Дисбат в нижегородской области

Дисбат в армии

Дисбат в нижегородской области

Время чтения: ~6 минут Елена Павлова 401

Одним из видов наказания военнослужащих российской армии является служба в дисциплинарном батальоне. Не каждый знает, что такое дисбат в армии, кто туда попадает и за какие проступки.

У всех остались воспоминания о штрафбате в Великую Отечественную войну. Но в мирной жизни служба в батальоне позволяет скрыть то преступление, которое совершено солдатом или офицером во время нахождения в Вооруженных силах, ведь отметки о судимости не будет.

Дисциплинарный батальон – что это?

В армии бывают случаи, когда военнослужащий может совершить правонарушение. К тяжелым относят то, что солдатом или младшим офицером:

  • совершено убийство по неосторожности;
  • организован побег из части;
  • хранились и распространялись наркотические средства;
  • украдено что-либо у сослуживцев или испорчено имущество части;
  • поддерживались неуставные отношения.

Если правонарушение подпадает под статью Уголовного кодекса, то военнослужащего ждет наказание в соответствии с Законом. В таких случаях попадают правонарушители в погонах в дисциплинарный батальон.

Правила прохождения службы в дисбате, ее условия определяются как Уголовным кодексом РФ, так и Положением о дисциплинарном батальоне от 04.06.1997 года. На территории Российской Федерации осталось 2 отдельных дисциплинарных батальона. Они имеют статус воинской части. Расположены части в поселке Мулино Нижегородской области и Каштак Читинской области.

История появления дисбатов в армии

Первые арестантские роты организовали в 1866 году по Указу императора Александра II. В них отправляли проштрафившихся солдат по решению военно-полевого суда. Попадали в батальоны на 6 лет и те, кто считался неблагонадежным. Но условия содержания штрафников были так тяжелы, что они совершали новые преступления, стараясь попасть на каторгу.

Каторжанам жилось легче. Вскоре арестантские роты упразднили, заменив исправительными подразделениями. В них помещали на срок в 3 года рекрутов за совершенные преступления. Затем низшие чины отправлялись дослуживать в свою часть. Нахождение в арестантской роте не засчитывалось в общий срок службы.

В 80-х годах XIX века появились исправительные учреждения, куда направляли солдат, не желавших подчиняться командирам и жить по требованиям воинской службы. Там пытались исправить провинившегося, поставив его в жесткие условия. Если такое воспитание шло на пользу, то переводили заключенного в часть, засчитывая нахождение в исправительном учреждении в общую выслугу.

После революции сохранились в армии дисциплинарные батальоны, в которые направлялись военнослужащие, преступившие черту криминального кодекса. Перед войной попасть в дисбат мог тот, кто покинул расположение воинской части самовольно или совершил уголовное преступление средней тяжести.

Ликвидированы были дисциплинарные батальоны, когда началась Великая Отечественная война. Военнослужащие, находившиеся на момент нападения фашистов на СССР в исправительных подразделениях, отправлялись в регулярные части или организованные штрафные батальоны.

Штрафбаты пополнялись во время войны солдатами и офицерами, нарушившими приказ командующего не отступать, оставившими позиции самовольно. Людские потери в таких батальонах превосходили другие воинские части в 4 раза.

Дисциплина в батальоне очень строгая

Расформирование штрафбатов произошло в 1945 году, и на смену им пришли опять дисциплинарные батальоны. Максимально находятся нарушители в таких подразделениях в течение 2 лет.

Дисциплинарный батальон для военнослужащих – это и тюрьма, и служба. Попасть в воинское подразделение могут срочники, курсанты военных училищ. Нарушившие Устав или совершившие преступление направляются на службу в батальон временно.

На это время военнослужащего лишают офицерского звания, и приходится служить как простому матросу или солдату. Количество временного контингента в дисбате составляет не более 500 человек.

За служащими дисциплинарного батальона наблюдает постоянный состав офицеров и солдат воинской части. Для охраны набирают контингент в количестве 300 человек. Определен перечень преступлений военнослужащих, по которому он попадет в дисбат.

Наказывают тех, кто:

  • не выполнил прямой приказ командира;
  • самовольно оставил место службы;
  • сбежал с тонущего корабля;
  • дезертировал из армии;
  • регулярно опаздывал в часть после увольнительной;
  • оскорблял честь и достоинство сослуживцев;
  • нанес вред здоровью другого военнослужащего;
  • утратил выданное имущество, испортил имущество воинской части.

Не попадут в дисциплинарный батальон контрактники, которые до заключения договора прошли срочную службу. Если же контракт оформлен с военнослужащим, не прошедшим срочную службу, то при совершении преступления он попадает в дисциплинарный батальон. Офицеры, занимающие высокие должности, наказываются по-другому, без попадания в дисбат.

Срок нахождения в батальоне и освобождение по УДО

Время нахождения в батальоне определяет военный суд, и зависит срок от тяжести преступления. Одни могут провести в дисциплинарном батальоне 3 месяца, а другие – 2 года. После окончания срока военнослужащий возвращается в свою часть для продолжения службы. Время, проведенное в дисбате, не включают в стаж прохождения срочной службы.

Засчитывают время только по ходатайству администрации дисциплинарного батальона, направленному командующему военным округом. Как любой человек, отбывающий наказание за преступление, военнослужащий в дисбате имеет право быть досрочно освобожденным.

Уголовная ответственность военнослужащих за преступления против службы

По УДО выходят те, кто:

  • не нарушает Устав службы;
  • активно участвует в общественной жизни части;
  • не получает замечаний от командира.

