Длительные свидания в колонии строгого режима 2020

«Настроение у всех в колонии обычное, больше нервничают сотрудники»

Длительные свидания в колонии строгого режима 2020

Как в колониях противостоят угрозе COVID-19 и оказывают медпомощь — ситуация глазами заключенных

В условиях пандемии коронавируса остается открытым вопрос о мерах безопасности в местах заключения, где добиться разобщенности не удастся по определению. О том, чем это грозит, нашему изданию уже рассказывал казанский адвокат Камиль Исмаилов.

В подтверждение его слов ситуацию по ту сторону решетки обрисовал для читателей нашего издания колумнист «Реального времени», который в настоящее время отбывает наказание в одной из колоний Поволжья. Из-за опасений вызвать недовольство начальства колонии он попросил не называть его имени и местонахождения.

Как о COVID-19 узнали в одном из исправительных учреждений в ПФО и какие меры в связи с этим были приняты — в авторской колонке.

Коронавирус, карантин, заражения, паника, туалетная бумага… Наверное, на свободе сейчас все думают об этом. В местах не столь отдаленных паники нет вообще.

Когда в мире начинают говорить о том, что появилась какая-то новая болячка, в тюрьме это воспринимаешь по-своему, сквозь свою призму, ведь у нас ничего не происходит: изменения во власти, на обед дают картошку, где-то началась война, опять дают картошку, меняют Конституцию, окей, опять картошка…

В начале года в колонии очень многие болели ОРВИ, тут прошел какой-то грипп, возможно, это и был коронавирус, но точно никто не знает. Вообще, каждый год все болеют, когда теплеет, но в этом году какой-то жестокий вирус был, с ног валил на неделю (в республике в начале года началась эпидемия ОРВИ, зафиксированы случаи заболевания свиным гриппом, — прим. ред.).

В санитарной части, как обычно, нет таблеток, поэтому туда, заболев, далеко не каждый торопится идти. Да и лекарство, которым там могут обеспечить, — это обычный парацетамол. Хотя если повезет, то еще ибупрофен дадут. То есть проще самому себе достать таблетки, которые тебе нужны. Тем более за парацетамолом не так-то и легко попасть к врачу. Почему — расскажу ниже.

Фото Максима Платонова Когда в мире начинают говорить о том, что появилась какая-то новая болячка, в тюрьме это воспринимаешь по-своему, сквозь свою призму, ведь у нас ничего не происходит: изменения во власти, на обед дают картошку, где-то началась война, опять дают картошку, меняют Конституцию, окей, опять картошка…

В январе я тоже болел, причем очень сильно. Началось все стандартно: сонливость, слабость, лихорадка… К вечеру почувствовал, что это что-то серьезное, так как поднялась температура под 39 градусов. Я, конечно, не думал идти в санчасть — запасся на такие случаи собственным лекарством.

Дело в том, что больному человеку надо в 6 утра выйти на проверку и записаться на прием к врачу, а к 9.30 прийти к открытию санчасти и встать в очередь, которая формируется на улице. При температуре в 39 ждать порядка двух часов на холодном воздухе в минус 10-20 градусов — не самое приятное удовольствие.

Вот поэтому когда ты заболел, то не торопишься за медпомощью, чтобы не усугубить свое положение. Еще есть скорая помощь, но приедет она, только когда у тебя руку оторвет, и то первыми придут сотрудники колонии, следователи или кто-то еще. В январе спустя неделю я вылечился сам, а вообще, простудой переболел весь лагерь.

Из всех людей, а это больше тысячи человек, сходило в санчасть максимум человек 50.

Кашляешь и повысилась температура? Выдают парацетамол

Это в целом о ситуации с лечением. Возвращаясь к коронавирусу, в тюрьме о нем заговорили, когда по телевизору рассказали. Правда, отнеслись к новости как к обвалу биткойна. То есть никак.

