Доказательства полученные незаконным путем

Доказательства,полученные незаконным путём

Доказательства полученные незаконным путем

Королёва Светлана Олеговна Стаж юридической работы с 2000 г.

Регистрационный номер 77/2882 в реестре адвокатов г.Москвы

Председатель Коллегии адвокатов Москвы «ЮрПрофи»

Специализация:
Устные и письменные консультации, правовые заключения по всем отраслям права, в том числе правовой анализ договоров. Ведение гражданских дел в арбитражных судах всех инстанций.

Награды:
Почетная грамота Президента Адвокатской палаты города Москвы.

задать вопрос адвокату

Баклагова Оксана СергеевнаСтаж юридической работы с 2004 г.

Регистрационный номер в реестре адвокатов 50/5434.

Специализация:
Представление интересов в арбитражных судах, судах общей юрисдикции.

Награды:
Диплом адвокатской палаты Московской области.

задать вопрос адвокату

Васильев Сергей ВладимировичСтаж юридической работы с 2000 г.

Регистрационный номер 50/9818 в реестре адвокатов Московской области

Образование:
Закончил Самарскую гуманитарную академию в 2000 году.

Специализация:– криминалистика- уголовное право- уголовный процесс

– уголовно-исполнительное право

С 2002 года работал в следственных органах системы МВД России на разных должностях, начиная от районного следователя до руководителя следственного подразделения Приволжского Федерального округа МВД России.
Подполковник юстиции

задать вопрос адвокату

Васильева Людмила ПавловнаСтаж юридической работы с 1996 г.

Регистрационный номер в реестре адвокатов Московской области – 50/6583.

Основные направления деятельности:
Оказание юридической помощи физическим и юридическим лицам, претензионно-исковая работа, ведение дел в судах общей юрисдикции и Арбитражных судах РФ различных инстанций, в т.ч.:

Награды:
Медаль II степени «За заслуги в защите прав и свобод граждан». Решение Совета Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации от 20.03.2008г. №4.

задать вопрос адвокату

Гайданова Елена СергеевнаСтаж юридической работы с 1998 г.

Регистрационный номер в реестре адвокатов г.Москвы 77/4345

Специализация:
Ведение гражданских дел в судах общей юрисдикции и арбитражном суде.

В том числе:- Заместитель генерального директора Юридического центра «Советник права»- Заведующий юридической консультацией №219 Межрегиональной коллегии адвокатов помощи предпринимателям и гражданам

– Президент «Коллегии адвокатов «Гайданов и Партнеры»

Награды:
ПОЧЕТНАЯ ГРАМОТА НО “Коллегии адвокатов Москвы “ЮрПрофи”.

задать вопрос адвокату

Стаж юридической работы с 1990 г.

Регистрационный номер 77/2686 в реестре адвокатов г.Москвы

Специализация:
Области гражданского права (гражданские, наследственные, жилищные и прочие правовые вопросы), опыт ведения уголовных и гражданских дел в судах общей юрисдикции и у мировых судей г. Москвы и Подмосковья.

Награды:
Почетная грамота Президента Адвокатской палаты города Москвы, Почетная грамота Палаты адвокатов Российской федерации.

задать вопрос адвокату

Гостева Светлана НиколаевнаСтаж юридической работы с 1990 г.

Регистрационный номер 77/8940 в реестре адвокатов г. Москвы

Специализация:
Ведение гражданских дел, связанных со спорами по вопросу получения наследственного имущества, а именно, представление интересов клиента в судах общей юрисдикции всех инстанций.

Награды:
Почетная грамота Президента Адвокатской палаты города Москвы.

задать вопрос адвокату

Дмитриев Алексей ГеннадьевичСтаж юридической работы с 2004г.

Регистрационный номер 50/5587 реестре адвокатов Московской области

Специализация:
Устные и письменные консультации, правовые заключения по всем отраслям права, правовой анализ договоров, сопровождение сделок. Ведение гражданских дел в арбитражных судах и судах общей юрисдикции по следующим категориям дел.

Награды:
Диплом Адвокатской палаты Московской области.

задать вопрос адвокату

Дубинец Сергей ВладимировичСтаж юридической работы с 1985г.

Регистрационный номер 77/679 в реестре адвокатов г.Москвы

Специализация:– криминалистика,- криминально-уголовное право

– уголовный процесс.

Награды:
Почетная грамота Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации. Юбилейный нагрудный знак “150 ЛЕТ РОССИЙСКОЙ АДВОКАТУРЕ”. Почетная грамота Адвокатской палаты города Москвы.

задать вопрос адвокату

Стаж юридической работы с 2005

Регистрационный номер в реестре адвокатов Московской области 50/7438

Специализация:– устные и письменные консультации;- составление правовых документов (договоров, соглашений, претензий, заявлений и др.);- ведение гражданских дел в судах общей юрисдикции, арбитражных дел в арбитражных судах;

– оформление прав на недвижимое имущество, в том числе в судебном порядке.

