Дисбат в россии

Дисциплинарный Ад

Дисбат в россии

Vasilymaximov побывал там, где находится «страшный сон» любого солдата  — где нет перекуров,  увольнений,  улыбок…  Есть только беспощадная,  бессмысленная Дисциплина. Ему повезло попасть в мулинский дисбат.

Именно повезло,  так как он оказался там в качестве корреспондента.

Ниже его  фотографии  и рассказ о батальоне,  где сутки  состоят из восьми  часов строевых упражнений на плацу, восьми часов  зубрежки устава или (для счастливчиков) тяжелого физического труда в цеху железобетонных изделий, и восьми часов сна.

Я служил в армии очень давно, на переломе 1980-90-х годов. В то время меня тянуло на подвиги, я даже писал заявление, чтобы отправили в Афган, но война уже заканчивалась, и в итоге все два года я провел сравнительно недалеко от дома, в Московском Военном Округе (ныне уже не существующем).

А четыре месяца из них – в палатке на полигоне Гороховецкого учебного центра (ГУЦ) в нынешней Нижегородской, а тогда – Горьковской области. Там было хорошо. Лето, сосновый лес, друзья, редкие стрельбы, а в основном – приятная расхлябанность, отсутствие строгого гарнизонного распорядка дня, походы в лес за грибами, и прочие радости полевой жизни.

Но все же это была армия, мы были пацанами, но носили погоны. Поэтому каждый вечер мы лениво сползались на вечернюю проверку. Стояли кое-как, в задних рядах курили, мы, сержанты, даже не утруждали себя застегнуть ворот хэбэшки. Старшина так же лениво зачитывал список личного состава. И тут из-за леса вдруг слышалось пение.

Пели солдаты, это были обычные марши, какие пели и мы. Но как они их пели! Эти звуки прямо-таки раздирали душу, как наждаком. А старшина, незабвенный старший прапорщик Рэм Павлович Соколов, прекращал перекличку и говорил нам: «Слышите, паразиты, как поет дисбат? Будете вы***ваться, тоже там окажетесь».

Но мы-то знали, что наш грозный старшина просто шутит, и я думал, что я никогда не побываю там, в Мулинском дисциплинарном батальоне. Но сегодня, 20 лет спустя, я все же там побывал, и вновь услышал, как поет дисбат.

Мы выехали чуть свет в составе восьми человек на так называемый «пресс-тур для блоггеров». К счастью, все мы оказались профессиональными журналистами, а блоггеры благополучно проспали, поэтому никто не мешал работать. Но это лирика. А практика состояла в том, что после пяти часов пути мы припарковались у КПП в/ч 12801. А дальше фотки и немного подписей под ними.

Форма устаревающего уже образца со штампами «Конвой» на спине и цифрами на груди и рукавах (номером роты). Это сделано, чтобы конвоирам было легче опознавать своих подопечных. Все время в строю. Строевая подготовка занимает треть суток в жизни осужденного солдата в дисбате.

Другие две трети поделены между хозработами, изучением устава и сном. Смысл прост – дисциплинарный батальон – не тюрьма, это воинская часть, пребывание в которой призвано вернуть оступившемуся солдату уважение к дисциплине. И оно прививается.

Вчерашние дебоширы и отморозки ходят по струнке, застенчиво потупив потухший взор. Неукоснительное и даже доведенное до абсурда следование букве и духу армейского устава – эффективнейший метод.

Те, кто прошли дисбат, по статистике оступаются потом крайне редко – по словам замкомбата в течение последнего года было лишь два запроса из суда с просьбой дать характеристику бывшим местным «питомцам».

Прибытие «молодого пополнения». Я бы не рискнул назвать этот момент самым радостным в жизни рядового С. Г., хотя он, по видимому, еще не осознает, куда попал. Замполит зачитывает ему приказ о зачислении в третью дисциплинарную роту.