Серьезно его никто не воспринимает, только недовольны из-за очередных сложностей. В конце марта нас закрыли на карантин, а лично я, например, два месяца ждал длительного свидания с родными, родители продуктов накупили.

У знакомого вообще за день до того самого счастливого дня отменили.

Сейчас у всех, кто приходит с улицы, меряют температуру. Еще начальники отрядов сначала объявили, чтобы все мыли руки, потом по рупору начальник колонии сказал то же самое. Появились журналы для отметок об уборке в отрядах. Пока не могу сказать, как часто их проверяют — их ввели буквально после 20-х чисел марта.

В конце марта нас закрыли на карантин, а лично я, например, два месяца ждал длительного свидания с родными, родители продуктов накупили…

В отношении к заболевшим заключенным мало что изменилось. Кашляешь и повысилась температура? Выдают парацетамол и предлагают на выбор либо отлежаться в санчасти, либо идти на свое место ко всем.

Паники нет

При всем при этом чаще стали ходить туда-сюда сотрудники колонии, приезжать различные службы. Говорят, сотрудникам еще делают флюорографию, но я наверняка утверждать это не могу. В любом случае, ощущение что пока десятки человек не слягут, никто не поймет, болеет ли тут кто-нибудь этим вирусом.

Настроение у всех обычное, больше нервничают сотрудники, ведь у них новые задачи, которых не было. Зэкам главное, чтобы была еда, остальное их не волнует.

Как я писал выше, в санчасти закрывают людей на карантин по желанию больного. Если хочешь — можешь идти болеть «к себе». Да и толку от карантина, если там все равно все ходят — кто-то носит им еду, дает таблетки, убирается у них. То есть как таковой изоляции тут просто нет, и если вирус ходит, то его разносят сами сотрудники, и измерение их температуры ситуацию не спасает.

Общество

Источник: https://realnoevremya.ru/articles/170075-pervohod-o-situacii-s-koronavirusom-v-kolonii

Заключенных освободили от свиданий

Длительные свидания в колонии строгого режима 2020

Свидания заключенных с родными в СИЗО и колониях «приостановлены до особого распоряжения». Об этом сегодня сообщила Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) России, уточнив, что мера призвана не допустить распространения коронавируса в изоляторах и тюрьмах, где содержится более полумиллиона человек.

Опрошенные “Ъ” адвокаты, члены общественных наблюдательных комиссий и фонда «Русь сидящая» сомневаются в эффективности запрета, но соглашаются с его необходимостью.

Правозащитники в случае распространения вирусной инфекции призывают «как можно скорее разгрузить СИЗО и колонии»: переводить всех, кого позволяет закон, под домашний арест или выпускать по УДО.

ФСИН России с сегодняшнего дня вводит запрет на свидания с родственниками людей, содержащихся в колониях и СИЗО.

Ограничение основано на распоряжении главного санитарного врача ФСИН Артема Галкина от 16 марта о предотвращении угрозы распространения коронавируса (COVID-19) и будет действовать до «особого распоряжения».

Речь, согласно официальному сообщению ФСИН, идет как о длительных, так и о краткосрочных встречах.

«Также категорически запрещен допуск посетителей и сотрудников с повышенной температурой,— говорится в официальном сообщении ФСИН.— Организуется (в изоляторах и тюрьмах.— “Ъ”) комплекс других санитарно-противоэпидемических мероприятий».

Родственников осужденных и обвиняемых просят отнестись с пониманием, а начальников СИЗО и колоний в случае обнаружения у заключенного симптомов коронавируса — обеспечить госпитализацию.

Согласно статистике ФСИН, на 1 февраля 2020 года общее число заключенных в колониях и СИЗО составляло 519 тыс. человек.

Во вторник стало известно, что часть изоляторов Санкт-Петербурга, а также одна из колоний в Липецкой области уже ввели запрет на свидания заключенных с родственниками.

