Дорога в тюрьме

Что такое «дороги» в тюрьме?

Дорога в тюрьме

В условиях исправительных колоний, где заключенные содержатся в больших бараках, коммуникации между ними происходят естественным образом. Ограничений для общения немного и касаются они, в основном, времени суток, когда перемещения по лагерю запрещены.

Сложнее дело обстоит в следственных изоляторах и крытых тюрьмах, где заключённых содержат в изолированных камерах. Необходимость передачи информации из камеры в камеру заставляет арестантов идти на всевозможные ухищрения. О наиболее распространённых из них расскажем далее.

  • Ноги
  • Воздух
  • Канализация
  • «Кобуры»
  • Борьба с нелегальной связью

Ноги

Наиболее простой способ передачи записок между камерами – через обслуживающий персонал. В изоляторах еду разносят по камерам.

Следовательно, «баландёр» (разносчик пищи) и уборщик коридоров имеют доступ к значительной части тюрьмы.

Несмотря на то, что во время раздачи пищи рядом с «баландёром» находится надзиратель, арестанты умудряются передать ему записку, которую он отдаст в другую камеру.

Однако, у такого метода есть один большой недостаток – хозяйственные работники занимают эти должности по договорённости с администрацией СИЗО. То есть они являются так называемыми «красными» заключёнными.

Обычно, такую работу получают те, кто не захотел ехать по этапу в колонию после вынесения приговора, а остался отбывать срок в изоляторе. Взамен за согласие оставить заключённого в тюрьме сотрудники администрации потребуют от него оказания определённых услуг.

Чаще всего речь идёт о сообщении информации о других арестантах.

Поэтому передача записок через уборщика или раздающего пищу опасна. Записка может оказаться в руках администрации.

Воздух

Этот способ связи между камерами очень сложный и требует от заключённых определённой сноровки. Суть метода в передаче записок по верёвкам через окна камеры.

Наиболее простой вариант – нить с грузом, к которому привязана записка, спускают через окно. Такой метод хорош для связи с камерами находящимися внизу. С боковыми камерами связаться таким способом значительно сложнее.

Верёвку нужно раскручивать, а адресат должен её пытаться поймать. Поскольку в большинстве изоляторов окна оборудованы двумя решётками, то просунуть руку через них, чтобы поймать верёвку становится крайне сложной задачей.

Из положения выходят с помощью специальной «удочки», склеенной мылом из скрученных газет или журнальных страниц.

В любом случае данный способ связи непрост. Поймать раскрученную верёвку «удочкой» удаётся далеко не с первого раза. А если передать записку нужно не в соседнюю камеру, а далеко по коридору, то задача может натолкнуться на непреодолимое препятствие в виде пустых камер или камер, в которых нет знакомых арестантов.

Кстати, прежде чем передавать информацию, нужно договориться с жителями соседней камеры. Для этого используют систему стуков через стену. Если договориться необходимо с камерой напротив, то приходится перекрикиваться, а в дальнейшем использовать сигналы руками.

Есть вопрос к юристу? Спросите прямо сейчас, позвоните и получите бесплатную консультацию от ведущих юристов вашего города. Мы ответим на ваши вопросы быстро и постараемся помочь именно с вашим конкретным случаем.

Телефон в Москве и Московской области:
+7 (495) 266-02-45

Телефон в Санкт-Петербурге и Ленинградская области:
+7 (812) 603-78-25

Бесплатная горячая линия по всей России:
8 (800) 301-39-20

Несмотря на, казалось бы, непреодолимую сложность передачи записок в камеру корпуса напротив, заключённые умудряются сделать и это. Инструментом служит скрученная из газет трубка. Она может достигать 2 метров в длину.

Через эту трубку запускают волан с утяжелителем из хлебного мякиша. К волану прикреплена верёвка. Арестанты с большой силой лёгких умудряются запустить такой груз на расстояние 15-20 метров. В окне противоположной камеры ловят волан.

Так между ними появляется натянутая верёвка, по которой можно передавать различные грузы.

Такой канал связи прерывают только в случае обыска. То есть он может действовать определённое время, если не будет обнаружен оперативниками.

Канализация

Данный способ связи распространён, несмотря на определённые противоречия с уголовными «понятиями». Считается недопустимым использовать любую вещь, упавшую в унитаз. Но при этом грузы, переданные через него, почему-то считаются «чистыми». А передают даже чай и сигареты, закрученные в большое количество полиэтиленовых пакетов.

