Для чего нужны тюрьмы

Ждёшь? Плати. Зэки загоняют женщин в долги и кредиты, находясь в тюрьме, а прикрываются любовью

Для чего нужны тюрьмы

В колониях России в 2019 году отбывало наказание 523,9 тысячи человек. По данным ФСИН, только 10% от этого числа — женщины. Абсолютное большинство — мужчины. Средний срок, который им нужно провести в колонии, — 8,2 года.

Остаться на такое количество лет без женского внимания очень непросто. Однако, по словам бывшего заключённого Ивана Меренкова, интерес тут к женщинам иной.

За колючей проволокой можно купить многое, да вот только на это нужны деньги.

Чтобы и деньги появились, и ласку иногда получать, многие зэки ищут знакомства по переписке. Для них это сплошные плюсы, а вот женщины затем страдают и расплачиваются с долгами. Технологии у тюремных ловеласов отработаны годами.

Галине 42 года. Она работает продавцом в продуктовом магазине. Муж от неё ушёл несколько лет назад, сын уже вырос и живёт в другом городе. А о ком-то заботиться хотелось. Два года назад женщина зарегистрировалась на сайте знакомств, сходила на пару свиданий, но ни один из кандидатов ей не подошёл. Прошлой зимой Галине написал молодой человек, представился Владимиром.

Начали общаться, интересный такой мужчина. Правда, моложе меня на 10 лет, но он говорил, что я ему нравлюсь, выгляжу хорошо — точно не на свой возраст. Обменялись телефонами, но он сказал ему не звонить. Пообещал, что сам наберёт, когда будет время. И предупредил, что звонок будет через WhatsApp, потому что связь плохая, — рассказывает Галина.

Первый звонок раздался поздно вечером. Проговорили около часа. Только какой-то шум был всё время, будто много мужчин в одной комнате о чём-то разговаривают. Галина этому значения не придала. В течение месяца Владимир писал и звонил, но встретиться никак не получалось: он утверждал, что всё время занят и находится в командировках.

Женщина признаётся, что влюбилась по телефону, казалось, что у них столько всего общего… Поэтому, когда Владимир, плача, рассказал, что на самом деле он отбывает наказание в колонии строгого режима, её это не смутило. К тому же он убедил Галину, что в тюрьму попал из-за “подставы” своих знакомых и никакого преступления не совершал.

По его словам, срок подходил к концу: буквально год подождать — и он будет на свободе. А значит — вместе с любимой.

Фото © ТАСС /Василий Кузьмичёнок

Заключённый предложил Галине приехать к нему на длительное свидание. Но предупредил, что для этого нужны деньги. Якобы за взятку в пять тысяч рублей надзиратели смогут его отпустить и помогут с оформлением документов.

Длительные свидания можно оформлять на жену, с которой заключённый состоит в официальном браке, на маму, сестру, тётю или сожительницу.

Некоторые зэки этим пользуются: их “полосочки” — так заключённые называют своих подруг — выдают себя за дальних родственниц или оформляют у участкового по месту жительства бумагу с подписями трёх человек (по правилам это должны быть соседи, но на деле могут быть просто подружки), якобы подтверждающую сожительство с заключённым, —рассказал Иван Меренков.

Галина отправила любимому пять тысяч и приехала в колонию как сожительница с необходимым документом и пакетами продуктов, чтобы все три дня из комнаты не выходить.

Так и получилось: любовь, страсть, разговоры, слёзы расставания, обещания жить вместе долго и счастливо, когда “вся эта канитель” закончится.

Женщина вернулась домой с абсолютной уверенностью в искренности возлюбленного и твёрдым намерением дождаться Владимира из тюрьмы.

Но через пару недель он заявил, что у него проблемы, нужны деньги, подробности он рассказать не может, потому что это “может быть опасно” для Галины. Требовалось около 50 тысяч, у продавщицы таких денег не было. Она взяла микрозаём, отправила необходимую сумму своему “будущему мужу”.

Владимир на звонки больше не отвечал. На сайте знакомств онлайн не появлялся. Галина выплачивала кредит и ждала весточки. Когда молчание затянулось больше чем на месяц, женщина начала паниковать. Стала звонить в колонию, искать контакты родственников Владимира в соцсетях, ведь она знала только его имя и фамилию.

Оказалось, что заключённый осуждён за убийство, сидеть ему ещё около пяти лет. А его сестра рассказала Галине, что к зэку уже приезжало несколько женщин в течение его отсидки. Все они отправляли ему деньги, которые Владимир просил под разными предлогами. Но причина у всех его “неприятностей” одна — карточные долги.

Это очень распространённая история. Со мной сидел парень, лет 25, мы его называли Французом за его умение убалтывать женщин. У него было два телефона и переносной аккумулятор.

Так он за день столько времени в приложениях для знакомств проводил, что всё разряжалось. К нему чуть ли не каждые два месяца женщины приезжали, всем сильно за 40 лет. Кто “сестра”, кто “тётя”, кто “сожительница”. И деньги ему отправляли, а он их потом в карты проигрывал.

Но, честно, талант у парня был так “полосок клеить”, —говорит Иван Меренков.

По словам заключённого Александра, который сейчас отбывает наказание в колонии строгого режима в Челябинской области, современные зэки используют только Интернет: Badoo, Tinder, “ВКонтакте”, “”. Когда из соцсети общение переходит в мессенджер и в созвоны, выбирают WhatsApp или “Телеграм”, поскольку считается, что данные сервисы не прослушиваются.

