Длительные свиданки

«Настроение у всех в колонии обычное, больше нервничают сотрудники»

Длительные свиданки

Как в колониях противостоят угрозе COVID-19 и оказывают медпомощь — ситуация глазами заключенных

В условиях пандемии коронавируса остается открытым вопрос о мерах безопасности в местах заключения, где добиться разобщенности не удастся по определению. О том, чем это грозит, нашему изданию уже рассказывал казанский адвокат Камиль Исмаилов.

В подтверждение его слов ситуацию по ту сторону решетки обрисовал для читателей нашего издания колумнист «Реального времени», который в настоящее время отбывает наказание в одной из колоний Поволжья. Из-за опасений вызвать недовольство начальства колонии он попросил не называть его имени и местонахождения.

Как о COVID-19 узнали в одном из исправительных учреждений в ПФО и какие меры в связи с этим были приняты — в авторской колонке.

Коронавирус, карантин, заражения, паника, туалетная бумага… Наверное, на свободе сейчас все думают об этом. В местах не столь отдаленных паники нет вообще.

Когда в мире начинают говорить о том, что появилась какая-то новая болячка, в тюрьме это воспринимаешь по-своему, сквозь свою призму, ведь у нас ничего не происходит: изменения во власти, на обед дают картошку, где-то началась война, опять дают картошку, меняют Конституцию, окей, опять картошка…

В начале года в колонии очень многие болели ОРВИ, тут прошел какой-то грипп, возможно, это и был коронавирус, но точно никто не знает. Вообще, каждый год все болеют, когда теплеет, но в этом году какой-то жестокий вирус был, с ног валил на неделю (в республике в начале года началась эпидемия ОРВИ, зафиксированы случаи заболевания свиным гриппом, — прим. ред.).

В санитарной части, как обычно, нет таблеток, поэтому туда, заболев, далеко не каждый торопится идти. Да и лекарство, которым там могут обеспечить, — это обычный парацетамол. Хотя если повезет, то еще ибупрофен дадут. То есть проще самому себе достать таблетки, которые тебе нужны. Тем более за парацетамолом не так-то и легко попасть к врачу. Почему — расскажу ниже.

Фото Максима Платонова Когда в мире начинают говорить о том, что появилась какая-то новая болячка, в тюрьме это воспринимаешь по-своему, сквозь свою призму, ведь у нас ничего не происходит: изменения во власти, на обед дают картошку, где-то началась война, опять дают картошку, меняют Конституцию, окей, опять картошка…

В январе я тоже болел, причем очень сильно. Началось все стандартно: сонливость, слабость, лихорадка… К вечеру почувствовал, что это что-то серьезное, так как поднялась температура под 39 градусов. Я, конечно, не думал идти в санчасть — запасся на такие случаи собственным лекарством.

Дело в том, что больному человеку надо в 6 утра выйти на проверку и записаться на прием к врачу, а к 9.30 прийти к открытию санчасти и встать в очередь, которая формируется на улице. При температуре в 39 ждать порядка двух часов на холодном воздухе в минус 10-20 градусов — не самое приятное удовольствие.

Вот поэтому когда ты заболел, то не торопишься за медпомощью, чтобы не усугубить свое положение. Еще есть скорая помощь, но приедет она, только когда у тебя руку оторвет, и то первыми придут сотрудники колонии, следователи или кто-то еще. В январе спустя неделю я вылечился сам, а вообще, простудой переболел весь лагерь.

Из всех людей, а это больше тысячи человек, сходило в санчасть максимум человек 50.

Кашляешь и повысилась температура? Выдают парацетамол

Это в целом о ситуации с лечением. Возвращаясь к коронавирусу, в тюрьме о нем заговорили, когда по телевизору рассказали. Правда, отнеслись к новости как к обвалу биткойна. То есть никак.

Серьезно его никто не воспринимает, только недовольны из-за очередных сложностей. В конце марта нас закрыли на карантин, а лично я, например, два месяца ждал длительного свидания с родными, родители продуктов накупили.

У знакомого вообще за день до того самого счастливого дня отменили.