Сама система передачи по канализации довольно сложна. Для этого используют специальную верёвку, сплетённую из прочных нитей. Их берут из одежды, обязательно используя хотя бы одну капроновую нитку.

На конце нити делается конструкция из спичек, которая служит для её вылавливания из канализации.

Перед смывом верёвки об этом сообщают в соседнюю камеру, где её вылавливают своей такой же конструкцией.

«Кобуры»

Наиболее простой метод передать что-либо – пробить отверстие в стене камеры. Но, естественно, это проще всего найти, и наказание за него будет достаточно строгим, ведь подобные действия разрушают здание тюрьмы.

Поэтому подобные каналы связи встречаются редко и только в очень старых тюрьмах, где пробить стену намного проще, чем в современных бетонных зданиях.

Борьба с нелегальной связью

Администрация СИЗО и крытых тюрем стремится пресекать любые неофициальные каналы связи между заключёнными. Делает она это достаточно успешно.

Пробитые в стенах отверстия заваривают металлическими трубами, а заключённых из камер, использовавших этот канал связи переводят в худшие условия.

Верёвки, переброшенные между камерами, обрывают. Для этого используют длинные шесты, которыми цепляют верёвки снизу или сверху. При обрыве сверху, заключённые редко успевают это заметить, теряя и канал связи и груз, который могут в этот момент по нему передавать.

Когда же обрывать «дорогу» пытаются снизу, то иногда это удаётся заметить заранее. В таком случае, выполняющего эту задачу человека могут облить нечистотами. Кстати, обрывом «дорог» занимаются не сотрудники администрации, а заключённые, выполняющие их указания.

В советское время пресекали саму возможность создания таких каналов связи. Для этого на окна камер наваривали полоски металла так, чтобы через них не удавалось просунуть руку. В результате в камерах было очень сыро и тускло, но и передать что-либо по воздуху не получалось.

Меньше всего борются с использованием канализации как канала связи. Но там у арестантов встречается естественный враг – крысы, которые обрывают канаты и съедают грузы.

Источник: https://ruadvocate.ru/zhizn-v-tyurmax/chto-takoe-dorogi-v-tyurme/

Тюремные будни. Часть 2. Перевозка заключенных

Дорога в тюрьме

Прием этапников из ИВС в автозак (и далее — в СИЗО (тюрьму) осуществляется конвоем внутренних войск. Начальник конвоя буквально осматривает передаваемых ему «граждан» на предмет побоев, ярко выраженных болезней (температуры и т.п.).

Может и не принять кого-то, если неправильно оформлены документы, есть жалобы (отобрали вещи, не вызвали врача). Это не нравится работникам ИВС (КПЗ), им обязательно нужно разгрузить камеры, отправить в тюрьму всех, кому положено там быть.

Впрочем, обычно договариваются все три заинтересованные стороны: работники ИВС возвращают, скажем, отобранные незаконно сигареты (или дают из своих запасов), гражданин — зек — берет назад претензии, а начальник конвоя дает «добро» на погрузку.

Автозак — специальная машина-фургон, разгороженный внутри решетками плюс по бокам два т.н. «стакана» для одиночных заключенных, которых по той или иной причине нужно изолировать от общей массы. Иногда это просто женщины.

Как сельди в бочке

10-15 пассажиров в автозаке — достаточно просторно; но бывает, экономя бензин на ездках, набивают под сорок человек; ну, держитесь, сердечники, астматики и просто пожилые преступники!

Вперед в таком случае лучше не лезть (по возможности); последнему, у решетки, легче дышать. Были случаи: придавливали в жаркую погодку сердечников — во двор тюрьмы они мешками вываливались из автозака.

Иногда придавливают нарочно: какого-нибудь извращенца (особенно неумолима зековская братва, если преступление совершено в отношении ребенка). Часто менты сами помещают подобную сволочь не в отдельный «стакан», а в общую массу. «Задохнулся на этапе, сердце слабое, ничего не поделаешь». Тюрьма спишет, а суду — работы меньше; или зоне — забот…

Раскачка

Фургоны некоторых автозаков делятся надвое перегородкой вдоль — едут две группы заключенных. Это делается для того, чтобы обезопасить конвой от раскачки автозака. Раскачка (с последующим переворотом и падением автозака) — один из способов борьбы бесправного зека за свои малые права.

