Допрос судьи

Что делать, если вас вызвали в суд в качестве свидетеля?

Допрос судьи
Что делать, если вас вызвали в суд в качестве свидетеля?

Типичная реакция людей, которые видят в своем почтовом ящике повестку в суд – они думают, что это какая-то ошибка, что это их не касается. Есть те, кто приходит к выводу, что им не хочется ходить по судам, поэтому, если они не придут на вызов, их оставят в покое.

Это неправильно.

Если суд хочет допросить вас, а вы не являетесь на судебное заседание, он может организовать принудительный привод и отправит к вам полицейских, при вас еще выпишут штраф. Выход из дома в сопровождении полиции на виду у соседей не относится к приятным переживаниям.

Если вы получили повестку, не забудьте внимательно прочитать ее. Повестка содержит в себе информацию о ваших правах и обязанностях, связанных со слушанием, прежде всего об обязанности явиться в суд, о возможности оправдать отсутствие, о последствиях неявки.

Что нужно взять с собой в суд?

Отправляясь в суд, возьмите документ, подтверждающий вашу личность. Возьмите также повестку, которая у вас есть. В ней всегда указывается точная дата и время судебного заседания, а также адрес суда и номер комнаты.

Повестка также может быть полезна, если нам потребуется возмещение судебных издержек или справка для работы.

Часто судья просит свидетеля обратиться в секретариат суда с повесткой, чтобы согласовать все формальности, получить необходимую справку для предъявления на работе.

Что не нужно брать с собой в суд?

Не берите с собой потенциально опасные предметы. В суде вас могут осмотреть при входе. Охранник не впустит вас в здание суда с подозрительными предметами. Очевидно, что ножи или огнестрельное оружие исключаются, но придраться могут и к другим предметам, таким как баллон со слезоточивым газом для самообороны, перочинный ножик, кусачки или металлическая пилочка для ногтей и т.д.

Как одеться в суд?

Никто не требует, чтобы у вас был какой-то необычный или утонченный наряд, но стоит обратить внимание на серьезность такого заведения как суд и прилично одеться. Это не обязательно должна быть какая-то очень элегантная одежда, но будет хорошо, что вы будете выглядеть аккуратно.

Естественно, не следует появляться в суде в провокационном платье, едва прикрывающем низ с декольте до пупка, в шортах или в пляжной одежде.

В таком виде вас могут и не пустить в суд. С чисто практической точки зрения стоит вспомнить еще один нюанс. В зале суда судьи одеваются в мантию. По этой причине многие залы судебных заседаний летом оснащены кондиционерами, а температура в комнате установлена для комфортного пребывания судей.

Поэтому даже в жаркие дни стоит взять с собой что-нибудь более теплое, кофту или свитер. В зависимости от типа дела, показания в суде могут занять от нескольких минут до даже нескольких часов, а пребывание в комнате с кондиционером в тонкой летней рубашке, блузке или платье может спровоцировать простуду.

Как вести себя в суде?

Как только мы доберемся до зала суда, необходимо дождаться слушания.

Иногда свидетели задаются вопросом, стоит ли им стучать в дверь, просто заходить или ждать. Свидетели должны ожидать приглашения, их будут вызывать по отдельности, по имени.

Возможно, что все свидетели будут приглашены войти в комнату в самом начале заседания, чтобы проверить их посещаемость и получить от них данные. Затем их попросят выйти и будут вызывать один за другим для дачи показаний. Свидетели, которые еще не дали показаний, не могут присутствовать при даче показаний другими свидетелями.

Свидетели дают показания, стоя у так называемого барьера. Однако из-за преклонного возраста или состояния здоровья суд может разрешить свидетелю давать показания в сидячем положении.

Суд запросит у свидетеля некоторые основные данные, такие как возраст, место жительства или род занятий, а также то, связан ли свидетель с какой-либо из сторон или знает ли он их. Суд также даст нам соответствующие инструкции.

Обращаясь к судьям, следует использовать фразу «суд» или «верховный суд», даже если за скамейкой сидит только один человек, не стоит называть его просто – судья.

Давайте также помнить, что, когда мы говорим с судом или когда суд говорит с нами, мы должны встать.

Если мы отвечаем на вопросы, заданные нам сторонами или их доверенными лицами или защитниками, мы также обращаемся к суду, а не к человеку, который задал вопрос.

Если мы не будем следовать вышеуказанным правилам и инстинктивно обращаться к судье, как обычному человеку, это не будет иметь большого значения, но суд, вероятно, обратит на это внимание и может сделать замечание.

Знаменитый американский юрист и судья Роберт Херон Борк как-то сказал, что суд – это не викторина, и не нужно знать ответ на каждый вопрос, который задают в суде. Если вы что-то не помните или не уверены, просто сообщите об этом суду. Иногда допросы в суде происходят на значительном временном расстоянии от события и это нормально, что некоторые детали могут ускользнуть от нас, забыться.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/pravo_i_finansy/chto-delat-esli-vas-vyzvali-v-sud-v-kachestve-svidetelia-5c9bc4912143f000b39724a7

«Судебный допрос – навык, о котором вы не знали, как правильно спросить»

Допрос судьи

10 марта 2020 г.

О новом интерактивном курсе Санкт-Петербургского Института адвокатуры

Санкт-Петербургский Институт адвокатуры старается регулярно создавать новые прикладные и востребованные учебные программы.