Теперь у него будет несколько свободных минут в течение десяти месяцев, чтобы поразмышлять, стоило ли отказываться убирать казарму, как это делают все дневальные, находящиеся в наряде.

В дисбате самые гордые джигиты с утра до вечера пашут, как пчелки, лишь бы заслужить УДО.

А это – текст приговора, если кому интересно.

И еще трое новичков. Глаза пока еще блестят, в них еще читается любопытство — как-никак, новая страница в жизни. Лучше бы было ее не открывать. Но уже слишком поздно.

Солдаты-мусульмане собрались на пятничную молитву в импровизированной мечети, устроенной в клубе. Выходцы с Северного Кавказа составляют 42% контингента, и мулла приезжает к ним каждую пятницу.

В деревянной церквушке св. Сергия, построенной руками самих солдат, тоже многолюдно: батюшка рассказывает о житии святых апостолов Варфоломея и Варнавы. У меня есть сильное подозрения, что священника попросили приехать специально по случаю нашего визита – день, прямо скажем, не воскресный и не праздничный. Зато ребята могут хоть на несколько минут оторваться от отупляющей рутины.

Крест поцеловали, снова в строй, и шагом марш – в этой части передвижение может быть только двух видов: строевым шагом или бегом. Третьего не дано.

Хоззона. Работать в бетонном цеху – привилегия, ее надо заслужить. И хотя работа тяжелая и монотонная, она позволяет хоть отчасти вырваться из замкнутого круга – строевая, уборка, строевая, наряд, строевая, уборка…

Заборы, колючая и режущая проволоки, запретка, автоматчики на вышках, свирепые собаки – бежать практически невозможно. Хотя прецеденты были. Многие попытки кончились очень плохо: собаки не ведают милосердия, а часовые стреляют на поражение сразу после предупредительного выстрела.

Паек обыкновенный, солдатский — в этом дисбат не отличается от любой другой части.

Эта часть, в отличие от прочих, делится на две части: одна — обычная, вторая за колючкой и шлюзовыми дверями. В первой — казармы охраны, там тоже работает «контингент», или «переменный состав», но всегда под присмотром четырех автоматчиков. Патроны в рожках — боевые, все по-настоящему.

На самом деле чисто внешне это все похоже на обычную воинскую часть, и стороннему наблюдателю не совсем понятно, что внушает такой ужас многим поколениям солдат еще с середины XIX века, когда появились первые дисбаты. На самом деле, это может понять, наверное, лишь тот, кто служил.

Помните первые две недели в учебке? Бесконечную муштру, отбои-подъемы, «отставить — на исходную», бессмысленную работу до полного изнеможения, строевую на морозе или под палящим солнцем и ни минуты личного времени. Так вот, здесь все (и гораздо хуже) это ВСЕГДА, с первого и до последнего дня. И никаких поблажек никогда.

Я отлично понимаю, что нам показали глянцевую картинку — слишком уж все выглядит правильно и образцово: в жизни так не бывает. Я не знаю, что происходит в казарме ночью, когда закрывается решетка в спальный отсек — нельзя забывать, что многие из здешних обитателей успели пройти через СИЗО и поднабрались тамошних традиций.

Офицеры утверждают, что ничего не происходит, и может быть, так и есть, но я этого не знаю.

В Советской Армии было 16 дисбатов, в Российской еще недавно было 4, сейчас осталось два — в Мулино, и на Дальнем Востоке, в Уссурийске. В конце года будет решаться вопрос об их существовании. Нужны они или нет? Аргумент за — это все-таки не тюрьма, и судимость с осужденного снимается сразу по окончании срока.

Аргумент против — при переходе на годичный срок призыва многие солдаты, совершившие преступления просто не успевают сюда попасть: срок службы истекает раньше окончания следствия и суда, и они автоматически становятся «клиентами» общеуголовной системы наказаний.

Именно поэтому в казармах, рассчитанных на 800 человек всего 170, и это со всей Европейской части России.