При этом на зоны до сих пор приходят пачки традиционных писем от женщин, которые желают познакомиться с заключёнными и готовы ждать, приезжать, присылать деньги.

Раз в месяц к нам надзиратель заходил, чтобы мы хотя бы на несколько писем ответили. Обычно это перед какими-то проверками было, нельзя, чтобы столько корреспонденции оставалось. В конвертах письма и фотографии, часто духами набрызганные. Это всё смешно было нам, молодым пацанам, которые уже к Интернету привыкли, — рассказывает Александр.

Схема, на которую попалась Галина, стандартная: милое общение, имитация занятости, откровенное признание с дрожью в голосе, намёк на возможность бурной встречи, исчезновение. Длительные свидания разрешены заключённым два раза в год. Но, как отмечают сами зэки, за небольшую плату можно договориться с сотрудниками колонии на встречи раз в три месяца и даже чаще.

Иван описывает большинство избранниц зэков как женщин, которые “вокруг колонии ходят”: они либо сами когда-то отбывали наказание, либо ведут “пьюще-гулящий” образ жизни.

Процентов 70 всех “ждуль” — дамы за 40–50 лет. На зоне много молодых, голодных до любви парней. А в этих женщинах полно нерастраченной заботы, материнский инстинкт просыпается, деньги присылают охотнее. Мы их так и называли: тётками, бабками, старухами.

К некоторым, конечно, приезжали и молодые девчонки. Но, во-первых, их меньше. Во-вторых, на микрозаймы и отправление денег соглашаются с трудом — наверное, у них в головах появляется мысль: “Зачем мне этот сидевший? У меня ещё всё впереди, кредиты какие-то брать…

” Не знаю, — добавляет Иван.

По мнению психолога Юлии Гальцевой, женщины соглашаются на роман с заключённым, потому что так им кажется, что избранник никуда не денется: он находится в закрытом месте, к нему не пускают других женщин, а главное — он нуждается в своей возлюбленной. К ней он обращается за душевным разговором или за деньгами. И только она может ему помочь.

Фото © ТАСС /Фадеичев Сергей

Длительное одиночество и заниженная самооценка — основные причины того, что женщина заводит роман с заключённым.

А у мужчины в тюрьме выбор девушек небогатый, конкуренции нет, можно чувствовать себя уникальной, — говорит психотерапевт Анна Таипова.

И, конечно, вырастает чувство собственной значимости: я такая хорошая, не оставила человека в беде, помогаю ему.

Иногда “ждулями” становятся женщины, которые проходили опыт общения с заключёнными. Возможно, их отцы, деды, братья или сыновья отбывали наказание.

Женщины проецируют этот опыт на других мужчин: “Отцу я не смогла помочь, а этому несчастному помогу”.

Если девушка не получала любви и заботы в семье, когда была маленькой, она может чувствовать себя комфортно только в ожидании, если близкий человек недоступен.

Ещё одна причина связи с заключённым — избегание близости. Оно может быть вызвано страхом перед живыми, настоящими отношениями либо негативным опытом в прошлом.

Получается, что у женщины как бы есть отношения: она в переписке состоит, общается, любит, помогает, но при этом нет никаких бытовых моментов, финансовых споров, секса.

Очень доступный способ заменить реальную любовь, — отмечает Анна Таипова.

По её словам, тюремные романы крайне редко имеют долгое и счастливое продолжение на воле. Ведь подсознательно бывший зэк ассоциирует свою спутницу с тем временем, когда он был в заключении. Из-за этого у него может проявляться агрессия по отношению к “ждуле”, отмечает психолог.

Если женщина передавала мужчине деньги под расписку во время свидания, то с этим документом она может обратиться в суд и попытаться вернуть свои средства. Но, как правило, никаких бумаг влюблённые дамы не составляют. Они просто дарят свои деньги заключённым в надежде на благодарность и будущее создание семьи. Аргумент “он мне обещал”, по словам юриста Андрея Некрасова, не работает.

Можно обратиться в суд с иском о незаконном обогащении, но только если у женщины есть паспортные данные ответчика. И тогда в суде она будет доказывать, что ошибочно отправила деньги и теперь просит их взыскать.

Но, как правило, паспортных данных нет, да и суммы не такие, чтобы из-за них идти в суд, привлекать адвокатов.

Поэтому заключённые продолжают свои хитрые махинации, а женщин, которые им верят, меньше с каждым годом не становится, — добавил Андрей Некрасов.

Галина выплатила кредит за своего осуждённого “суженого”. Теперь с зэками связываться не хочет. Жалко даже не денег, а потраченных нервов и пролитых слёз.

Её подруга, которая сейчас сидит на сайте знакомств и знает всю историю Галины с заключённым, говорит, что Владимир завёл новую страницу и, вероятно, ищет новых возлюбленных, которые готовы ждать и спасать. Но спасать им нужно только себя.

Источник: https://life.ru/p/1350576

Тюрьма как выжить в Российской тюрьме

Для чего нужны тюрьмы

Исправительная колония — это место, где содержатся осужденные на лишение свободы лица, имеющие большую свободу передвижений и менее ограниченные гражданские права.

Какие существуют режимы?