Еще год назад трое наших коллег и по совместительству – ведущих нескольких тренинговых программ в Институте – озадачились вопросами: какой из практических навыков работы адвоката всегда востребован и цивилистами, и адвокатами-криминалистами? Что в судебном процессе всегда отличает профессионала от новичка?

Это умение грамотно задавать вопросы. Свидетелю, потерпевшему, эксперту. В условиях современного состязательного процесса – это инструмент, дающий его обладателю неоспоримые преимущества.

Но где обзавестись этим инструментом? В юридических вузах этому не учат, и умение качественно провести допрос в суде обычно нарабатывается годами – путем собственных проб и ошибок, наблюдений за коллегами, многочасовой работы над делами.

Однако и это не гарантирует овладение данным навыком на высоком профессиональном уровне.

«Скажите, свидетель, испытывала ли Иванова нравственные страдания в связи с длительностью лечения в больнице?» – один из многих примеров ошибки адвоката, не слишком-то понимающего как постановкой вопроса подтвердить те обстоятельства, которые позволят суду сделать юридические выводы на их основе.

Но для того чтобы не допускать ошибок, необходимо знать и «матчасть», к примеру, чем хороши «узкие открытые вопросы», что такое «вопросы на продолжение» или как правильно пояснить суду, что ваш вопрос свидетелю не «наводящий», а «уточняющий». Как составить эффективный план допроса свидетеля защиты и избежать фиаско в допросе свидетеля обвинения? Какую опасность содержат в себе краткие ответы «да-нет» на вопросы с отрицанием?

Это лишь незначительная часть собранного авторами материала по теории судебного допроса, которую слушатели интерактивного учебного курса Санкт-Петербургского Института адвокатуры «Судебный допрос – навык, о котором вы не знали, как правильно спросить» получат дистанционно, изучая онлайн-модули в комфортной обстановке в любое удобное время.

В этом курсе не будет скучной лекции или учебного видео с «говорящей головой». Весь учебный медиа-контент подготовлен с учетом интерактивных методик, отлично зарекомендовавших себя в последние годы при организации профессиональных тренингов для практикующих юристов в Институте адвокатуры.

Но, пожалуй, главная ценность курса – в возможности практической тренировки навыков в рамках учебных игровых кейсов, сформированных на основе реальных гражданских и уголовных дел.

Немного приоткроем занавес и сообщим, что участников тренинга на первой встрече ждут упражнения по прямому допросу специально приглашенных актеров! Более того, процесс допроса снимается на камеру и практически сразу становится доступным соответствующим мини-группам для дальнейшей работы над ошибками.

А на второй очной встрече с тренерами участники будут практиковаться уже в отработке навыка перекрестного допроса.

Этот курс по отработке навыка грамотного ведения судебного допроса наши коллеги кропотливо готовили больше года: собирали материал, анализировали скудные теоретические выкладки, выводили закономерности, опрашивали судей и консультировались с психологами.

Но почему избран такой формат, почему курс является очно-дистанционным, а не очередным семинаром или тренингом? Потому что для формирования профессионального навыка необходимы три составляющие: изучить некоторую часть теории – матчасть, затем отработать свои знания до уровня «умение» и только после этого то, что вы делаете, выйдет на уровень автоматических действий – уровень профессионального навыка. Для этого необходимо время. Адвокаты – люди занятые, выделить неделю на прохождение всех этих трех этапов трудно. Но ведь первые два можно выполнить дистанционно, в свободное время. А вот для формирования профессионального навыка нам и необходима очная встреча, где участники не будут отвлекаться на базовые вещи и тратить свое время на теорию, где ведущие смогут ответить на вопросы, скорректировать ошибки, поделиться некоторыми «лайфхаками».

Запись на курс уже открыта на сайте Института адвокатуры, он стартует совсем скоро. Зарегистрироваться можно до 15 марта.

Курс состоит из двух дистанционных модулей, которые включают видеоуроки, дополнительные материалы, учебные задания и тесты. Эти материалы размещены на образовательной интернет-платформе и предназначены для самостоятельного прохождения.

16 марта участникам будет открыт доступ к дистанционным урокам, материалам и тестам (1-й учебный модуль).

Помимо этого, курс включает два очных однодневных занятия в Институте адвокатуры в Санкт-Петербурге. Они необходимы для совместной отработки участниками навыков судебного допроса, анализа основных ошибок и выработки способов их устранения, получения обратной связи и практических рекомендаций преподавателей.

4 апреля (группа А) и 5 апреля (группа Б) по итогам успешного прохождения первого учебного модуля будет проведено первое тренинговое очное занятие.

25 апреля (группа А) и 26 апреля (группа Б) – после успешного прохождения второго учебного модуля будет проведено второе итоговое тренинговое очное занятие.

Мы уверены, что авторам удалось подготовить уникальный практико-ориентированный курс, который принесет реальную пользу адвокатам и юристам.

Участники научатся грамотно формулировать вопросы и эффективно противостоять процессуальным нарушениям и злоупотреблениям оппонента или председательствующего; усвоят основные психотипы допрашиваемых и специфику психологических моделей проведения допроса; научатся выявлять элементы манипуляций и давления на допрашиваемого и смогут самостоятельно подбирать и корректировать тактику ведения судебного допроса.