Награды:
Почетная грамота КАМ ЮрПрофи

задать вопрос адвокату

Захарова Ирина ВикторовнаСтаж юридической работы с 2001г.

Регистрационный номер 77/4184 в реестре адвокатов г. Москвы

Специализация:
Защита в рамках уголовного дела на всех стадиях процесса – доследственная проверка и оперативно-розыскные мероприятия, дознание, следствие, суд, апелляция, кассация, надзор (в том числе есть опыт прекращения уголовных дел за примирением сторон, по сроку давности, переквалификации и прекращения по амнистии, получения оправдательного приговора).

Награды:
Почетная грамота Президента Адвокатской палаты города Москвы. Почетная грамота “Федеральной палаты адвокатов Российской…

задать вопрос адвокату

Казаков Алексей ЛеонидовичСтаж юридической работы с 1990 г.

Регистрационный номер в реестре адвокатов Московской области 50/6770

Специализация:– Оказание квалифицированной юридической помощи физическим и юридическим лицам- Защита интересов по административным и уголовным делам

– Арбитражные споры.

Награды:
Почетная грамота “Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации”. Медаль II степени «За заслуги в защите прав и свобод граждан».

задать вопрос адвокату

Стаж юридической работы с 1992 г.

Регистрационный номер 77/2686 в реестре адвокатов г.Москвы

Специализация:
Гражданское, корпоративное, семейное, жилищное, административное, уголовное право. Арбитраж, суды общей юрисдикции, следственные и административные органы.

Награды:
Почетная грамота Президента Адвокатской палаты города Москвы.

задать вопрос адвокату

Кудряшов Константин АлександровичСтаж юридической работы с 2007 г.

Регистрационный номер 77/10951 в реестре адвокатов г. Москвы.

Специализация:– Уголовное право.

– Судебные споры.

Награды:
Почетная грамота Президента Адвокатской палаты города Москвы.

задать вопрос адвокату

Лаврова Елена АнатольевнаСтаж юридической работы c 2008 г.

Регистрационный номер в реестре адвокатов г. Москвы 77/11531

Специализация:– Устные и письменные консультации.- Защита по уголовным делам на предварительном следствии и в суде.

– Ведение гражданских дел в судах общей юрисдикции, у мировых судей.

Награды:
Почетная грамота Президента Адвокатской палаты города Москвы.

задать вопрос адвокату

Лясковский Илья КонстантиновичСтаж юридической работы с 2001г.

Регистрационный номер 77/9153 в реестре адвокатов Москвы

Специализация:– дела о банкротстве;- споры из договоров лизинга;- защита прав на фирменные наименования, доменные имена;

– жилищные споры.

Награды:
Грамота НО Коллегии адвокатов Москвы “ЮрПрофи”.

задать вопрос адвокату

Орлов Алексей АнатольевичСтаж юридической работы с 1998 г.

Регистрационный номер в реестре адвокатов г.Москвы 77/819

Заместитель Председателя Коллегии адвокатов Москвы “ЮрПрофи”

Специализация:– уголовные дела;- обжалование незаконных действий и решений государственных органов и должностных лиц;

– дела из административных правоотношений.

Награды:
Почетная грамота Адвокатской палаты города Москвы.

задать вопрос адвокату

Рыжова Наталья ВикторовнаСтаж юридической работы с 1995 г.

Регистрационный номер в реестре адвокатов Московской области – 50/7529

Специализация:
Гражданское право.

Награды:
Диплом Адвокатской палаты Московской области.

задать вопрос адвокату

Стаж юридической работы с 1985 г.

Регистрационный номер 77/6570 в реестре адвокатов г.Москвы

Специализация:– Полное юридическое сопровождение деятельности юридических лиц;- Ведение гражданских дел в судах общей юрисдикции во всех инстанциях;

– По уголовным делам – защита интересов на стадии предварительного следствия; в судах первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанций.

Награды:
Почетная грамота “Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации”.

задать вопрос адвокату

Стаж юридической работы с 2000 г.

Регистрационный номер в реестре адвокатов г. Москвы 77/8963

Специализация:Гражданское и предпринимательское право.Интеллектуальная собственность.Защита деловой репутации.

Банкротство.