По мнению главы комиссии Совета по правам человека (СПЧ) по содействию общественным наблюдательным комиссиям (ОНК) Андрея Бабушкина, ограничение «необходимо», так как «большинство заключенных — люди с ослабленным иммунитетом».

«Не исключаю, что оно продлится минимум месяц»,— сказал “Ъ” господин Бабушкин.

Запрет на свидания могут не снять и в мае, считает другой член президентского совета, Игорь Каляпин, возглавляющий комитет против пыток: «Связываю это с общей эпидемиологической обстановкой в России.

Беспокоит другое: сейчас несколько тысяч родственников едут к заключенным на свидания, которые не состоятся из-за карантина.

Может получиться так, что вопрос о свиданиях с родными будет произвольно решаться дежурным помощником руководителя колонии, в том числе за деньги. Этот вопрос в том числе следует поднять на площадке СПЧ».

Адвокат Максим Пашков, представляющий фигурантку дела о «Новом величии» Марию Дубовик, рассказал, что запрет на свидания с родными не касается адвокатской деятельности: «В противном случае это нарушило бы право осужденного на защиту».

По словам Ольги Кривонос, адвоката фигуранта запрещенной в РФ «Сети» Юлия Бояршинова, ограничения в дальнейшем вряд ли будут ужесточаться: «Сроки для проведения следственных действий ограниченны, а сами эти мероприятия невозможны без присутствия адвокатов.

В настоящий момент у меня большие сомнения, что карантин будет ужесточен и распространится на органы следствия или защитников».

Членам общественных наблюдательных комиссий, которые контролируют условия содержания в изоляторах и колониях, теперь придется следить и за соблюдением санитарных норм.

Юрист фонда «Русь сидящая» Анна Клименко отмечает, что фонд уже несколько дней получает информацию о введении запретов на свидания в российских тюрьмах, но при этом «речь не идет о дополнительной санитарной уборке помещений или проветривании камер».

«Норма по ограничению встреч адекватна сегодняшней обстановке, но в СИЗО общение на свидании происходит через стекло, угроза распространения вирусов гораздо ниже,— рассказала госпожа Клименко.— Но именно в СИЗО очень высокая посещаемость, значит, в случае распространения вирусной инфекции на зоны эпидемия пойдет именно из изоляторов.

Это, в свою очередь, означает, что СИЗО нужно разгружать, и как можно скорее: всех, кого позволяет закон, переводить под домашний арест. В колониях тех, кого можно отпускать по УДО, отпускать». Ранее Анна Клименко сообщала “Ъ”, что в местах заключения в России содержится порядка 20 тыс.

человек, которые подлежат актировке — подтверждению у них неизлечимых болезней в последних стадиях. По словам госпожи Клименко, этих людей следует актировать и как можно скорее — «до возможного начала эпидемии в местах лишения свободы» — освободить.

«Роль ОНК и правозащитников сейчас будет особенно велика, в том числе из-за введения ограничений в и без того закрытую систему ФСИН»,— констатирует Анна Клименко.

Член Общественной наблюдательной комиссии Москвы Георгий Иванов согласен, что мера, которая пока не касается никого, кроме родственников осужденных, способна повлиять на распространение вирусной инфекции, однако подчеркивает, что мера все же «символическая»:

«В СИЗО эффект запрета свиданий с родственниками не будет существенным, если не принять меры. Ведь в изолятор ежедневно общественным транспортом приезжают десятки следователей и адвокатов.

Что касается колоний, где у заключенных практически нет встреч ни с кем, кроме родных, запрет ФСИН может иметь более ощутимый эффект. Существует практика полного запрета на посещение заключенного и для следователей, и для адвокатов, и для правозащитников при эпидемии, например, кори.

Но введут ли такой карантин и будут ли до его введения надлежащим образом соблюдать санитарные нормы, пока неясно».