Источник: https://fparf.ru/polemic/opinions/sudebnyy-dopros-/

Статья 56. Свидетель

Допрос судьи

Статья 56. Свидетель

1. Свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний, за исключением случаев, предусмотренных частью третьей настоящей статьи.

2. Вызов и допрос свидетелей осуществляются в порядке, установленном статьями 187 – 191 настоящего Кодекса.

3. Не подлежат допросу в качестве свидетелей:

1) судья, присяжный заседатель – об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу;

2) адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого – об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием, за исключением случаев, если о допросе в качестве свидетеля ходатайствует адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого с согласия и в интересах подозреваемого, обвиняемого;

3) адвокат – об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи, за исключением случаев, если о допросе в качестве свидетеля ходатайствует адвокат с согласия лица, которому он оказывал юридическую помощь;

4) священнослужитель – об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди;

5) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия – об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий;

6) должностное лицо налогового органа – об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с предоставленными сведениями, содержащимися в специальной декларации, представленной в соответствии с Федеральным законом “О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации”, и (или) прилагаемых к ней документах и (или) сведениях;

7) арбитр (третейский судья) – об обстоятельствах, ставших ему известными в ходе арбитража (третейского разбирательства);

8) Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации, уполномоченный по правам человека в субъекте Российской Федерации без их согласия – об обстоятельствах, ставших им известными в связи с исполнением ими своих должностных обязанностей.

4. Свидетель вправе:

1) отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен пунктом 4 статьи 5 настоящего Кодекса.

При согласии свидетеля дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний;

2) давать показания на родном языке или языке, которым он владеет;

3) пользоваться помощью переводчика бесплатно;

4) заявлять отвод переводчику, участвующему в его допросе;

5) заявлять ходатайства и приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, прокурора и суда;

6) являться на допрос с адвокатом в соответствии с частью пятой статьи 189 настоящего Кодекса;

7) ходатайствовать о применении мер безопасности, предусмотренных частью третьей статьи 11 настоящего Кодекса.

5. Свидетель не может быть принудительно подвергнут судебной экспертизе или освидетельствованию, за исключением случаев, предусмотренных частью первой статьи 179 настоящего Кодекса.

6. Свидетель не вправе:

1) уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд;

2) давать заведомо ложные показания либо отказываться от дачи показаний;

3) разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса.

7. В случае уклонения от явки без уважительных причин свидетель может быть подвергнут приводу.

8. За дачу заведомо ложных показаний либо отказ от дачи показаний свидетель несет ответственность в соответствии со статьями 307 и 308 Уголовного кодекса Российской Федерации.

9. За разглашение данных предварительного расследования свидетель несет ответственность в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 14.03.2017 N 45-АПУ17-3спПриговор: По п. п. “в”, “ж”, “з” ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство.Определение ВС РФ: Приговор оставлен без изменения.

Вопреки доводам, изложенным в апелляционной жалобе, свидетели К., Манаков и К.

были допрошены в судебном заседании в соответствии с положениями уголовно-процессуального закона, их показания являются допустимыми доказательствами; данные свидетели дали подробные показания по обстоятельствам, связанным с совершенным Манаковой преступлением, при этом прямо указали на источник своей осведомленности. Кроме этого, свидетелю К.

, являющемуся сыном подсудимой, председательствующим были разъяснены его права, предусмотренные ст. 56 УПК РФ, в том числе право не свидетельствовать против себя и своей матери; данные положения закона свидетелю были понятны, после этого он согласился дать показания по делу и дал их.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 26.01.2017 N 5-АПУ17-2Приговор: По п. п. “ж”, “з” ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство; по п. п. “б”, “в” ч. 4 ст. 162 УК РФ за разбой.Определение ВС РФ: Приговор изменен, исключены из числа допустимых доказательств показания свидетеля в части изложения им сведений по обстоятельствам преступления, полученных им при опросе осужденного.

Вместе с тем в обоснование своих выводов о виновности Костенко и Иванова в совершении преступления суд сослался, в том числе, на показания допрошенного в качестве свидетеля оперуполномоченного П. об обстоятельствах совершения осужденными убийства, ставших ему известными из беседы с осужденным Костенко. Однако положения ч.

3 ст.

56 УПК РФ, определяющие круг лиц, которые не могут быть допрошены в качестве свидетелей, не исключают возможность допроса дознавателя и следователя, проводивших предварительное расследование по уголовному делу, в качестве свидетелей, в том числе об обстоятельствах производства отдельных следственных и иных процессуальных действий. При этом эти положения, подлежащие применению в системной связи с другими нормами уголовно-процессуального законодательства, не дают оснований рассматривать их как позволяющие суду допрашивать дознавателя и следователя о содержании показаний, данных в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым.

Апелляционный приговор Верховного Суда РФ от 24.01.2017 N 91-АПУ17-1Приговор: По ч. 4 ст. 111 УК РФ за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

Определение ВС РФ: Приговор отменен, осужденные признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного п. “ж” ч. 2 ст.

105 УК РФ; осужденным назначено наказание – двенадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на один год.

Исходя из правового смысла положений ч. 1 ст. 56 УПК РФ, показания свидетелей об их впечатлениях, догадках, мнениях, не являются тем юридическим аспектом, на основе которого должна быть сформулирована оценка суда о показаниях свидетеля.

