Домогательство

По информации РБК, зампредседателя думского комитета по делам семьи Оксана Пушкина выступила с предложением прописать понятие «харассмент» (приставания и домогательства на рабочем месте) в законодательстве.

Однако на эту инициативу в Госдуме отреагировали скептически.

Первый зампред Комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Михаил Емельянов согласился с идеей, но только если за домогательства будет предусмотрена административная, а не уголовная ответственность.

«Я думаю, что, прежде всего, если это волнует женщин российских, то наказание можно ввести, но ввести хотя бы административную ответственность, потому что уголовная ответственность – это, наверное, слишком крутое наказание», — сказал Емельянов в интервью РИА Новости. Он добавил, что нужно оценить актуальность этой проблемы для российских женщин. По его мнению, эта тема актуальна лишь на Западе.

«Надо понимать, что сексуальные домогательства — это преступление в отношении личности. Наше общество демонстрирует отсутствие такого понимания. Мнение депутатов показывает то, что в РФ не работают законы по защите прав граждан», — поделилась в интервью корреспонденту Агентства социальной информации исполнительный директор центра «Сестры» Надежда Замотаева.

По мнению экспертов, закон нужен в гражданском законодательстве, а не в уголовном (как сделано во многих странах), чтобы попытки женщин пожаловаться на домогательства не были заранее обречены на провал.

«Существующая в УК статья 133 «Понуждение к действиям сексуального характера» не работает на практике именно потому, что процедура по уголовным делам гораздо более сложная, от истца требуются значительные усилия, чтобы не было отказного материала и дело в итоге возбудили.

Кроме того, в формулировке существующего закона не определено понятие домогательства как таковое, а понуждение описывается как «шантаж, угрозы уничтожением, повреждением или изъятием имущества либо с использованием материальной или иной зависимости потерпевшего (потерпевшей)».

Соответственно, если не было прямых угроз физической безопасности, деяние не попадает под статью», — рассказала корреспонденту Агентства социальной информации психолог Юлия Лишафаева.

Flickr.com/ Hardly Abbey

По словам психолога, если же статья о домогательствах присутствует в гражданском кодексе (с такой формулировкой, или на основе расширенного толкования необходимости защиты прав и личного достоинства работников), то процедура значительно упрощается.

«Насколько я понимаю, принципиальная разница в том, что уголовный процесс всегда осуществляется в интересах государственных, а гражданский — служит удовлетворению частных интересов.

Соответственно, в гражданском процессе суд не добывает доказательства сам, а рассматривает те, которые предоставлены сторонами процесса, и, если истец отказывается от своих притязаний, гражданский процесс прекращается. Процедура гораздо более простая.

Разумеется, нужна разработанная внятная статья, и, если в соответствии с процедурой обязанности по защите прав и достоинства работника будут возложены на работодателя, до суда в большинстве случаев дело предпочтут не доводить», — говорит эксперт.

В России не принято создавать скандал из случаев домогательств, потому что у пострадавших, как правило, нет необходимой правовой поддержки и уверенности в том, что они смогут чего-то добиться, утверждают специалисты. Хотя случаев домогательств не меньше, чем за рубежом.

«Преступления совершаются везде, и в нашей стране также. Общественное мнение выражает реальную картину, основанную только на «мифах», так как нет правового ответа государства. На Западе как раз нет скандала, там заявляется о преступлении и собираются доказательства. Мы получаем неполную информацию о том, что там происходит», — утверждает Надежда Замотаева.

«Например, у многих на слуху жесткие условия работы в среде «палаточников», в мелком бизнесе: женщина вынуждена оказывать сексуальные услуги хозяину, иначе он сделает так, что у нее будут большие недосдачи. Это общеизвестная практика, которую предпочитают «не замечать», — говорит Юлия Лишафаева.

— Думаю, человек, утверждающий, что «у нас такого нет», предпочитает не изучать ситуацию беспристрастно и не замечать определенных фактов, чтобы сохранить для себя безопасную картину мира.

