Длящееся преступление пленум

Вс рф: за продолжаемое правонарушение можно наказать лишь один раз

Длящееся преступление пленум

ВС РФ вынес определение по делу № А05-14242/2015, в рамках которого управляющая компания многоквартирного дома добивалась отмены одного из штрафов Роспотребнадзора за обсчет жильцов.

Управляющая компания при определении размера платы за отопление на протяжении полугода допустила обсчет потребителей в нескольких квартирах.

На основании этого Роспотребнадзор принял два постановления о привлечении компании к административной ответственности – одно за период с октября по декабрь 2014 г., второе – за период с января по апрель 2015 г.

УК оспорила законность второго постановления о привлечении к административной ответственности в суде, посчитав, что ее дважды наказали за одно и то же деяние.

Руководствуясь положениями Правил предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов КоАП РФ, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о том, что правонарушение, совершенное управляющей компанией, является длящимся (единым), вследствие чего одно из постановлений о привлечении к административной ответственности незаконно, так как им компания второй раз привлекается к ответственности за одно и то же нарушение.

Не согласившись с решениями судов, Роспотребнадзор обратился в Верховный Суд с кассационной жалобой. Административный орган стоял на позиции, что каждое направление управляющей компанией конкретному потребителю платежного документа, содержащего неверно определенный размер платы за отопление, представляет собой отдельное и независимое правонарушение.

Рассмотрев дело, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ заключила, что выводы нижестоящих судов нельзя признать верными, однако они не стали препятствием к вынесению законных судебных актов.

Коллегия посчитала, что правонарушение, выражающееся в периодическом направлении потребителям платежных документов, содержащих неверно определенный размер платы за отопление, не может быть признано длящимся. При этом Суд сослался на Постановление 23-го Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 г.

«Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям», в котором разъяснено, что преступления, именуемые длящимися, характеризуются непрерывным осуществлением состава определенного преступного деяния. Весьма сходны с длящимися преступлениями преступления продолжаемые, т.е.

преступления, складывающиеся из ряда тождественных преступных действий, направленных к общей цели и составляющих в своей совокупности единое преступление.

Также судебная коллегия сослалась на Постановление ЕСПЧ от 10 февраля 2009 г. по делу «Сергей Золотухин против Российской Федерации». В нем отмечается, что ст. 4 Протокола № 7 к Конвенции должна толковаться как запрещающая преследование или предание суду за второе «преступление», если они вытекают из идентичных фактов или фактов, которые в значительной степени являются теми же.

Однако, несмотря на это, ВС РФ не согласился с позицией Роспотребнадзора, указав, что административным органом не приведено убедительных доказательств того, что имело место не одно продолжаемое правонарушение, а несколько отдельных и независимых. Таким образом, Судебная коллегия решила, что обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения.

«Административному органу при рассмотрении материалов проверки и квалификации действий юрлица следовало учесть, что если совершенные незаконные действия по начислению завышенных сумм платы за коммунальные услуги квалифицируются органом как самостоятельные правонарушения, не обладающие признаками единого длящегося правонарушения, то применительно к ч. 1 ст. 4.4 КоАП РФ лицо подлежит привлечению за каждый месяц обсчета в отношении жильцов дома», – констатировал адвокат КА Кировской области «Кодекс» Артем Смертин.

Эксперт считает, что Верховный Суд РФ в определении разъяснил, что совокупность действий управляющей компании, выраженных в постоянном неверном расчете платежей и, как следствие, обсчете потребителей, была направлена к достижению одной цели и являлась по своей сути тождественной, что образует собой продолжаемое правонарушение, за которое она могла быть привлечена к ответственности лишь однократно.

По мнению юриста Dentons Виктора Тульсанова, вопрос продолжаемых административных правонарушений, в отличие от продолжаемых преступлений, до настоящего времени не является проработанным в судебной практике.

«Традиционно ряд последовательных действий одного субъекта, каждое из которых в отдельности может быть квалифицировано как административное правонарушение, оценивается судами как длящееся правонарушение, что зачастую неверно, либо как совокупность множества самостоятельных правонарушений», – разъяснил эксперт.

Виктор Тульсанов считает, что, приняв положительное для управляющей компании определение в рассматриваемом деле, Верховный Суд фактически уклонился от формулирования правовых критериев, с помощью которых правоприменитель мог бы оценить, образует ли несколько однородных неправомерных действий единый состав административного правонарушения (продолжаемое правонарушение) либо имеет место повторность нарушения.

