До возбуждения уголовного дела

Производство экспертизы до возбуждения уголовного дела

До возбуждения уголовного дела

Саушкин С.А., доцент кафедры теории и истории государства и права Российской таможенной академии, кандидат юридических наук.

Установление истины по уголовным делам невозможно без использования обширного арсенала специальных знаний так называемых сведущих лиц. Основной и наиболее детально регламентированной формой использования этих знаний была и остается судебная экспертиза.

Термин “судебная экспертиза” означает, что имеется в виду не любая экспертиза, а используемая в судопроизводстве. Иными словами, судебная экспертиза – одна из разновидностей экспертизы вообще, обладающая особыми признаками, описанными в законе, т.е. характерной чертой судебной экспертизы является ее процессуальная форма.

Экспертное заключение, полученное вне процесса либо с нарушением требований к форме, не приобретает надлежащего статуса экспертного заключения как такового, т.е. не может быть использовано в качестве доказательства по уголовному делу.

Одним из наиболее спорных и недостаточно завершенных с точки зрения правового регулирования был и остается вопрос о возможности производства экспертизы до возбуждения уголовного дела.

Ввиду отсутствия четкой и исчерпывающей правовой регламентации производства экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела в правоприменительной практике возникают серьезные проблемы предварительного исследования микрообъектов, особенно это актуально для наркотических, психотропных и сильнодействующих веществ.

Обозначенная проблема существует по причине того, что действующее уголовно-процессуальное законодательство поверхностно регламентирует производство экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела в качестве неотложного следственного действия. В ч. 4 ст.

146 УПК РФ говорится о том, что к постановлению следователя прилагаются в случае производства отдельных следственных действий по закреплению следов преступления и установлению лица, его совершившего (осмотр места происшествия, освидетельствование, назначение судебной экспертизы), соответствующие протоколы и постановления.

Получается, что в стадии возбуждения уголовного дела экспертиза может быть только назначена, а проведена только после возбуждения уголовного дела. Таким образом, одно следственное действие “растягивается” на две самостоятельные стадии производства по уголовному делу. Но за это время объекты исследования могут быть утрачены или их придется исследовать дважды.

К тому же вряд ли можно признать целесообразным переход из одной стадии в другую, если проверочные, а тем более следственные действия, намеченные и начатые в предыдущей стадии, не доведены до логического (не говоря уже о процессуальном) завершения.

Проблема производства экспертизы до возбуждения уголовного дела разрешалась при принятии уголовно-процессуальных кодексов государств – республик бывшего СССР. К примеру, ч. 2 ст.

242 УПК Республики Казахстан гласит: “В случаях, когда принятие решения о возбуждении уголовного дела невозможно без производства экспертизы, она может быть назначена до возбуждения уголовного дела” .

Думается, России следует признать подобный поход к производству экспертизы достойным признания и рецептирования собственной правовой системой.

Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан. Алматы, 2003. С. 181.

А как должен поступить следователь, дознаватель, если обстоятельства, свидетельствующие о наличии в деянии лица состава преступления, могут быть установлены только в результате экспертного исследования? Так, по уголовному делу N 1234/2005, возбужденному отделом дознания Шереметьевской таможни по факту обнаружения у гражданина Австрии Ф. 350 грамм порошка белого цвета, экспертиза была проведена на второй день, порошок оказался безвредным реагентом ненаркотической группы. И как результат – вынесение постановления о прекращении уголовного дела и уголовного преследования.

Если бы правоотношения по производству экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела были надлежащим образом урегулированы уголовно-процессуальным законодательством, многих проблем правоприменительной практики можно было бы избежать.

Для урегулирования правоотношений по возбуждению уголовного дела принципиальное значение имеет определение момента, с которого уголовное дело считается возбужденным. УПК РФ недостаточно точно фиксирует это положение. Из ч. 1 ст. 146 УПК РФ нетрудно установить, что уголовное дело может быть возбуждено только с согласия прокурора.