Отрицание — распространенная и довольно простая для понимания защита: если я не замечаю чего-то в окружающей реальности, то в моей реальности этого просто нет, и мне не надо ничего переживать по этому поводу».

Женщина готова постоять за себя

Обсуждая проблему харассмента, зампред Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Елена Афанасьева заявила, что флирт на работе редко переходит в «экстремальную» форму давления на подчиненных.

Как сообщает РИА Новости, по словам сенатора, проблема сексуальных домогательств на работе порой преувеличивается обществом — так, сама она за 25 лет своего трудового стажа ни разу не сталкивалась с ними, хотя ее начальниками всегда были мужчины. Кроме того, российские женщины не побоятся сами дать отпор, если сочтут, что их права как-то нарушаются, подытожила зампред комитета.

«Чтобы давать отпор — надо чувствовать себя достаточно защищенной. Тут важно не смешивать понятия «домогательства» и «флирт».

Домогательство — это не флирт! Флирт — процесс всегда двусторонний, позиции участников равны, отпор и отказ — не влечет никаких последствий для отказавшей, — прокоментировала Юлия Лишафаева. — В случае домогательств — всегда присутствует дисбаланс власти.

То есть сторона, которая домогается, по определению чувствует себя более устойчивой и безнаказанной.

Действия могут квалифицироваться как сексуальное домогательство в том случае, если женщина ощущает неуместность подобного отношения и чувствует его агрессивную подоплеку, а также занимает подчиненное положение по отношению к своему обидчику, каким-то образом зависит от его воли (студентка и принимающий экзамены преподаватель, подчиненная и начальник)».

Как отметила эксперт, отсутствие защиты означает отсутствие опоры в своем праве защищать себя. И в таких условиях закономерным будет подстраиваться под среду, приобретать некоторые привычки «жертвы», проще говоря — молча терпеть, поскольку нет альтернативы.

Flickr.com/ Wasatch Defense Lawyers

«Я считаю, что сексуальные домогательства на работе — это форма торговли людьми, когда используется зависимое экономическое и иерархическое давление, — подчеркнула исполнительный директор центра «Сёстры» Надежда Замотаева.

— Госпожа сенатор путает понятия флирт и насилие — это разные вещи, так как имеют разные цели. Цель домогательств, как и любого насилия, — власть и контроль, и на работе их реализовать, к сожалению, проще для насильника, обладающего властью начальника, например».

Рекомендации экспертов

Пока закон не принят, нужно любыми способами его продвигать: говорить правду, называть вещи своими именами, поддерживать пострадавших и порицать насилие. Только таким способом, по мнению психологов, можно защитить женщин от домогательств.

«Хорошо бы развивать чувствительность к себе и окружающей среде, замечать свой дискомфорт на ранних этапах, чтобы не попадать в безвыходные ситуации, и вовремя отслеживать возможности уравнивать дисбаланс власти, — подытожила психолог Юлия Лишафаева.

— Поддерживать друг друга (в том числе в социальном пространстве), создавая безопасную среду, фон, на котором отстаивание своей неприкосновенности будет более безопасным.

Очень важно, на мой взгляд, понимать, что у большинства людей (за некоторыми исключениями) нет никакого мотива специально кому-то вредить. Высказывая определенные дискриминирующие суждения, они лишь воспроизводят стереотипы, принятые в этой социальной среде.

С изменением социальной или корпоративной культуры меняются суждение и поведение отдельных людей. Поэтому борьба может заключаться в усилиях по изменению этой культуры, в высказывании альтернативных точек зрения.

Было бы неплохо, если бы Трудовой кодекс содержал требования к охране не только физического, но и психического здоровья работника, это может послужить правовой базой для защиты от преследований, травли на рабочих местах (и сексуальные преследования могут быть рассмотрены как частный случай травли)».

Источник: https://www.ASI.org.ru/news/2018/03/05/domogatelstva-zakon/

Флирт, назойливость, домогательство: в чем разница – HEROINE

Домогательство

Мужчины, которые долгое время злоупотребляли своей властью, чтобы получить доступ к женскому телу, наконец, столкнулись с последствиями.