В исправительных колониях существуют четыре вида режимов:

Колонии общего режима — это исправительные заведения, где отбывают наказание осужденные к лишению свободы, поступившие в данное исправительное учреждение, а также осужденные, переведенные из облегченных и строгих условий отбывания наказания.

Туда попадают лица из облегченных и строгих условий заключения, а также осужденные из других исправительных учреждений общего режима. Это осужденные мужского пола, совершившие тяжкие преступления и ранее не привлекавшиеся к уголовной ответственности, а также заключенные женского пола, лишенные свободы за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, вне зависимости о факта и вида рецидива.

Согласно статье 121 УИК РФ, условия отбывания в колониях данного типа следующие. Заключенные могут:

  • тратить на еду и личные вещи до девяти тысяч рублей в месяц;
  • ежегодно устраивать шесть коротких свиданий и четыре долговременных;
  • получать шесть посылок или передач, а также шесть бандеролей на протяжении года;
  • два раза в месяц покидать стены исправительного учреждения в выходные или праздничные дни для свиданий с несовершеннолетними детьми, но в пределах территории колонии;

Колонии строгого режима — это места пребывания для осужденных мужского пола, совершивших умышленные преступления особой тяжести, если ранее они не отбывали наказание в виде лишения свободы и для лиц мужского пола, совершивших опасный рецидив преступления, если они ранее уже лишались свободы (статья 58 УК РФ).

Эти заведения предполагают более жесткие условия содержания:

  • траты на питание и личные нужды ограничены суммой в 7800 рублей каждый месяц;
  • четыре посылки и четыре бандероли в год;
  • три коротких и три долгих свидания;
  • проживание и в общежитиях при облегченном варианте наказания, и в закрытых помещениях (статья 123 УИК РФ).

Колонии особого режима предназначены для лиц, нарушивших уголовное законодательство в тяжкой форме или совершившие особо опасный рецидив преступления. Во многих аспектах условия содержания здесь схожи с тюремными.

Заключенные могут:

  • проживать как в общежитиях, так и в специализированных камерах;
  • иметь два коротких и одно длительное свидание в течение года;
  • получать две-три передачи ежегодно и одну-две бандероли в зависимости степени тяжести совершенного преступления и назначенных условия отбытия наказаний;
  • тратить на еду им дозволяется сумму в пределах шести тысяч шестисот рублей (в соответствии с положениями статьи 125 УИК РФ).

Существуют также колонии-поселения

Здесь отбывают наказание граждане, впервые совершившие преступление по неосторожности, или умышленно нарушившие закон, но в пределах небольшой или средней тяжести преступления. Условия проживания здесь более комфортные и лояльные

Женщины и мужчины здесь проживают вместе, не изолированные друг от друга, в общежитиях. У них сохраняется большинство свобод:

  • право носить гражданскую одежду;
  • иметь паспорт;
  • свободно передвигаться по территории поселения и даже покидать его, не выезжая за пределы прилегающего муниципального объекта;
  • устраивать неограниченное количество свиданий;
  • тратить на свои нужды никак не регулируемый законодательно лимит денежных средств.

Охрана к ним не приставляется, но они находятся под наблюдением руководства колонии. Они имеют право на обучение в заочной форме в высших и средних профессиональных учебных заведениях.

Осужденным с отсутствием нареканий в плане поведения и соблюдения дисциплины разрешается проживание со своими семьями на территории колонии.

В случае дисциплинарных взысканий их могут перевести в учреждения более строгого типа (статья 129 УИК РФ).

Воспитательные колонии предназначены для несовершеннолетних граждан. Они живут там в обычных, облегченных и льготных условиях, в зависимости от которых устанавливается размер денежной суммы, которую можно потратить в месяц на продукты; количество свиданий и посылок в год.

Обитатели воспитательных колоний имеют право проживать в общежитиях либо в изолированных помещениях, совершать прогулку в любое время без ограничения ее продолжительности, но в пределах территории колонии (статья 133 Уголовно-исполнительного кодекса).

Правильные тюрьмы

Всем преступникам известно, что . Поэтому в «чёрных» колониях царит тишь и благодать для всех, кто эти законы соблюдает.

Стоящие у власти авторитеты делают всё возможное, чтобы их «подопечным» хорошо жилось. Они налаживают связь с волей, за особые заслуги могут даже протащить на зону сотовый телефон.

На запрещённые вещи, алкоголь и наркотики в «чёрных» тюрьмах администрация смотрит сквозь пальцы.

Закрывают глаза и на то, что зеки не выполняют назначенные им работы. Например, на «чёрной» зоне заключённые не убирают территорию и отказываются мыть свои камеры.

Однако это небольшая плата за то, что в «чёрных» колониях практически не бывает убийств и драк, в отличие от «красных» и «зелёных» зон. Сегодня «чёрных» тюрем становится всё меньше и меньше.

Зато «зелёных», наоборот, за последние несколько лет стало больше. И порядки в них несколько отличаются от зон других цветов.

Чем отличается тюрьма от зоны

Зона – место для исправления. Она представляет собой небольшой закрытый городок. Здесь достаточно высокий уровень свободы.

Заключенные могут работать, брать книги, посещать клубы и ходить на прогулки.

На самом деле сравнивать эти слова не совсем уместно, поскольку зона является сленговым понятием и не встречается в документации.

