опасность для общества представляет то, что ни перед выходом на свободу, ни после подростки не проходят никаких реабилитационных программ, которые помогли бы им вернуться в общество и к нормальной жизни.

С учётом того, что они фактически не получали нормального школьного образования, их шансы на благополучное устройство в жизни оказываются невелики. Очевидно, что содержание подростков во взрослых тюрьмах готовит из них преступников.

Исследование показало, что у тех подростков, кто отбывал наказание во взрослых тюрьмах, шансы повторно оказаться на нарах за насильственные преступления на 77% больше, чем у тех, кто прошёл через тюрьмы для несовершеннолетних.

Известно, что разум подростков очень гибок и обладает уникальной способностью к переменам. Из-за недоразвитости сознания подростки более склонны совершать необдуманные поступки, приводящие к проблемам с законом, но благодаря гибкости у них есть больше шансов преодолеть эти ошибки и реабилитироваться. Государство, загоняя их во взрослые тюрьмы, лишает их этого шанса.

7.

Средняя стоимость содержания одного ребенка в заключении — $80 000 в год. На всех детей США тратят более чем 5 млрд долларов.

8.

Согласно данным, обнародованным американской организацией The Campaign for Youth Justice, борющейся с произволом в отношении несовершеннолетних в тюрьмах для взрослых, дети в исправительных учреждениях все чаще становятся жертвами крайне жестокого обращения, как со стороны надзирателей, так и сокамерников. В докладе организации представлен список подростков, подвергшихся пыткам, сексуальному домогательству и изнасилованиям в американских тюрьмах за последние годы.

9.

10.

11.

12.

13.

14.

15.

16.

17.

18.

19.

20.

Это копия статьи, находящейся по адресу http://masterokblog.ru/?p=45333.

Источник: https://masterok.livejournal.com/5581792.html

Это было еще до макаренко..

Детская колония для мальчиков

“Эта фотография , вероятно, у многих  вызывает ассоциации с  именами Дзержинского или Макаренко. Но я хочу напомнить совсем другие имена…

Проблема борьбы с детской беспризорностью и преступностью в России возникла сразу после отмены крепостного права. Нищета значительной части населения была главной причиной детской беспризорности.

 Число сирот и брошенных детей с конца XIX– начала XX века стало увеличиваться год от года. Кроме этого десятки тысяч детей осиротели, были потеряны или брошены во время русско-японской войны, революции 1905–1907 гг., переселенческой деятельности П.А.

Столыпина, в период первой мировой войны.

С конца XIX в. детская преступность стала значительно опережать взрослую.Так, с 1884 по 1894 г. общая преступность увеличилась на 7%, а детская – на 15%; с 1901 по 1910 г. – общая на 35%, детская – на 112%.

Из всех малолетних преступников две трети были сиротами, более половины – неграмотны, если грамотой считать только умение читать. В 90% случаев совершаемые детьми преступления были преступлениями против собственности, т. е.

дети совершали их, побуждаемые инстинктом выживания.

Перед обществом остро стал вопрос попечения о детях. По всей стране стали создаваться общества, пытающиеся с помощью частных пожертвований создать систему воспитания в которой основой был труд.

Необходимо было дать сиротам и детям из обнищавших слоев населения не только кров и пропитание, но и обучение, в первую очередь, обучение трудовым навыкам.

Это в дальнейшем должно было помочь детям самим зарабатывать на жизнь и отвратить их от скатывания в преступную среду.

С этой целью организовывались приюты, дома трудолюбия, а также детские трудовые колонии.

Группа мальчиков у здания Дома трудолюбия для детей-подростков Галерной гавани. Санкт-Петербург.

Начало 1900-х. Фото ателье К. К. Буллы

В домах трудолюбия подростки могли не только получить трудовое обучение, но и бесплатные обеды, а иногда – и кров, возможность закончить начальную школу.

Было важно поддержать подростка до момента достижения возраста, когда его уже могли взять работать на фабрику или завод. Подростки обучались по выбору ремеслам: сапожному, столярному, слесарному, токарному, переплетному, а также плетению корзин.

Особо успевающим выплачивалась зарплата от 3 до 5 коп. в день (сумма выдавалась по окончании обучения).

Помимо того, благодаря энтузиастам возникали идеи гармоничного развития при помощи труда.Усилия были направлены, главным образом, на детей рабочих окраин, которые и пополняли группу неблагополучных детей.