Мое оценочное мнение: я за контрактную армию, но пока ее нет, военная система наказаний все еще эффективна.

А в идеале, раз военных судит военный суд, то и сидеть они должны в военных СИЗО и военных тюрьмах, как это, например в Штатах.

Вне зависимости от званий и рангов. Все-таки армия — слишком отдельная структура. В 2002-2006 гг. уже была попытка отменить гауптвахту, которая в итоге закончилась ее восстановлением.

И я, сидевший на «губе» три раза (правда, недолго), отлично помню, каким эффективным сдерживающим инструментом она была.

Кстати, для особо талантливых представителей в дисбате есть своя собственная гауптвахта. я даже не могу представить себе, что же ждет попавших туда. Лучше, наверное, и не знать.

Дополнительную информацию о данном посещении дисбата и фотографии можно посмотреть здесь

Источник: https://realarmy.org/disciplinarnyj-ad/

Есть ли дисбат в 2020

Дисбат в россии

07.02.2020 В этом формировании отбывают наказание солдаты, совершившие уголовные преступления. Также в «дизель» могут попасть курсанты военных ВУЗов, еще не получившие офицерского звания. «Дизель» был создан в целях создания места для уголовного наказания для военных.

Создали его в соответствии с УК, который действовал ранее. Срок, который солдат проводит в «дизеле», не засчитают в основной срок действительной службы.Хотя, в некоторых, особых случаях его могут и засчитать.

Таким особым случаем может стать приказ главнокомандующего войсками военного округа.

Военнослужащий, который отбыл срок, после дисбата отправляется в регулярные войска. В регулярных войсках солдат дослуживает тот срок, который оставался ему на тот момент, когда он был осужден. Сроки, на которые военные туда отправлялись, были различны и менялись с течением времени.

С конца 1980-х годов этот срок увеличили до 3 лет.

Есть ли дедовщина в армии 2020

Сегодня я расскажу, есть ли дедовщина в армии.

Перед тем, как ответить на этот вопрос, я объясню, что есть дедовщина в армии, а что — неуставные взаимоотношения.

Дедовщина в армии — это процесс обучения старослужащими (военнослужащие более раннего срока призыва) или по-другому «дедами» молодого пополнения.

Дедовщина в армии сегодня — миф или реальность?

Дедовщина — это когда приходит молодое пополнение, а «деды» или, так называемые «дембеля», военнослужащие более

40 солдат дисбата получили досрочное освобождение

16 Декабря 2005, 13:06 Досрочное освобождение получили 40 солдат Cеверо-Кавказского дисциплинарного батальона.

В народе и на армейском сленге их называют беглецами или побегушниками. Официально они значатся осуждёнными по статье 337 — «самовольное оставление части».

Таковых, вместе с теми, кто осуждён за «неуставные взаимоотношения» — статья 335 — в дисциплинарном батальоне 650 человек. В России всего пять дисбатов.

Северо-Кавказский — самый большой после московского. Колючая проволока, часовые на вышках, ежечасная поверка — главые отличия дисбата от обычной воинской части.

За что в Советской Армии отправляли в дисбат?

17.01.2020 5 -> После принятия присяги советский солдат принимал на себя обязанность на верность служения своей Родине и уголовную ответственность за проступки. Но об этом в советской печати не писали, и лишь отдельные громкие случаи начали проникать в печать в 80-х годах XX века.

Селезенка – причина дисбата Вторая самая распространенная причина отбывания наказания – неуставные отношения.

Нередко среди новобранцев возникали драки – вот за такое могли осудить и сослать в дисбат. Однажды два десантника поспорили друг с другом, завязалась драка, в результате которой один из бывших товарищей получил серьезно увечье – разрыв селезенки.

Дисбат: в срок службы не засчитывается

  • : 16.03.2004 3380 На первый взгляд, это обычная воинская часть на окраине Минска.

