Досудебное соглашение о сотрудничестве упк

Сделка со следствием или досудебное соглашение о сотрудничестве. Часть 1

Досудебное соглашение о сотрудничестве упк

Сделка со следствием – многие наслышаны о такой форме сотрудничества между обвинением и защитой, но в большинстве случаев такое знание основано лишь на западных фильмах или литературных произведениях.

Практика же применения указанного института в России несколько отличается от аналогичной практики за рубежом. Поэтому, многие интересанты не до конца осознают механизм реализации соглашения и перспективы таких договоренностей.

Хорошо если интерес имеет лишь познавательный характер, в случае же если, интерес связан с производством по уголовному делу – все гораздо серьезнее.

В этой статье о том, что из себя представляет досудебное соглашение со следствием, как оно заключается и каковы его последствия? Что нужно знать, прежде чем заключать сделку со следствием? Какие ловушки и «подводные камни» могут ожидать лицо, заключившее досудебное соглашение?

Начну с того, что категорически принципиальные и идейные борцы с преступностью встречаются лишь в некачественных художественных произведениях. Жизнь основана на компромиссах «разной степени тяжести», а происходящее нельзя поделить на черное и белое.

В своих видео я неоднократно говорил, что правоохранительная деятельность не исключение. Не нужно думать, что диалог между правоохранителем и предполагаемым нарушителем всегда строится с позиции силы.

При соответствующих условиях, а в первую очередь это соблюдение прав человека и принципов уголовного судопроизводства, обе стороны идут на взаимные уступки в допустимых для них пределах и этим добиваются своих целей.

Следствие получает необходимую информацию, которая по логике вещей должна подлежать доказыванию, а подозреваемый (обвиняемый) может рассчитывать на значительное смягчение наказания.

К чему я это все, да к тому, что сделка со следствием существовала всегда и не только на Западе.

Даже в Советские времена практика определённых договоренностей правоохранительных органов с подследственными имела место. Однако, она не была закреплена юридически.

Отношения строились на доверии и, как ни странно в большинстве случаев, в отсутствие юридических норм и письменных соглашений, договоренности соблюдались.

Немного иначе складывается современная уголовная практика. В 2009 году отечественные правоприменители получили возможность юридического оформления договоренностей с подозреваемым (обвиняемым).

Процедура заключения досудебного соглашения о сотрудничестве разрабатывалась с учетом опыта применения аналогичных правовых институтов в других государствах.

Была нацелена на то, чтобы стать реальной мерой, направленной на борьбу с организованными формами преступности, такими как заказные убийства, бандитизм, преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, и разного рода коррупционными преступлениями.

Предполагалось, что эта процедура даст возможность правоохранительным органам привлекать к сотрудничеству лиц на условиях значительного сокращения им срока уголовного наказания, а также распространения на них мер государственной защиты. Безусловно, идея в целом была хорошая. Но у нас, к сожалению, результат получился по Черномырдину: «Хотели как лучше, а получилось как всегда».

Сделка с правосудием может успешно работать лишь в правовом обществе, а человек, которому предлагают помочь следствию, должен иметь ценности и убеждения.

В ином случае ради своей выгоды он оговорит любого, да и незаконные методы воздействия исключать нельзя.

С другой стороны, такие показания могут быть использованы недобросовестными следственными работниками, предлагающими обвиняемому свалить свою вину на другого или просто дать показания на другого человека как на соучастника.

На мой взгляд, в современных условиях сделка со следствием стала злейшим врагом правосудия. Человек, оговоривший другого, получает минимальный срок, а следствие и суд фактически избавляются от необходимости доказывать преступление.

Несмотря на порицание в обществе и с высоких трибун, признательные показания не перестали быть царицей доказательств. В результате, принцип состязательности процесса не соблюдается, сторона защиты имеет возможность выступать в процессе лишь статистом.

Разве это было целью введения в отечественную юридическую практику сделки со следствием?

Примеров негативного применения института соглашения с правосудием можно привести массу. Нельзя не вспомнить громкие процессы, широко освещаемые прессой – «Новое величие», «Сеть», «Болотное», дело Кольченко, Сенцова, Серебренникова, Фургала.

В каждом из них есть фигуранты, заключившие досудебное соглашение о сотрудничестве. Но это лишь верхушка айсберга. Любой практикующий адвокат расскажет о подобных делах и чрезмерной любви к ним следователей, прокуроров и судей.

Ведь, показания одного обвиняемого могут стать базой для посадки еще нескольких его подельников, при этом других доказательств в деле может вообще не быть.

Например, я могу вспомнить дело о взятке, когда взяткополучатель, задержанный на месте преступления и заключивший соглашение о сотрудничестве, фактически оговорил своего руководителя.

Иных доказательств о причастности его начальника к преступлению в материалах дела не было.

В результате взяткополучателю было назначено наказание в виде двух лет лишения свободы, уже через год он вышел условно-досрочно, а оговоренный им руководитель заехал на шесть с половиной лет.

Или случай с пенсионером, который за дружеским ужином посоветовал бывшему коллеге попросить финансовой благодарности от инспектируемого должностного лица. В последующем, бравируя своими якобы сохранившимися связями, пенсионер поддерживал телефонные разговоры с товарищем на озвученную тему.