задать вопрос адвокату

Источник: https://www.urprofy.ru/vopros-yuristu/dokazatelstvapoluchennye-nezakonnym-putyom

Недопустимые доказательства

Доказательства полученные незаконным путем

Перечень существенных нарушений

Недопустимые доказательства, подборка материалов

Нормативная база– ч.3 7 УПК  нарушение норм УПК, влечет недопустимость доказательств- 75 УПК  недопустимые доказательства- 235 УПК  порядок исключения доказательств в предварительном слушании– п.9 ч.2 389.17 УПК  недопустимые доказательства влекут отмену в апелляции– ч.2 50 Конституции  не могут применятся доказательства, полученные с нарушением закона- п.18 Пленума № 29  нарушение права на защиту влечет недопустимость- п.13 Пленума № 51  разъяснения по применению нормы п.3 ч.2 75 УПКп.14 Пленума № 51  если доказательства получены в порядке 165 УПК, проверка допустимости– п.16 Пленума № 19  доводы о недопустимости проверяются в кассацииОтмена приговора в связи с недопустимостьюОбоснование приговора недопустимыми доказательствами (п.9 ч.2 389.17 УПК)ПРИМЕРЫ недопустимых доказательствПоказания без адвокатаПоказания без адвоката, отказ от них, делает их недопустимыми (п.1 ч.2 75 УК)ОпьянениеПоказания в состоянии опьянения, разновидность недопустимых доказательствОспаривание до судаОспаривание допустимости доказательств на досудебной стадии с помощью нормы 125 УПКОспаривание в кассацииИллюстрация признания доказательства недопустимым на стадии кассацииПроцессуальные нарушенияНезначительные процессуальные нарушения не влекут недопустимость

Согласно п.3 ч.2 75 УПК все доказательства, полученные с нарушением УПК, являются недопустимыми. Все виды недопустимых по этому основанию доказательств перечислить практически невозможно – слишком большой перечень возможных видов нарушений.

Это, очень общее определение конкретизируется в п.13 Постановления Пленума ВС «О суде первой инстанции» – доказательствами являются недопустимыми, если:

– при их собирании и закреплении допущены существенные нарушения порядка, установленного УПК для их сбора и закрепления,

– если доказательства собраны и закреплены ненадлежащим лицом или органом,

– и если доказательства получены в результате действий, вообще не установленных УПК.

Тоже не очень конкретное определение, что и порождает довольно противоречивые приговоры (в одном случае признали доказательство полученным, с нарушением УПК, а в другом, таком же случае – не признали). Кроме того, это не закрытый перечень, Верховный суд лишь уточнил, что в частности понимать под доказательством, полученным с нарушением УПК.  

Обоснование приговора недопустимыми доказательствами

Использование недопустимых доказательств в приговоре это, конечно же, нарушение.

Но факт недопустимости доказательства не означает автоматическую отмену всего приговора. Недопустимое доказательство просто исключается из приговора.

Все зависит от значимости этого доказательства – если оно ключевое, то его исключение заставляет «посыпаться» всё обвинение в целом и тогда приговор отменяется.

А если и без него других доказательств хватает – то его исключение влечет всего лишь техническое изменение приговора (из текста просто убирают упоминание этого доказательства, а все остальное остается).

Итак, недопустимое доказательство – это доказательство, полученное с нарушением Уголовно-процессуального кодекса. Оно не имеет юридической силы, не может быть положено в основу обвинения и не может вообще ничего доказывать (ч.1 75 УПК). Это общее определение недопустимого доказательства.

– обоснование приговора недопустимыми доказательствами относится к категории существенных нарушений (способных повлечь изменение или отмену приговора).

I). Первая инстанция

Url

Дополнительная информация:

ч.1 75 УПК  недопустимые, это доказательства, полученные с нарушением УПК

п.13 Пленума № 51  нарушение порядка собирания, закрепления доказательств

– в том случае, если в ходе предварительного расследования какое-либо доказательство было получено в ходе следственного действия с нарушением норм УПК (ч.1 75 УПК) то суд первой инстанции может признать его недопустимым (п.13 Пленума № 51) и исключить его из доказательственной базы.

Url

Дополнительная информация:

Роль конкретного доказательства в структуре доказательственной базы

Важно: следует понимать, что само по себе признание одного из доказательств недопустимым еще НЕ ГАРАНТИРУЕТ оправдания подсудимого. Подробнее об этом здесь: Роль конкретного доказательства в структуре доказательственной базы.

ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Приведем фрагмент судебного решения из своей практики “в соответствии с п.3 ч.2 75 УПК из приговора подлежит исключению ссылка на заключение эксперта № 12 как на доказательство виновности подсудимого в совершении убийства, поскольку согласно указанного экспертного заключения,

Url

Дополнительная информация:

Цепь владений

Цепь законных владений: нарушения при передаче изъятого

объекты, на экспертизу были представлены в пакете, который был не заклеен и не опечатан”. (Примечание: это называется нарушение Цепи законных владений).

Исключение из приговора вышеуказанного заключения эксперта не влияет на выводы суда о виновности подсудимого, поскольку по делу имеются другие достаточные доказательства его виновности в совершении этого преступления…”.

Как видите: защите удалось исключить из доказательственной базы одно из доказательств как недопустимое, но толку от этого – ноль. Потому, что роль этого доказательства незначительна.