В России прецедент пока не очень удачный — депутат Леонид Слуцкий до сих пор не отстранен от работы, а комиссия по этике по-прежнему не находит в его действиях ничего неправильного.

Тем не менее общественность реагирует бурно, вплоть до бойкотов Госдумы, и все больше людей осознает, почему так важно довести это дело до конца.

В то же время у многих по-прежнему остаются сомнения в том, что именно стоит считать за харассмент — неужели больше нельзя флиртовать на работе? Я случайно коснулся ее колена — теперь на меня подадут в суд? Рассказываем, как же разобраться в этом сложном вопросе.

Начнем с очевидного: никто «случайно» не домогается людей. Никого не увольняют, потому что он споткнулся и случайно ухватился за чужую задницу или потому что его штаны внезапно упали из-за порванного ремня.

Есть немало вариантов ошибиться: например, отправить сексуальную фразочку, предназначенную партнеру, не в то окошко чата. Или поцеловать человека, который абсолютно не настроен на поцелуй на первом свидании.

Можно даже в темноте при выходе из кинотеатра ущипнуть не того человека, с которым пришла на сеанс! Но вот что происходит в подобных ситуациях: люди признают, что совершили ошибку.

Если ты признаешь, что не должен был так поступать — это уже нельзя отнести к домогательствам.

Преследования и домогательства не происходят случайным образом из-за неожиданного совпадения. У домогательства есть четкие намерения, и это вовсе не «я хочу, чтобы ей было некомфортно». Домогательство исходит из убеждения, что один человек имеет право на время, внимание или тело другого.

Флирт включает в себя удерживание зрительного контакта немного больше, чем обычно, вопросы о том, как прошли выходные, совместные шутки и многие другие веселые проявления симпатии. Флирт не ограничивает девушке выход из комнаты, флирт не демонстрирует пенис тому, кто не хотел бы его видеть, флирт не шантажирует увольнением за то, что девушка не отвечает взаимностью.

Флирт используется для того, чтобы тонко намекнуть на свой интерес и попытаться понять, чувствует ли человек то же самое по отношению к тебе.

Сексуальное домогательство — полное пренебрежение чувствами другого человека. Важно также отметить и то, что к сексуальным домогательствам можно отнести и непристойные комментарии о внешности, бестактные вопросы о личной жизни и прочие вторжения в твое пространство.

Флирт по своей сути взаимен и происходит между двумя людьми, которые заинтересованы в общении. Флирт — та игра, которая приветствуется, а не та, что навязывается человеку.

То, что ты находишь кого-то привлекательным, не мешает тебе подумать, что ты не хочешь, чтобы он с тобой флиртовал. Если флиртующий человек перестает получать отклик и улыбку в ответ — он тоже прекращает свои действия.

Разумеется, не все люди наделены эмпатией, и порой этот процесс может затянуться. Подобная назойливость может раздражать, но все еще не считается преступлением и пересечением личных границ.

Один из частых аргументов, поднимающихся в подобных дискуссиях — если мы будем спрашивать о настроении другого человека, мы убьем всю романтику.

Проблема в том, что люди, которые больше всего об этом беспокоятся, имеют искаженное понимание того, как выглядят комплименты. «У тебя отличный вкус в кино» — комплимент. «У тебя потрясающая грудь» — не совсем, разве что, если вы уже лижите в постели по обоюдному согласию.

Кэтколлинг, вопреки распространенному мужскому убеждению, вовсе не комплимент.

Парни, которые преследуют девушку, выкрикивая, какие у нее красивые ноги, — очередной признак того, что в сложившейся культуре насилия, границы женщины не принято уважать.

Цель кэтколинга — чтобы женщина остановилась и обратила внимание на мужчину. Неважно, чего она хочет, его стремление познакомиться так велико, что женщина должна немедленно бросить все свои планы и заговорить с ним в ответ.

Подобной стратегии придерживаются многочисленные мужские тренинги.

Основная идея, лежащая в их основе, — женщина появляется в пространстве специально для тебя и твоих сексуальных желаний, и нужно провернуть все дело так, чтобы ты вышел сухим из воды.