Различия между ними:

  1. Зона представляет собой лагерь, территорию которого нельзя покидать. Это все время заключения — от СИЗО до момента освобождения. Слово зона не встречается в документах.
  2. В камерах заключенные ничего не делают. В лагере у них есть работа и возможность проводить время за чтением или в клубе.
  3. В камере невозможно свободно передвигаться. В лагере можно посещать различные места и даже получать образование.
  4. Порядок личностей. Здесь это скорее касается получения кличек и общения. В лагере можно получить кличку от любого и общаться с кем хочешь. В тюрьме же только с соседями по камере. Именно они чаще всего и дают клички.

Зелёные колонии

В «зелёных» тюрьмах вся власть принадлежит арестантам, исповедующим ислам. В связи с нестабильностью ситуации на Кавказе в начале двухтысячных годов, доля мусульман в российских тюрьмах возросла. Попав в одну колонию, они объединяются и начинают требовать для себя особых условий. Кроме того, исламские террористы насаждают свои радикальные взгляды среди других заключённых.

«Джамааты» — лидеры сформированных в тюрьме исламских групп отказываются идти на сотрудничество с администрацией тюрьмы. Российского воровского кодекса они не признают и ориентируются на собственные правила. Однако деньги в «общак» заключённые-мусульмане всё-таки собирают.

Правилам своей веры они следуют неотступно, и часто на почве этого случаются конфликты и с однокамерниками, и с надзирателями. При этом «джамааты» не будут слушать имама, пришедшего к ним с наставлениями с воли.

Для них ценны советы только имама, самого отсидевшего или сидящего в «зелёной» колонии.

Источник: https://mup-info.com/sdp-cto-eto-takoe-turma/

Как Россия живёт

Для чего нужны тюрьмы

13 октября 2020, 13:452020-10-13T13:45:00Z2020-10-13T13:45:00Z
Иллюстрация: Станислав Таничев / “Сибирь.Реалии”

В этом году государство наконец решило заняться “движением” АУЕ: в августе Верховный суд России признал его экстремистским, а в сентябре создателя крупнейшего паблика об АУЕ даже приговорили к 7 годам колонии.

Но это опять имитация деятельности. Можно, конечно, выдёргивать отдельные сорняки, но почва от этого чище не станет.

По данным ФСИН, на 1 октября 2020 г. в российских колониях, СИЗО и тюрьмах содержалось 491 650 человек. Это население крупного города, такого как Калининград или Чебоксары. И все эти люди вынуждены жить “по понятиям”.

Из-за того, что исправительная система РФ настолько закрыта и настолько враждебна к заключённым, она, естественно, никого не исправляет. На поверхности государство изображает борьбу с АУЕ и организованной преступностью, а на глубине в 2020 году существуют “чёрные зоны”.

На глубине сидят воры в законе, которые заправляют колониями и тянут свои щупальца за их пределы, вовлекая всё больше людей в образ жизни, который якобы ушёл с улиц вместе с “лихими 90-ми”.

Вот только никуда он не ушёл. Малолетки не просто так романтизируют АУЕ.

Я недавно написал пост про фавелы Рио-де-Жанейро, где вакуум закона замещают бандитские понятия. В российских городах до сих пор то же самое.

Думаю, это связано не только с самим лагерным устройством и нежеланием властей бороться с ОПГ, но и с той лёгкостью, с какой у нас сажают в тюрьму. Полстраны отсидело, полстраны скоро сядет – неудивительно, что люди привыкли к “понятиям”. о том, “как правильно входить в хату”, набирают миллионы просмотров на “ЮТубе”. Если живёшь в России, когда-нибудь пригодится, ага.

К тому же, “понятия” нужны самим силовикам: их можно использовать, чтобы ломать заключённых. Бесконечный роман уголовников с тюремной администрацией – это огромная проблема, которую не удастся искоренить, если не сделать хозяйство ФСИН более открытым. Исправительная система должна исправлять, а не окончательно исключать людей из социума и плодить новых преступников.

Иван Асташин, осуждённый в 2012 году по “делу АБТО”, удивительно напоминающему “дело Сети”, рассказал “Сибирь.Реалиям” о жизни в колонии. Во второй части материала – его письмо о том, как устроена “понятийная” система. Впервые оно было опубликовано ещё год назад, но тогда, по словам Ивана, его пришлось удалить под давлением ГУФСИНа по Красноярскому краю.

Теперь оно вновь доступно:

Россия. Тюрьма. ПонятияЧ. 1 ст. 106 УИК РФ: “Осужденные к лишению свободы могут привлекаться без оплаты труда только к выполнению работ по благоустройству исправительных учреждений и прилегающих к ним территорий”.На неискушенный взгляд вроде бы все нормально. Благоустройство там; цветочки, наверное, возле бараков сажают… Сами для себя же. Что тут такого?Ан нет. Все не так просто.Начну с того, что это самая известная среди зэков статья УИК. Современный каторжанин может не знать вообще никаких статей УИК, но уж про 106-ю слышал наверняка.Так в чем же дело?Во-первых, надо помнить, что мы в России, а не в цивилизованной Европе. Во-вторых, в тюрьме. А в российской тюрьме даже распоследний ключник считается с “понятиями”.Между тем злые полицейские в злых зонах любыми путями стараются “сломать” зэка, чтобы он переступил через эти самые “понятия” и через чувство собственного достоинства.What the fuck? – воскликнет кто-то.