“Обзор практики Конституционного Суда Российской Федерации за 2016 год”

45. Постановлением от 20 июля 2016 года N 17-П Конституционный Суд дал оценку конституционности положений частей второй и восьмой статьи 56, части второй статьи 278 и главы 40.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Определение Конституционного Суда РФ от 26.01.2017 N 13-О”Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Гриднева Игоря Валерьевича на нарушение его конституционных прав частями первой и восьмой статьи 56, частью второй статьи 278 и частью третьей статьи 317.6 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации”

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации осужденный по приговору суда гражданин И.В.

Гриднев просит признать не соответствующими статьям 45, 46 и 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации части первую и восьмую статьи 56 “Свидетель”, часть вторую статьи 278 “Допрос свидетелей” и часть третью статьи 317.

6 “Основания применения особого порядка проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по уголовному делу в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве” УПК Российской Федерации.

Определение Конституционного Суда РФ от 20.12.

2016 N 2751-О”Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Редькина Олега Борисовича на нарушение его конституционных прав частями второй и восьмой статьи 56, статьей 90, частью второй статьи 278 и главой 40.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации”

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин О.Б. Редькин оспаривает конституционность частей второй и восьмой статьи 56 “Свидетель”, статьи 90 “Преюдиция”, части второй статьи 278 “Допрос свидетелей” и главы 40.

1 “Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве” УПК Российской Федерации и утверждает, что они противоречат статьям 45, 46 и 49 Конституции Российской Федерации, поскольку позволили суду в вынесенном в отношении него обвинительном приговоре признать преюдициальное значение приговоров, постановленных в особом порядке в отношении иных лиц, заключивших досудебное соглашение о сотрудничестве, притом что данные лица не были включены в список свидетелей (обвиняемых) по основному уголовному делу.

Определение Конституционного Суда РФ от 20.12.

2016 N 2731-О”Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Абатурова Ивана Николаевича на нарушение его конституционных прав пунктом 3 части второй и частью седьмой статьи 42, пунктом 1 части четвертой и частью восьмой статьи 56, пунктом 6 части второй статьи 74, частью шестой статьи 141, частями первой и первой.2 статьи 144 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации”

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин И.Н.

Абатуров, осужденный за совершение преступления, просит признать не соответствующими статье 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации пункт 3 части второй и часть седьмую статьи 42 “Потерпевший”, пункт 1 части четвертой и часть восьмую статьи 56 “Свидетель”, пункт 6 части второй статьи 74 “Доказательства”, часть шестую статьи 141 “Заявление о преступлении”, части первую и первую.

2 статьи 144 “Порядок рассмотрения сообщения о преступлении” УПК Российской Федерации в той мере, в какой они, по его мнению, допускают возможность использования при осуществлении производства по уголовному делу в качестве доказательств таких документов, которые получены органом дознания с нарушением требований данного Кодекса.

Определение Конституционного Суда РФ от 20.12.

2016 N 2730-О”Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Литвинова Руслана Леонидовича на нарушение его конституционных прав статьей 16, частью четвертой статьи 46, частью третьей статьи 49, частью третьей статьи 56 и частью пятой статьи 164 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации”

часть третью статьи 56 “Свидетель”, как позволяющую следователю, по мнению заявителя, допрашивать в качестве свидетеля лицо, в отношении которого имеется подозрение в совершении преступления, лишая его тем самым права на получение юридической помощи за счет государства;

Источник: https://legalacts.ru/kodeks/UPK-RF/chast-1/razdel-ii/glava-8/statja-56/

Особенности тактики допроса эксперта (специалиста) в гражданском и арбитражном процессе

Допрос судьи

Заключение эксперта в любом судопроизводстве имеет важнейшее доказательственное значение. Заключение эксперта считается средством доказывания, как правило, заслуживающим особого доверия, и в случае возникновения сомнений многие судьи полагаются на показания эксперта, т.е. обычно ограничиваются допросом эксперта.

При проведении повторной экспертизы эксперт не правомочен оценивать первичное заключение, однако в случае расхождения результатов первичной и повторной экспертиз он должен объяснить суду причины такого расхождения. Таким образом, повторная экспертиза является не только способом получения нового доказательства, но и эффективным методом проверки обоснованности и достоверности заключения первичной экспертизы.

«Допрос эксперта» в гражданском и арбитражном процессуальном законодательстве содержится в соответствующих статьях закона и обладает тем же доказательственным значением, что и показания эксперта в уголовном судебном производстве.

Его порядок регламентируется ст. 187 ГПК РФ и ч. 3 ст.

86 АПК РФ, в соответствии с которыми после оглашения заключения эксперта в судебном заседании эксперту могут быть заданы вопросы в целях разъяснения (пояснения) и дополнения заключения.

Допрос эксперта – это дополнительная возможность разъяснить сторонам отдельные положения исследований, понять и уточнить сделанные выводы. На практике экспертам при допросе в суде часто приходится обосновывать правомерность и целесообразность применения методик и технических средств, которые они использовали при исследовании; отстаивать правильность проведенных расчетов и т.п.

Отвечая на вопросы, эксперт имеет возможность выдвинуть дополнительные аргументы в обоснование сделанных им выводов, сослаться на справочную литературу; объяснить, почему в основу вывода положены те или иные признаки, какова достоверность полученных результатов, на чем основаны его расчеты и выводы. Это подтверждает и судебная практика.

