Диспозиция статьи ук

Диспозиция статьи: что это такое, виды в уголовном праве и санкции нормы

Диспозиция статьи ук

Общепринятые нормы поведения граждан в условиях государственного строя содержатся в Уголовном Кодексе. Каждая норма закона состоит из трех частей: гипотезы, санкции и диспозиции.

Подобная структура уголовно-правовой нормы позволяет более четко квалифицировать преступные действия и делает эту квалификацию понятной для восприятия простыми гражданами.

Диспозиция статьи – это главная часть каждой статьи, которая формулирует разрешение или запрещение на конкретный тип поведения.

  • Общее понятие структуры
  • Виды структурного элемента

Общее понятие структуры

Уголовное законодательство определяет две части Уголовного Кодекса — Общую и Особенную. Обе части являют собой единую схему руководства действиями граждан. В Общей части описаны противоправные действия, а в Особенной конкретизируется совершение этого противоправного действия и обозначается наказание.

Части Уголовного кодекса состоят из множества статей, а статьи в свою очередь определяют несколько частей, разделяющихся нумерацией, содержанием и мерой наказания.

Именно поэтому, изучая процессуальные документы и применяя их на практике, важно учитывать не только номер статьи, но и ее часть, пункт. Структурно статьи Общей и Особенной части тоже различаются.

В статьях Общей части определяют только гипотезу, а вот в Особенной части УК присутствует диспозиция и санкция.

Диспозиция уголовно правовой нормы – это ее суть. Благодаря ней статья приобретает четкий смысл, который обозначает квалифицирующие признаки любого преступного деяния. Диспозиция статьи является неразрывной с санкцией в Особенной части Уголовного кодекса.

Некоторые правоведы утверждают, что диспозиция в уголовном праве – это связующее звено между наказанием и преступным деянием. Она закрепляет субъективные права, запреты, рекомендации и обязанности, через которые разрабатываются правила поведения. Без данного структурного элемента любая законодательная норма – бессмысленна, ведь будет отсутствовать элемент поведения субъекта.

Чтобы понять, как же определяются структурные элементы нормы закона, можно рассмотреть пример статьи хулиганство, которая гласит: мелкое хулиганство – это нарушение общественного порядка, сопровождающееся нецензурной бранью, оскорбительным поведением и приставанием к гражданам. Оно влечет за собой наложение штрафа и т.д.

В данном случае присутствуют все три структурных элемента. Гипотеза указывает на условия, при которых субъекта правонарушения признают хулиганом – приставание к людям, ругательство и оскорбление.

Санкция заключается в назначении штрафа и других форм наказания, а диспозиционная часть содержится в прямом запрете вести себя описанным образом – ругаться, оскорблять людей и мешать другим гражданам.

Виды структурного элемента

Законодатель определяет несколько видов диспозиции в уголовном праве. Первая классификация заключается в определенности нормативных правил. Различают абстрактные и казуальные типы.

Абстрактный вид описывает исключительно тип поведения субъекта правонарушения, а казуальный наоборот, определяет детали, то есть конкретизирует поведение преступника.

Подобные нормы диспозиции очень тяжелы для восприятия и толкования, соответственно, практически не применяются в государстве.

Достигнуть целей уголовного права позволяет другая классификация понятия, подразумевающая деление диспозиции на такие виды:

  • простые;
  • описательные;
  • бланкетные;
  • ссылочные;
  • смешанные.

Все эти виды диспозиций в уголовном праве имеют свои особенности и характерные различия. К примеру, простая форма декларирует преступное деяние, не раскрывая его признаков. По мнению законодателя, признаки деяния, описанные в простой диспозиции, и так ясны.

Примером может быть статья за убийство, простая форма структурного элемента называет противозаконным само убийство, но не определяет, как именно оно может быть осуществлено.

Описательный вид диспозиции определяет правила поведения и раскрывает важные признаки. В отличие от простой описательная форма устраняет различия в толковании и использовании на практике уголовно-правовой нормы, поскольку дает исчерпывающие определения, важные для квалификации содеянного.