Конвоиры

Многое зависит от начальника конвоя и от самого личного состава.

В застойные времена зеков-россиян частенько сопровождали «русофобы» — прибалты или жители среднеазиатских республик. Если с азиатами еще можно было договориться, то прибалты, особенно литовцы, просто свирепствовали.

Один из таких «солдатиков» аргументировал свою ненависть так: «Рюский, сволотшь, отнял у меня свободную Литву!» При этом его не смущал комсомольский значок на собственной гимнастерке и присутствие среди этапников своих «антисоветчиков».

Да и со «своими», русскими, договориться было тоже нелегко. Известная поговорка «вологодский конвой шутить не любит» часто получала реальное воплощение в виде битья прикладами в самые неожиданные места.

Вагон им. Столыпина

В спецвагоне для зеков отведено не девять купе, как обычно, а пять.

Остальные — для караула и обслуги. Арестантские купе отгорожены от коридора не фанерной перегородкой, а решеткой, сквозь которую просматриваются вагонные камеры. Косые прутья тянутся от пола до самого потолка. От строгого караульного глаза тяжело укрыться даже на третьей полке. Средние полки переоборудованы под сплошные нары с отверстием для лаза у дверей.

На верхних багажных полках также лежат зеки. Окна коридора, по которому гуляет «вертухай», закрыты такими же косыми решетками. В купе, где едут зеки, вообще нет окон. Вместо них — небольшая слепая выемка, также закрытая изнутри решеткой. Сложно угадать маршрут поезда. Зеки ориентируются по станционным динамикам, которые объявляют посадку на тот или иной поезд.

Скажем, прозвучало «Поезд «МоскваПавлодар» отходит со второго (первого, десятого) пути», и состав спустя несколько минут тронулся — есть вероятность, что зеки действительно отправляются в Казахстан. По вокзальным рупорам опытный зек определит вокзал (Казанский, Ярославский, Курский и т.д.

), а значит, и направление состава — восточное, северо-восточное или же прочие.

Этап по железной дороге длится от нескольких суток до нескольких недель, в зависимости от конечной станции назначения. Тюремные дела конвой получает в запечатанных конвертах с небольшим вырезом, где читается место отбытия наказания. Большего вагонным вертухаям знать не положено.

Случается, что зек изловчится и прочитает город или край на каком-нибудь деле, которое несет по коридору охранник. Когда знаешь направление -ехать веселей.

Посадка в вагонзак проходит в таком же бодром темпе, что и в спецавтомобиль. К вагонным дверям подъезжает вплотную — дверь к двери — автозак, открываются двери, в метровом промежутке выстраивается караул и начинается знакомая процедура.

Поток зеков порциями переливается в коридор вагона, где происходит посадка в четвертое купе, затем в третье, и так до первого. Второй конец коридора блокирован не только закрытой дверью, но и конвоем. Загрузка зеков происходит на отдаленном перроне, подальше от любопытных глаз.

Внешне такие вагоны напоминают багажные или почтовые.

Бежать из «столыпинского» вагона намного тяжелей, чем из автозака или пенитенциарной недвижимости — тюрьмы либо колонии. На попытку побега влияют многие факторы, которые характерны только для вагонзака. Во-первых, все купе просматриваются из коридора, и конвоир следит за зеком, даже не открывая дверь.

Во-вторых, прыгать на скорости очень рискованно, а сходить или сползать во время стоянки — глупо. На каждой остановке из вагона выходят по два солдата и внимательно обследуют стенки и днище вагона (по крайней мере, обязаны это делать). И еще. В дороге, какой бы длинной она ни была, заключенный покидает купе только для оправки.

Но и эти считанные минуты, пока он дуется в туалете, его караулят три человека. Александр Солженицын сравнивал оправку в вагонзаке с ответственной и даже боевой операцией для караула. В вагоне выставляются два поста -один в конце коридора, чтобы зек не бросился туда, другой — возле уалета. Третий солдат открывает и закрывает дверь купе.

По отдельности справлять нужду было не принято. Ее также совершают по расписанию. Охранник отодвигает решетчатую дверь и орет: «Вперед! По одному!» Дверь в туалете приоткрыта, и солдат внимательно смотрит, чем зек там занимается. За первым зеком к туалету бежит второй, на смену ему — третий и так далее.

Инструкция запрещает выпускать контингент по двое или по трое. Иначе уголовники могут броситься на конвой, обезоружить и затеять бунт.