II). Апелляция

Url

Дополнительная информация:

– п.9 ч.2 389.17  недопустимые доказательства, основание отмены в апелляции

– в апелляционной норме п.9 ч.2 389.17 УПК использование недопустимых доказательств указывается как одно из безусловных оснований для отмены приговора.

III). Кассация

Url

Дополнительная информация:

– п.16 Пленума № 19  обоснование приговора недопустимыми доказательствами

– в кассационной жалобе возможно ссылаться на п.16 Пленума № 19  “доводы жалобы на недопустимость доказательства, положенного в основу обвинительного приговора, постановленного в общем порядке судебного разбирательства, повлиявшего на выводы суда относительно фактических обстоятельств дела, требуют проверки”.

– на основании этого пункта мы имеем право использовать в кассационной жалобе доводы, о любых нарушениях указанных в статье 75 УПК

Url

Дополнительная информация:

Лазейки для обжалования фактов, возможности обойти запрет

– более того, если в стадии кассационного обжалования защита обнаружила ошибки суда, связанные с недопустимыми доказательствами, то появляется возможность обойти Запрет обжалования фактических обстоятельств.

Последствия недопустимости доказательств

Url

Дополнительная информация:

ч.1 75 УПК  недопустимые доказательства не имеют юридической силы

а) недопустимые доказательства не имеют юридической силы.

Url

Дополнительная информация:

ч.1 75 УПК  недопустимые доказательства не используются в обвинении

б) недопустимые доказательства не используются в обвинении.

Url

Дополнительная информация:

ч.1 75 УПК  недопустимые не могут доказывать обстоятельства из 73 УПК

г) недопустимые доказательства не могут доказывать обстоятельства, подлежащие доказывания (это обстоятельства указанные в 73 УПК).

Приведем некоторые примеры, что понимает практика под недопустимыми доказательствами:

Доказательства, полученные ненадлежащим лицом или органом

Это когда дело возбуждено и ведется не совсем тем ведомством, каким надо по закону.

Например: возбудили дело в обычном порядке в отношении конкретного гражданина и начали расследовать. А потом оказалось, что это не простой гражданин, а депутат местного органа самоуправления (т.е. спецсубъект).

А для спецсубъектов установлен свой порядок возбуждения дела – его не может возбудить обычный следователь, тут нужен начальник побольше (руководитель следственного комитета по субъекту РФ). А значит, все что следователь «нарасследовал», всё что он насобирал – это недопустимые доказательства, т.к.

полномочий у него на это без специального разрешения не было. Постановление Президиума Верховного суда Удмуртской Республики от 28.09.2018 N 44у-95/2018.

К таким нарушениям можно отнести случаи возбуждения дела с нарушением подследственности (только предметной – 151 УПК, но не территориальной – 152 УПК).

Доказательства, полученные с существенным нарушением порядка, установленного УПК

В УПК есть много процедур получения доказательств: любое следственное действие это такая процедура. Нарушение процедуры влечет недопустимость полученного доказательства. Но, опять-таки, нарушение должно быть существенным.

Например, отсутствие судебного решения для обыска жилища (ч.3 182 УПК) – это существенное нарушение процедуры.

Но, приведем пример, когда процедура, установленная УПК явно нарушено, но нарушение все равно несущественное (с точки зрения практики). 

Пример: 195 УПК устанавливает довольно четкий порядок назначения и проведения судебной экспертизы – сначала следователь выносит постановление о назначении экспертизы, потом знакомит с ним обвиняемого и только после этого проводится сама экспертиза. Такой порядок позволяет обвиняемому перед тем, как экспертиза состоялась, задать свои вопросы эксперту или отвести его (п.11 ч.4 47 УПК).

А на деле что часто происходит?

Следователь просто в один момент дает обвиняемому и постановление об экспертизе и саму, уже фактически проведенную экспертизу – на, знакомься со всем сразу… Это очевидное нарушение порядка, установленного 195 УПК, да и Конституционный суд РФ сколько раз уже говорил – так делать нельзя (например, Определение КС от 05.02.2015 № 259-О).
Но, это несущественное нарушение, хоть и нарушение. Потому что, по логике правоприменителя, не надо придираться к мелким процессуальным моментам, про свои вопросы эксперту можно и в суде заявить чуть позже, попросить повторную экспертизу. А если откажут (что очень вероятно) – так это совсем другая история.  Пример такой логики, не такими словами, конечно, а более официальным языком –  Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 27 июня 2017 г. N 22-5123/17.

Подробнее об этом типе нарушений можно прочитать здесь: Ознакомление с постановлением после экспертизы, значимость нарушения.

Доказательства, полученные вне рамок УПК

Под такое нарушение чаще всего попадают как раз доказательства, представляемые защитой.

Например, частый прием защиты – приобщить в качестве альтернативы заключению судебной экспертизы заключение специалиста.