Прошедшие обучение мужчины начинают рассеиваться по городу и назойливо преследовать встреченных женщин, пытаясь улучшить свои навыки соблазнения.

В современной культуре множество неприятных инцидентов называли простой шуткой. Однажды Дастин Хоффман во время спектакля «Смерть коммивояжера» вместо того, чтобы погладить партнершу Кэтрин Россеттер по бедрам, задрал ее майку на голову, чтобы обнажить грудь. Как же было смешно окружающим, которые быстро фотографировали этот момент, прежде чем она поняла что происходит!

Источник: https://heroine.ru/flirt-nazojlivost-domogatelstvo-v-chem-raznica/

Это еще флирт или уже сексуальные домогательства? – BBC News Русская служба

Домогательство

Незамаскированное сексуальное влечение. Ладонь на коленке. Игривая эсэмэска.

Все это, полученное от правильного человека в правильное время, заставит вас почувствовать себя на седьмом небе.

Однако полные двусмысленностей записки, исходящие “не от того” человека и в неподходящее время, пугают, а от нежелательного прикосновения вам вообще станет стыдно, и вы почувствуете себя неловко.

По мере того как список женщин, обвинивших голливудского кинопродюсера Харви Вайнштейна в домогательствах, растет день ото дня, женщины по всему миру рассказывают в соцсетях о своем печальном опыте, используя хэштэг #МeToo.

Понятно, что Вайнштейн обладал большой властью; он мог слепить или разрушить карьеру своих предполагаемых жертв, однако подобного рода третирование может нанести женщине ущерб не только на работе.

Но определить, что есть сексуальное домогательство, не совсем просто, поскольку грань между флиртом и надоедливым приставанием порой очень тонка, а иногда и вовсе размыта.

Если вы хотите с кем-то начать встречаться, то флирт необходим, указывает эксперт по отношениям Джеймс Прис.

Но здесь важно, чтобы это происходило в правильной обстановке, а не тогда, когда человек меньше всего этого ожидает, указывает психолог.

Прис советует своим клиентам – а это как мужчины, так и женщины в возрасте от 23 до 72 лет, – вести себя осторожно и флиртовать в игривой, но не излишне сексуальной манере.

“Будьте дружелюбны, установите контакт и доверие”, – говорит он и советует первое свидание завершить дружеским объятием или поцелуем в щеку.

Когда он нежелателен и настойчив, указывает Сара Кинг из юридической конторы Stuart Miller Solicitors.

Когда мужчина заходит слишком далеко, в словах или действиях, тогда как женщина этого совершенно очевидно не хочет, добавляет Джеймс Прис.

Си Мин Пак, просвещающая лондонских школьников по вопросам сексуального поведения и взаимоотношений, перечисляет длинный список того, что, по ее мнению, можно отнести к сексуальным домогательствам: прикосновения без согласия; чувство обладания кем-то; определенная манера говорения; преследование девушки на улице с целью познакомиться; восхищенное присвистывание; использование своего положения или доверия, чтобы сказать что-то непристойное.

Оксфордский словарь английского языка определяет сексуальное домогательство как “нежелательные сексуальные приставания, непристойные замечания и т.п.”

А принятый в Британии Закон 2010 года о равных правах и недопущении дискриминации гласит, что это “нежелательное поведение сексуального характера”, которое оскорбляет достоинство человека и “создает запугивающую, недружелюбную, деморализующую и оскорбительную обстановку”.

Не слишком. Это не правонарушение как таковое, поясняет Сара Кинг.

Однако некоторые поступки, подпадающие под определение сексуального домогательства, могут быть уголовно наказуемы по другим статьям закона. Например:

  • Нежелательные звонки и текстовые сообщения, визиты домой или на работу, фотографирование кого-то, нежелательные приставания или постоянные неприятные замечания в чей-то адрес – по закону 1997 года “Преступные действия досаждающего характера”
  • Отправление неприличных, оскорбительных или угрожающих писем, электронных писем или текстовых сообщений и размещение их в соцсетях – по Закону 1998 года о злоумышленном использовании средств связи
  • Нежелательное прикосновение со стороны кого-то, кто получает от этого сексуальное удовольствие, например, в общественном транспорте – по Закону о сексуальных преступлениях

Однако следует заметить, что каждый, кто подвергается сексуальным домогательствам на рабочем месте, защищен в Британии Законом 2010 года о равных правах и недопущении дискриминации. Подобное обвинение считается гражданско-правовым, а не криминальным вопросом и будет рассматриваться в суде по трудовым спорам.