Проведши треть срока в дисциплинарном батальоне и проявив себя положительно, осужденный переводится в исправляющиеся. Он может выполнять работы, выходя за пределы территории части.

Условно-досрочно освобождают нарушителя тогда, когда он отслужил в дисбате половину срока и переведен был в исправляющиеся.

Условия содержания в батальоне

Части, в которых содержатся осужденные солдаты и сержанты, расположены рядом с промышленными объектами или военными городками. Так, в Каштаке Читинской области, кроме дисциплинарного батальона, базируются военно-десантные войска и отдельная бригада материально и технического обеспечения.

Осужденные находятся на закрытой территории, за границы которой им запрещено выходить. Охраняются нарушители постоянным личным составом части. На территории находятся казармы, где проживают нарушители. Окна в казармах забраны железными решетками.

У каждого осужденного спальное место на двухъярусной кровати и тумбочка для хранения личных вещей и предметов гигиены. Выделено в помещениях место для приведения в порядок формы, совершения санитарно-гигиенических процедур. Раз в неделю проводится банный день.

Правила жизни и распорядок дня в дисбате строгие. Военнослужащие несут службу, одеты по форме, но в увольнительную их не отпускают. Любое нарушение дисциплины и распорядка дня подвергается наказанию в виде помещения на гауптвахту или взыскания.

Питаются осужденные 3 раза в день. Повара готовят пищу одинаково и для конвоя, и для осужденных. Важным воспитательным моментом в дисциплинарном батальоне является работа по разгрузке и погрузке, уборке территории и помещений, изготовлению железобетонных конструкций. Двигаться по территории части могут только бегом или строем.

Права верующих в дисбате не ущемляют, они могут проводить необходимые обряды

Получают осужденные плату за труд только в размере 50%. Остальная часть уходит в фонд воинского подразделения. Полученные денежные средства нарушители тратят на личные нужды, но не более 3 000 рублей в месяц.

Свободное время организуют для осужденных с:

  • чтением книг в библиотеке;
  • просмотром телевизионных программ;
  • организацией художественной самодеятельности.

Могут военнослужащие в дисбате получить образование в заочной форме. Отсутствует в батальоне дискриминация по религиозным мотивам. Верующим разрешено читать соответствующую литературу, исповедоваться у священника. Выходных у осужденных 2 дня в неделю.

Принудительная служба не является препятствием для встречи с родственниками. 2 раза в неделю разрешаются короткие свидания на 4 часа. Длительно может пообщаться осужденный с родными в течение 3 суток. Для свидания отведены специальные комнаты.

Несущие службу в дисциплинарных батальонах не лишены возможности получать посылки и письма. Содержимое посылок тщательно проверяется администрацией части. Разрешено разговаривать по телефону в свободное от работы время. Налагается запрет на:

  • общение с заключенными из других отрядов;
  • выход из казармы без разрешения;
  • увольнения в город;
  • свободное хождение по территории;
  • пронос на территорию части алкоголя, сигарет, продуктов питания, чая.

Служба для провинившихся в дисбате проходит не только в трудовой деятельности, но и строевой и физической подготовке, учебных занятиях. Времени свободного у нарушителей очень мало. После отбывания срока военнослужащего отправляют в часть в сопровождении офицера или прапорщика.

В чем разница между дисбатом и тюрьмой

Отбывание срока за преступление в дисциплинарном батальоне отличается от исправительной колонии. У военнослужащего в документах не делают отметки об уголовной ответственности.

В военном билете обозначают только номер воинской части и особые условия прохождения службы. Те, кто прошел службу в дисбате, не могут получить воинскую специальность. Но в любых учреждениях гражданской направленности берут прошедших дисбат.

Отличие от гауптвахты

Попасть на гауптвахту может любой военнослужащий за серьезное нарушение дисциплины. Содержится провинившийся в отдельной камере не более 30 суток. При этом нарушитель остается в своем звании. Дисциплинарный батальон создан для тех, кто в армии совершает преступления, перечисленные в Уголовном кодексе РФ.

Всех осужденных лишают званий, и служить они будут как простые солдаты или матросы. Дисбаты в армии – вынужденная мера, чтобы бороться с преступившими закон солдатами, сержантами. Служба в батальоне тяжела, но дает возможность человеку стать на путь исправления. Многим дается шанс не стать преступником потом, вернувшись из армии.

Источник: https://prizivniku.com/info/disbat-armii

Про дисбат

Дисбат в нижегородской области

28 отдельный дисциплинарный батальон в Мулино — один из двух оставшихся в России дисбатов. Второй — близ Читы. Но и в те времена, когда дисбатов по стране было больше, мулинский считался одним из самых благополучных, если вообще слова «благополучие» и «дисбат» можно поставить рядом.

Несколько часов, проведённых внутри этого внушающего уважение заведения, считаю, оказались, чрезвычайно полезными. Редкой силы источник познания жизни. Дисциплинарный батальон — не тюрьма, а воинская часть. Служат в в\ч 12801 два типа личного состава — постоянный и переменный. Военнослужащие переменного состава — это те, что находятся внутри охраняемого периметра.

Попадают внутрь на разное время, от трёх месяцев до двух лет. В данный момент в части 170 «постояльцев» из 800 возможных. Сведущие люди разъяснили: заехать в дисциплинарный батальон — задача не такая уж и простая. В смысле, там немного «случайно оступившихся», больше тех, кто сумел своими трудами стяжать довольно весомую личную «славу».