Одним из таких энтузиастов был С.Т.

Шацкий, который считал, что всестороннее развитие невозможно без трудового воспитания, без умения трудиться, что труд имеет наибольшую воспитательную ценность тогда, когда школьники осознают его необходимость и рассматривают свой труд как частицу общего труда.

Станислав Теофилович на деньги благотворителей организовал летнюю трудовую колонию “Бодрая жизнь”. Основой жизни детей в колонии был физический труд. Шацкий понимал воспитание как организацию жизни детей, которая складывается из физического труда, игр, занятий искусством, умственной деятельности, социальной жизни.

В деле обучения применялся комплексный подход, например, занятия цветоводством тесно были связаны с естествознанием. При этом стремились к гармоничному развитию: в колонии использовались поездки в театры, на природу, на экскурсии.

Задолго до Макаренко или Сороки–Ресовского были предложены основы приучения к творческому труду, а также заложены идеи о роли коллектива в процессе воспитания, разработаны основы самоуправления. К сожалению, царское правительство усмотрело в идеях Шацкого основы социализма, педагог оказался в списке наблагонадежных.


С.Т.Шацкий с колонистами колонии “Бодрая жизнь” в Калужской области.

Государство же, озаботившись увеличением малолетних преступников, взялось урегулировать процесс их содержания.

Правила об устройстве приютов были установлены Законом 5 декабря 1866 г.

В соответствии с правилами приюты учреждались для исправления несовершеннолетних, отданных туда по судебному приговору; однако, в законе не содержалось воспрещение помещать в те же заведения и детей бесприютных, нищих или отдаваемых по воле родителей.

Таким образом, в приют попадали дети разных групп.


Детский приют трудолюбия св. Ольги. Санкт-Петербург. 2 мая 1899 г. Фото ателье К. К. Буллы

По проекту Уголовного уложения предполагалось устройство двоякого рода заведений для малолетних: исправительно-воспитательных — для приговоренных по суду, коим деяние вменено в вину, и воспитательных — для прочих малолетних.

В исправительно-воспитательные заведения с более суровым режимом могли быть помещаемы дети и воспитательных учреждениях, если в этом признавалась необходимость.

По закону приюты устраивались правительством, но также призывались земства, общества , а также и частные лица.

В действительности к 1902 году государством  не было открытони одного правительственного приюта, между тем как частных учреждений к 1 января 1901 г. было—43, а к 1 января 1902 г. уже— 46.

Исправительные и воспитательные заведения учреждаются не иначе как с разрешения министра юстиции. В Министерство юстиции ежегодно приютами представляются отчеты; в случае обнаружения каких-либо нарушений в управлении приюты могут быть закрыты. Согласно Закону 21 марта 1890 г., в число лиц, участвующих в управлении заведением, входят и тюремные инспекторы.

Приюты неправительственные приняты по Высочайшему повелению 23 февраля 1895 г., под Высочайшее Его Императорского Величества покровительство и пользуются государственной поддержкой.

Если приют земледельческий, то ему в пользование отводится казенный участок земли; все принадлежащее приюту недвижимое имущество освобождается от сборов в пользу казны; приютам выдается тюремными комитетами из арестантских сумм та сумма, в какую комитетам обходятся пища и одежда арестанта.Кроме того, губернским земским собранием предоставляется отчислять из земских арестных сумм до 10%; с родителей находящихся в приюте детей может быть взыскиваема плата за содержание и воспитание детей, но с тем, чтобы с недостаточных родителей плата не превышала 3 руб. в месяц.Содержащиеся в приютах получают элементарное образование и техническое; при этом приюты могут быть устраиваемы или ремесленные, или земледельческие, или смешанные.

Порядок содержания в приютах, план обучения, дисциплинарные взыскания и т. д. определяются уставами заведений; закон указывает только, что в случае побега бежавший возвращается в приют и содержится там под строгим присмотром и отдельно от других, но, впрочем, не долее месяца.

Как отмечается, к началу 20-го века количество помещаемых в приюты малолетних сравнительно с общим числом судимых малолетних почти ничтожно.

К 1 января 1898 г.

во всех заведениях было только 1414 питомцев, в то время как число подлежащих отдаче — до 4000.