Примером описательной диспозиции будет ст. 129, в которой дается четкая характеристика понятия клевета – распространение заведомо неправдивой информации, которая порочит честь и достоинство конкретного гражданина.

Ссылочный вид диспозиции указывает на необходимость обращения к другим отраслям уголовного закона, которые содержат более детальное описание действий нарушителя. Этот прием используется для предотвращения повторений в тексте.

Примером ссылочной диспозиции предстает статья 116 УК за побои, в ней имеется ссылка на статью 115, регламентирующую легкие телесные повреждения.

Бланкетная форма структурного элемента отсылает к норме других отраслей права.

В Уголовном кодексе очень много бланкетных диспозиций в статьях об экономических преступлениях, об экологических нарушениях закона, а также о безопасности движения транспортных средств.

В последнем случае, к примеру, невозможно правильно определить признаки преступления, не обратившись к Административному кодексу.

Законодатель определяет также смешанные формы. Они одновременно вмещают признаки нескольких диспозиций. Описательная и простая части могут одновременно быть ссылочными диспозициями и бланкетными.

Примером смешанного типа диспозиции выступает ст. 284 УК. По сути, она является описательной, хотя отправляет правоприменителя для надлежащей квалификации преступления к правилам обращения с документами.

Для четкого понимания сути статьи необходимо рассматривать виды санкций в уголовном праве вместе с диспозицией статьи, а также гипотезой. По отдельности рассматривать части нормы уголовного права, бессмысленно. Только в совокупности они позволяют четко установить преступность деяния, определить равноценное наказание за него, и исключить конкуренцию между статьями, схожими по тематике.

Источник: https://yurister.ru/ugolovnyy-kodeks/dispozitsiya-stati-eto.html

Статья 330 УК РФ. Самоуправство. (Уголовно-правовая квалификация самоуправных действий. Анализ статьи. Ч.2)

Диспозиция статьи ук
(Изображение из открытых источников сети интернет. Автор неизвестен)

В данной статье отражено мое собственное исследование состава преступления предусмотренного статьей 330 УК РФ (самоуправство).

Используя размещенные в свободном доступе сети интернет нормативные правовые акты Российской Федерации, а так же комментарии к ним, мной проведено собственное исследование и подготовлен материал, предназначенный как для студентов юридических ВУЗов, так и для интересующихся граждан.

Статья размещена в научных, учебных и информационных целях. Ссылка на источники в конце статьи.

На сегодняшний день вопросы квалификации преступного самоуправства представляются одной из наиболее сложных проблем в сфере применения уголовного законодательства судебными и следственными органами.

Данное обстоятельство обусловливает повышенный интерес к этой теме специалистов в области уголовного права. За последние годы проведено значительное количество исследований уголовно-правовых аспектов состава преступления, предусмотренного ст. 330 УК РФ, т. е. самоуправства.

Вместе с тем случаи неправильного применения данной нормы в судебно-следственной деятельности встречаются достаточно часто.

Рассмотрим наиболее актуальные проблемы, связанные с применением законодательства об ответственности за преступное самоуправство.

Диспозиция ст. 330 УК РФ, определяющая признаки уголовно-наказуемого самоуправства, претерпела существенные изменения по сравнению с нормой ст. 200 УК РСФСР 1960 г.

Если ранее самоуправством признавалось «осуществление своего действительного или предполагаемого права вопреки установленному порядку управления», то по ныне действующему законодательству таковым является «самовольное, вопреки установленному законом или иным нормативно-правовым актом порядку совершение каких-либо действий, правомерность которых оспаривается организацией или гражданином, если такими действиями причинен существенный вред».

Различия между определениями преступного самоуправства в современном и ранее действовавшем законодательстве налицо: «осуществление прав преступника с нарушением порядка» заменено на «совершение каких-либо действий вопреки установленному порядку».

Современная формулировка серьезно критикуется специалистами. Так, Ю. В. Сапронов отмечает: «Конструкция «совершение каких-либо действий» превращает ст.

330 УК РФ по сути в бланкетную норму, за которой к тому же нет той конкретной отрасли права с соответствующими нормативно-правовыми актами, к которым отсылает данный признак».