Армия — не палата мер и весов и не правофланговый отряд скаутов, это огромная организация, внутри которой постоянно случается масса самых странных нарушений и девиаций. И придётся несколько напрячься, чтобы быть персонально замеченным на общем фоне. Некоторые не пожалели на это сил. В дисбате немало тех, кто позволял себе т.н. неуставные отношения.

Иначе такого рода отношения именуются «дедовщиной» или «годковщиной». Один из наиболее распространённых видов дедовщины — избиение сослуживцев. Помимо «экзекуторов», велик и процент «сочинцев» (СОЧ — самовольное оставление части) или, как их ещё называют — «лыжников». Вообще говоря, статей, по которым осуждены воины переменного состава, не так уж и много.

Например, популярна статья 335 УК РФ. Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности.

Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, связанное с унижением чести и достоинства или издевательством над потерпевшим либо сопряженное с насилием, наказывается содержанием в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет или лишением свободы на срок до трех лет. И подпункты к статье.

Или статья 337 УК РФ. Самовольное оставление части или места службы.

Самовольное оставление части или места службы, а равно неявка в срок без уважительных причин на службу при увольнении из части, при назначении, переводе, из командировки, отпуска или лечебного учреждения продолжительностью свыше двух суток, но не более десяти суток, совершенные военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, — наказываются арестом на срок до шести месяцев или содержанием в дисциплинарной воинской части на срок до одного года. И опять куча подпунктов.

Есть в дисбате бывшие воришки, буяны, грабители, безыдейные хулиганы и просто удивительного калибра дураки (для интересующихся — почти часовой фильм с реальными историями). А вот насильников, убийц и прочих уголовников нет. Для них предназначены заведения иного толка.

Тут, кстати, очень большой вопрос возникает — где, собственно, лучше: в дисбате или в тюрьме? Лично я правильного ответа не знаю, но подозреваю, что дисбат для большинства заехавших полезнее тюрьмы. Но это мои фантазии конечно, как оно там на самом деле — не знаю.

Зато знаю, что никаких отметок о судимости в паспорте военнослужащего, проводившего время в дисбате — нет. Военному комиссару, конечно, не составит труда понять что кроется за строками про пребывание в в\ч 12801, но для остальных, для непричастных — репутация человека незапятнана.

Такое, есть мнение, в ряде обстоятельств может для молодого мужчины дорогого стоить.

«Ничто так не облегчает жизнь воина, как дисциплина…»

В ротах — только рядовые. Прошлые заслуги, звания и отличия в зачёт не идут. Род войск и специализация тоже не играют роли. Матрос, мотострелок, пограничник или «вован» — всех одинаково приветливо принимают в лоно дисциплинарного батальона. Стригут наголо и переодевают в новую форменную одежду. Времена, когда в дисбате носили красноармейскую форму образца 1943 года — прошли.

Пилоток со звёздочками, шаровар и гимнастёрок с воротником-стойкой на складах больше нет. Военнослужащие одеты в обычный «камуфляж». Поверх формы белой краской через трафарет нанесены номера рот и надпись КОНВОЙ во всю спину. Это чтобы не перепутать между собой постоянный и переменный составы. Ещё одно видимое отличие между составами — шинели вместо бушлатов.

Хотя, как видно на картинках, и бушлаты тоже есть. Обувь довольно единообразна — сапоги. В морозы — валенки. Сапоги, кстати говоря, у встреченных в части осуждённых солдат прямо-таки блистали. Пряжки у бойцов, напротив, блёклые, полевые. Некоторые почему-то покрашены зелёной краской.

Внутри охраняемого периметра решётки на окнах, буферные ворота из металлической сетки и прочие ограничения. Спальное помещение в казарме отделено запирающейся решётчатой металлической дверью. Если ночью бойцу приспичит в сортир — надо отметиться в специальном списке и проследовать к месту отправления естественных надобностей строго в гордом одиночестве.

Уже вдвоём, например, в ночное время мчать в туалет нельзя. Пока мы фотографировали дневального, спавший в казарме наряд получил команду «Подъём!» Отдыхавшие мигом взлетели над койками и чётким коротким строем прошагали в комнату для умывания. Национальный вопрос в части отсутствует, разного рода «землячества» и прочие кучкования не поощряются. А вот т.н. «кавказцы» — присутствуют.

Примерно каждый четвёртый из 170 нынешних «осУжденных» — с Кавказа. Среди них попадаются ошибочно считающие себя упорными и несгибаемыми граждане. Если заехавшему в дисбат пламенному борцу за свои мужские права список предлагаемых удовольствий видится недостаточно полным — имеется целительная гауптвахта. Срок пребывания там — до 30 суток.

Решения суда не потребуется, достаточно воли командира. Если и тридцать суток на «губе» показались шуткой — процедуру можно повторить. До сих пор, говорят, помогало всем. На выходе тяга к работе над собой и созидательному физическому труду во имя общества у осуждённого и проштрафившегося воина резко усиливается.

А вот «диетическое питание» в виде хлеба с водой на гауптвахте было отменено. Кормят тамошних сидельцев и просто бойцов дисбата одинаково. Снаружи «переменных» воинов охраняют другие воины — из постоянного состава. Помимо стрелков, на страже стоят свирепые служебные собаки и специальные средства.

Объект режимный, караульные передвигаются в «броне», касках и с примкнутыми штыками и, в случае чего, имет право открывать огонь на поражение. Стрелять умеют, боевые стрельбы командование части проводит чуть ли не ежепятнично, благо полигон в Мулино гигантский, хватит места и для стрелка охраны и для САУ.