Кроме того, как видно из отчетов отдельных заведений, большинство из них были материально крайне не обеспечены.

Первым таким приютом был приют Рукавишниковых в Москве.

Коллектив энтузиастов на деньги благотворителей предпринял попытку воспитания неблагополучных детей путем трудового обучения, образования и всестороннего развития.  Результаты перевоспитания впечатляли, по метод Рукавишниковых изучали даже зарубежом.

Мебельная мастерская Рукавишниковского приюта. Москва. 1900-е.

Петербургская колония в Изваре известна еще меньше, неизвестно и имя Беклешева, руководителя колонии. Между тем, колония существовала за счет Общества земледельческих колоний и также успешно решала задачу перевоспитания малолетних преступников всесторонним образованием и трудом.

В 1913 году в России уже насчитывалось 921 заведение подобного типа, из них воспитанников примерно 79% относились к категориям сирот, остальные формально имели родителей, но по существу являлись беспризорными или же происходили из семей, которые не могли дать им средства к существованию.

Практически все заведения могли существовать лишь благодаря щедрым пожертвованиям.

Условия жизни детей в приютах значительно различались между собой и зависели во многом от того, насколько добросовестно относились к делу различные опекавшие их благотворительные организации, а также от добросовестности воспитателей и обслуживающего персонала.

Материалы инспекций детских приютов дают примеры разворовывания средств, предназначенных для детей, скудного питания, плохих условий проживания и т.д., но дают также и примеры приютов, где дети хорошо одеты, питались качественной пищей, хорошо усваивали учебный материал, охотно трудились в мастерских или в поле.

С началом Первой мировой войны проблема детской беспризорности усилилась. С 30 июля 1914 года начало свою деятельность Общество помощи бесприютным и беспризорным детям призванных на войну.

Один из первых приютов, открытых обществом, располагался в Новгородской области близ станции Торбино.

Различными благотворительными обществами открывались ясли и сады (так называемые дневные убежища) для детей солдат и ополченцев, чтобы матери могли работать, пока дети присмотрены, также создавались санатории, столовые.

Воспитанники приюта Общества Помощи бесприютным и беспризорным детям призванных на войну» пилят дрова. Август 1916 г., Новгородская губерния, ст. Торбино [имение Отрадное], фотоателье Буллы.

Воспитанницы приюта в Торбинодетям доят коз

С проблемой массового сиротства и беспризорничества, послереволюционная Россия столкнулась уже в первые годы советской власти. Декретом СНК РСФСР от 9 января 1918 г. «О комиссиях для несовершеннолетних» детские дореволюционные приюты и сиротские дома преобразовывались в государственные детские дома и передавались в ведение специально созданных комиссий.

Группа воспитателей и воспитанников детской трудовой колонии им.А.В.Луначарскогоу Царскосельского дворца. 1918 г.,Детское Село, фотоателье Буллы.

Воспитанники бывшего Царскосельского приюта. Детское село, 1918

В 1917—1918 годах детские дома находились в непосредственном подчинении Народного Комиссариата социального обеспечения, а с 30 мая 1918 г. передавались в ведение Наркомата просвещения (специальным декретом СНК). Отныне все дети России признавались детьми советского государства и находились под его защитой.

Начала реализовываться возникшая еще в конце 19 века идея о том, что социальное обеспечение детей должно быть в ведении государства

Аркадий Шайхет, 1926. Обучение беспризорников сапожному делу

Купание беспризорника. Москва, 1927. Аркадий Шайхет

Группа воспитанников детского дома Наркомпроса №11 для детей испанских рабочих (слева направо):Ферми Ливре Диас (г.Овьедо), Хозе Бисенте (г.Мартинес), Альфредо Фернандес Прендес (г.Овьедо),Эмилио Гарсиа Родригес (г.Мадрид), Хозе Мануэль Мартинес (г.Саам)

за конструированием подъемного крана. Март 1938 г., г. Пушкин

.

Юные коммунары — воспитанники детдома, созданного чекистами и красноармейцами при Kубанo-Черноморском областном отделе ГПУ и 47-м отдельном дивизионе. 1923 г.

Источник:
Таганцев Н.С. Уголовное право (Общая часть). Часть 2. По изданию 1902 года. Allpravo.ru. – 2003

Источник: https://skaramanga-1972.livejournal.com/359381.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.