Следовательно, юридическими фактами, порождающими возбуждение уголовного дела как стадию уголовного процесса и целое охранительное правоотношение, являются вынесение постановления следователем и получение согласия прокурора на возбуждение уголовного дела (которое может быть как незамедлительным, так и отсроченным на срок дополнительной проверки продолжительностью в пять суток).

Подобное положение вещей повлекло за собой разночтения в определении начального момента возбуждения уголовного дела и момента, с которого дело считается возбужденным. А для проведения (производства и назначения) экспертизы этот момент принципиален. В частности, А.П.

Рыжаков считает, что под возбуждением уголовного дела понимается принимаемое следователем, прокурором, дознавателем или судьей мысленное решение о наличии в его распоряжении предусмотренного законом повода и достаточных данных, указывающих на признаки объективной стороны состава преступления .

КонсультантПлюс: примечание.

Вопросы, касающиеся возбуждения уголовного дела, рассмотрены также в статье А.П. Рыжакова “Возбуждение уголовного дела по новому Уголовно-процессуальному кодексу РФ”, включенной в информационный банк.

Источник: https://WiseLawyer.ru/poleznoe/5799-proizvodstvo-ehkspertizy-vozbuzhdeniya-ugolovnogo-dela

Досудебное следствие до возбуждения уголовного дела

До возбуждения уголовного дела

Любому практикующему адвокату известно, насколько важна стадия доследственной проверки сообщения о преступлении.

Исследования коллег показывают, что решение о возбуждении уголовного дела чаще принимается в случае, если следователь (дознаватель) уверен, что собранных оперативных материалов достаточно для того, чтобы убедить прокурора и судью в виновности обвиняемого.

Получается, что досудебное следствие в реальности проходит на стадии, предшествующей возбуждению уголовного дела.

В бесперспективных с точки зрения следствия случаях, если нет очевидных признаков преступления – например, трупа с явными следами насильственной смерти или настойчивого потерпевшего – выносится постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. В итоге до суда доходят в основном очевидные, удобные следствию дела, по которым гарантирован обвинительный приговор.

Сторона защиты может посчитать это наблюдение трюизмом, а сторона обвинения – отвергнуть, сославшись на высокую раскрываемость особо тяжких преступлений – больше 90% убийств в стране раскрывается.

Приглашаю оппонентов подумать, почему в России количество зарегистрированных преступлений в пять раз меньше на душу населения, чем в Германии. Конечно, отчасти различие объясняется разницей в принципах криминализации деяний. Так, вождение в нетрезвом виде в Германии – уголовное преступление.

Но даже если учесть это, Россия остается страной с поразительно малым числом зарегистрированных преступлений.

Когда реальное решение по выявленному преступлению принимается в «серой зоне» доследственной проверки, критичным становится надзор за работой правоохранительных органов на этой стадии.

Прокурор может пролистать книгу учета сообщений о происшествиях (КУСП) в отделе полиции и увидеть отдельные нарушения, но сложно представить, что человек способен каждый раз выявлять все проблемы с регистрацией сообщений. Поэтому с 2013 г.

Генеральная прокуратура внедряет государственную автоматизированную систему правовой статистики. КУСПы ведутся в электронном виде уже почти в 30 регионах страны с переменным успехом.

Помимо сообщений о происшествиях, в системе учитываются решения по ним: возбуждение уголовного дела, постановление об административном правонарушении, отказной материал или списание в архив (которые для краткости на рисунке ниже обозначим как «ничего»).

Институт проблем правоприменения при Европейском университете ведет при поддержке Российского научного фонда (грант 17-18-01618) работу по анализу около 16 млн сообщений о происшествиях, собранных в ГАС ПС в 2013 г. – первом полугодии 2017 г.

и предоставленных Генеральной прокуратурой. Эти данные ценны тем, что позволяют приподнять вуаль неизвестности над стадией доследственной проверки.

Если основные решения действительно принимаются на данном этапе, это должно отражаться в сведениях, собранных до возбуждения уголовных дел.