Кастовая система

Чтобы разобраться в этом, надо принять за аксиому то, что в отечественной пенитенциарной системе все “зэчье” разделено на касты – “масти”. И у каждой касты свой удел. И это данность. Даже легавые, встречая этап, интересуются у каждого вновь прибывшего, кем тот живёт, – дабы чего не вышло.Основную массу населения зон и тюрем, скажем, 70%, составляют “мужики”.

Так и говорят: “Живет мужиком”. Мужики живут сообща, придерживаются того самого Уклада (свод основных правил жизни в тюрьме, таких, например, как, например, “при разговоре не поднимайте ни рук, ни ног”. – С.Р) и “понятий”, прислушиваются к Бродягам (это тоже каста), чтят Воров и вместе противостоят полицейским – по крайней мере, так декларируется.

На самой нижней ступени стоят обиженные – они же петухиВторая по численности каста составляет около 10–20% от всего количества заключенных, хотя, конечно, в разных зонах по-разному. Это “красные”. Они же козлы, вязаные, шерсть.

Это зэки, которые работают на администрацию (дневальные, завхозы, коптеры, бригадиры, “пожарники”, прессовщики) или являются хозобслугой (баландёры, посудомои, рабочие из стройбригады). “Красные” обычно живут по принципу “каждый сам за себя” и почти всегда работают с оперотделом. Мужик может “повязаться”, но красный мужиком уже не станет.

Обратной дороги из козлятника нет.Далее, на самой нижней ступени социальной лестницы стоят обиженные – они же петухи или дырявые. Это особая каста – “неприкасаемая”.

Каждому своё

Соответственно, если есть разделение на касты, есть и “разделение труда”. Причем петух может делать любую работу, но, если ты живешь мужиком, тебе нельзя делать работу ни вязаного, ни обиженного. В тюрьме в таких случаях обычно используют слово “неприемлемо”. В противном случае ты сам можешь оказаться в козлятнике или в петушатнике.

Или, как минимум, заработать “сбой по жизни”.Что все это значит? А значит это, что тебя уже не примут в обществе. Или, в случае “сбоя”, будут относиться как к неполноценному.Выглядит это так. Малой приехал этапом из ИК-17 в ИК-15, просидел две недели в карантине и вышел в лагерь. В бараке у него первым делом поинтересовались: кем живешь? Мужиком.

Ну и коли так, то и встретили соответствующе. Сварили чифира, собрались, дали сигарет, чая, мыльно-рыльного на ход ноги. Сидят, чифирят, общаются мужики.
Иллюстрация: Станислав Таничев / “Сибирь.Реалии”Лысый: “А чем занимался на 17-й? Может, работал где?”Малой: “Да так, ничем… Ну, в баню выходил работать…

“В этот момент кружка с чифиром, идущая по кругу, останавливается и Малому уже больше не передается.Лысый: “Где-где? В бане работал?!”Тихий: “Так там же петухи работают…”Малой: “Не только петухи… Вязаные работают”.Немец: “Ну уж точно не мужики!”Лысый: “Мужику неприемлемо в жилке работать, тем более в столовой, в бане.

Ты не знал, что ли?! Ты же с Бурятии приехал, там всё доводят”.Имея “сбой по жизни”, ты остаешься мужиком, но уже “поражен в правах”Лысый: “Так, короче. Смотрящий придет, еще поговорим, что с тобой делать за то, что ты нас обманул, назвавшись мужиком.

Но как тебе жить, я тебе и так скажу, и любой здравый скажет: мужиком не называйся, в кружку к мужикам не лезь, жить будешь в секции с красными… Ну, ты меня понял. И зубы не показывай! А то придется тебе их подправить”.

Сбой по жизни

Когда говорят, что у человека “сбой по жизни”, это значит, что он сделал что-то неприемлемое для мужика, но красным назвать его нельзя, так как на должности он не стоял, в хозобслуге не работал и контракт с оперотделом не заключал.

Имея “сбой по жизни”, ты остаешься мужиком, но уже “поражен в правах”.В Красноярском крае “стандартные” “сбои по жизни”, которыми полицейские всячески стараются замарать арестантов, это “отказ от Воровских традиций” и “хозработы”, т.е. выполнение требований ст.

106 УИК РФ.

Почему так

Издавна уборка общественных мест – это удел обиженных. Продолы, коридоры, общие туалеты локалки – все это в российских зонах, как правило, убирают те, кто в тюремной иерархии занимает низшую ступень. Бывает, что территорию лагеря убирают и вязаные, но мужики – никогда. Мужику это неприемлемо.

Взял метлу в руки – приравнял себя к красным и петухамМужик может убирать только за собой и себе подобными. В камере, где сидят исключительно мужики, убираются, конечно, сами мужики. Но если в хате сидит хотя бы один вязаный, мужик там за тряпку уже не возьмется – мыть полы и чистить дальняк будет краснюк.

А если в хате есть обиженный – то к параше, кроме него, вообще никто не подойдет.

Метла

Зачастую за красивыми словами о “благоустройстве территории” (ст. 106 УИК) зоновские надзиратели предлагают сделать тебе простое действие – на камеру подмести локалку или прогулочный дворик, – зная, что тебя это дискредитирует в глазах других зэков. Соответственно, взял метлу в руки – приравнял себя к красным и петухам – заработал “сбой по жизни”.