Когда выводы судебной экспертизы кажутся сомнительными или просто непрофессиональными – то защита делает «свою экспертизу» (процессуально такое доказательство считается заключением специалиста).

Казалось бы – всё по закону, это вид доказательства (п.3.1 ч.2 74 УПК). А норма ч.2.2 159 УПК вообще говорит, что отказывать защите в приобщении заключения специалиста нельзя (если оно по существу дела).

Источник: http://xn--80acb5ajmepe8k.xn--p1ai/736-nedopustimye-dokazatelstva.html

К вопросу о допустимости в качестве доказательств сведений, полученных с нарушением закона

Доказательства полученные незаконным путем

Смирнов А.В., д.ю.н., проф., советник Конституционного Суда РФ.

Вопрос о допустимости в качестве доказательств сведений, полученных с нарушением закона, в судопроизводстве возникает главным образом в связи с тем, что практике известны случаи, когда отдельные, иногда весьма значимые для дела сведения получали частные лица либо адвокаты, которые при этом совершали то или иное, порой серьезное, нарушение федерального закона. Однако, поскольку согласно Конституции РФ “при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона” (ч. 2 ст. 50), допустимость подобных данных является предметом дискуссии.

В качестве иллюстрации можно привести пример, когда бывший оперативный сотрудник, движимый чувством ревности, по собственной инициативе тайно установил в жилище своей знакомой специальную аппаратуру для видеозаписи, которая случайно зафиксировала момент совершения квартирной кражи, а также личности самих преступников. С фактической стороны бывший работник спецслужбы как бы провел оперативно-розыскное мероприятие с помощью технических средств, включающее обследование помещения и наблюдение. Но поскольку подобные действия вправе совершать лишь специально уполномоченные Федеральным законом “Об оперативно-розыскной деятельности” органы и только для достижения целей и решения задач, предусмотренных этим Законом (ч. 2 ст. 5, ч. 6 ст. 6), возникает вопрос о допустимости использования полученной подобным путем видеозаписи в качестве доказательства по уголовному делу, возбужденному по факту кражи.

В другой ситуации звукозапись признания лица в совершении им преступления была получена в результате применения к нему пыток сотрудниками частной охранной структуры, причем по инициативе стороны, считавшей себя пострадавшей от данного преступления.

В третьем случае адвокат, будучи представителем потерпевшего по уголовному делу о вымогательстве, нанял детективное агентство, которое по его заданию фактически провело оперативное внедрение своего сотрудника “под прикрытием” в некую организацию с целью получения сведений изобличающего характера. Учитывая, что по Закону РФ “О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации” граждане, занимающиеся частной детективной деятельностью, не вправе осуществлять какие-либо оперативно-розыскные действия, отнесенные законом к исключительной компетенции органов дознания (ч. 3 ст. 1), собранный в результате такого внедрения и представленный адвокатом суду информативный материал (аудиозаписи бесед, телефонных переговоров с подозреваемыми, документы) было необходимо оценить с точки зрения допустимости или недопустимости признания его в качестве доказательств.

Представляется, что данная проблема в разных условиях будет решаться по-разному. Так, на первый взгляд, исходя из буквального толкования ст.

50 Конституции РФ, все названные выше сведения должны быть, безусловно, отвергнуты как недопустимые доказательства, ибо они были получены с нарушениями федерального законодательства.

Однако, прибегнув к логическому толкованию норм закона, можно прийти к несколько иным выводам.

В соответствии с УПК РФ доказывание состоит в собирании, проверке и оценке доказательств (ст. 85), а собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем и судом посредством производства следственных и иных процессуальных действий (ч. 1 ст.

86), а также защитником путем получения предметов, документов и иных сведений, опроса лиц с их согласия, истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций (ч. 3 ст. 86) .

В то же время подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители, будучи сторонами в деле, тоже вправе представлять доказательства (п. 4 ч. 2 ст. 42, ч. 2 ст. 43, п. 2 ч. 4 ст. 44, ч. 3 ст. 45, п. 4 ч. 4 ст. 46, п. 4 ч. 4 ст. 47) и поэтому также могут считаться субъектами доказывания .

Однако не имеют права собирать и представлять “готовые” доказательства лица, не являющиеся сторонами либо вообще участниками уголовного процесса, хотя они вправе по собственной инициативе либо по запросу органа дознания, следователя, защитника, суда представить предметы или документы, могущие быть признанными доказательствами.

В гражданском процессе так называемые лица, участвующие в деле, – стороны, третьи лица, прокурор и т.п. (ст. 34 ГПК РФ) – имеют право inter alia представлять сведения, которые сразу же именуются доказательствами (ст. 35 ГПК РФ).