Отметим, в среду 42 неправительственные организации Европы и России призвали правительства и ВОЗ не допустить распространения COVID-19 в тюрьмах. В частности, они отмечают, что в европейских тюрьмах «содержится более 1,5 млн человек», начальники колоний «сокращают контакты заключенных вместо того, чтобы принять меры», а угроза распространения вируса «игнорируется».

Мария Старикова

Последние новости о коронавирусе в России

Читать далее

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4292654

Фсин вернула заключенным свидания, запрещенные из-за коронавируса

Длительные свидания в колонии строгого режима 2020

https://ria.ru/20200715/1574371190.html

Фсин вернула заключенным свидания, запрещенные из-за коронавируса

Фсин вернула заключенным свидания, запрещенные из-за коронавируса

В учреждениях уголовно-исполнительной системы (УИС) поэтапно снимаются ограничительные мероприятия, введенные в связи с распространением COVID-19, в том числе… РИА Новости, 15.07.2020

2020-07-15T10:48

2020-07-15T10:48

2020-07-15T10:48

коронавирус в россии

федеральная служба исполнения наказаний (фсин россии)

/html/head/meta[@name='og:title']/@content

/html/head/meta[@name='og:description']/@content

https://cdn23.img.ria.ru/images/156186/61/1561866157_0:222:3067:1947_1400x0_80_0_0_30314ed46b07d9855817fe7c24e5c6e8.jpg

МОСКВА, 15 июл – РИА Новости. В учреждениях уголовно-исполнительной системы (УИС) поэтапно снимаются ограничительные мероприятия, введенные в связи с распространением COVID-19, в том числе на свидания с родственниками, сообщает пресс-служба Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) РФ.

Чтобы не допустить распространения коронавируса в учреждениях УИС принимаются профилактические меры при приеме посылок и передач.Кроме того, помещения приема передач учреждений оборудованы бактерицидными облучателями (рециркуляторами), разрешенными для использования в присутствии людей.

Прием посылок и передач сотрудники осуществляют с использованием средств индивидуальной защиты. Влажная уборка помещений (с применением моющих и дезинфицирующих средств) проводится не менее двух раз в день.

Все профилактические и санитарные обработки, введенные из-за коронавируса, также продолжаются, отмечают в ведомстве.

https://radiosputnik.ria.ru/20200715/1574369994.html

https://ria.ru/20200715/1574368607.html

РИА Новости

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn23.img.ria.ru/images/156186/61/1561866157_169:0:2898:2047_1400x0_80_0_0_3a84a0c8ea0c7e59ee85af13a53d1283.jpg

РИА Новости

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

коронавирус в россии, федеральная служба исполнения наказаний (фсин россии)

МОСКВА, 15 июл – РИА Новости. В учреждениях уголовно-исполнительной системы (УИС) поэтапно снимаются ограничительные мероприятия, введенные в связи с распространением COVID-19, в том числе на свидания с родственниками, сообщает пресс-служба Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) РФ.

“В учреждениях УИС, где нет карантина и не введен режим особых условий, возобновлено предоставление подозреваемым, обвиняемым, осужденным краткосрочных свиданий с родственниками.

Краткосрочные свидания с родственниками и иными лицами проводятся через стекло с соблюдением требований индивидуальной защиты.

Порядок очереди с родственниками, например, в следственных изоляторах УФСИН России по Москве, определяется предварительной электронной записью”, – говорится в сообщении.

Чтобы не допустить распространения коронавируса в учреждениях УИС принимаются профилактические меры при приеме посылок и передач.

“Так, в учреждениях УФСИН России по Москве прием передач осуществляются в порядке очередности с соблюдением временного интервала не менее 30 минут. Порядок очереди определяется предварительной электронной записью”, – уточнили в ФСИН.

Кроме того, помещения приема передач учреждений оборудованы бактерицидными облучателями (рециркуляторами), разрешенными для использования в присутствии людей. Прием посылок и передач сотрудники осуществляют с использованием средств индивидуальной защиты. Влажная уборка помещений (с применением моющих и дезинфицирующих средств) проводится не менее двух раз в день.