Иллюстрация: Станислав Таничев / “Сибирь.Реалии”В иных лагерях, где между вертухаями и заключенными “мир – дружба – жвачка”, данная унизительная процедура отсутствует вовсе.Где-то могут предложить “всего лишь” расписаться за 106-ю, но это тоже неприемлемо. Могут поорать, побить. Но если лагерь “чёрный”, то сильно упорствовать не будут.

Но где действительно ломка, там за 106-ю тебя будут убивать.

Приёмка

С заключенного стаскивают штаны и трусы.В Красноярском управлении ФСИН среди зон строгого режима для “первоходов” ИК-17 уже много лет служит своего рода помойным ведром, где зэков, приехавших с “черных” управ, пытаются замарать. В 95% случаев сотрудники зоны своего добиваются и отправляют зэка на другой лагерь уже “с клеймом”.

Прибывший в ИК-17 этап встречают обычно словами: “Проблемы с хозработами есть у кого?! У кого есть, наказывать будем прям здесь!”15 из 16 человек уныло молчат, один с достоинством произносит: “Я не буду делать хозработы”. Товарищ майор сплёвывает на пол: “Я тебя накажу”.Всех прошманывают и уводят в карантин, а “отказника” оставляют.

Бедолагу забивает толпа сотрудников зоны, буквально втаптывая его в пол. Потом вдруг заключенного закидывают на стол и стаскивают с него штаны вместе с трусами. Обездвиженный человек чувствует в жопе что-то постороннее, мелькает мысль: “Приехали…”. С трудом выворачивает голову, и вздох облегчения вырывается у него из груди: сзади стоит медичка – в жопе всего лишь ее рука. Не опустили.

В ИК-17 за 106-ю при мне никого не опустили, хотя где-то и до такого может дойти. Обычно просто пугали, но пугали натуралистично – те, кто не знает порядков этой зоны, зачастую реально думают, что за отказ от хозработ их накажут.Но есть у красноярских мусоров и “секретное оружие”. Если избиения не помогают, а на угрозы зэк не ведется, прибегают к последнему средству – карательной психиатрии.

Галоперидол, аминазин, модитен-депо – я не знаю, что именно они колют. Но колют по-взрослому. Аж шуба в трусы заворачивается.

Последствия

Может случиться так, что “сбой по жизни” никак не помешает зэку на его дальнейшем пути. А может – и помешает.Во-первых, это как минимум неприятная процедура. По арестантскому этикету человек должен курсовать окружающих об имеющихся у него “сбоях”.

В бараке, в киче¸ в БУРе, с СУСе при встрече, когда все собираются и пускают кружку чифира по кругу, заехавший зэк говорит: “Мужики, у меня имеются сбои по жизни: отказ от Воровских традиций и хозработы”.А дальше, как говорится, всё зависит от контингента. Могут сказать: “Да нормально всё, не гони. Бывает”.

А могут начаться расспросы: а как? А почему так, так и так не сделал? Смалодушничал?Надо понимать, что арестант со “сбоями по жизни” – “неполноценный” мужик. Он не может быть смотрящим, не может высказывать своё мнение при серьезных разговорах, пока у него не поинтересуются.

Некоторые зэки способны и при обычном бытовом конфликте подчеркнуть его “неполноценность”: “Да ты вообще с чего взял, что можешь говорить со мной на равных?! Я чист, а у тебя свой по жизни, 106-я.

Так что сиди на жопе ровно и не хрюкай!”Мало того, за “сбой по жизни” могут даже мусора подчеркнуть: “Ты же делал хозработы на 17-й, а почему здесь [в другом лагере] не хочешь делать?” или “У тебя же есть хозработы, а почему ты дворики [в ШИЗО, в ПКТ, в СУСе] убирать не хочешь?” И будут тебя с удвоенной силой ломать, зная, что однажды тебя уже сломали.
Мусора с понятиями

Таким образом, пользуясь формулировкой 106-й статьи УИК и тюремными понятиями, сотрудники ИК в зонах, где есть ломка, стараются любыми путями поставить на заключенном клеймо “неполноценного”, чтобы он потом “права голоса” не имел, рот не раскрывал – не мог подбить массу на бунт или какое-либо иное противодействие администрации. Да и просто деморализовать – чтобы даже мыслей о сопротивлении не было.

  • Внимание, это очень важный пост! Показываю лайфхак, как избежать тюрьмы, если ты не Михаил Ефремов, но тоже очень любишь погонять и кого-нибудь…
  • Мы живём в прекрасном правовом государстве, где сесть в тюрьму практически невозможно. Поэтому, чтобы как-то скрасить наши серые будни,…
  • Петр Кассин / “Коммерсантъ” Сегодня в СИЗО-3 Челябинска был найден мёртвым известный националист Максим Марцинкевич по прозвищу Тесак.…
  • Максим Бельский / Медиазона Российские пропагандисты очень легко называют фашистами и нацистами всех, кто не согласен с официальной…
  • Игорь Мелешко Поведение охранников режима Лукашенко всё больше напоминает поведение оккупационных войск на захваченной территории. На…
  • ABC News В Волгограде произошёл, казалось бы, совершенно рядовой случай. Женщина, страдающая от психического расстройства, получила по…
  • Сегодня депутаты от “Справедливой России” попытались внести в Госдуму законопроект об уголовной ответственности за пропаганду наркотиков в…
  • Год назад на сайте Т—Ж (“Тинькофф-журнал”) вышел тест под названием “Насколько вы среднестатистический?”. Первый вопрос в нём посвящён проблемам,…
  • Александр Миридонов / Коммерсантъ Вчера Тверской районный суд Москвы приговорил Константина Котова к 4 годам колонии. Котов никого не…

Подписывайтесь:

Обратите внимание:

Источник: https://varlamov.ru/4054475.html

Как тюрьма меняет людей? Психология заключенных

Для чего нужны тюрьмы

Развитие мира приводит к изменению всего: росту возможностей, технологий, социума, науки, взглядов и мировоззрения. Вместе с положительной динамикой, обусловленной необходимостью и желанием повышения уровня жизни, возрастает и негативный аспект.