Вопрос о собирании доказательств защитником в юридической литературе относится к числу спорных, однако при логическом анализе мы принимаем во внимание лишь прямой смысл указанного текста закона.
Следует отметить, что по смыслу ч. 2 ст. 86 УПК РФ названные лица представляют не сами доказательства, а только письменные документы и предметы, которые могут в дальнейшем быть приобщены к уголовному делу в качестве доказательств дознавателем, следователем или судом. Однако это вовсе не исключает подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей из числа субъектов доказывания, означая лишь наличие публичного контроля над их участием в доказывании.

То есть в судопроизводстве действуют как субъекты доказывания, так и лица, которые в рамках функции содействия правосудию играют роль источников информации, которая в момент получения доказательством еще не является.

Собирание доказательств субъектами доказывания с нарушениями требований федеральных законов в силу названного конституционного запрета объективно делает полученные доказательства недопустимыми.

Это относится в уголовном процессе к дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору, действующему в судебном заседании, суду, защитнику, а также – с учетом особенностей их участия в доказывании – к подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и их представителям , а в гражданском судопроизводстве – ко всем “участвующим в деле лицам” и суду.

Мыслимо нарушение этими лицами закона на таком этапе собирания доказательств, как обнаружение доказательственной информации, о чем будет сказано ниже.

Когда же лицо не является субъектом доказывания, оно, независимо от характера допущенных им при получении сведений правонарушений, формально не способно нарушить закон при получении доказательств, ибо последние как таковые пока что отсутствуют и появляются только после признания сведений в доказательственном качестве публичным органом, ведущим процесс. То есть сведения, полученные не субъектом доказывания с нарушением закона, логически не подпадают под категорию недопустимых доказательств, предусмотренных ч. 1 ст. 75 УПК РФ, ч. 2 ст. 55 ГПК РФ и т.д., что, впрочем, не исключает привлечения к юридической ответственности лиц, совершивших подобные нарушения. Если дознаватель, орган дознания, следователь или суд, фиксируя эти сведения в установленном законом порядке при их обнаружении или изъятии, то есть в процессе собирания доказательств, не допустят каких-либо нарушений закона, полученные доказательства будут считаться допустимыми, хотя бы в их основе и лежали данные, которые изначально были получены незаконным образом. Ведь в качестве собственно доказательств они были получены без каких-либо нарушений. Очерченный подход логически не противоречит названным требованиям Конституции РФ, ибо не предполагает использования доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

Приведенный формально-логический анализ может быть подкреплен содержательным доктринальным толкованием. Как известно, судопроизводство должно осуществляться на основе состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции РФ).

Если бы сведения, полученные с существенным нарушением закона субъектом доказывания, являющимся стороной в процессе, могли приниматься в качестве допустимого доказательства, то другая сторона, которая закон не нарушала, была бы поставлена в несправедливое и неравное положение, чем умалялась состязательность процесса, а значит, ставилась под сомнение и сама законность судопроизводства. Ведь другая сторона будет в этом случае вынуждена терпеть несправедливое применение к ней “двойного стандарта” в виде разрешения ее процессуальному противнику отступать от требований процессуального права .

Может явиться мысль о предоставлении второй стороне возможности симметрично нарушить закон в ходе доказывания ради восстановления равенства, однако такой способ “выравнивания” положения сторон был бы несовместим с началом законности.

Так, в приведенном выше примере информация, представленная адвокатом – представителем потерпевшего, фактически явившаяся результатом использования неуполномоченным субъектом методов оперативно-розыскной деятельности, не может быть признана допустимой в качестве доказательства по делу.

Точно так же сведения, полученные государственной спецслужбой при захвате подозреваемого, проведенном в нарушение норм международного права, не должны признаваться допустимыми доказательствами, поскольку при этом спецслужба фактически (а как правило, и юридически) выполняет функцию уголовного преследования.

Однако когда, получая имеющие значение для дела сведения, закон нарушает лицо, не являющееся стороной в деле (в том числе потерпевшим, гражданским истцом, ответчиком и т.д.), эти сведения могут быть представлены субъектом доказывания и использованы в процессе в качестве доказательств.

В самом деле, принцип равенства в этом случае отнюдь не страдает, поскольку он регулирует лишь поведение самих сторон в процессе и требует, чтобы ни одной из них не были предоставлены неоправданные преимущества, в том числе возможность безнаказанно нарушать закон.

Принцип равенства – это равенство возможностей, данных сторонам законом, но не равенство средств, которые стороны приобрели, использовав предоставленный им шанс. Здесь пределы принципа равенства сторон заканчиваются, а полученные средства (фактические данные, сведения) могут быть любыми.

И было бы явно несправедливо, если бы сторона, воспользовавшись этими данными, несла ответственность, в том числе процессуальную, за чужие правонарушения.

Так, не нарушает равенства сторон в судопроизводстве признание в качестве доказательства упоминавшейся выше незаконной видеозаписи квартирной кражи, ибо лицо, установившее записывающую аппаратуру, не было и не могло быть стороной в данном деле.