Сейчас у всех, кто приходит с улицы, меряют температуру. Еще начальники отрядов сначала объявили, чтобы все мыли руки, потом по рупору начальник колонии сказал то же самое. Появились журналы для отметок об уборке в отрядах. Пока не могу сказать, как часто их проверяют — их ввели буквально после 20-х чисел марта.

В конце марта нас закрыли на карантин, а лично я, например, два месяца ждал длительного свидания с родными, родители продуктов накупили…

В отношении к заболевшим заключенным мало что изменилось. Кашляешь и повысилась температура? Выдают парацетамол и предлагают на выбор либо отлежаться в санчасти, либо идти на свое место ко всем.

Паники нет

При всем при этом чаще стали ходить туда-сюда сотрудники колонии, приезжать различные службы. Говорят, сотрудникам еще делают флюорографию, но я наверняка утверждать это не могу. В любом случае, ощущение что пока десятки человек не слягут, никто не поймет, болеет ли тут кто-нибудь этим вирусом.

Настроение у всех обычное, больше нервничают сотрудники, ведь у них новые задачи, которых не было. Зэкам главное, чтобы была еда, остальное их не волнует.

Как я писал выше, в санчасти закрывают людей на карантин по желанию больного. Если хочешь — можешь идти болеть «к себе». Да и толку от карантина, если там все равно все ходят — кто-то носит им еду, дает таблетки, убирается у них. То есть как таковой изоляции тут просто нет, и если вирус ходит, то его разносят сами сотрудники, и измерение их температуры ситуацию не спасает.

Общество

Источник: https://realnoevremya.ru/articles/170075-pervohod-o-situacii-s-koronavirusom-v-kolonii

Фсин запретила свидания в тюрьмах и сизо

Длительные свиданки

Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) перестала выдавать разрешения на свидания с родственниками заключенным в колониях и арестантам, находящимся в СИЗО. Меры приняты в целях борьбы с распространением коронавиурса. Правозащитники указывают на то, что заключенных может спасти только полная изоляция.

Запрет будет продлен «до особого указания».

– С 16.03.2020 и до особого указания в учреждениях территориальных органов ФСИН России и следственных изоляторах ФСИН России приостановлено предоставление длительных и краткосрочных свиданий, – сказано на сайте ведомства.

Также в учреждения УИС категорически запрещен допуск посетителей и сотрудников УИС с повышенной температурой тела и лиц, прибывших в течение последних 14 дней из государств с неблагополучной ситуацией с распространением новой коронавирусной инфекции, говорится в заявлении.

О запрете на посещения стало известно еще до официального заявления ФСИН. 17 марта экс-сотрудник Общественной наблюдательной комиссии Санкт-Петербурга Яна Теплицкая опубликовала фото объявления в СИЗО-3 ФСИН России, из которого следует, что посещения в учреждении отменены.

Отметим, что на сегодняшний день в тюрьмах и СИЗО страны содержатся свыше полумиллиона человек.

По словам правозащитников, условия содержания и отсутствие эффективной медицинской помощи могут привести к гибели заключенных в случае попадания коронавируса в учреждения ФСИН. Активисты направили властям соответствующее обращение.

– Из-за угрозы жизни и здоровью заключенных, не только от вируса, но и от произвола тюремщиков, мы направляем свои предложения по повышению защищенности прав граждан в местах принудительного содержания, – сказано в обращении активистов к правительству.

Авторы обращения настаивают на «замене меры пресечения в виде содержания под стражей на более мягкую, если человек сидит по статье, не связанной с насилием».

Яна Теплицкая уточнила, что опасность заключается, в первую очередь, в том, что коммуникация между арестантами происходит не только в пределах камеры, но и между помещениями, например, когда разносят еду.

– Обычно это делает хозотряд – осужденные, которые остались в следственном изоляторе, чтобы выполнять такую работу. Есть сотрудники [изолятора], которые обязаны обходить все камеры, собирать все жалобы и обращения. Есть медицинские сотрудники, которые обязаны взаимодействовать со всеми, – приводит слова Теплицкой ВВС.

При этом, контакты невозможно приостановить – нельзя же перестать кормить людей. Сотрудник ОНК из Татарстана Зарипов отметил, что единственным спасением заключенных может быть только полная изоляция от внешнего мира.