Чем больше полезного создает человек, тем больше изощренных преступлений рождается в среде преступного мира. Что вызывает острую нужду в том, что бы замедлить (а в идеале – полностью искоренить) процессы развития неблагочестивых поступков.

Разберемся, как тюрьма меняет людей.

Развитие правосудия претерпевало множественные изменения в своих методах, видах и способах. Самым ходовым вариантом было, есть и будет – лишение свободы.

Данный метод основан на задачах перевоспитания преступника, его исправления и искупления.

Однако, дисциплина, соблюдение правил и законов в тюрьмах, к сожалению, зачастую не дает осужденным чувство вины или желание все изменить. Выполнение строгих правил у таких элементов – способ выжить.

Каждый день любого зека – это «день сурка» с исполнением строгого режима дня, последовательности деятельности, самообладания. Любое отклонение от принятых в заведении мер, может вызывать негативные последствия и травмы, как физические, так и моральные.

По этой причине, любому, кто попал за решетку, неизбежно придется мириться с внутренними устоями, признавать авторитеты. При этом нет глубокой разницы, виновен ли осужденный. Если довелось оказаться в местах лишения свободы, условия максимально безопасного пребывания диктуют свои требования.

Именно с этого начинаются первые и последующие изменения в психике человека.

Как тюрьма меняет людей?

Для начала, справедливо отметить, что из любого правила есть исключения. В истории есть случаи, когда бывшим заключенным удавалось сохранить или вернуть рассудок и нормы психики, но разговор идет не о них.

Тюремное заключение – это погружение свободного гражданина под стражу в компанию таких же, преступивших закон, как и он. В результате заключения человек теряет все свои права на выбор, свободу и определенные аспекты личности.

За счет суровой системы правосудия, избравшей виновному такую меру пресечения и структурированной иерархии внутри сообщества заключенных, индивидууму приходится подстраиваться под предлагаемые обстоятельства.

В результате чего, с течением времени у человека наблюдаются изменения поведения, отношения к окружающему миру, и может полностью измениться мировоззрение.

Ситуация направляет человеческий инстинкт самосохранения в новое русло, где привычные знания и навыки свободной жизни превращаются в бесполезный мусор. И после такого преображения, субъект может потерять собственное «Я» навсегда.

Долгое время считалось, что взрослый человек уже не меняется. Его психика сформирована, мнения подобраны и все идет на потоке. Но это суждение было опровергнуто.

В ходе исследований выявилось, что человек способен меняться в течение всего своего жизненного пути, в зависимости от полученного опыта, событий и окружения. Что говорить о заключенных, мир которых кардинально изменился под влиянием лишения свободы.

И такие перемены способны изменить человека полностью. И из-за этого, навыки, знания и привычки приобретенные на «зоне» могут быть бесполезными и вредоносными по выходу из тюрьмы.

Факторы, влияющие на изменение личности и сознания

Если рассуждать об этом самом опыте, стоит обратить внимание на то, что негативное воздействие накладывает свой отпечаток намного глубже позитивного. Сломанная психика останется сломанной в 90 % случаев. И уже не даст вернуться в норму.

Из-за следующих факторов тюрьма меняет людей:

  • Отсутствие выбора. Субъект более не властен выбирать, в какой одежде ему ходить. Когда и что есть, в какое время ложиться или вставать. Все это происходит по чужому распорядку, который нарушать нельзя;
  • Отсутствие личного пространства.

    В тюрьме нет укромных уголков, и нет возможности беспрепятственно иметь свое мнение, принимать какие-то личные решения. Каждый шаг контролируется как сотрудниками учреждения, так и глазами «братьев» по несчастью;

  • Постоянное напряжение и тревога.

    Страх за свое здоровье или имущество, боязнь сделать неверное движение или сказать не то слово, или даже неподобающе посмотреть на кого-либо, нещадно бьют по психике и личности. Такой бесконечный стресс не может остаться без последствий. Нередко это заканчивается параноидальным расстройством;

  • Чужая маска.

    Что бы избегать неприятностей, обходить стороной конфликты. Осужденным приходится быть тем, кого в тюрьме хотят видеть, а не тем, кто они есть на самом деле. Постоянная измена собственному «Я» в конечном итоге может полностью искоренить истинную личность;

  • Правила.

    Ограничение свободы олицетворяется не только нахождением в четырех стенах, но и строгими распорядками. Даже самые бытовые вещи в заключении строго ограничены. Не существует понятия «плюс-минус». Каждый аспект подчинен регламенту, который осужденные обязаны выполнять.

Нельзя не сказать и о важнейшем базовом вопросе человеческого общения, о доверии.