Отвечая на вопросы сторон и суда, эксперт своими показаниями-разъяснениями и дополнениями должен способствовать правильному пониманию сторонами и судом его заключения, надлежащей его оценке.

В отличие от свидетелей эксперт не подлежит удалению из зала суда до его допроса (дачи показаний). Он должен присутствовать в зале с самого начала судебного разбирательства. Эксперт может участвовать в допросе участвующих в деле лиц и свидетелей, задавать вопросы, выяснение которых имеет отношение к предмету экспертизы (ч. 3 ст. 85 ГПК РФ, ч. 3 ст. 55 АПК РФ).

При допросе эксперта судья может предложить ему прокомментировать свое заключение, после чего ему задают вопросы, относящиеся к предмету экспертизы. Эксперт в процессе – носитель специальных знаний и вызывается по конкретному делу. Поэтому ему могут быть заданы вопросы, относящиеся только к его специальности и данному им заключению (ч. 1 ст. 85 ГПК РФ, ч. 3 ст. 86 АПК РФ).

Общие положения криминалистической тактики проведения допроса вообще не допускают постановку наводящих вопросов. Конечно, это правило действует и в отношении допроса эксперта. Что касается постановки иных вопросов, то четких тактических рекомендаций (кроме предмета допроса) ни законодательство, ни теория не сформулировали.

В соответствии с ч. 1 ст. 187 ГПК РФ первыми задают вопросы лицо, по заявлению которого назначена экспертиза, его представитель, а затем задают вопросы другие лица, участвующие в деле, их представители. В случае если экспертиза назначена по инициативе суда, первым задает вопросы эксперту истец, его представитель. Судьи вправе задавать вопросы эксперту в любой момент его допроса.

В арбитражном процессе подобная очередность вопросов эксперту и ответов на них законом не регламентируется. В части 3 ст. 86 АПК РФ закреплена только обязанность эксперта ответить на дополнительные вопросы лиц, участвующих в деле, и суда.

Экспертам часто ставятся вопросы относительно базового образования, специализации эксперта и формы его подготовки, стажа работы по специальности. Многие вопросы относятся к проведенному исследованию.

Как свидетельствует судебная практика, эксперту задают вопросы относительно:

– научных основ экспертизы, которую он представляет;

– научной обоснованности методик, использованных экспертом при производстве данной экспертизы;

– правильности выбора и применения методик;

– степени достоверности выводов.

В суде предметом обсуждения нередко бывают методики, избранные и примененные экспертом, условия и правильность их применения.

Эксперту могут быть заданы следующие вопросы:

1) является ли примененная им методика общепринятой, сертифицированной либо эксклюзивной, используемой в качестве авторской апробации; каков официальный статус методики;

2) имеются ли другие методики для решения данной задачи, и почему была выбрана именно эта;

3) были ли соблюдены условия применения данной методики; были ли достаточными данные условия для ее применения;

4) все ли исходные данные учел эксперт; если не все, то почему;

5) достаточно ли было признаков и их совокупности для того, чтобы сделать вывод?

Государственные эксперты, как правило, используют общепринятые сертифицированные методики и методы исследования, прошедшие апробацию и рекомендованные к внедрению в установленном порядке. Однако, если сведения об этом не вытекают из текста заключения, эксперту могут быть заданы вопросы относительно статуса примененной методики.

В судебной практике при проведении экспертных исследований иногда применяются авторские методики, не прошедшие процедуру сертификации и не рекомендованные к применению.

Одновременно эксперту может быть задан вопрос о том, нет ли других методик, позволяющих решать данную задачу, и почему эксперт избрал именно примененную в данном случае. Эксперт должен объяснить свой выбор.

Эксперту могут быть заданы вопросы относительно соответствия (адекватности) методики объекту с целью выяснения, точно ли объект подпадает под условия применения данной методики и, если не вполне точно, то существенно ли это несоответствие? Эксперт обязан такие тонкости объяснить.

Условиями применения методики могут быть не только свойства исследуемого объекта, но и другие исходные данные. Например, для применения некоторых методик обязательно определенное количество образцов или проб.

Одним из основных принципов судебно-экспертной деятельности являются всесторонность и полнота проводимых исследований.

Поэтому эксперту могут быть заданы вопросы относительно того, все ли исходные данные использованы и учтены экспертом, а если не все, то почему.

Эксперт должен объяснить, по какой причине он не учел те или иные обстоятельства, существенны ли они для его заключения или они не имели значения для принятия решения.

Эксперту может быть задан вопрос и относительно обоснованности его выводов: достаточно ли было признаков, их количества, совокупности для того, чтобы сделать выводы по предоставленным материалам.

В любой методике экспертизы имеются свои критерии принятия решений.

Поэтому эксперту могут быть заданы вопросы относительно того, какие критерии оценки результатов исследования предусмотрены в данной методике и какими руководствовался он, принимая решение.

Вопросы относительно обоснованности выводов обычно сводятся к оценке достаточности или недостаточности признаков для принятия определенного решения.

В каждой методике имеются свои критерии оценки необходимости и достаточности (значимости) полученной в результате проведения исследования информации для принятия определенных решений. Если эксперту заданы вопросы относительно такого рода критериев и того, как они были применены в данном случае, эксперт должен эти моменты разъяснить.