«Мы с приятелем вдвоём работаем на дизеле…»

Трудовой фронт для военнослужащих переменного состава — кругом. Начиная от казармы, сияющей почти стерильной чистотой, абсолютно квадратных сугробов вокруг плаца и заканчивая кропотливым изготовлением масштабных макетов части для местного музея. Кто не умеет делать макеты частей, кораблей и самолётов — делает бетонные блоки и прочие железобетонные конструкции, грузит, копает, носит, шьёт — да мало ли чего может делать солдат, если ему умело приказать! Работы хватает на всех, но не всем доверяют ответственные участки производства. Сначала придётся проявить себя. Говорят, это выгодно проштрафившемуся военнослужащему. В отдельных случаях осуждённые солдаты могут подпасть под УДО (условно-досрочное освобождение). Такое счастье надо заслужить. В зачёт идут знание воинских уставов, отличия в строевой подготовке, безукоризненная дисциплина и успехи на трудовом фронте. Обычно пребывание в дисбате в срок службы не засчитывается и военнослужащий возвращается в свою часть (или в ту, куда его после освобождения направляют) дослуживать положенное. Но не редки и ситуации, когда боец из дисбата отправляется прямиком домой. Ну а пока речи про дом нет, в гости к осуждённым солдатам могут приехать ближайшие родственники. Разрешены краткосрочные несколькочасовые свидания (при невозможности — телефонные переговоры) и четыре свидания длительностью в трое суток ежегодно. Для таких случаев имеется специальная гостиница. На время пребывания с родителями, понятно, солдат освобождается от работ и занятий. В дисбат можно прислать посылку. Список запрещённых предметов доводится до сведения каждого бойца, всё остальное — можно. Посылку доставляет в часть почтальон, по описи посылка загружается в каптёрку, после чего хозяин волен распорядиться полученными благами по своему усмотрению. Стандартный путь — получить часть посылки перед очередным приёмом пищи и поделиться в столовой с товарищами. Отдельно прояснил вопрос с сигаретами: если в дисбат сигареты не засылают — боец не курит. Потому что купить не на что, денег и мобильного телефона у него нет. Не положено. Кормят и постоянный и переменный составы одним и тем же. Солдатская столовая встретила нашу группу обычным для таких учреждений запахом и рядами столов со скамейками. Посуда, конечно, не из богемского стекла, но чистая и аккуратно разложенная. Кухня с котлами из нержавейки, умывальник с полотенцами и мылом, ежедневно обновляемое меню на стенде при входе — всё как в других воинских частях, где мне приходилось бывать. После «экскурсии» по части собравшимся дали возможность послушать краткие истории четверых бойцов дисбата. Самый безобидный из них «самоходчик». Убежал из части домой, бегал три дня, теперь девять месяцев проведёт за забором в Мулино. Рядом с ним парень с грузинской фамилией и беспокойными глазами. Избил офицера, снимавшего его на видеокамеру, а видимокамеру эту разбил. Почему? Зачем? Непонятно. 10 месяцев на обдумывание.
Лучше всех держался бывший сержант, отслуживший уже 11 месяцев, задембелевавший и на этой почве самовыразившийся в тяжких телесных повреждениях. В Мулино прибыл на 2 года. Смотрел на всех орлом, видимо, орешек крепкий. В глазах у остальных было темно и страшно. Молодые пацаны вызывали сочувствие, чего уж там. Были среди них и удивительные персонажи. Теперь всех вместе ждут увлекательнейшие мероприятия по исправлению себя же. Сопровождавшие нас офицеры доступно пояснили: подравнивание и неустанное оквадрачивание сугробов, постоянная ходьба строем, непростая отливка бетонных блоков в промзоне и многомесячный зубрёж одних и тех же, сто раз уже надоевших уставов — занятия, конечно, бестолковые. Это каждому понятно, особенно гражданским. Толковые занятия — это вымогательства, кражи, побеги, побои, угоны автотранспортных средств, самовольные отлучки к маме и заезды в очередные отпуска с изнурением себя многодневной пьянкой пополам с неразборчивым грабежом бестолковых граждан. Другое ж совсем дело! От тяги к подобным увлечениям в дисбате избавляют при помощи трудотерапии. Пока мы стояли на плацу, несколько групп бойцов с ломами, лопатами и мётлами продефилировали в разных направлениях, бойко чеканя шаг по мёрзлому асфальту. По плацу бойцы дисбата или маршируют (чаще всего — в строю, но бывает и индивидуально) или бегают бегом. Строевая подготовка и физкультура тесно переплетены и заполняют собой практически весь досуг военнослужащего. И вообще сложилось впечатление, что солдат переменного состава в дисбате стремится или постоять смирно или немедленно побежать бегом. В т.н. «свободное время» военнослужащие дисциплинарного батальона могут обратиться к вере. На территории дисбата руками осуждённых возведён небольшой, очень аккуратный православный храм. Для мусульман имеется молельная комната. В редкие минуты досуга верующие солдаты имеют возможность поразмыслить о своих бессмертных душах. Места отправления религиозных культов в военной части не пустуют. Бегут ли из дисбата? Бегут. Но редко и неудачно. Один из случаев побега зафиксирован в 2008 году. Закончился побег печально: после предупредительных выстрелов в воздух караульные открыли прицельный огонь по беглецу, прострелили ему обе ноги, а сторожевые собаки ещё и искусали раненого. Но тут виноватых искать не стоит, все участники событий доподлинно знали на что идут и чего надлежит ожидать. В Мулино совсем не Голливуд, многокилометровых отапливаемых вентилиционных лазов и корзин с бельём для обеспечения комфортного побега не найти. Были в истории дисбата и особо находчивые бойцы: один решил убежать по простыням в окошко прямо из гостиницы, где находился с приехавшими родителями, а другой отважно наелся гвоздей и прочих металлических предметов. Очень хотел в больнице отдохнуть. Гвозди из затейника извлекли и передали в музей части. Там же хранятся и прочие предметы, изъятые у (из) осуждённых — шприцы, самодельные игральные карты, примитивные заточки, ножи и прочие полезные мелочи. Никаких, подчеркну ещё разок красненьким, НИКАКИХ ужасов в расположении части усмотреть не удалось за исключением тех, что демонстрировались на каждом шагу: чистота, монотонность, полная занятость. Без всяких шуток — 8 часов строевой и физической подготовки, 8 часов изучения уставов, 8 часов сна, передвижение строго в рамках периметра бегом или строевым шагом, проверки, построения, неукоснительное выполнение распорядка дня, ежедневную муштру выдержит не каждый. Уставы, например, изучают до полного изумления и впадения в воинский транс, только на этой почве можно умом тронуться! Нет никаких сомнений — тяжкое место. По лицам военнослужащих переменного состава сразу всё видно. Не стоит, говорят они, сюда попадать, да только поздновато озаряет. Не знаю, пригодятся ли в последующей жизни воинам полученные в дисбате навыки и умения, но из разговора с солдатом постоянного состава выяснилось: знание уставов таки облегчает жизнь по любую сторону колючей проволоки. Похоже, солдат знает, об чём говорит.