Чем дальше уходит состав от средней полосы России, тем беднее становится растительность, суровее климат и длиннее отрезки между населенными пунктами.

Если поезд взял курс на Заполярье, зек вряд ли «сделает ноги» под Воркутой или даже Печорой. Не привлекает его и таежная зона. Другими словами, на побег идут в первые дни этапа.

Продолбить пол или перепилить стальной прут за это время сложно. Но возможно.

Источник: https://www.mzk1.ru/2010/09/zhizn-i-tyurma-chast-2-perevozka-zaklyuchennyx/

Дороги: как работает межкамерная связь в тюрьме

Дорога в тюрьме

Вообще, действующие во всех изоляторах нашей страны «Правила внутреннего распорядка» (ПВР) категорически запрещают межкамерную связь.

Её наличие, по сути своей, противоречит самому смыслу изоляции подозреваемых и обвиняемых, ведь по «дорогам» можно договариваться с подельниками, угрожать потерпевшим, влиять на ход следствия и так далее.

И на самом деле – всё это действительно происходит. Так почему же в большинстве изоляторов не дают реального отпора межкамерной связи?

Что такое дороги в тюрьме?

Дорогами (

Источник: https://znbm.ru/dorogi-kak-rabotaet-mezhkamernaja-svjaz-v-tjurme/

О тюремной почте. ч.2

Дорога в тюрьме

Ну, что продолжим.

В первой части я рассказал вам о кабурах, отверстиях в стенах тюрем служащие для так, называемой “дороги”.

Поскольку тюрьмы разные, то и дорога в разных местах налаживается по разному.

Бывает и такое, что режим тюрьмы достаточно жесткий и администрация не допускает возможности кабурения ( сверления кабур ). В этом случае сидельцам приходится пользовпться альтернативными способами “дороги”, такими как КОНЬ.

Конем зэки называют “веревочный телеграф”. В камерах из ниток, особым образом скручиваются “канатики” ( достаточно прочные веревки, тольщиной с толстую леску ).

Потом делается стрела и к ее концу привязывается этот “канитик”.

Из резинки делается приспособление напиминающее арбалет и через окно “решку” выстреливается эта стрела в сотрону той камеры куда планируется наладить дорогу. Этот процесс называется “словиться”.

В той камере где принимают эту стрелу, так же делается специальное приспособление для поимки этой стрелы. Это некоторое подобие рогатки, только с длинными усиками и натянутой между ними прочрой нитки.

Из одной камеры стреляют, в другой камере ловят. Попытки продолжаются много раз, пока не получится “словиться”.

После того как принимающая камера поймает стрелу, они затягивают к себе этот канатик и … дорога налажена.

Теперь можно привязав к этому канатику специальный мешочек ( как правило кожанный или из плотной ткани цилиндр ) загрузив его “почтой” отправлять из камеры в камеру туда и обратно этого “коня”.

Работает эта дорога обычно ночью. Днем клня сворачивают. Привязывают на конец канатика тонкую , но прочную нитку и вытягивают канатик в одну камеру, оставляя при этом на улице лишь эту ниточку. Днем ее практически не видно со стороны.

Но бывают и сбои. Охрана тюремная при обнаружении этих нитей, специальными баграми обрывают их. Бывают и специальные рейды ( ночью ) и охрана обрывает “коня” вместе с почтой.

Но потеряв “коня” , зэки начинают делать нового и спустя небольшое время, налаживается новая дорога.

Аналогичным образом налаживается и дорога “по параше”.

Туалет в тюрьме, это отдельный разговор и отдельная тема будет по этому вопросу, сейчас скажу что это и одним из способов “общения” является. По нему можно не только говорить с соседними камерами, но можно и наладить дорогу.

Унитазов там конечно же нет, а заменяют их т.н. “чаша генная” многие знают что это такое, белый металлический овал с отверстием для смыва. Конструкция его такая же как в унитазе.

Ниже этой чаши идет металлическая изогнутая труба которая попадает в большую центральныю трубу канализации. Вода стоит только в изгибе под чашей.

Если эту воду откачать, и тткачать воду в камерах находящихся выше или ниже, то можно спокойно говорить в эти трубы. ( слышимость идеальная )

А можно по этим трубам, примерно так же как и по воздуху “словиться” и налодить дорогу.