Все профилактические и санитарные обработки, введенные из-за коронавируса, также продолжаются, отмечают в ведомстве.

Источник: https://ria.ru/20200715/1574371190.html

«Приговор выносится не только осужденному, но и всей его семье» – омичка рассказала, сколько денег тратят на содержание заключенных их родственники

Длительные свидания в колонии строгого режима 2020

Молодая омичка (назовем ее Анной) живет в одном отдаленном от Омска районе. Она воспитывает пятерых детей. Ее мужа недавно осудили на длительный срок. Он отбывает наказание в колонии строгого режима на территории Омска.

У женщины два высших образования, но после ареста супруга ей пришлось уволиться (не по своей инициативе) с довольно хорошей работы. Во время пандемии ее сняли с учета в службе занятости — Анне не отметили заочную явку и не назначили новую, поэтому «коронавирусных выплат» она от государства не получила. Сейчас женщина через суд пытается добиться, чтобы ей выплатили всю положенную сумму.

Недавно Анна устроилась работать на пол ставки уборщицей. Также она подрабатывает репетитором (по одному из образований женщина логопед), плюс ее семье помогают родственники.

Внушительная статья расходов небольшого бюджета семьи Анны — содержание мужа. Платить приходится буквально за все — вызов в колонию врача, сдачу анализов, покупку лекарств, услуги адвоката и нотариуса, передачки. Теперь еще прибавилась обязательная сдача анализов на коронавирус перед свиданием – тестирование, по сути, можно пройти только платно.

«80-летняя полуслепая мать тратит все свои деньги на осужденного сына»

В год мужу Анны положено 3 длительных свидания (каждое продолжительностью по три дня). С января из-за пандемии коронавируса пока состоялось только одно, сейчас семья осужденного готовится ко второй встрече с ним.

«В этом году с февраля был карантин. Свидания разрешили только недавно, – рассказала «НО» Анна.

– Чтобы мне с детьми пойти на длительное свидание, нам всем нужно предоставить справки об отсутствии ковида, выданные не раньше, чем за три дня до посещения колонии.

Надежней всего это делать в частных клиниках, где нам придется заплатить 2500-3000 на 1 человека. В «Спид-центре» это будет дешевле – 1200. Но там не так надежно по срокам.

Екатерина Данилова

На свидание идут четверо детей и я. Считайте, в какую сумму нам обойдутся справки на коронавирус. Вдобавок еще нужно решить вопрос с жильем — в городе нам придется остановиться на 2-3 дня. Нам помогают верующие люди и мать мужа. Ей 80 лет, недавно она пережила платную операцию на глаз, второй спасать было уже поздно — свекровь долго тянула с этим, потому что все ее деньги уходят на сына…

Раньше, когда мы шли на длительное свидание, было не важно, кто именно оплачивал допуслуги (чайник, телевизор, холодильник, DVD, микроволновка) — осужденный или его родственники. Но примерно год назад ввели новое правило — оплатить это может только заключенный из своих средств. Если они, конечно, у него есть.

Что это значит на практике? Если у заключенного (как в нашем случае) имеются материальные иски, алименты и нет работы, то если кто-то и положит ему деньги на счет, то большая часть суммы спишется на погашение этих долгов. Поэтому мы не можем положить мужу деньги хотя бы для того, чтобы оплатить холодильник на время свидания.

Хотя это, конечно, не беда — в кухне есть общий холодильник. И оттуда никто никогда ничего не ворует.

За само свидание и предоставление комнаты для него ничего платить не нужно. Там даже игровая зона с телевизором есть для детей».

«Кладу в передачку 2 кг специй — без них там есть невозможно»

Одна передачка с продуктами и средствами гигиены, которую Анна может отправить супругу 4 раза в год, обходится ей примерно в 5 тыс. рублей.