Напротив, если, добывая информацию, закон нарушает сама сторона, процессуальное равенство не может считаться полноценным. Например, вряд ли можно рассчитывать на допустимость использования в качестве доказательства звукозаписи признания лица в совершении им преступления, когда оно по инициативе потерпевшего было получено от этого лица под пыткой.

Вместе с тем если лицо, не участвующее в деле, незаконным путем получает сведения, действуя по поручению, просьбе или уговору лица, явившегося стороной в процессе, то есть не будучи вполне независимой, то можно полагать, что имеет место своего рода посредственное исполнительство и в этом случае применимо правило о недопустимости полученных доказательств.

Подтверждение такого вывода можно найти в практике Европейского суда по правам человека. Так, по делу A. против Франции гражданин по своей инициативе сообщил о сговоре на совершение убийства старшему полицейскому офицеру, а также вызвался позвонить заявителю A.

, участнику сговора, предложив записать их телефонный разговор. Как установил Европейский суд, старший полицейский офицер “…внес значительный вклад в осуществление операции, предоставив на некоторое время свой кабинет, свой телефон, свой магнитофон.

По общему признанию, он не доложил о своих действиях начальникам и не обращался к судебному следователю за разрешением, но он действовал при исполнении своих обязанностей высокопоставленного полицейского.

Следовательно, публичные власти были вовлечены в такой степени, что государство становится ответственным в соответствии с Конвенцией”.

Постановление Европейского суда по правам человека от 23 ноября 1993 г. Series A, N 277-B.

К аналогичным выводам Европейский суд по правам человека пришел и по делу M.M. против Нидерландов , где прокурором было сделано предложение S. подключить к ее телефону магнитофон, чтобы она могла записывать звонки от заявителя.

Затем полицейские подключили магнитофон к домашнему телефону S. и объяснили, как работает устройство. Они предложили S. направлять разговоры с заявителем в русло сексуальных приставаний со стороны последнего. S. записала три разговора с заявителем и передала их полиции.

Эти записи были приобщены в качестве доказательств к материалам уголовного дела против заявителя. Европейский суд постановил, что в данном деле, с учетом роли полиции в записывании телефонных разговоров S.

с подозреваемым, имело место вмешательство в осуществление права обвиняемого на “уважение его личной жизни и его корреспонденции”.

Постановление Европейского суда по правам человека от 8 апреля 2003 г. // Система “КонсультантПлюс”. 2008.

Таким образом, можно сделать вывод, что доктрина “серебряного блюда” применима при оценке допустимости доказательств с учетом той роли, которую выполняет лицо, получающее сведения, а именно: если оно субъект доказывания, то допущенные им существенные нарушения закона исключают допустимость полученного им или по его инициативе доказательства, когда же лицо не является в деле субъектом доказывания и стороной – незаконно полученная им независимая информация тем не менее может стать доказательством после приобщения к делу в установленном процессуальном порядке.

Источник: https://WiseLawyer.ru/poleznoe/28658-voprosu-dopustimosti-kachestve-dokazatelstv-svedenij-poluchennykh-narusheniem

Фальсификация доказательств по гражданскому делу: понятие, правовое регулирование, ответственность и составление заявления

Доказательства полученные незаконным путем
Фальсификация доказательств в гражданском процессе относится к уголовно наказуемым деяниям и преследуется по ст. 303 УК РФ.

Защита гражданами собственных интересов в суде является распространенными способом для доказательства правомерности своей позиции. Ежегодно судами рассматривается более 10 млн. таких дел.

Но нередко в гражданских процессах лица прибегают к неправомерным способам для доказательства своей позиции, чтобы получить выгодное судебное решение.

Фальсификация доказательств в гражданском процессе: понятие

Фальсификация доказательств в суде относится к уголовно наказуемым деяниям, за которые предусмотрена ответственность. В ходе процесса стороны представляют суду доказательства своей правоты и от их убедительности во многом зависит будущий вердикт. Под доказательствами понимаются факты, сведения, материальные вещи и иные подтверждения.

Некоторые граждане для увеличения шансов на положительное судебное решение прибегают к фальсификации доказательств, то есть к предоставлению заведомо ложных недостоверных сведений.

Но им не стоит забывать, что в случае выявления факта фальсификации:

  • грозит уголовная ответственность;
  • вынесенный судебный вердикт будет пересмотрен.

Под фальсификацией доказательств понимается намеренное искажение фактов с целью оказания влияния на исход гражданского судебного разбирательства. Данное деяние имеет объективную и субъективную стороны. Объективная сторона состоит во внесении изменений в реальные доказательства, что делает их недостоверными или ложными.