Камеры договариваются ( к примеру верхняя и нижняя ) о наладке дороги. Потом оповещаются все камеры, что расположены выше. ( запрещается в этот момент пользоваться туалетом ) .

С той камеры что выше в отверстие засовывают канатик с привязанным к концу каким нибудь грузом. Канатик свисает на два этажа ниже.

В нижней камере , таким же образом засовывают такой же канатик с грузами. После того как канатики висят в одной , большой трубе канализации, в верхней камере начинают резко сливать воду. Ну пару ведер как правило достаточно. Вода потоком течет вниз и веревочки-канатики от потока воды перехлестываются между собой.

Те кто этот процесс контролируют, чувствуют это по натяжке канатика. После этого канатик затягивают в одну из камер, в другой находится другой конец.

Все. Дорога налоажена. Теперь можно привязывать коня и гонять почту.

Скажу наперед, что “конь” этот герметично запаивается целофаном и внутрь его ничего не попадает. Содержимое вполне чистое.Данный метод используется когда иными способами “словиться” не представляется возможным.

Дорога НОГАМИ наверное наименее интересна, поскольку тут все просто.

Хозяйственной обслугой в тюрьме ( повара, сантехники, электрики, банщики и пр. ) занимаются такие же зэки, с поправкой что они не относятся к категории “порядочных арестантов “.

Это те зэки, кто написал заявление администрации с просьбой оставить его в пределах тюрьмы доя дальнейшего отбытия наказания. Это те зэки кто работает на администрацию….а это, как вы понимаете не приветствуется. Многие из них, попав за какие то проступки позже на зону, жестоко наказываются там и относятся к особой категории “ссученых” .

Вот из их числа, выбирается наиболее лояльные ( кто то угрозами а кто то за вознаграждение ) соглашаются работать на зэков и помогают в работе “дороги”.

Во время кормежки, баландеры везут бачки с едой из камеры в камеру. Еду подают через специальное окошко ( кормушку ). Пока баландер накладывает по шлемкам ( тарелкам ) пайки, зэки передают ему почту с пояснением в какую камеру передать. ( как правило это стопка записок, плотно связаных и запаянных герметично в целофан. )

Во время кормежки, с баландером обязательно присутствует сотрудник охраны ( вертухай, дубак ) который открывает эти кормушки и следит за тем чтоб ничего из камеры не передавалось.

В его же обязанности входит и шмонать( обыскивать ) этого баоандера. Именно поэтому, чтоб не спалить почту, делается это быстро пока вертухай отвлекается на другие камеры или разговоры со своими коллегами.

В этот момент баландер берет “почту” и кидает ее прямо в бачек с баландой.

Позже, в нужной камере ( куда эта почта предназначена ) он черпаком вылавливает и накладывает вместе с баландой в первую попавшуюся шлемку ( тарелку ).

В тех тюрьмах где режим более менее расшатан, баландер может и не кидать почту в бачек, а просто ложит ее себе в карман и передает ее в нужную камеру. Все зависит от режима и самого передающего.

Помимо баландеров, почту можно передать и с электриком или сантехником, банщиклм или библиотекарем. Вариантов много, но это самый опасный метод почты! Что то очень серьезное, посредством хоз.обслуги передавать нельзя. Велик шанс, что они могут слить всю эту почту.

Большинство этих “ссученых зэков” работают на администрацию и стараются выслужиться перед ней.

Нередки когда дорога налаживается и через самих сотрудников тюрем. Их стимулируют всех по разному. К кому то подходят на свободе и предлагают сотрудничество.

Благодарность в виде наличных многих сотрудников привлекает как доп.заработок. передают они многое….и запрещенные наркотики и телефоны с симками ( сейчас ) и почту. Действуют они конечно же на свой страх и риск.

Иногда они на этом попадаются. Их увольняют а кого то даже судят за это.

Вот примерно так, налажена “дорога” в большинстве тюрем. Эти способы работают десятилетиями, что то уходит в прошлое, что то придумывается и сегодня.

Дорога для тюрьмы – ЖИЗНЬ.

Источник: https://pikabu.ru/story/o_tyuremnoy_pochte_ch2_4711451

Тайные способы связи

Дорога в тюрьме

Сегодня трудно переоценить значение связи. Уголовный мир тоже не скупиться на приобретение новейших средств коммуникации, прекрасно понимая , какую роль они играют в жизни.