«У меня есть постоянный список того, что я отправляю, – рассказывает Анна. – Потому что надо уложиться по весу — не больше 20 кг. Я кладу гранулированный чай, цикорий, какао, сахар – 3 кг (больше нельзя ни на грамм – вдруг бражку поставят). Карамель (без фантиков) и шоколад, мед в бутылке. Фрукты-овощи если позволяет общий вес. Колбасу можно, до 3 кг.

Туалетная бумага – 5 рулонов. Еще в передачку я кладу около 2 кг специй. Муж и дома их любил, но сейчас и вовсе ничего не ест без них, кладет побольше. Насколько я понимаю, по объему им дают нормальные порции, но на вкус, как говорит муж, порой кажется, что варят какие-то тряпки. Думаю, он преувеличивает.

Хотя когда по телевизору показывают, как на глазах какой-нибудь комиссии в колонии накладывают картошку с полноценными кусками мяса, я прекрасно понимаю – это показуха. В блюда осужденных скорее попадают какие-то обрезки мяса… Если говорить про меню – днем им дают суп и картошку, вечером жареную селедку.

Весной и летом передачки не принимали из-за коронавируса и, когда разрешили, мы начали отправлять посылки. Ее отправка стоит 1,5 тысячи.

И для меня это даже удобнее, чем ехать несколько часов до Омска и потом еще таскаться по городу с сумками, стоять в очереди. Передачки принимают в течение 1-2 часов.

Но ни разу еще не было, чтобы время вышло, я не успела передать, а меня развернули обратно. Девочки всегда принимали у всех. При всей своей строгости работники УФСИН относятся к нам с пониманием.

Еще предусмотрены поощрительные передачки – свыше четырех в год.

Александр Румянцев

В колонии есть магазин, там можно купить все необходимое, и в тот же день ваш родственник получит продукты и другие товары. Причем это не считается передачкой, проходит вне положенных четырех. Но цены в этом магазине выше раза в 2 — 3 по сравнению с обычными супермаркетами за пределами колонии.

Еще там можно заказать горячее. При магазине есть пекарня или «кафеха». Вот там действительно есть хорошие блюда из нормального мяса – курица-гриль за 400 рублей, шашлык, пельмени, манты. Это стоит свыше 500 рублей за килограмм. Пирожки, булочки, лаваш, хлеб… Кстати, хлеб до карантина там стоил дешевле, чем у нас – 24 рубля. Его они тоже сами пекут».

«Если нет рецепта, в колонию нельзя передать даже витамины»

Еще статья расходов – телефонные звонки. Осужденным разрешено звонить 1 раз в неделю, разговор может длиться не более 10 минут. «Но это во времена, когда все стабильно, – уточняет Анна. – Порой, бывало, муж целый месяц не звонил.

Мы покупаем карту «Ростелеком» или оплачиваем счет «родная связь». Из банкомата они звонят «Родная связь» – 3 рубля минута. Иногда не могут соединить, и они заходят как с межгорода, соответственно платят за звонок как за междугородний, 6-7 рублей/минута…

Периодически родственникам приходится тратиться на лекарства и врачей.

«Во время вспышки ОРВИ летом медчасть принимала от родственников противовирусные, – рассказала омичка. – Некоторые покупали лекарства и на своего, и на его товарищей. Все остальное можно было передавать только с рецептом начмеда и чеком. Даже витамин С не приняли без рецепта.

Много денег уходит на всевозможные юридические услуги. Например, мы нанимали адвоката, чтоб снять копии материалов дела (это стоило 8 тыс. рублей), отнести и передать в колонию (за это заплатили 5 тыс.).

Потом нужно было забрать из колонии готовые заявления (в ЕСПЧ, например) — это снова 5 тысяч, плюс почтовые расходы.

Можно, конечно, нанять адвоката, чтобы он сам все составил, но для нас это неподъемно по деньгам».

Источник: https://newsomsk.ru/news/107680-prigovor_vnositsya_ne_tolko_osujdennomu_no_i_vsey_/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.