Вопрос о степени достоверности результатов конкретного исследования требует от эксперта ответа во всех случаях, независимо от того, проводилось ли исследование на качественно-описательном или количественном уровне.

Если примененная экспертом методика имеет качественно-описательный характер, эксперт отвечает на вопрос, исходя из общих критериев формирования вывода по данному виду экспертизы и материалов конкретного дела, насколько они информативны для дачи заключения.

В случае если речь идет о количественной методике, она имеет количественные критерии принятия решений. Тогда эксперт должен пояснить, каким решающим правилом он руководствовался и какую степень надежности в числовом выражении имеет его вывод.

Кроме того, сторона может ходатайствовать о предоставлении экспертной методики на обозрение в судебном заседании. Это полезно делать для того, чтобы эксперт непосредственно показал не только примененную им методику, но и те решающие правила, которые легли в основу сделанного им вывода.

В судебной практике могут быть ситуации, когда в процесс вызываются несколько экспертов. Это имеет место в случае производства комиссионных, комплексных и повторных экспертиз. Все эксперты должны присутствовать в зале судебного заседания с самого начала судебного разбирательства и обязательно слушать показания своих коллег.

Допрашиваются все эксперты. Причем они могут задавать вопросы друг другу и участвовать в перекрестных, шахматных допросах.

Если выводы экспертов не совпадают, обязательно должны быть заданы вопросы относительно тех базовых моментов, которые были положены в основу выводов.

Необходимо выяснить:

– использовали ли они одну и ту же методику или разные, в чем их различие, почему каждым экспертом была избрана именно эта;

– какие признаки, их совпадения и различия были выявлены каждым экспертом и как была оценена их информативность, по каким критериям;

– достаточны ли были полученные в результате исследования данные для сделанных выводов.

В процессе допроса необходимо выяснить причину расхождений в выводах разных экспертов.

Каждому эксперту может быть предоставлена возможность прокомментировать заключение и показания своего коллеги. Это очень важно для соблюдения принципа состязательности в процессе. Если этого не сделано, дело не может быть успешно рассмотрено.

В гражданском и арбитражном процессе специалист выполняет технические и консультативные функции (ч. 1 ст. 188 ГПК РФ, ст. ст. 55.1, 87.1 АПК РФ). В процессе рассмотрения дела заслушиваются его показания, разъяснения и консультации и ему могут быть заданы вопросы (ч. ч. 2 и 3
ст. 188 ГПК РФ, ч. 3 ст. 87.1 АПК РФ).

Поскольку консультации специалиста имеют преимущественно справочный характер, ему могут быть заданы вопросы относительно источника сведений, на основе которых он дает консультацию, о их надежности и достоверности.

Порядок очередности вопросов специалисту и ответов на них такой же, как и при даче показаний экспертом (ч. 4 ст. 188 ГПК РФ, ч. 3 ст. 87.1 АПК РФ).

Часто одна из сторон процесса прибегает к помощи специалиста с целью получения рецензии на заключение эксперта, которое оформляется, как правило, заключением специалиста, или проведения нового исследования, не имеющего процессуальной формы судебной экспертизы. Затем эти документы представляются суду. Хотя они не имеют доказательственного значения судебной экспертизы, суд может их учесть при оценке экспертного заключения.

В этом случае при допросе эксперта последнему может быть предложено прокомментировать заключение специалиста и ответить на возникшие в связи с этим вопросы. В рецензии обычно содержатся недостатки, замеченные рецензентом в заключении эксперта. Эксперт должен быть ознакомлен с рецензией заранее (до судебного заседания) и готов ответить на все высказанные замечания.

Если в деле имеется несудебное экспертное исследование, оформленное актом экспертного исследования или заключением специалиста, эксперт также должен иметь возможность ознакомиться с ним и прокомментировать его.

В соответствии с ч. 1 ст. 188 ГПК РФ, ч. 1 ст. 87.1 АПК РФ консультации специалист должен давать суду.

Поэтому приглашение специалиста в судебное заседание должен осуществлять суд, а не сторона, которая может только ходатайствовать об этом.

Процессуальных оснований для допроса эксперта специалистом нет, поэтому участие специалиста в допросе эксперта в гражданском (арбитражном) деле является процессуальным нарушением и не должно допускаться судом.

Правовой отдел УМВД России по Ярославской области.

Источник: https://76.xn--b1aew.xn--p1ai/%D0%B4%D0%BB%D1%8F-%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%B6%D0%B4%D0%B0%D0%BD/poleznaya_informatsia/pravovoj_likbez/%D0%BE%D1%81%D0%BE%D0%B1%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8-%D1%82%D0%B0%D0%BA%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B8-%D0%B4%D0%BE%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%81%D0%B0-%D1%8D%D0%BA%D1%81%D0%BF%D0%B5%D1%80%D1%82%D0%B0-%D1%81%D0%BF%D0%B5

Член президентского совета по правам человека, cудья Конституционного суда в отставке Тамара Морщакова допрошена сегодня по так называемому “делу экспертов”, которое многие журналисты склонны считать третьим “делом ЮКОСа”. Допрошен и заместитель директора Центра правовых и экономических исследований ВШЭ Михаил Субботин. Следователей интересовала общественная экспертиза по “делу ЮКОСа”, инициированная тогда еще президентом Дмитрием Медведевым. Этот документ ставит под сомнение законность уголовного преследования Михаила Ходорковского и Платона Лебедева в рамках так называемого “второго дела ЮКОСа”.