Нужно всегда помнить, что преступный мир изобретателен – и изощрен. Среди уголовников есть не мало людей, очень одаренных, которые без всяких там компьютеров и социологических опросов безошибочно просчитывают свое окружение и делают точнейшие прогнозы.

Они прекрасные психологи, и поведение начальников отрядов в ИТК, работников оперативных частей и других сотрудников правоохранительных органов для них ожидаемо, предсказуемо. И не дай Бог, нащупают слабину, соберут на кого-нибудь из людей в погонах компрометирующий материал!..

Свою жертву преступный мир хватает мертвой хваткой и выжимает их нее все, что можно и нельзя. Эти несчастные, попавшие на крючок, передаются уходящим на этап заключенными по наследству остающимся товарищам.

Вот и несутся, исправно рассылаются из тюрем, изоляторов, прочих мест лишения свободы прямо на хазы преступников их ксивы и малявы из-за решетки…

Существуют и другие способы связи у осужденных. Это и элементарная перекличка камер через окна ( ее не в силах заглушить даже специально поставленные для этого вентиляторы). И стрельба из духовых бумажных трубок, склеенных тут же, в камере, в окна камер напротив, и надписи, предусмотрительно оставляемые на полу, на стенах прогулочных двориков, и многое другое.

Осужденные и подследственные выбирают из своей среды специалистов, которые занимаются изучением возможностей установления связи, обеспечивают ее, следят за безопасностью.

Вот любопытнейший рассказ опытного заключенного:

«Дорога – это самое ценное, что есть в тюрьме. Это как система кровообращения. Каждая хата (камера) должна иметь Дорогу (связь). Если же не имеет – это позор.

Такая хата называется лунявой, считается, что в ней луни сидят, анне пацаны. Лунявок обычно в тюрьме несколько, туда собираются все обиженные, все кто из своей хаты выломился, обратился к контролеру.

Опера их собирают вместе. Впрочем, иногда и лунявые имеют дорогу.

В целом по тюрьме за существование и сохранность Дороги отвечает так называемая Индия. Она находится в СИЗО на первом корпусе ( речь в данном случае идет о рижской тюрьме). Эта хата строгая, там все перевостольники собраны из ранее судимых. Как им удается подобраться в одну хату? Так опера специально собирают, чтобы не было беспредела. В принципе, здесь есть много непонятного. Вот Дорога.

Это – веревка, которая натянутая по наружной стене корпуса следственного изолятора. Администрация не может ее не видеть! Каждая хата имеет четыре дороги: вверх, вниз, влево и вправо, короче, во все соседние хаты протянуты веревки. По ним движутся мешочки с ксивами, посылочками и так далее.

Подельники, разведенные по разным камерам, спокойно договариваются друг с другом о совместных показаниях…

Да время от времени менты устраивают облавы, срывают веревки, но все это авралами, хотя в их обязанностях полностью исключить существование Дороги.

В хатах полную ответственность за функционирование Дороги несет первый стол. Именно он ставит коней (тех, кто смотрит за Дорогой) в привилегированное положение. Конями, кстати, называют как людей, гоняющих мешочки, так и сами эти мешочки.

Если для коней создается экстремальная ситуация, то в улаживании этого дела принимает участие вся хата. Конь занят дорогой и приказывает дежурному: «Сделай Федю!» Дежурный идет на Федю, то есть становится у двери в камеру. Допустим, он услышал, что кто-то приближается к двери.

Тут же командует: «Все к решке!» На это реагируют четвертый и пятой столы, создают толпу у двери и успевают закрыть окно. Двое держат дверь и всячески препятствуют ее открытию.

В этот момент конь может приказать даже первому столу – стукнуть, например, в стену, чтобы предупредить соседнюю хату об опасности.

Об Индии. Их вообще-то две. В одной собраны те, кто сидит по первому разу, в другой – кто уже новичок. Индия строгого режима и отвечает за изолятор. В ней сосредоточена вся информация, туда обращаются за советом, за ней последнее слово при любых конфликтах. В Индию обязательно направляются подогревы: сало, сахар и прочее.

Решение человека из Индии является окончательным для прочих и обжалованию не подлежит. Индия решает глобальные разборки. Если же речь идет о чем-то не очень важном, то спрашивают совета у Тюрьмы. Это своеобразная игра в демократию. Понятно и так, что намерены, например, запарафинить человека или на парашу посадить.

Но чтобы не было момента личного участия, обращаются к Тюрьме. Ага, референдум!