На рисунке ниже показано количество дней, прошедших с момента регистрации сообщения о происшествии до принятия решения по нему. Статья 144 УПК РФ дает 3, 10 или 30 суток на это решение. Каждый столбец показывает количество решений, принятых по сообщениям, с указанным исходом в каждый из дней в промежутке 0…30 суток.

Распределение времени принятия процессуального решения по сообщениям о происшествиях

Данные 4,4 млн уникальных сообщений о происшествиях, зарегистрированных в пилотной зоне внедрения ГАС ПС в 2015 г. – первом полугодии 2017 г.

Как бы выглядел график в случае регистрации правоохранителями всех сообщений и расследования после возбуждения уголовного дела? Мы бы увидели всплеск в первые дни после регистрации – принятие решений по сообщениям, которые, очевидно, не являются преступлениями, – и постепенное уменьшение количества решений по дням далее. Именно это наблюдается на графике, показывающем число решений о возбуждении дел об административных правонарушениях, – такие сообщения признаются непреступлениями в первые же дни.

Но почему для сообщений, повлекших возбуждение уголовных дел, мы видим иной временной профиль? Были зафиксированы три пика: первый – спустя несколько дней после регистрации, а второй и третий – к моменту истечения предельных сроков в 10 и 30 суток. В статистике такое распределение называется бимодальным и обычно указывает на наличие двух групп. Как доследственная работа правоохранительных органов может приводить к такому распределению решений во времени?

Сейчас стоит вспомнить о нашей рабочей гипотезе: реальная работа правоохранителей проходит на стадии до возбуждения уголовного дела.

Тогда первый пик на графике отражает очевидные преступления с установленным лицом (например, кража, снятая на камеру), по которым на основании рапорта сразу принимается решение о возбуждении уголовного дела.

Второй и третий пик занимают сложные случаи, когда требуются консультация оперативных и следственных работников и понимание перспектив дела в прокуратуре и суде. Бимодальность распределения отказов в возбуждении уголовных дел во времени свидетельствует о том же (см. подграфик «Ничего»).

«Гидравлическая» теория дискреции говорит, что если «выдавить» дискрецию из одной стадии уголовного процесса, то она обязательно появится на другой стадии, подобно жидкости в закрытой гидравлической системе.

Избыточная формализация досудебного следствия и власть показателей по доведенным до суда делам при оценке работы следователей привели к тому, что реальное решение и дискреция правоохранителей были «выдавлены» на стадию доследственной проверки.

Репертуар решений о прекращении дел на стадии досудебного следствия, доступный следователям и прокуратуре по УПК РФ, не используется. Органы стараются отфильтровать очевидные дела еще до включения машинерии уголовной репрессии.

В чем же проблема, которую мы обнаружили в объективных данных? Пятикратное различие в регистрируемой преступности в России и Германии говорит, что правоохранители не очень успешны в своей фильтрации, вынося крайне много ложноотрицательных решений (отказ в возбуждении уголовного дела, хотя было совершено преступление). В этом случае не работает советская процессуальная идея дублирования следствия («на судебном следствии исправят ошибки досудебного»), ведь преступления не добираются до суда из-за фильтрации очевидных дел на доследственной стадии.

Как решить эту проблему? Некоторые правоведы предложили бы деформализовать досудебное следствие, отменив стадию возбуждения уголовного дела. Это расширило бы дискрецию полицейского следствия.

Другой путь – снизить дискрецию на доследственной стадии с помощью новых технологий.

Цифровизация всего уголовного процесса и надзора за ним позволит увидеть проблемы правоохранительной системы, но для их решения нужен сильный судебный контроль за следствием, ныне отсутствующий.

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/dosudebnoe-sledstvie-do-vozbuzhdeniya-ugolovnogo-dela/

Некоторые процессуальные вопросы изъятия предметов и документов до возбуждения уголовного дела

До возбуждения уголовного дела

М. П. Перякина,
доцент кафедры уголовного процесса ФГКОУ ВПО ВСИ МВД России, кандидат юридических наук

При осуществлении надзора за деятельностью правоохранительных органов по проверке заявлений и сообщений о преступлениях органами прокуратуры в последнее время выявляются случаи производства таких следственных действий, как обыск и выемка. Это объясняется неоднозначным толкованием норм уголовно-процессуального законодательства России, регламентирующих стадию возбуждения уголовного дела.