О вызове Тамары Морщаковой “на беседу” в Следственный комитет России стало известно в понедельник. Причем о том, в каком именно статусе ее вызывают к следователю, не уточнялось.

Как судью в отставке, закон наделяет Морщакову неприкосновенностью, и любые следственные действия в отношении нее могут проводиться только с согласия Конституционного суда.

Но дожидаться определения процессуального статуса Тамара Морщакова не стала и в назначенное время в сопровождении своего адвоката Александра Гофштейна явилась в СК.

“Уважая суд и закон, Тамара Георгиевна прибыла на допрос, и никаких претензий по поводу этого вызова у нее нет. Неприкосновенность Тамары Георгиевны не поставлена под удар вызовом в Следственный комитет, она пошла на этот вызов добровольно, полностью осознавая свою правоспособность, в том числе, и судейскую”, – сказал адвокат Тамары Морщаковой Александр Гофштейн.

После трех часов, проведенных в Следственном комитете, ничего нового Тамара Морщакова журналистам не рассказала:

– Следователя интересовала процедура проведения экспертизы, которую организовал Совет по правам человека по вступившему в законную силу приговору по “второму делу ЮКОСа”, и ничто из того, что следствие собирает вне того, о чем я могу ему рассказать, мне не предъявлялось. Вопрос об оплате работы экспертов не задавался, и я не услышала того, что кому-нибудь предъявляется обвинение в том, что они дали незаконное или ложное заключение, как это бывает, когда речь идет о процессуальных фигурах – экспертах, привлеченных по уголовному делу.

Ранее допросы и обыски прошли у четверых из шести российских экспертов, участвовавших в проведении общественной экспертизы по “второму делу ЮКОСа” а также у учредителей и руководителей Центра правовых и экономических исследований при ВШЭ. Бывший ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев покинул Россию после того, как у него изъяли всю переписку.

В Следственном комитете подозревают, что работа ученых, проводивших экспертизу второго приговора Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву, оплачивалась из отмытых бизнесменами денег. Причем в официальных бумагах указывается, что экспертами “издавались монографии и осуществлялись публикации в СМИ о необходимости внесения изменений в уголовное законодательство… создавалась иллюзия необходимости либерализации уголовного законодательства, и в интересах Ходорковского М.Б. были внесены изменения в законодательство России”. “Этот тезис, как до, так и после моего посещения Следственного комитета выглядит одинаково несостоятельным”, – сказала Тамара Морщакова, а ее адвокат Александр Гофштейн добавил: “Такого рода подозрения компрометируют прежде всего авторов этих подозрений”.

В четверг на допрос к следователю пришел и старший научный сотрудник Института экономики и международных отношений РАН Михаил Субботин, допрос которого начался накануне.

Комментируя в среду это событие, он заявил, что считает, по меньшей мере, странным допрос о преступлении, которого не было.

“Это совершенно необычный случай, когда без события преступления идет расследование некоего уголовного дела”, – сказал Субботин журналистам.

“Дело экспертов” многие журналисты склонны называть “третьим делом ЮКОСа”, но никакого “третьего дела” не существует. Есть одно, так называемое материнское, возбужденное еще в 2003 году и насчитывающее более полутора тысяч томов, из которого выделяются все новые и новые уголовные дела.

“10 лет уже “живет и побеждает” так называемое основное, материнское “дело ЮКОСа”. Даже номер его широко известен – 18/41-03.

И по нему до сих пор работает следственная группа: 11-й год производит какую-то продукцию, вызывает, кого считает нужным, вне всякой связи этих людей с ЮКОСом, – поясняет адвокат Михаила Ходорковского Вадим Клювгант, – хотя дело было возбуждено по эпизодам, связанным с приватизацией ОАО “Апатит”, чего только в рамках этого дела уже не понарасследовали. И потом из него, как чертенята из табакерки, выпрыгивают так называемые выделенные дела. Мы уже давно сбились со счета, сколько их. Туда произвольно, по усмотрению следователей, вбрасывается часть материалов, копируется из этого самого пресловутого основного дела, сортируются люди, кто в этом деле обвиняемый, кто свидетель… Я это называю – процессуальное наперсточничество. Но это очень удобная технология, она позволяет бесконечно длить процесс, создавать видимость следствия, когда уже ни предмета, ни пределов, ничего нет – все бездонно и бесконечно. И для всех, кроме самих причастных следователей, остается тайной, что там они в данный момент расследуют и что следующее оттуда выпрыгнет в качестве продукции”.

Провести общественную экспертизу второго приговора в отношении Михаила Ходорковского и Платона Лебедева в феврале 2011 года Совету по правам человека поручил тогдашний президент России Дмитрий Медведев. Он, впрочем, скептически отнесся к заключению экспертов, которые пришли к выводу о незаконности уголовного преследования бывших совладельцев ЮКОСа.

Источник: https://www.svoboda.org/a/25030148.html

Право давать показания в любой момент судебного следствия

Допрос судьи

Правосудие в Российской Федерации осуществляется  на основе состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации, ст.