Делается это так. Тот, кто спрашивает, вылезает на решетку и кричит: «Тюрьма , что делать?» И любой первый голос, который отзовется и выскажет свое мнение, будет определяющим.

Это как бы высшее решение голос, голос Тюрьмы! И даже первый стол уже не в состоянии отменить его. Хоть тут и просматривается явный произвол, все будет в точности исполнено.

Даже если Тюрьма решит повесить или вскрыть бедняге вены! Но обычно Тюрьма та не откликается…»

Надо помнить, что по разным причинам способы тайной передачи информации часто меняются, но обычно за основу принимаются все же старые, отработанные, накатанные.

Условно можно разделить их на две группы:

  1. Способы письменной связи:    Письмо при помощи средств, не оставляющих следов.    Письмо при помощи вспомогательных материалов.

       Письмо при помощи шифров.

  2. Способы звуковой связи – главным образом, при помощи особого воровского жаргона, так называемого блатной музыки.

По материалам Л.А.Мильяненков
По ту сторону закона
энциклопедия преступного мира

Источник: http://www.tyurma.com/svyaz/tainye-sposoby-svyazi

Дороги в тюрьме

Дорога в тюрьме

О, «дороги» централа стоят того, что бы рассказать о них чуть подробнее. Дороги, т.е. средства коммуникации осужденных разных камер между собой строго запрещены, однако они существуют столько же, сколько существуют сами тюрьмы. И они очень разнообразны и порой остроумны.

На любом централе существует несколько типов дорог.

Кабуры

Очень редко встречающийся вид дорог, представляющий собой пробитые отдушины между камерами. Обычно только в самых старых тюрьмах бывает и с ними активно борется администрация. Просто потому, что так само здание разрушается! Долбятся стены всеми правдами и неправдами добытыми полосами металла, обычно отодранными со шконок.

Борьба с дорогами

Администрация, конечно, про все эти способы прекрасно знает, и как может с ними борется.

Так с дорогами по воздуху, борются при помощи тех же шнырей – «конокрадов», которые ходят по дворам и длиннющей, высотой в два этажа составной палкой обрывают коней.

Контрразведка, выставленная на решках, как правило успевает предупредить о приближении конокрада, но случается и так, что те специально подкрадываются незамеченными и обрывают дороги.

Ненавидят их все жутко, особенно малолетки, которые порой специально собирают отходы своих малолетних организмов в «пятикопейки», целлофановые пакеты, и при приближении к корпусу конокрада, выждав удобный момент, сбрасывают их ему на голову. Женщины, как правило, не стесняясь в выражениях матерят его так громко, что на соседних корпусах все быстренько расцеплялись и конокрад, весь в говне и моче, обложенный матом, с позором удаляется.

Но в администрации тоже ведь не дураки сидят. На многих централах поступают проще – дороги обрываются не снизу, а сверху – палкой, спущенной с крыши. Случается, так трофеями шнурей становятся и посылки с чаем, провизией, шмотками. И на крыше их никак не достать, а часто и не заметить, если шнырь прячется за парапетом.

Раньше, еще при СССР с воздушными дорогами боролись просто — наваривали на окна плотно полосы металла, как жалюзи, из-за чего в камерах было постоянно сыро и мрачно. Но в конце 90-х так называемые реснички сняли.

Вот такие реснички — даже палец не просунуть, какие уж тут дороги!

С мокрыми дорогами администрация, как правило не возится, брезгуют, за них с этой задачей прекрасно справляются крысы, постоянно перегрызающие канатики.

Иногда в канализационные трубы ставят специальные «ежи», сваренные из арматуры. Такой дорогу не пропустит, но в результате начинают забиваться канализационные трубы, что и самой администрации не нравится.

Да и кому понравится вонь обонять из-за переполнившейся забившейся канализации?

С кабурами борются наиболее бескомпромиссно, заваривая их так называемыми «клепками» — кусками трубы с приваренными с обеих сторон круглыми или квадратными кусками листового металла.

А за обнаруженную новую кабуру вся камера может переехать в другое место, порой гораздо более худшее. Например, без телевизора или холодильника, с худшей вентиляцией, с окном, выходящим на глухую стену другого корпуса, из-за чего в ней даже днем сумрачно.

Или смотрящий за камерой может отравится в карцер – тут по обстоятельствам.

Источник: https://www.vturme.ru/dorogi-v-tjurme/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.