Федеральный закон РФ от 4 марта 2013 г. № 23-ФЗ внес значительные изменения в порядок рассмотрения заявлений и сообщений о преступлениях. Часть 1 ст.

144 УПК РФ позволяет теперь следователю, органу дознания, руководителю следственного органа, дознавателю «получать объяснения, образцы для сравнительного исследования, истребовать документы и предметы, изымать их в порядке, установленном УПК РФ, назначать судебную экспертизу, принимать участие в ее производстве и получать заключение эксперта в разумный срок, производить осмотр места происшествия, документов, предметов, трупов, освидетельствование, требовать производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов, привлекать к участию в этих действиях специалистов, давать органу дознания обязательное для исполнения письменное поручение о проведении оперативно-розыскных мероприятий» [1].* Peryakina M. Some procedural questions of withdrawal of subjects and documents before initiation of legal proceedingsТаким образом, одним из способов собирания доказательств на указанной стадии является изъятие предметов и документов в порядке, установленном УПК РФ. Как известно, закон не предусматривает такого самостоятельного процессуального или следственного действия, как изъятие. Поэтому напрашивается вывод о том, что изъятие может быть осуществлено только в рамках следственных действий, однако законодатель не прописывает, каких именно.Актуальность законности изъятия предметов и документов до возбуждения уголовного дела обостряется еще одним новшеством указанной стадии. Так согласно ч. 1 и 2 ст. 144 УПК РФ «Полученные в ходе проверки сообщения о преступлении сведения могут быть использованы в качестве доказательств при условии соблюдения статей 75 и 89 настоящего Кодекса» [1]. А это значит, что информация, полученная с нарушением норм УПК РФ, будет признана недопустимым доказательством. Однако сложно соблюдать законодательство, если оно не раскрывает конкретных требований и алгоритма действий.Так обнаружение и изъятие предметов и документов возможно при производстве осмотра, обыска и выемки. Однако закон допускает до возбуждения уголовного дела только осмотр. Спорным является вопрос об изъятии предметов и при освидетельствовании, производство которого так же возможно до возбуждения уголовного дела. Статья 179 УПК РФ, регламентирующая освидетельствование, ничего не говорит об изъятии каких-либо предметов при его производстве. Несмотря на это ч. 3 ст. 180 УПК РФ гласит «В протоколах перечисляются и описываются все предметы, изъятые при осмотре и (или) освидетельствовании» [1]. Поэтому не совсем понятно, будут ли признаны допустимыми доказательствами предметы и документы, изъятые при освидетельствовании.Таким образом, недостаточная регламентация изъятия предметов и документов на стадии возбуждения уголовного дела порождает массу противоречивых мнений как среди ученых процессуалистов и криминалистов, так и среди практических работников. Во многих ведомственных подразделениях регулярно производятся выемки до возбуждения уголовного дела. Кроме того, такие уголовные дела ряд прокуратур пропускает с обвинительным заключением или обвинительным актом, а суды выносят обвинительные приговоры.Ряд авторов также полагают вполне легитимным производство выемки (обыска) до возбуждения уголовного дела. Так профессор А. Халиков указывает на то, что «так как в случае производства изъятия предметов и документов в порядке, установленном УПК РФ, нет какого-либо указания на поисковый характер, то речь идет о правилах, аналогичных производству выемки, которые изложены в ст. 183 УПК РФ» [2].А. Каретников и С. Коретников утверждают, что благодаря изменениямч. 