По данным исследования, проведенного в 2016 году Федерацией профсоюзов Англии и Уэльса TUC, более половины опрошенных женщин сказали, что испытывали сексуальные домогательства на работе.

Си Мин Пак, которая работает в благотворительной организации Brook, занимающейся сексуальным здоровьем нации, винит принятый на Западе подход “секс продается”, что, в свою очередь, плодит вседозволенность и перекладывание вины с больной головы на здоровую.

Молодежи подобные установки преподносятся посредством кино, музыкальных видеороликов, телепередач и доступной порнографии, и в результате они начинают думать, что отправка кому-то собственной фотографии в обнаженном виде – это что-то обыденное, нормальное, указывает она.

Выступая в школах, Си Мин объясняет подросткам, что, когда речь идет о сексе, у них есть свобода и возможность самим сделать выбор.

Но она признается, что ее волнует то, насколько плохо информированы дети на этот предмет, и что многие винят жертву изнасилования, когда им предлагается рассмотреть подобный сценарий.

В некоторых случаях – это просто перенятое от кого-то другого поведение.

Си Мин описывает случай, когда она увидела, как на автобусной остановке девочке из одного из ее классов какой-то мальчик положил руку на плечо и начал тискать.

“Она не выглядела так, будто ей это понравилось, поэтому, увидев ее в следующий раз, я ей сказала: “У тебя есть право сказать “нет”, это недопустимо, чтобы он тебя трогал”. Я объяснила ей принцип взаимного согласия, и она ответила: “Но они всегда меня тискают”.

Си Мин, которая обычно работает с мальчиками и девочками в возрасте 14-17 лет, полагает, что до тех пор, пока дети с ранних лет не будут знать, что они могут сказать “нет”, проблема никуда не денется.

По ее мнению, с ними надо начинать говорить об этом уже в младших классах, поскольку именно тогда это все и начинается, когда, по ее собственным воспоминаниям, мальчики думают, что это очень смешно – раскрыть на девочке кофточку, залезть к ней под юбку, схватить ее за попу или потянуть за лямку лифчика.

“Все это пристыжает и унижает [тех, против кого эти действия направлены]”, – говорит она.

По ее мнению, в раннем возрасте нужно говорит о границах, а в старших классах – о согласии, о том, как понимать язык тела, как договариваться и проговаривать какие-то ситуации и думать, прежде чем отправлять кому-то свои собственные секс-фото.

Давление на местах растет.

Петицию, призывающую Королевскую уголовную прокуратуру, переклассифицировать сексистские выпады в преступления на почве ненависти, уже подписали более 65 тысяч человек.

В графстве Ноттингемшир полиция начала регистрировать сексистские инциденты как преступления на почве ненависти, а до этого для подобных дел не было соответствующей категории.

Эти эпизоды полиция теперь классифицирует как “направленные против женщин происшествия, мотивированные особым отношением мужчины к женщине и включающие поведение, направленное против женщины со стороны мужчины просто потому, что она женщина”.

Это позволяет полиции расследовать подобные случаи как преступления и помогать жертвам, а также лучше понимать масштаб проблемы.

Вместе с тем Сара Кинг говорит, что в законодательстве есть прорехи, и указывает на Закон о преступлениях и нарушении общественного порядка, который включает в себя такое правонарушение, как запугивание на основании религии или расы потерпевшего, но не на основании половой принадлежности.

Юрист полагает, что отдельно выделенная статья о сексуальных домогательствах и преследованиях поможет лучше определить, что понимается под этим поведением, и раз и навсегда создать четкие границы.

Источник: https://www.bbc.com/russian/features-41692124

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.