О. В. Соколова указывает, что формулировка «совершение каких-либо действий» не имеет смыслового значения и не раскрывает сущности самоуправных действий. В связи с этим она предлагает убрать из диспозиции ст. 330 УК РФ слова «какие-либо» и особо подчеркнуть тот факт, что самовольные действия виновного могут быть юридически значимыми для прав и интересов других граждан.

Объективные признаки преступного самоуправства характеризуются прежде всего тем, что виновный посягает на установленный государством порядок управления общественными отношениями.

Данный порядок представляет собой совокупность норм и правил поведения, предусмотренных действующими на момент совершения преступления законодательными и иными нормативно-правовыми актами. При этом ст.

330 УК РФ в определенной мере следует считать бланкетной, так как для правильной квалификации содеянного правоохранительным органам необходимо обозначить, какие именно нормативные акты были нарушены преступником.

На практике в большинстве случаев правоприменитель оставляет данный признак без внимания, ограничиваясь только указанием на то, что действия лица противоречат порядку управления, не конкретизируя нормативный акт, требования которого не были исполнены.

В частности, К. В. Бубон приводит в качестве примера уголовное дело по обвинению Ч. в самоуправстве. Согласно обстоятельствам дела обвиняемый являлся материально ответственным лицом на крупном предприятии по производству пива и исполнял обязанности розничного продавца и кладовщика.

В ходе торговли он систематически присваивал часть полученной выручки, используя ее по собственному усмотрению. При проведении ревизии недостача была выявлена. Ч., привлеченный в качестве обвиняемого, не отрицал, что использовал денежные средства в личных интересах.

Его действия первоначально квалифицировались по ч. 2 ст. 160 УК РФ как присвоение и растрата. Однако впоследствии Ч. заявил, что изъял часть денег с целью погашения долга по заработной плате предприятия-работодателя перед ним.

Версия обвиняемого о задолженности организации полностью подтвердилась материалами дела. Таким образом, Ч.

совершил самоуправство в виде присвоения полномочий комиссии по трудовым спорам, которая создана на данном предприятии и компетентна разрешить возникший конфликт работников с работодателем, тем самым нарушив установленный трудовым законодательством порядок управления в сфере рассмотрения и разрешения трудовых споров.

Пренебрежительное отношение к рассматриваемому признаку преступного самоуправства может привести к необоснованному привлечению к уголовной ответственности за совершение действий, которые не предусмотрены законодательством, но ему не противоречат.

Важнейшим признаком состава самоуправства следует признать также оспаривание действий виновного физическим лицом или организацией, которым преступлением причинен вред. Специалистами самоуправство нередко рассматривается как двуобъектное преступление.

Так, Г. П. Новоселов отмечает: «Основным непосредственным объектом данного преступления является установленный законом и иными нормативными актами порядок осуществления гражданами своих прав или обязанностей.

В качестве дополнительного объекта выступают законные права и интересы граждан, юридических лиц». М. П. Журавлев определяет объект самоуправства как нормальную деятельность государственных и негосударственных учреждений, а также охраняемые законом права и интересы граждан. О. В.

Соколова также указывает на наличие дополнительного непосредственного объекта с альтернативными формами, выражающимися в правах и интересах гражданина либо организации, в телесной или психической неприкосновенности личности, в связи этим ею предлагается внесение изменений в уголовно-процессуальное законодательство, с тем чтобы признать самоуправство преступлением частно-публичного обвинения.

В целом данная теоретическая позиция подтверждается материалами судебно-следственной практики, так как в каждом уголовном деле, возбужденном по ст.

330 УК РФ, помимо государственного нарушался также частный интерес потерпевших, которым преступлением причинялся существенный вред.

Последнее является обязательным условием наступления уголовной ответственности за самоуправные деяния.

При создании статьи использовались материалы, размещенные на сайтах: http://www.consultant.ru/, http://stykrf.ru/330, https://pravo163.ru/.

Подписывайтесь на канал с научной и учебной информацией.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5d6b4467aad43600ad82d4ef/statia-330-uk-rf-samoupravstvo-ugolovnopravovaia-kvalifikaciia-samoupravnyh-deistvii-analiz-stati-ch2-5da6222643863f00b187a768

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.