1 ст. 144 УПК РФ «обыск и выемка могут стать обыденными следственными действиями для стадии возбуждения уголовного дела» [3]. Кроме того, они считают, что указание законодателя «изымать, в порядке, установленном УПК РФ» «предполагает возможность производства выемки и обыска не только в тех местах, где не требуется судебное решение, но и в местах, где оно необходимо, либо без судебного решения в случаях, не терпящих отлагательств» [3].О.Л. Васильев считает, что под процессуальное действие «изъятие предметов и документов» законодатель замаскировал такие следственные действия, как осмотр, освидетельствование, обыск, личный обыск и выемку [4], т.е. напрашивается вывод о возможности производства этих следственных действий до возбуждения уголовного дела.Из перечисленных следственных действий ч. 1 ст. 144 УПК РФ прямо указывает на возможность производства на стадии возбуждения уголовного дела лишь осмотра места происшествия, при составлении протокола которого должна быть отражена информация об изъятии предметов и документов. Поэтому, на наш взгляд, их изъятие при производстве иных следственных действий до возбуждения уголовного дела является незаконным. Такого же мнения придерживается Генеральная прокуратура Российской Федерации, которая рекомендует подчиненным прокурорам при осуществлении прокурорского надзора за законностью рассмотрения заявлений и сообщений о преступлении обращать особое внимание на недопустимость производства обысков и выемок до возбуждения уголовного дела.Мы согласны с А. А. Суминым в том, что «не может идти речь об отождествлении законодателем следственного действия «выемка» и непонятного «изъятия»» [5]. Н. В. Карагодин также считает, что закон не позволяет проводить на стадии возбуждения уголовного дела обыски и выемки [6].На данный момент законно изъять предметы и документы до возбуждения уголовного дела можно только путем производства осмотра места происшествия. Но нередко на доследственной проверке отсутствуют фактические основания проведения такого осмотра, однако несмотря на это следователям и дознавателям приходится его проводить в связи с необходимостью изъятия предметов и документов с целью установления оснований для возбуждения уголовного дела. В связи с этим участились обращения граждан в суды в рамках ст. 125 УПК РФ с целью признать осмотры места происшествия незаконными. Вследствие подобных жалоб протокол осмотра места происшествия признается недопустимым доказательством, что порой исключает и дальнейшее производство.Представляет определенный интерес предложение некоторых авторов о внесении в закон истребования и предоставления предметов и документов как процессуальных действий. При этом предлагается регламентировать их производство с возможностью применения мер процессуального принуждения [7]. Однако, на наш взгляд, это предложенное процессуальное действие практически аналогично выемке. Так следует ли нагромождать стадию возбуждения уголовного дела еще одной процедурой. Считаем, что проще разрешить производство уже привычной выемки до возбуждения уголовного дела. Такая регламентация устранила бы проблему правоприменителя при необходимости изъятия предметов и документов на доследственной проверке.БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ1. Часть 1 ст. 144 УПК РФ. URL:http://www. consultantra/popular/upkrf/11_26.html#p2415.2. Халиков А. Собирание доказательств в ходе проверки сообщения о преступлении // Законность. 2013. № 12.3. Каретников А., Коретников С. Следственные действия как способы проверки сообщения о преступлении // Законность. 2014. № 7.4. Васильев О. Л. Новый этап реформы досудебных стадий уголовного процесса. Критический анализ новелл 2013 г. // Закон. 2013. № 8.5. Сумин А. А. Некоторые проблемы применения статьи 144 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации // Адвокат. 2013. № 4.6. Карагодин В. Н. Осмотр места происшествия, обыск или выемка? // Рос. юрид. журнал. 2013. № 5.