При этом эксперт согласился с позицией Коллегии относительно невозможности признания периодического направления платежных документов с неверным размером платы длящимся правонарушением. «В данном случае не соблюдается критерий “непрекращающегося” невыполнения обязанностей, что характерно для длящегося административного правонарушения», – пояснил Виктор Тульсанов.

Эксперт прокомментировал определение и в той части, где Суд не поддержал и доводы административного органа о самостоятельном характере правонарушений: «Такая позиция Верховного Суда вызывает несколько вопросов.

Во-первых, о каких “убедительных доказательствах” может идти речь, если фактическая сторона дела (направление нескольких квитанций за отопление с неверным расчетом) была установлена судами? Во-вторых, означает ли принятое определение, что при некоторых условиях ряд последовательных действий одного субъекта, каждое из которых в отдельности может быть квалифицировано как обман потребителей (ч. 1 ст. 14.7 КоАП РФ – обмеривание, обвешивание или обсчет), может составлять одно продолжаемое административное правонарушение? И если да, то возникает третий вопрос: каковы критерии отнесения ряда противоправных действий к продолжаемому административному правонарушению?»

«Очевидно, что ответы на эти вопросы судам еще предстоит сформулировать на практике», – заключил Виктор Тульсанов.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-rf-za-prodolzhaemoe-pravonarushenie-mozhno-nakazat-lish-odin-raz/

О феномене «длящихся преступлений» и «спирали времени»

Длящееся преступление пленум

Осталось не так долго ждать, когда Верховный Суд РФ определится с квалификацией  налоговых преступлений как длящихся, или не длящихся.[1]

Позиции юристов, вовлеченных в спор о такой квалификации, базируются на той данности, что это различие объективно существует.

Между тем, это утверждение, с которым никто не спорит (иное автору не известно)[2], можно поставить под сомнение.

Длящиеся преступления

Определение длящегося преступления дано в 23 Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 г (в редакции Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 14.03.1963 г. №1): «Такого рода преступления, именуемые длящимися, характеризуются непрерывным осуществлением состава определенного преступного деяния.

Длящееся преступление начинается с какого-либо преступного действия (например, при самовольной отлучке) или с акта преступного бездействия (при недонесении о преступлении).

Следовательно, длящееся преступление можно определить как действие или бездействие, сопряженное с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом под угрозой уголовного преследования».

Такая дефиниция предполагает, что для каждого длящегося преступления должна существовать норма закона, устанавливающая определенную обязанность, неисполнение которой карается уголовным законом.

Обязанность, не конкретизированная сроками, ничтожна. В противном случае правонарушитель легко может сослаться на то, что предельный срок исполнения обязанности еще не наступил, что будет означать, что и самого правонарушения не было.

Нетрудно заметить, что оба примера,  приведенные в Пленуме, опровергают само определение, которое призваны проиллюстрировать.

Самовольная отлучка – это оставления воинской части без законных оснований. Даже если нет свидетелей совершения этого преступления, определить момент совершения  преступления довольно легко – это день, когда военнослужащего не было на обязательном построении (вечерней поверке) и его поиск на территории воинской части не увенчался успехом.

Именно с этой даты и должен начинать течь срок привлечения лица к уголовной ответственности, поскольку с  этого времени потерпевший (государство в лице воинской части) знал или должен был знать о нарушении своих прав (получать отправление воинской повинности).

Дальнейшее поведение преступника, его цели, мотивы не играют никого значения для квалификации преступления как завершенного (состоявшегося, оконченного).

Недонесение о преступлении также имеет свойство оконченности с того момента, когда лицо узнало о факте преступления (наступившем или готовящемся) и имело реальную возможность сообщить о нем в компетентные органы.

Считать его длящимся нет правовых оснований хотя бы потому, что никакой закон не установил конкретных сроков для сообщении о преступлении (иное в примере Постановления Пленума Верховного Суда СССР не указано).

  

Получается, что для того, чтобы преступление было длящимся, к нему нужно «пристегнуть» деяния по восстановлению нарушенного права.