Источник: https://www.oper.ru/news/read.php?t=1051607316

Дисбат-батяня, батяня-дисбат

Дисбат в нижегородской области
Всем привет!

Для представления материала ниже, в качестве предисловия решил поделиться своей армейской байкой, но она оказалась такой объемной, что я поместил ее в комментарии. Загляните туда еще 

Итак, дисбат – вещь для современной армии уникальная, их осталось всего два на все ВС: 28-й и 36-й одб(в поселке Каштак под Читой). Батальон в Мулино образован 28 июня 1986 года путем переформирования 66-й отдельной дисциплинарной роты в батальон, подчиняющийся непосредственно командующему Западным военным округом.

Многие путают дисбат и зону, но это неверно, получив срок в тюрьме, вы на выходе имеете отметку в паспорте о том, что сидели и последующий геморрой с устройством на работу.

Получив срок в дисбате, вы на выходе чисты перед законом, в военном билете всего лишь отметка, что проходили службу в в/ч 12801, в силовые структуры, конечно, уже не устроишься, но с гражданскими профессиями проблем нет.Личный состав делится на два типа – постоянный и переменный.

В постоянном составе служат офицеры, солдаты роты охраны, кинологи, в переменном – осужденные военнослужащие. На данный момент таковых имеется 147, по штату может быть до 800. Вы спрашивали меня, а какова разбивка по регионам и за что сидят, отвечаю: из 147 – 40 человек кавказцев, конкретно по областям уже не уточнял.

Сидят в основе своей за неуставные отношения(те, кто руки распускать любил), самовольное оставление части, а также кражи, грабежи и прочий мелкий криминал, который судьи посчитали нужным исправить не зоной, а дисбатом.Минимальный срок в дисциплинарном батальоне – 3 месяца, максимальный – 2 года.

Уже нет такого, чтоб до попадания в дисбат, военнослужащий сидел в гражданском СИЗО среди уголовных элементов, от которых нахватывался тюремной “романтики”, сейчас цепочка выглядит так: в/ч-гауптвахта-Мулино. В связи с этим офицеры говорят, что среди осужденных удалось избавиться от блатных привычек, привносимых ранее из следственных изоляторов.

Распорядок дня у осужденных следующий:06.30 – 06.40 подъем, контрольная проверка06.40 – 07.30 утренняя физическая зарядка06.40 – 08.00 часть военнослужащих в это время убирает помещения и территорию07.30 – 08.00 утренний туалет, заправка постелей08.00 – 08.20 утренний осмотр08.20 – 08.50 завтрак08.50 – 09.00 контрольная проверка, следование на развод09.00 – 13.

50 трудовое воспитание13.50 – 14.00 смена рабочей одежды, чистка обуви, мытье рук14.00 – 14.30 обед14.30 – 14.50 время для личных потребностей14.50 – 15.00 контрольная проверка15.00 – 17.50 трудовое воспитание17.50 – 18.00 контрольная проверка18.00 – 18.50 воспитательная спортивно-массовая работа18.50 – 19.20 чистка обуви, мытье рук19.20 – 19.50 ужин19.50 – 20.

00 время для личных потребностей20.00 – 21.10 просмотр информационных программ21.10 – 21.30 вечерняя прогулка21.30 – 21.50 вечерняя поверка21.50 – 22.20 вечерний туалет22.30 отбойВ расписание конечно же могут вноситься коррективы, например, из-за плохой погоды трудовое воспитание могут заменить на изучение уставов и т.п.

Уставы и строевая подготовка выделяются в отдельный план, и проводятся в основном в понедельник и четверг.Все сугробы на территории части идеально квадратные, а дорожки расчищены, весь день этим занимаются специально назначенные осужденные – исправление трудом.

Другие в это время отрабатывают строевую подготовку:Монотонно и заунывно повторяя команды, ходят по кругу:Вот уже и стемнело:Уставы учат. Обратите внимание на лица:Это казарма, где проживают осужденные. Все окна зарешечены.Вход. Для утепления вешают плащ-палатки, одеяла, ОЗК.Дверь в каждую роту закрывается на решетку с замком, ключ – у сержанта из постоянного состава.