7. Семенцов В. А. Следственные действия в досудебном производстве (общие положения теории и практики). Екатеринбург, 2006. С. 137-150.

Источник: https://pravo163.ru/nekotorye-processualnye-voprosy-izyatiya-predmetov-i-dokumentov-do-vozbuzhdeniya-ugolovnogo-dela/

Какие следственные действия проводятся до возбуждения уголовного дела?

До возбуждения уголовного дела

По общему правилу все следственные действия, производимые сотрудниками следствия и дознания, должны начинаться лишь с момента возбуждения уголовного дела. Так гласит буква закона, но в реальности это не всегда уместно.

На практике нередко процесс возбуждения уголовного дела существенно осложняется бюрократическими трудностями, вследствие чего теряется драгоценное для раскрытия преступления время.

Для решения этой проблемы законодательством предусмотрены исключения, позволяющие производить следственные действия до возбуждения уголовного дела.

О том, какие следственные действия проводятся до возбуждения уголовного дела, расскажем в данном материале статьи.

Что такое следственные действия?

Следственные действия – это производимые в рамках уголовного дела уполномоченными сотрудниками мероприятия и действия, необходимые для установления обстоятельств произошедшего и сбора доказательств по делу.

Следственные действия всегда обеспечены силой государственного принуждения.

Разрешение на производство следственного действия выносит либо суд, либо сам следователь. Судебное одобрение требуется лишь для незначительного перечня следственных мероприятий.

Иногда к их осуществлению могут быть привлечены сотрудники оперативного розыска или эксперты, призванные к процедуре самим следователем.

Следственные действия должны отвечать следующим признакам:

  • Не должны угрожать жизни и здоровью участников следственных действий;
  • Не могут проводиться в ночное время, если нет на это веских оснований;
  • Могут производиться при помощи технических средств фиксации информации.

На основании постановления следователя проводятся такие следственные действия, как выемка, обыск, эксгумация и освидетельствование.

Проведение всех следственных мероприятий должно фиксироваться документальным оформлением протокола следственного действия за подписью всех его участников.

Виды следственных действий по УПК РФ

В УПК РФ представлен не однозначный перечень следственных действий. К ним могут быть причислены и иные действия сотрудников следствия, которые отсутствуют в этом списке, но имеют важность для уголовного дела.

Итак, к самым часто используемым следственным действиям относятся:

  • Очная ставка и допросы участников уголовного дела;
  • Выемка и обыск;
  • Осмотр места происшествия;
  • Проверка показаний на месте;
  • Следственные эксперименты;
  • Опознание и освидетельствование;
  • Экспертиза.

Помимо прочего в качестве следственного действия могут применяться: наложение ареста на почту подозреваемого, запись его переговоров, получение данных его связей от оператора и т.д.

Задержание преступника и арест его имущества не признаются следственными действиями.

Все протоколы следственных действий позже включаются в материалы уголовного дела. Некоторые из них даже сопровождаются фотографиями.

Обязательного судебного разрешению требует ряд следственных мероприятий:

  • Эксгумация трупа при несогласии на это его родных;
  • Обыск;
  • Осмотр жилища при условии, что другие жильцы против этого;
  • Выемка документации, содержащей конфиденциальную информацию;
  • Получение данных с банковских счетов;
  • Запись телефонных разговоров;
  • Запрос на распечатку звонков клиента оператора связи.

Весь выше обозначенный перечень действий, проводимых следователем, должен быть осуществим после возбуждения дела.

О том, какие следственные действия следователь может проводить до возбуждения уголовного дела, поговорим далее.

Случаи, не терпящие отлагательств

Все досудебные разбирательства по делу зафиксированы во 2 части УПК РФ. Состоит она из двух разделов.

Раздел № 7 рассматривает все, что касается возбуждения уголовного дела. Раздел № 8 закрепляет порядок предварительного расследования, который, казалось бы, тоже относится к факту возбуждения уголовного дела.

Однако, сам Кодекс указывает, что в ряде случаев некоторые из следственных действий могут предшествовать возбуждению дела. Ряд случаев в этом контексте носит название – «не терпящие отлагательств».

В принципе, в ст. 144 УПК РФ дается расшифровка тех действий, которые могут осуществлять сотрудники следствия или дознания в тот момент, когда они получили сообщение о преступлении.

К ним, в частности, относятся:

  • Получение объяснений;
  • Получение образцов для сравнительного исследования;
  • Истребование документов и предметов;
  • Назначение судебной экспертизы;
  • Производство осмотра места происшествия и документов;
  • Осмотр трупа;
  • Освидетельствование;
  • Производство документальных проверок и ревизий.