15 УПК РФ) предполагает, что стороны обвинения и защиты вправе активно участвовать в доказывании имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств, а суд, не являясь органом уголовного преследования, не выступая на стороне обвинения или стороне защиты, создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав (ч. 3 ст. 15 УПК РФ).

Право подсудимого давать показания в любой момент судебного следствия, предусмотренное ст. 274 УПК РФ: «Допрос подсудимого проводится в соответствии ст. 275 УПК РФ. С разрешения председательствующего подсудимый вправе давать показания в любой момент судебного следствия».

При этом вышеуказанное право подсудимого, установленного императивной норма права,  не является  правом суда определять момент допроса подсудимого при определении порядка исследования доказательств в ходе судебного следствия, поскольку это прерогатива сторон процесса.

По многим уголовным делам имеет смысл для подсудимого дать показания в начале судебного следствия, чтобы, задать суду угол обзора для всего того, что будет исследовано им в ходе всего судебного следствия. Особенно, если у защиты есть доказательства невиновности подсудимого.

Верховный  суд  РФ в рамках практического пособия под редакцией Председателя Верховного Суда РФ, доктора юридических наук, профессора, заслуженного юриста РФ В.М. Лебедева: на вопрос № 269 «Обязан ли председательствующий предоставить подсудимому право давать показания в любой момент судебного следствия, когда подсудимый пожелает и заявит об этом?

Можно ли допросить подсудимого по его ходатайству во время представления доказательств стороной обвинения, если государственный обвинитель возражает?», ответил: «Нет, не обязан.

Допрос подсудимого проводится в соответствии со ст. 275 УПК. С разрешения председательствующего подсудимый вправе давать показания в любой момент судебного следствия (ч. 3 ст. 274  УПК).

Указанный  ответ не отменяет порядок исследования доказательств, определенный ст. 274 УПК РФ.

Возможность для подсудимого «оправдываться» (давать показания) непосредственно и сразу по каждому предъявляемому стороной обвинения доказательству  является непосредственной реализацией  принципа состязательности и равенства сторон.

Чтобы обеспечить более полное выяснение того обстоятельства, о котором дал показания подсудимый, председательствующий после его допроса кем-либо из участников судебного разбиратель­ства предоставляет и иным участникам право задавать вопросы, касающиеся тех же фактов.

Поставить такие вопросы могут также и сам председательствующий, и другие судьи.

Кроме того, участники судебного разбирательства, задав вопросы подсудимому, вправе с разрешения председательствующего поставить вопросы по поводу исследуемого факта ранее допрошенным лицам — другому подсудимому, потерпевшему, свидетелю.

Из этого следует, что  председательствующий  может не разрешить подсудимому давать показания в любой момент судебного следствия, только при строго указанных обстоятельствах.

Поскольку принцип свободы оценки доказательств не освобождает суд, от мотивировки тех решений, которые принимаются на основании внутреннего убеждения, которое не может носить произвольный характер.

Так, участники процесса имеют право  заявлять ходатайства в ходе судебного разбирательства, в том числе и  просить суд о разрешении дачи показаний подсудимым  в любой момент судебного разбирательства.

Ведь очень важно, предоставить альтернативную трактовку событий, указанных свидетелем обвинения, что в конечном счете поможет установить истину по делу.

Постановление (определение) о разрешении(неразрешении) подсудимому дать показания в конкретный момент судебного разбирательства,  в соответствии с процессуальными нормами права,  должно быть не только законным и обоснованным (ч.1 ст. 17 УПК РФ), но и мотивированным (ч.4 ст. 7 УПК РФ.) т.е. судейское усмотрение не носит абсолютный характер и не является безграничным.

Оно имеет определенные границы как по своему содержанию, так и по характеру осуществления.

Границы — это неотъемлемое свойство всякого права, в то же время  отсутствие границ превращает  право в фикцию.

При этом судебное усмотрение на  отказ в разрешении дачи показаний подсудимому  ограничивается только  установлением(наличием) факта того, что в данный момент дача показаний подсудимым  препятствует процессу исследования доказательств, либо  нарушает  законные права других участников процесса.

При других основаниях, суд, который должен быть над спором между сторонами, вторгается в субъективную сторону подсудимого,  в тактические приемы защиты, желающего таким образом доказывать свою невиновность.

Причем данный вид защиты от обвинения является вполне правомерным и не запрещен законом.

При отсутствии указанных фактов, суд обязан удовлетворить ходатайство подсудимого о даче им показаний в любой момент судебного разбирательства, в противном случае будет иметь место судейского произвола.

При этом, не разрешаемая двузначность конституционных  прав на дачу показаний в любой момент судебного следствия, порождает у подсудимого  настоящий стресс.

В противном случае, суд своим отказом в удовлетворении ходатайства препятствует в создании  необходимых  условий  для осуществления предоставленных подсудимому  праву на предоставление доказательств защиты, что по мнению автора, является существенным нарушением права на защиту.

Таким образом, законность и судейское усмотрение – это две стороны одного целого. Эти условия реализации принципа независимости дополняют и уравновешивают друг друга. И только при наличии каждого из этих условий возможна реализация и соблюдение принципа независимости судей и справедливого судебного разбирательства.

Я надеюсь, что данная статья поможет коллегам в приведении дополнительных аргументов в отстаивании права подзащитного в  даче показаний  в любой  момент судебного следствия.

Источник: https://pravorub.ru/articles/84029.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.