Спальное помещение также закрывается на ключ, доступ в него осужденным только перед сном. Ночью в туалет можно только по одному, под запись сержантом в специальном журнале. Думаю, если он спит, то придется потерпеть.Само собой имеется наряд по роте, но стоят конечно же без штык-ножей.Спальное помещение. Спит, отдыхающий перед заступлением в наряд, осужденный.

Есть в нем и телевизор, но судя по расписанию работает он не больше часа, чтоб новости глянуть.Спортивный уголок.Бытовая комната.Умывальник. Вода – только холодная.В комнате досуга шла подготовка к Новому году, осужденные делали гирлянды, мишуру и прочие украшения, но снять это почему-то запретили. Набор развлечений невелик – самодельные шахматы.Газеты, видавшие виды книги.

Ну и куда без боевых листков и стенной печати.Питание и постоянного и переменного состава осуществляется с одного котла, но ни попробовать, ни толком узнать у солдат как оно, не удалось, слишком короток был заезд. Единственно, что ответил мне один из осужденных на вопрос про еду: “Нормальная”.Столовая вполне простенькая, кружки, например, явно видавшие виды.

Кормят в связи со спецификой части пока военные повара, но ходят слухи, что веяния аутсорсинга дойдут и сюда.Каждому осужденному раз в квартал положено одно долгосрочное свидание продолжительностью трое суток. Для этого прямо в части сделано “Специально оборудованное помещение для свиданий с военнослужащими”, которое занимает целый этаж.Холл.Спальная комната.Есть даже музыкальные инструменты для эстетов.Само собой и окна и выход зарешечены, ключи есть только у специального наряда.Есть и библиотека, куда доступ осужденным разрешен по воскресеньям. Библиотекарь также проводит тематические занятия, рассказывая солдатам о классиках литературы, выдающихся произведениях и т.п.Снимать охранный периметр не разрешили, ссылаясь на режимность, но это постарались компенсировать показом православного храма, построенного руками самих осужденных.

Возьму из другого источника:

Сам храм:Есть и молельная комната для исповедующих ислам.Офицеры говорят, что верующих немного и нет такого явления, как на зоне, когда осужденные начинают уверовать во время отсидки. В основном посещают те, кто и на гражданке был религиозным. Временами приезжают и православные батюшки, и муллы.Показали также и музей части.

 В нем хранятся, как изъятые у осужденных предметы:Карты, кстати, изготовлены из обычных тетрадных листов и “заламинированы” скочем.Шахматы со смыслом – противостояние ))Макет части даже есть!Раньше форменной одеждой осужденных были гимнастерки и галифе образца 1943 года, сейчас на складах их уже нет, поэтому выдают оставшиеся запасы “березки”.

Форма обязательно клеймится на спине словом “Конвой”. Постоянный состав ходит во “флоре”, офицеры – в “цифре”.На рукаве и груди – номер роты. Рот по полному штату пять, но сейчас, ввиду малого числа осужденных, все они сведены в одну.Если осужденный занят на каких-либо работах ему выдаются валенки и бушлат, для занятий спортом и строевой – шинель, сапоги.

Территория части окружена периметром из бетонных заборов и колючей проволоки, повсюду сторожевые вышки. Кроме людей охранную службу несут и собаки.Они обучаются в Дмитровском кинологическом центре, оттуда же приходят и кинологи.

Собаки не признают никаких других людей, кроме своих проводников, поэтому желающего совершить побег встретит между проволочными заграждениями вот такая вот милая псина, которая моментально атакует беглеца.Пару лет назад один из осужденных уже пытался бежать, но дальше первого ряда проволочного заграждения не ушел.

Во-первых, его заметили часовые с вышек, между которыми он пытался прокрасться. После предупредительного выстрела в воздух, они открыли огонь на поражение, прострелив бегунку ноги. Во-вторых, после стрельбы его приняла собака и осужденный получил еще 16 укусов. Часовые были награждены медалями, а псина, видимо, получила добавочный паек “Педигри”.

Коротко о различных аспектах:- на территории части есть свое подсобное хозяйство(3 гектара), на котором осужденные выращивают для своих нужд овощи. Это не значит, что иначе их не было бы на солдатском столе, нет, просто это один из элементов трудотерапии.- есть свое производство железобетонных конструкций.

Сбыт идет частным лицам, либо организациям, полученные деньги зачисляются на счет министерства обороны. Вполне прибыльное занятие. Среди осужденных особо приветствуются профильные по производству специальности, поэтому крановщик, например, в наряды по роте может заступать только изредка в выходные, в будние дни он будет занят в цеху.

– в наряды по роте ходят все, разделения на “авторитетов” и “прочих” нет. Кавказцы вполне себе бодро моют полы, и не вспоминают, что “не мужское это дело”.- для тех, кто пытается качать права, существует гауптвахта. Командир взвода может дать до 10 суток, роты – до 20, а уж комбат и все 30. Кормят на губе также, как и в столовой(т.е.

хлебом и водой больше не воспитывают), но никаких прогулок и постоянная зубрежка устава. Сейчас помещения переделывают под евростандарт.- посылки разрешены. Список, что нельзя:После получения, содержимое посылки в присутствии осужденного и его командира проверяется по описи вложения, если чего в ней не указано, то безжалостно выкидывается.

Поскольку присылают в основном продукты и сигареты(курево не выдают, т.е. если ничего не прислали, то не куришь), то все это сдается старшине роты в каптерку. Перед приемом пищи осужденный подходит к нему, называет, что он хочет взять в столовую из продуктов, несет и ест только там. Само собой в коллективе принято делиться.