Все это может иметь место до возбуждения дела тогда, когда ситуация не терпит отлагательств. Самой расшифровки такого понятия как «не терпящее отлагательств» в законодательстве нет.

А при этом очевидно, что, если возникнет вопрос об обоснованности совершенного следственного мероприятия, оно может быть признано незаконно осуществленным и вовсе отменено.

Остановимся на рассмотрении некоторых их тех действий, что допустимы для проведения до возбуждения уголовного дела.

Осмотр места происшествия

Осмотру места происшествия в УПК РФ посвящена ст. 176. Производится он для обнаружения обстоятельств дела и доказательств по нему.

Данное следственное мероприятие позволяет решить следующие задачи:

  • Изъятие следов преступления;
  • Выяснение обстоятельств совершенного преступления;
  • Сбор первичной информации;
  • Проверка вещей и предметов на месте происшествия на предмет значимости по делу в качестве вещественного доказательства.

Осмотр жилища в 2020 году может проводиться только на основании судебного решения или с согласия проживающих в нем лиц.

Все существенные записи по осмотру места происшествия отражаются в протоколе, в том числе, и отсутствие на следственном действии важных участников.

Протокол должен быть подписан всеми, кто был на осмотре. При нежелании оставлять в нем свою подпись, они обязаны написать разъяснение отказа.

Оперативность осмотра места происшествия обусловлена тем, что через время многие улики могут исчезнуть и выявить их потом уже будет невозможно.

Осмотр трупа

Осмотр трупа может быть, как самостоятельным следственным мероприятием, так и проводиться в рамках осмотра места происшествия. В первом случае его результаты заносятся в отдельный протокол, во втором случае – протокол для двух следственных действий является единым.

Осмотр трупа должен производиться в присутствии медицинского эксперта или врача.

Участие понятых в данном мероприятии обязательно. Труп тоже является той важной деталью расследования обстоятельств дел, оперативный анализ которой позволяет разрешить множество противоречий.

Труп человека быстро разлагается, начинает внешне и внутренне меняться. Обнаружить какие-то важные детали может быть трудно, спустя некоторое время после смерти человека.

Освидетельствование участников преступления

Освидетельствование представляет собой следственное действие, которое помогает определить без проведения судебно-медицинской экспертизы телесные повреждения, характер особых примет на человеке, установление или опровержение факта опьянения.

Освидетельствование может проводиться в отношении подозреваемого, потерпевшего или свидетеля с его согласия.

Проведение освидетельствования имеет свои ключевые особенности:

  • Осуществляется на основании постановления следователя.
  • Проводится самим следователем при участии врача или другого специалиста.
  • Когда требуется в рамках освидетельствования раздевание лица противоположного пола следственное действие проводит врач самостоятельно, без участия следователя.
  • Фото- и видеозапись освидетельствования возможна с согласия того, кого освидетельствуют.

Все, что было обнаружено в ходе осмотра, должно быть записано в протоколе освидетельствования. Обычно первичный осмотр уже дает точное представление о характере повреждений и особенностях совершенного деяния.

Судебная экспертиза, при этом, лишь описывает те процессы, которые происходят внутри организма и не видны обычному глазу.

В том случае, если проведение этих следственных действий будет признано не основательным, в отношении сотрудников следствия или дознания могут быть применены санкции в виде дисциплинарного взыскания.

Когда же будет доказана невиновность лица, в отношении которого производились следственные действия до возбуждения уголовного дела, могут возникнуть более серьезные последствия для следователя.

С огромным числом уголовных дел органы дознания, следствия и полиции нередко не справляются. Возбуждение уголовных дел у них откладывается при этом без законных оснований на неопределенные сроки.

Виновные при этом лица продолжают ходить по улицам и представлять опасность для общества.

Нередко именно проведение немедленных следственных действий, сразу после получения информации о возможном преступлении, может спасти чью-то жизнь или сохранить большую часть похищаемого имущества.

Источник: http://ugolovnyi-expert.com/sledstvennye-dejstviya-do-vozbuzhdeniya-ugolovnogo-dela/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.