– Если объявить карантин и никого не впускать, то они выживут. А если нет и зайдет туда коронавирус, то они, скорее всего, умрут. Ну там нет ситуации, что всех спасут, излечат… Иллюзий здесь питать не надо, – сказал он.

По данным ФСИН, если у заключенного будут выявлены симптомы новой болезни или подозрение на коронавирус, то пациента будут переводить не в ведомственные больницы, а в государственные и муниципальные медицинские учреждения. Но пока непонятно, как симптомы будут выявляться на практике.

Теплицкая отмечает, что медработники, задействованные в системе ФСИН, не справятся с нынешним объемом работы.

– В нормальной, обычной ситуации врачи [в колониях] не успевают осматривать всех больных, обходить, принимать, измерять всем температуру – это все невозможно. Всегда есть люди с тяжелыми заболеваниями, на которых никто не обращает внимания неделями. Врачей не хватает, – констатировала Теплицкая.

Член Совета по правам человека Игорь Каляшин высказал опасение о том, что запрет может обернуться коррупцией.

– Может получиться так, что вопрос о свиданиях с родными будет произвольно решаться дежурным помощником руководителя колонии, в том числе за деньги. Этот вопрос в том числе следует поднять на площадке СПЧ, – приводит его слова «Коммерсантъ».

«Символической» назвал меру член ОНК Москвы Георгий Иванов. По его словам, эффект запрета свиданий в СИЗО «не будет существенным, если не принять меры».

– Что касается колоний, где у заключенных практически нет встреч ни с кем, кроме родных, запрет ФСИН может иметь более ощутимый эффект.

Существует практика полного запрета на посещение заключенного и для следователей, и для адвокатов, и для правозащитников при эпидемии, например, кори.

Но введут ли такой карантин и будут ли до его введения надлежащим образом соблюдать санитарные нормы, пока неясно, – рассказал он.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter

Источник: https://newizv.ru/news/society/19-03-2020/fsin-zapretila-svidaniya-v-tyurmah-i-sizo

Кс разрешил длительные свидания пожизненно осужденным

Длительные свиданки

Отбывающиепожизненное заключение должны иметьправо на длительные свидания с близкими независимо от того, сколько времени онипровели за решеткой. К такому выводупришел Конституционный суд РФ, проверивправила содержания таких осужденныхна соответствие Основному закону иЕвропейской конвенции о защите правчеловека и основных свобод.

Сейчасприговоренные к пожизненному заключениюв течение первых 10 лет невправе получить длительные — трое суток — свидания с близкими. Им разрешенытолько краткосрочные — по 4 часа — встречис родными под контролем сотрудниковколонии два раза в год. В отличие откраткосрочных, длительные свиданияпроходят в отдельных помещениях, там же осужденный и его близкие ночуют.

Ограничения оказались слишком суровы

Поводомдля проверки норм Уголовно-исполнительногокодекса РФ (п. «б» ч. 3 ст. 125 и ч. 3 ст.

127) насоответствие Конституции РФ сталажалоба супругов Королевых (Николая иВероники), которым колония, азатем и суд отказали в предоставлениидлительных свиданий до истечения первых 10 летиз пожизненного срока, отведенногоНиколаю Королеву.

Они сочли это жестокими бесчеловечным обращением и наказанием, а также нарушением права на семейную жизнь,поскольку ограничения исключаютестественное зачатие ребенка.

Крометого, в КС поступил запрос на проверкуэтих норм и от Вологодского областногосуда.

Ему пришлось рассматривать жалобуисправительной колонии, которуюБелозерский райсуд обязал предоставлятьодному из заключенных длительноесвидание с пятилетней дочерью, несмотряна то, что он отбыл менее 10 лет своегопожизненного срока.

Коллегия поадминистративным делам облсуда усомниласьв конституционности норм УИК, указав,что они нарушают требование Конституции об уважении частной и семейнойжизни, которому соответствуют имеждународные правовые акты (ст. 8 Конвенции).

Примечательно,что в 2005 году КС уже высказывался поэтому вопросу.