– мобильные телефоны запрещены не только осужденным, но и постоянному составу. Связь с домом – через почту.- весь постоянный состав набирается из жителей Нижегородской области. В основном все срочники, лишь на отдельных сержантских должностях – контрактники. Сержанты из срочников готовились раньше в учебках, сейчас приходится обучать непосредственно в части.

Какого либо специального отбора в эту часть нет, люди поступают на общих основаниях.- зарплата срочников от 400 до 500 рублей, сержант-контрактник получает 9600.

Почему-то все очень неохотно отвечали на вопросы про деньги, еле-еле клещами вытянул, что по 115-му приказу контрабасы получили больше 17 тысяч премии(пришлось для сравнения называть свою, периода службы в Абхазии), а офицеры – около 70 тысяч.- денежное довольствие осужденным зачисляется на специальный счет и выдается только после полного отбытия срока.

– нападений осужденных на солдат и офицеров постоянного состава по крайней мере с 2006 года вообще не было.- из попыток суицида вспомнили только одну, когда осужденный, не выдержав напряжения, вскрыл вены прямо во время свидания с родителями.

– мотивы попадания в дисбат разные: кто-то по собственной глупости, как речной беглец, описанный мною ранее, кто-то целенаправленно вел себя с криминальными наклонностями – воровство, избиения, кто-то не должен был попасть, а попал. Про последних такая история: находились двое парней в увольнении, во внутренних войсках служили, сидели тихо-мирно в баре. К ним подошел сотрудник милиции по гражданке, пояснил, что сам немного выпивши, а там в другом зале компания себя вызывающе ведет, подойдите к ним по форме, попросите утихомириться. Подошли, попросили, те послали их куда подальше. Стычка. Вэвэшники оказались покруче восьмерых буянов, потому что один был КМС по боксу, а другой перворазрядник по борьбе, положили всех мордами в пол. Только вот один из “положеных” оказался гражданином Перу. Небольшой дипломатический скандал, суд. Один парень получил два года условно, а другой полтора года дисбата. Так вот.Ну и напоследок покажу рассказы на камеру вот этих парней:Как им служится, за что осуждены, что бы посоветовали другим военнослужащим:На этом откланиваюсь, надеюсь, что было интересно!Отдых для глаз для постоянных читателей)))

Источник: twower.livejournal.com

Источник: https://fanat1k.ru/blogs-view-16910.php

Дисциплинарный Ад

Дисбат в нижегородской области

Vasilymaximov побывал там, где находится «страшный сон» любого солдата  — где нет перекуров,  увольнений,  улыбок…  Есть только беспощадная,  бессмысленная Дисциплина. Ему повезло попасть в мулинский дисбат.

Именно повезло,  так как он оказался там в качестве корреспондента.

Ниже его  фотографии  и рассказ о батальоне,  где сутки  состоят из восьми  часов строевых упражнений на плацу, восьми часов  зубрежки устава или (для счастливчиков) тяжелого физического труда в цеху железобетонных изделий, и восьми часов сна.

Я служил в армии очень давно, на переломе 1980-90-х годов. В то время меня тянуло на подвиги, я даже писал заявление, чтобы отправили в Афган, но война уже заканчивалась, и в итоге все два года я провел сравнительно недалеко от дома, в Московском Военном Округе (ныне уже не существующем).

А четыре месяца из них – в палатке на полигоне Гороховецкого учебного центра (ГУЦ) в нынешней Нижегородской, а тогда – Горьковской области. Там было хорошо. Лето, сосновый лес, друзья, редкие стрельбы, а в основном – приятная расхлябанность, отсутствие строгого гарнизонного распорядка дня, походы в лес за грибами, и прочие радости полевой жизни.

Но все же это была армия, мы были пацанами, но носили погоны. Поэтому каждый вечер мы лениво сползались на вечернюю проверку. Стояли кое-как, в задних рядах курили, мы, сержанты, даже не утруждали себя застегнуть ворот хэбэшки. Старшина так же лениво зачитывал список личного состава. И тут из-за леса вдруг слышалось пение.

Пели солдаты, это были обычные марши, какие пели и мы. Но как они их пели! Эти звуки прямо-таки раздирали душу, как наждаком. А старшина, незабвенный старший прапорщик Рэм Павлович Соколов, прекращал перекличку и говорил нам: «Слышите, паразиты, как поет дисбат? Будете вы***ваться, тоже там окажетесь».

Но мы-то знали, что наш грозный старшина просто шутит, и я думал, что я никогда не побываю там, в Мулинском дисциплинарном батальоне. Но сегодня, 20 лет спустя, я все же там побывал, и вновь услышал, как поет дисбат.

Мы выехали чуть свет в составе восьми человек на так называемый «пресс-тур для блоггеров». К счастью, все мы оказались профессиональными журналистами, а блоггеры благополучно проспали, поэтому никто не мешал работать. Но это лирика. А практика состояла в том, что после пяти часов пути мы припарковались у КПП в/ч 12801. А дальше фотки и немного подписей под ними.

Форма устаревающего уже образца со штампами «Конвой» на спине и цифрами на груди и рукавах (номером роты). Это сделано, чтобы конвоирам было легче опознавать своих подопечных. Все время в строю. Строевая подготовка занимает треть суток в жизни осужденного солдата в дисбате.

Другие две трети поделены между хозработами, изучением устава и сном. Смысл прост – дисциплинарный батальон – не тюрьма, это воинская часть, пребывание в которой призвано вернуть оступившемуся солдату уважение к дисциплине. И оно прививается.