Наиболее часто на практике приходится сталкиваться со следующими видами правонарушений:

  • подделка подписей;
  • искажение или допечатка официальной документации (исправление дат, подписей и пр.);
  • изменение состава документации (т.е. внесение в нее недостоверной информации, искажающей сведения);
  • подделка документов и пр.

При фальсификации обязательным атрибутом является наличие умысла у преступника. Т.е. он должен прибегать к искажению фактов умышленно с личной заинтересованностью в таком действии и осознавать правовые последствия своих действий. В этом заключается субъективная сторона преступления.

Если же лицо допустило ошибку в документе случайно, то о правонарушении речь не идет, состава преступления в данном случае не будет.

Предоставление суду ложного экспертного заключения или неверный перевод официального документа с иностранного языка также не являются фальсификацией, даже если эти действия повлекли за собой неправомерное судебное решение.

Моментом совершения преступления будет дата предоставления недостоверных сведений суду. После чего преступление будет считаться совершенным.

Факт фальсификации доказательств может быть выявлен следующим образом:

  • путем проведения сравнения данных из разных источников;
  • сопоставления данных из справки с информацией из архива базы данных;
  • проведения опроса лиц, которые были ответственны за представление документов;
  • сравнения образцов подписей;
  • проведения экспертизы.

К ответственности может быть привлечено не только лицо, которое предоставило недостоверные доказательства, но и другие лица, причастные к подготовке документов. Так, например, врач, выдавший сфальсифицированную справку, будет привлечен к ответственности в качестве соучастника.

Ответственность предусмотрена не только для участника процесса, но и для его представителя в гражданском делопроизводстве. При этом судом будет учитываться, был ли предварительный сговор между указанными лицами.

Правовое регулирование и ответственность

Наказание за фальсификацию доказательств в судебном процессе предусмотрено согласно статье 303 Уголовного кодекса, а именно части первой. Части 2-4 данной статьи прописывают наказание за фальсификацию сведений в уголовных процессах, которые караются более жестко.

Подобная статья появилась в УК РФ в 1996 году.

Если вина лица, совершившего фальсификацию, будет доказана, то ему грозит денежный штраф, обязательные или исправительные работы, арест.

По ч.1 ст.303 УК РФ предусмотрено следующее наказание:

  • штраф в размере 100-300 тыс.р. или в размере зарплаты или иного дохода осужденного за период от 1 до 2 лет;
  • обязательные работы на срок до 480 часов;
  • исправительные работы на срок до 2 лет;
  • арест на срок до 4 месяцев.

С учетом того, что наказание по гражданским делам обычно мягче, фальсификация доказательств в данном случае лишена смысла.

Заявление о фальсификации доказательств

Если у стороны процесса есть основания подозревать оппонента в фальсификации доказательств, то они обязаны подать заявление для проведения проверки по данному факту.

Заявление может быть подано в полицию, Следственный комитет или в суд. В нем прописывается следующая информация:

  • в правом верхнем углу – наименование учреждения, в которое оно подается (судебный орган или судебное подразделение), а также адрес;
  • сведения о заявителе: ФИО, дата рождение, адрес и контактные данные;
  • для заявителя-индивидуального предпринимателя указывается наименование, ИНН и ОГРНИП, для юрлица: полное и сокращенное наименование, ИНН/КПП;
  • контактная информация для связи с заявителем: телефон, почтовый и электронный адрес;
  • название документа «Заявление о возбуждении уголовного дела по факту фальсификации доказательств по гражданскому делу»;
  • сущность правонарушения: номер судебного разбирательства, причина написания заявления с указанием доказательств того, что сведения в гражданском процессе были сфальсифицированы, какие именно;
  • просительная часть должна содержать конкретную просьбу о возбуждении уголовного дела по ст.303 УК РФ, производства проверки по факту фальсификации (в частности, просьба изъять имеющиеся доказательства, произвести их экспертизу и пр.);
  • фраза «Об уголовной ответственности за заведомо ложный донос по ст. 306 УК РФ предупрежден» (она обязательна).

Заявление должно содержать перечень приложений с указанием даты его представления, подписи заявителя и ее расшифровки. Заявление обязательно составляется в нескольких экземплярах: один из них со штампом о принятии остается у заявителя.

Образец заявления в формате Word можно скачать тут. Данная форма документа является примерной и не обязательна к применению.

После рассмотрения поступившего заявления судья обычно назначает экспертизу (почерковедческую или судебно-техническую). Такая проверка должна быть начата в течение 10 дней после поступления заявления.

Таким образом, фальсификация доказательств в гражданском процессе – это уголовно наказуемое деяние. Ответственность за него наступает в рамках 303 ст. УК РФ. Максимальное наказание по данной статье предполагает до 4 месяцев ареста или штраф в размере 300 тыс. р.

Загрузка…

Источник: https://pravo.team/uk-i-koap/protiv-sobstvennosti/moshennichestvo/falsifikatsiya/v-grazhdanskom-protsesse.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.