Тогда он счел ограничениялогичными, поскольку совершающий тяжкиепреступления должен предполагать, чтоего накажут: лишат свободы и ограничатв правах, в том числе и на неприкосновенностьчастной жизни.

«Совершая преступления (человек) сам сознательно обрекает себя ичленов своей семьи на такие ограничения», — говорилось в определении КС. А установленные ограничения «ненарушают справедливый баланс междуинтересами общества в целом и интересамиличности».

Однако летом 2015 года ЕСПЧ в деле с пожизненно осужденным Андреем Хорошенко, (заключенный пожаловался на то, что запрет на свидания помешали сохранить ему отношения с семьей и сыном. — «Известия») указал, что власти обязаны предотвращать разрушение семейных связей.

Более того, власти должны осужденных кпожизненному лишению свободы обеспечивать «разумнохорошим уровнем контактов» с их семьями. ЕСПЧ сослался на то,что большинство стран — участниц конвенции не проводит различийв этой сфере между осужденными кпожизненному лишению свободы и другимизаключенными.

Кроме того, в этих странах свидания с близкими для пожизненноосужденных разрешены раз в два месяца.

МинюстРоссии летом текущего года подготовилпоправки в УИК, дающие право на однодлительное свидание в год пожизненноосужденным в первые 10 лет их заключения.

РешениеКонституционного суда

СегодняКС в своем постановлении признал нормыУИК, исключающие возможность длительныхсвиданий для пожизненно осужденных втечение первых 10 лет их срока, несоответствующими Основному закону.

Эта норма начала действовать сразу после утверждения постановления, до момента корректировки УИК.

Таким образом, осужденные кпожизненному лишению свободы смогутрассчитывать на одно длительное свиданиев год.

Своерешение КС объяснил тем, что в Конституциизакреплено право осужденных просить опомиловании или смягчении наказания,а потому неисключается и возможность освобожденияпожизненно осужденного.

По мнению КС,это обязывает законодателя учитыватьпри выборе ограничений для осужденных то,что необходимо достигать всех целейнаказания: не только восстановлениясоциальной справедливости и предупреждениясовершения новых преступлений, но иисправления осужденного.

Прежние нормы не позволяли оценить характер поведения осужденных, а такжеиндивидуализировать меры воспитательноговоздействия на них, счел КС. В частности, речь шла о том, что переводиз строгих условий отбытия наказания — в обычные, где учеловека есть права на длительныесвидания, происходит не ранее чемчерез 10 лет. И этот срок нельзя было уменьшить,даже если осужденный вел себя хорошо.

Несмотря на то что сейчас УИК предусматривает такое поощрение (свидания за хорошее поведение в первые 10 лет срока),  на практике это норма не реализуется. 

Адвокат бюро«Деловой фарватер» Антон Соничев считаетпостановление КС вполне ожидаемым.

— Суд обосновалсвое решение в том числе и позициейЕСПЧ. Теперь заключенным тюрем и колонийособого режима будут предоставлятьсядлительные свидания, даже несмотря наотсутствие такой нормы в УИК.

Юрист общественнойорганизации «Сутяжник» Антон Бурков,представлявший интересы заявителей Королевых и Хорошенко, подчеркивает, что сами свидания должныдействовать не как поощрение заисправление, а наоборот, как инструментдля исправления. По его мнению, КСопределил минимальное число свиданий— одно в год.

— Почему односвидание в год? Почему не два? Даже вИсправительно-трудовом кодексе РСФСРбыло два свидания в год для тех, ктоосужден пожизненно. В других государствахв среднем одно свидание в два месяца,это в шесть раз чаще. Почему у нас реже? — удивляется он.

При этом онотмечает, что 10-летний срок запрета надлительные свидания часто становился еще больше.

Дело в том, что он был «привязан» к условиям, в которыхсодержится осужденный: первые 10 летпожизненного срока осужденный отбываетв строгих, а затем может рассчитыватьна перевод в обычные.

Однако, по его словам,самое страшное было, если колония могла найти нарушение и вернуть заключенного обратно на строгий режим. Тогда 10-летнийсрок запрета на длительные свиданияначинал отсчитываться заново.

Источник: https://iz.ru/news/645677

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.