Вчерашние дебоширы и отморозки ходят по струнке, застенчиво потупив потухший взор. Неукоснительное и даже доведенное до абсурда следование букве и духу армейского устава – эффективнейший метод.

Те, кто прошли дисбат, по статистике оступаются потом крайне редко – по словам замкомбата в течение последнего года было лишь два запроса из суда с просьбой дать характеристику бывшим местным «питомцам».

Прибытие «молодого пополнения». Я бы не рискнул назвать этот момент самым радостным в жизни рядового С. Г., хотя он, по видимому, еще не осознает, куда попал. Замполит зачитывает ему приказ о зачислении в третью дисциплинарную роту.

Теперь у него будет несколько свободных минут в течение десяти месяцев, чтобы поразмышлять, стоило ли отказываться убирать казарму, как это делают все дневальные, находящиеся в наряде.

В дисбате самые гордые джигиты с утра до вечера пашут, как пчелки, лишь бы заслужить УДО.

А это – текст приговора, если кому интересно.

И еще трое новичков. Глаза пока еще блестят, в них еще читается любопытство — как-никак, новая страница в жизни. Лучше бы было ее не открывать. Но уже слишком поздно.

Солдаты-мусульмане собрались на пятничную молитву в импровизированной мечети, устроенной в клубе. Выходцы с Северного Кавказа составляют 42% контингента, и мулла приезжает к ним каждую пятницу.

В деревянной церквушке св. Сергия, построенной руками самих солдат, тоже многолюдно: батюшка рассказывает о житии святых апостолов Варфоломея и Варнавы. У меня есть сильное подозрения, что священника попросили приехать специально по случаю нашего визита – день, прямо скажем, не воскресный и не праздничный. Зато ребята могут хоть на несколько минут оторваться от отупляющей рутины.

Крест поцеловали, снова в строй, и шагом марш – в этой части передвижение может быть только двух видов: строевым шагом или бегом. Третьего не дано.

Хоззона. Работать в бетонном цеху – привилегия, ее надо заслужить. И хотя работа тяжелая и монотонная, она позволяет хоть отчасти вырваться из замкнутого круга – строевая, уборка, строевая, наряд, строевая, уборка…

Заборы, колючая и режущая проволоки, запретка, автоматчики на вышках, свирепые собаки – бежать практически невозможно. Хотя прецеденты были. Многие попытки кончились очень плохо: собаки не ведают милосердия, а часовые стреляют на поражение сразу после предупредительного выстрела.

Паек обыкновенный, солдатский — в этом дисбат не отличается от любой другой части.

Эта часть, в отличие от прочих, делится на две части: одна — обычная, вторая за колючкой и шлюзовыми дверями. В первой — казармы охраны, там тоже работает «контингент», или «переменный состав», но всегда под присмотром четырех автоматчиков. Патроны в рожках — боевые, все по-настоящему.

На самом деле чисто внешне это все похоже на обычную воинскую часть, и стороннему наблюдателю не совсем понятно, что внушает такой ужас многим поколениям солдат еще с середины XIX века, когда появились первые дисбаты. На самом деле, это может понять, наверное, лишь тот, кто служил.

Помните первые две недели в учебке? Бесконечную муштру, отбои-подъемы, «отставить — на исходную», бессмысленную работу до полного изнеможения, строевую на морозе или под палящим солнцем и ни минуты личного времени. Так вот, здесь все (и гораздо хуже) это ВСЕГДА, с первого и до последнего дня. И никаких поблажек никогда.

Я отлично понимаю, что нам показали глянцевую картинку — слишком уж все выглядит правильно и образцово: в жизни так не бывает. Я не знаю, что происходит в казарме ночью, когда закрывается решетка в спальный отсек — нельзя забывать, что многие из здешних обитателей успели пройти через СИЗО и поднабрались тамошних традиций.

Офицеры утверждают, что ничего не происходит, и может быть, так и есть, но я этого не знаю.

В Советской Армии было 16 дисбатов, в Российской еще недавно было 4, сейчас осталось два — в Мулино, и на Дальнем Востоке, в Уссурийске. В конце года будет решаться вопрос об их существовании. Нужны они или нет? Аргумент за — это все-таки не тюрьма, и судимость с осужденного снимается сразу по окончании срока.

Аргумент против — при переходе на годичный срок призыва многие солдаты, совершившие преступления просто не успевают сюда попасть: срок службы истекает раньше окончания следствия и суда, и они автоматически становятся «клиентами» общеуголовной системы наказаний.

Именно поэтому в казармах, рассчитанных на 800 человек всего 170, и это со всей Европейской части России.

Мое оценочное мнение: я за контрактную армию, но пока ее нет, военная система наказаний все еще эффективна.
А в идеале, раз военных судит военный суд, то и сидеть они должны в военных СИЗО и военных тюрьмах, как это, например в Штатах.

Вне зависимости от званий и рангов. Все-таки армия — слишком отдельная структура. В 2002-2006 гг. уже была попытка отменить гауптвахту, которая в итоге закончилась ее восстановлением.

И я, сидевший на «губе» три раза (правда, недолго), отлично помню, каким эффективным сдерживающим инструментом она была.

Кстати, для особо талантливых представителей в дисбате есть своя собственная гауптвахта. я даже не могу представить себе, что же ждет попавших туда. Лучше, наверное, и не знать.

Дополнительную информацию о данном посещении дисбата и фотографии можно посмотреть здесь

Источник: https://realarmy.org/disciplinarnyj-ad/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.