В ситуации нахождения за решеткой люди осознают, что в этом мире каждый сам за себя. И просто так открываться кому-либо противопоказано. Именно это недоверие так же ломает в заключенном его отношение к миру. Люди, вышедшие на свободу, испытывают колоссальные трудности в социальной адаптации, утеря доверия не дает им включиться в нормальную жизнь с людьми.

Психология заключенных

Тюрьма меняет людей, в первую очередь, психологически. Ограничение свободы лишает человека принятых норм здоровых отношений с окружающими, поскольку их главной задачей становится поведение, диктуемое средой.

Они строят своего рода, дружбу, сотрудничество, пользуются определенными принципами, но все это далеко от реальной обычной жизни на свободе, поскольку создается для выживания в специфичной среде. Многие осужденные признаются, что они перестают испытывать чувства к людям. Им становятся чужды эмоции и иные реакции принятые в социуме.

Они вырабатывают свои модели поведения в том положении, в котором оказались, чтобы минимизировать угрозы для собственной жизни и здоровья.

Сидельцы, выполняя правила и соблюдая режим, сосредотачиваются на конкретных действиях и структуре, что снижает потребность в решении каких-либо сложных задач, не имеют проблем в сложности выбора, потому что его просто нет. Что вызывает постепенную деградацию психических и мыслительных процессов, высвобождая инстинкты и импульсивность на первый план.

Влияние тюрьмы на женщин

При сравнении условий содержания мужчин и женщин, можно заметить явные различия. Строгость условий отбывания наказания разная. В женских общинах так же присутствуют правила, нормы, структура и распорядок. Однако, слабый пол ведет тюремную жизнь значительно спокойнее.

Становясь заключенной, преступница остается женщиной, хранительницей очага. Самые частые эпизоды выраженного отрицательного проявления встречаются у, так называемых, «малолеток», проще говоря, несовершеннолетних преступниц. Для усмирения этой категории часто принимаются меры воспитания.

Девочку помещают в камеру со взрослыми осужденными, где на их примере провинившаяся учится быть мудрее и приносить пользу.

Большая часть женщин-заключенных оказываются за решеткой за единичные случаи, бытового и случайного характера. Поэтому, пройдя этап исправления, они имеют шанс на адаптацию гораздо выше мужчин. Рецидивисток среди них, конечно, тоже хватает. Но тезис «Мой дом – тюрьма», в отличие от некоторых мужчин-заключенных, как правило, у дам отсутствует.

Церковь и тюрьма

Когда тюрьма меняет людей, многие бегут в церковь. Когда бежать уже некуда, а вокруг одни решетки и стены, нет ничего проще чем потеряться в рутине монотонного повторения дней, одного за другим. Как этого избежать? Никак. Но есть способы, позволяющие не сдаваться. И церковь приходит на помощь.

Тюрьма это место, где концентрация грехов на квадратный метр, зашкаливает. И это повод для того, что бы искать пути отпущения этих грехов.

Многие преступники стараются наверстать утерянную духовную чистоту обращением к вере.

Кто-то делает это из желания снять с себя груз, кто-то, потеряв надежду, надеется обрести ее через Бога, а кому-то просто нужно иногда чувствовать, что существует хоть кто-то или что-то, что не осуждает, не пугает, не контролирует, а понимает и поддерживает морально в этот тяжелый момент. Дефицит доверия на службах может немного сократиться, если молящийся искренне этого хочет.

Известны случаи, когда именно вера в Бога возвращала человека в свободную жизнь с положительным исходом. Некоторые бывшие заключенные продолжали свой духовный путь в монастырях, в неустанном служении Господу.

Но чаще всего, к сожалению, церковь помогает виновным только в самой тюрьме. Как только такой элемент возвращается в реальный обычный мир, постепенно вся приверженность к религии испаряется за ненадобностью защиты. А само освобождение ошибочно трактуется, как отпущение грехов.

Итоги

Чем дольше человек пробыл в местах лишения свободы, тем меньше шансов, что он сумеет вернуться в общество не изменившись.

Считается, что необратимые процессы изменения сознания наступают при отбывании наказания от 5 и более лет. Но и это не эталон статистики.

Все люди разные, кто-то сильнее, кто-то слабее, что не дает делать точных прогнозов и выводов. Тюрьма меняет людей, но это происходит не всегда.

Однако, клеймо сидельца, виновного – снижает все возможности человека к положительному отношению со стороны обывателей. В большом проценте случаев, бывшего зека предпочтут обойти стороной. Им очень сложно найти работу, трудно общаться с людьми и в целом налаживать свою жизнь. Бывший заключенный отвык доверять людям, а те, в свою очередь не готовы доверять преступнику. Это замкнутый круг.

Не малая часть рецидивов происходит по банальным причинам. Голод, холод, «изгнание» – факторы риска. Без поддержки и денег на существование, такому товарищу просто не оставляют выбора и он вынужден снова идти на преступление. Опять же, ради собственного выживания.

Отсидевшие не один срок и вовсе не пытаются наладить свою жизнь в рамках социальных норм. Они сразу возвращаются к преступной деятельности, потому что они прекрасно знают, что ждет их в тюрьме и не боятся попасть туда снова. Они привыкают к жизни за решеткой и уже не помнят, что такое свобода.

Поэтому без страха и сомнения возвращаются к себе «домой», в камеру.

Источник: https://seenroutine.ru/2020/05/kak-tjurma-menyaet-ljudej-psihologiya-zakljuchennyh/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.