Например:

– если кража «сопрягается» с последующим длительным невозвратом похищенного,

– изнасилование «сопрягается» с длительным незаглаживанием морального вреда жертве,

– похищение человека «сопрягается» с длительным удержанием его в неволе,

– убийство человека сопрягается  с его длительным невоскрешением и т.д.

 Примечательно, что во всех приведенных примерах мы не найдем норм законов, которые бы возлагали на виновного перечисленных обязанностей (по восстановлению нарушенного права потерпевшего) под угрозой уголовного преследования.[3]

Вывод напрашивается сам собой: недобросовестное государство произвольно объявляет преступления длящимися до момента поимки преступника, тем самым нивелируя институт давности привлечения лица к уголовной ответственности.

Но правовое государство[4] не вправе этого делать, поскольку институт давности имеет ряд важнейших правовых функций:

  • Стабилизирующая функция. Состоит в том, что давность способствует устойчивости правопорядка и гражданского оборота, устраняет неопределенность общественных отношений;
  • Охранительная. Давность предотвращает злоупотребления правом;
  • Дисциплинирующая. Заключается в побуждении субъектов правоотношений к своевременному осуществлению своих прав и исполнению обязанностей;
  • Гуманистическая. Давность служит средством реализации принципа гуманизма.
  • Обеспечительная. Правосудие нуждается в доказательствах (как обвинения, так и защиты), которые со временем утрачиваются.[5]

Примечательно, что в самом уголовном кодексе (как РСФСР, так и РФ) дефиниции «длящегося преступления» не существует.

Возникает закономерный вопрос: а для чего тогда Верховный Суд СССР ввел это понятие в правовой оборот?

Помочь с ответом может время вынесения этого Постановления.

Требование времени

Известно, что 1929 год завешал период «первой советской экономической оттепели» – НЭПа и предварял период Большого государственного террора (коллективизации, индустриализации, милитаризации), который нуждался в том числе в судебном оправдании массовых репрессий.

В этих исторических условиях государству-террористу было выгодно максимально криминализировать все сферы гражданской жизни, посеять страх в обществе. Это имело совершенно рациональные цели: создать бесплатную трудовую армию заключенных (система ГУЛАГ) и подавить волю граждан к сопротивлению массовыми и произвольными арестами и поражением в правах.

Естественно, что этим целям служил и вывод из-под амнистии максимального числа уголовных составов путем признания их «длящимися преступлениями». Совсем неслучайно список длящихся преступлений в этом Постановлении открытый: это дает возможность расширить его произвольно.

В совокупности это давало необходимый эффект: население переставало считать себя в полной правовой безопасности, соглашаясь, что «начальству видней», «невиновных не сажают», а государство получало возможность распоряжаться населением как своей собственностью.

Что произошло в СССР после 1929 года?

7 августа 1932 года Совет народных комиссаров совместно с ЦИК СССР принял постановление, ужесточающие ответственность за хищение социалистической собственности. «Идя навстречу требованиям рабочих и колхозников», его подписали председатель Центрального исполнительного комитета – «всесоюзный староста» Михаил Калинин и председатель Совнаркома товарищ Молотов (он же Скрябин).

Имущество колхозов и кооперативов (в том числе урожай на полях), а также перевозимые грузы приравнивались к государственному имуществу.

Его хищение (даже колосков с поля) каралось «высшей мерой социальной защиты» – расстрелом с конфискацией всего имущества.

При наличии смягчающих обстоятельств преступники могли быть приговорены к лишению свободы на срок не ниже 10 лет с конфискацией. Акты амнистии к расхитителям социалистической собственности не применялись.

Одновременно была объявлена «решительная борьба с противообщественными кулацко-капиталистическими элементами, которые применяют насилие и угрозы или проповедуют применение насилия и угроз к колхозникам с целью заставить последних выйти из колхоза». Эти деяния приравнивались к государственным преступлениям. Зачинщикам Совнарком обещал «меры судебной репрессии» – лишение свободы на срок от 5 до 10 лет с заключением в концентрационный лагерь.

В блатной среде постановление именовали «указ 7-8».

Именно под таким названием оно стало известно и советскому зрителю благодаря телефильму «Место встречи изменить нельзя», поставленному по роману братьев Вайнеров «Эра милосердия».

Капитан Жеглов обещал («шил») 10 лет лагерей Ручечникову, взятому при краже шубы английского посла, за которую дирекция Большого театра (то есть государство) должна была бы выплачивать компенсацию.