Про дисбат (47 фото)

Весь текст авторский: 28 отдельный дисциплинарный батальон в Мулино — один из двух оставшихся в России дисбатов.

Второй — близ Читы. Но и в те времена, когда дисбатов по стране было больше, мулинский считался одним из самых благополучных, если вообще слова «благополучие» и «дисбат» можно поставить рядом.

Несколько часов, проведённых внутри этого внушающего уважение заведения, считаю, оказались, чрезвычайно полезными. Редкой силы источник познания жизни.

Дисциплинарный батальон — не тюрьма, а воинская часть.

Служат в вч 12801 два типа личного состава — постоянный и переменный. Военнослужащие переменного состава — это те, что находятся внутри охраняемого периметра. Попадают внутрь на разное время, от трёх месяцев до двух лет.

В данный момент в части 170 «постояльцев» из 800 возможных.

Сведущие люди разъяснили: заехать в дисциплинарный батальон — задача не такая уж и простая.

Дисциплинарный батальон — тюрьма или место службы?

» Дисбат – это, согласитесь, звучит очень сурово.

Аналогично штрафбату времен 2-й Мировой Войны, в который отсылали солдат на самые безнадежные участки боевых действий, чтобы проступки перед Родиной искупить своей кровью.

На сегодняшний день в России осталось всего лишь два дисциплинарных батальона, одним из которых является 28 дисциплинарный отдельный батальон, находящийся в Мулимо, про который и пойдет речь в этой статье. Дисциплинарный батальон – это вовсе не тюрьма, это своеобразная исправительная воинская часть.

Служат в 28 мулинском дисбате 2 вида личностного состава – переменный состав (заключенные) и постоянный состав (надзиратели).

Все существующие военнослужащие переменного состава – это тот контингент, который непосредственно находится внутри всего периода. Попадают внутрь дисбата на различный период времени, минимальный срок 3 месяца и максимальный — 2 года. На данный момент в части 28 мулинского дисбата находятся около 170 «постояльцев» из 800 возможных и предназначенных для этого мест.

Дисбат

В феврале 2006 года тогдашний министр обороны РФ Сергей Иванов заявил, что дисциплинарные батальоны — это анахронизм и, мол, подобных формирований нет ни в одной армии мира (хотя это на самом деле не так — дисбаты есть, скажем, в США и Франции). Если военнослужащий ‚совершил преступление, пусть находится в рамках системы исполнения наказаний, — заявил министр.

ы решено было расформировать. Но — не тут-то было! «Дизель», как называют дисбаты, живее всех живых!

Для начала рассмотрим, что же такое дисциплинарный батальон, какие там условия содержания и внутренний распорядок. В настоящее время в России пять «дизелей».

Внутренняя структура такая — пять рот: две с тяжкими статьями, три — с не очень.

По штату положено не более 800 солдат-зэков. Попадают в «дизель» по решению военного суда за преступления как воинские, так и общеуголовные, небольшой тяжести, когда можно избежать уголовного преследования.

Шоковая дисциплина: российские дисбаты пустеют

Озвучить текст Выделить главное вкл выкл Срочник из Дагестана пытался заставить сослуживца заступить вместо него в наряд, а получив отказ, ударил по лицу.

Теперь ближайшие пять месяцев он проведет в дисциплинарном батальоне. Раньше такие истории были не редкостью, но сейчас новости об «армейской тюрьме» почти исчезли из повестки дня.

Дисбаты как шоковое средство перевоспитания проштрафившихся солдат уходят в прошлое. В настоящее время их осталось всего два, хотя на момент распада СССР в вооруженных силах была 21 такая часть. Количество осужденных сержантов и матросов, находящихся в дисциплинарных частях, сократилось с 17 тыс.

в советское время до двух-трех сотен человек в настоящее время.

Источник: https://pila-diski.ru/est-li-disbat-v-2019-35762/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.