Интересно, что в июле 1936 года генпрокурор СССР А. Я. Вышинский подготовил докладную записку с крайне занимательной статисткой: прокуратура СССР проверила 115 тысяч приговоров, вынесенных по “указу «7-8», и более чем в 91 тыс. случаев применение этого указа было признано неправильным и преступным.

На основании этих проверок Вышинский в 1936 году предлагал реабилитировать 37 тысяч незаконно расстрелянных человек (всего по этому закону в 1932—1939 гг. было осуждено 183 тысяч человек).

Сталин поступил сообразно логике власти: о реабилитации было велено забыть, все следователи и судьи, допустившие “перегибы”, сами отправились в расстрельные подвалы.[6]

Почему сегодня?

Такой вопрос оправданно возникает при попытке понять, что побудило Верховный Суд РФ спустя 13 лет вернуться к вопросу квалификации преступлений по ст. 199 УК РФ.

Аргументы о том, что возникла необходимость дополнительно стимулировать налоговые поступления в бюджет, что налоговый контроль стал менее эффективным, не работают: несмотря на международные экономические санкции, остановку роста экономики страны, ФНС отчитывается о 30% ежегодном росте налоговых поступлений.

Вероятный ответ: Верховный суд готовит «правовой» плацдарм для смены генерального государственного курса с «экономической оттепели» к «экономическому террору». Такую возможность только подтверждает тот факт, что Верховный суд РФ и в 2006 г. пользуется дефинициями Верховного Суда СССР 1929 г.

Но в таком случае ему следует помнить, что в 1937 году каток репрессий дошел до советской партноменклатуры (партхозактив), следователей и судей, которые проводили в жизнь Большой государственный террор против населения собственной страны.

Понятно, что в современных экономических и правовых условиях полного повторения сталинизма не получится, но логика работы механизма репрессий и их негативный эффект будут аналогичными.

Прикладное значение авторских рассуждений может показаться неожиданным.

Сегодня некоторые россияне решают для себя вопрос: «стоит ли продолжать бизнес в России?», «пора валить или еще рано?», «власть только пугает или налоговые репрессии пришли надолго?». Для решения не хватает надежных источников информации.

Представляется, что будущее Постановление Верховного Суда РФ – это тот достоверный ориентир, который проявит истинное намерение государства в области налоговой политики.

Ждать осталось недолго…

 

[1] Речь идет о новой редакции Постановления Пленума ВС РФ от 28.12.2006 № 64 “О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления” , которое должно быть принято осенью 2019 г.

[2] Например, в статьях И.Пастухова и П.

Яни  налоговые преступления объявлены длящимися без какого-либо удовлетворительного юридического объяснения и даже без раскрытия самого понятия, что такое длящееся преступление (см. Пастухов И. и Яни П.

«Ответственность за налоговые преступления»// Российская юстиция №4 1999 г. и Яни П.  Длящиеся преступления с материальным составом // Российская юстиция. 1999. N 1).

[3] Для статей 198 и 199 УК РФ все деяния обязанного лица по исчислению и уплате налогов строго регламентированы по времени, а потерпевшее лицо (государство) в лице налоговых и иных  правоохранительных органов имеет полную возможность выявить событие преступления, описанное в диспозиции этой статьи, в течении срока хранения налоговозначимых документов налогоплательщика (3 года).

Законодательство РФ (НК РФ и др.) не устанавливает никаких сроков для исправления налоговой отчетности и доплаты ранее неуплаченных сумм налогов, не устанавливает ответственности за  нарушение таких сроков под угрозой уголовного преследования. То есть даже с точки зрения 23 Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 г. налоговые преступления длящимися не являются.

[4] Согласно ст.1 Конституции РФ Российская Федерация – правовое государство.

[5] См., например,  Торопкин С.А. Давность в российском праве (Проблемы теории и практики): Дис. … канд. юрид. наук.

[6] https://bessmertnybarak.ru/article/zakon_o_tryokh_koloskakh/?clid=IwAR3GYmLsN6VuRJR0Yl1FfMEF9sJntbFtiqvmarsuESKPtti91MrlXt4hFH8

Источник: https://zakon.ru/blog/2019/8/9/o_fenomene_dlyaschihsya_prestuplenij_i_spirali_vremeni

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.