Эти разговоры невзначай оказались в сфере интересов правоохранительных органов. В результате оперативных мероприятий, действующий чиновник был задержан при покушении на получение взятки.

Не взирая на дружеские отношения, взяткополучатель заключил соглашение и указал на своего собутыльника, как на инициатора и идейного вдохновителя преступного деяния. Результат – чиновник находится на подписке о невыезде и надлежащем поведении, а бывший друг задержан и помещен в следственный изолятор.

За исключением одной записи телефонного разговора между ними, крайне неоднозначного содержания, других доказательств в деле нет.

О несовершенствах системы досудебных соглашений и особого порядка в России говорит даже президент. Весной 2019 года он призвал органы выступать против рассмотрения дел в особом порядке, если есть сомнения в доказанности обвинения и добровольности признаний, полученных от подсудимых.

Генпрокурор Юрий Чайка поддержал его и даже выступил за законодательные ограничения в этой области.

Ограничения в части запрета на рассмотрение дел о тяжких преступлениях в особом порядке приняты и не так давно вступили в силу, в части же правовых норм о досудебном соглашении изменений нет.

Что же такое досудебное соглашение о сотрудничестве? Не в малой степени заблуждения граждан относительно сделки с правосудием связаны с используемым ими наименованием. Обращаю внимание – никакой сделки со следствием юридически не существует. Слово «со следствием» указывает лишь на стадию уголовного судопроизводства.

Термин «досудебное соглашение о сотрудничестве» раскрывается в пункте 61 ст. 5 УПК РФ, введенным Федеральным законом от 29.06.2009 № 141-ФЗ, как соглашение между сторонами обвинения и защиты, в котором оговорены условия ответственности подозреваемого (обвиняемого) в зависимости от его действий после возбуждения уголовного дела.

Уже из этого определения становиться понятно, что сделка заключается не со следствием, а со стороной обвинения. Другими словами, соглашение подписывает не следователь, а прокурор. Ну а это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Это основное, что должен понимать человек, оказавшийся перед дилеммой – идти на сделку или нет.

Указанным законом в УПК РФ была введена новая глава 40.1. «Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве».

Новыми правовыми нормами было урегулировано заключение досудебного соглашения о сотрудничестве, предусмотрен порядок заявления ходатайства о сотрудничестве, содержание ходатайства и самого досудебного соглашения о сотрудничестве, порядок рассмотрения этого ходатайства, проведения предварительного следствия по выделенному в отдельное производство уголовному делу в отношении подозреваемого/обвиняемого, передачи дела в суд, проведения судебного заседания, рамки обжалования судебного решения.

Предполагается, что стороны обвинения и защиты получают возможность заключить сделку на взаимовыгодных условиях, при которой подозреваемый/обвиняемый берёт на себя обязательства оказать содействие следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления, в обмен на существенное снижение наказания.

При этом необходимо осознавать, что нормы о досудебном соглашении применяются вкупе с другими нормами уголовного и уголовно-процессуального права, например с требованиями и последствиями особого порядка судебного разбирательства.

В формате настоящей публикации осветить всё невозможно, поэтому для ознакомления с таким правовым институтом достаточно будет ознакомиться с содержанием статьи. Если же вы являетесь фигурантом или стороной уголовного дела, то как минимум необходимо изучать соответствующую нормативную базу.

Ну а оптимальным решением будет обратиться за помощью к специалисту и крайне желательно выбрать профессионала, а не клоуна или «решалу».

Источник: https://zen.yandex.ru/media/manatskov/sdelka-so-sledstviem-ili-dosudebnoe-soglashenie-o-sotrudnichestve-chast-1-5f59deb9efb9584a8210276f

Глава 40.1. Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве

Досудебное соглашение о сотрудничестве упк

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 25.05.2017 N 1-АПУ17-5Приговор: По ч. 2 ст. 210 УК РФ за участие в преступном сообществе; по ч. 2 ст. 209 УК РФ за участие в банде; по п. п. “а”, “б” ч. 3 ст. 163 УК РФ за вымогательство; по ч. 2 ст. 167 УК РФ за умышленное уничтожение имущества (2 эпизода); по п. “а” ч. 3 ст.

163 УК РФ за вымогательство (2 эпизода).

Определение ВС РФ: Приговор отменен, уголовное дело направлено на новое разбирательство в особом порядке в тот же суд иным составом суда, поскольку суд принял решение об уменьшении объема обвинения в особом порядке, несмотря на то, что для этого требовалось исследование собранных по делу доказательств.

В судебном заседании государственный обвинитель свое представление поддержал и подтвердил содействие подсудимого следствию.

Подсудимый согласился с предъявленным обвинением и пояснил, что досудебное соглашение о сотрудничестве было заключено им добровольно, с участием защитника.

Последствия удовлетворения судом такого ходатайства, а также пределы обжалования приговора, постановленного в порядке главы 40.1 УПК РФ, предусмотренные ст. 389.27 УПК РФ, Королеву разъяснены (т. 163 л.д. 77 – 78).

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 18.04.2017 N 72-АПУ17-9Приговор: По ч. 2 ст. 210 УК РФ за участие в преступном сообществе, ч. 2 ст. 209 УК РФ за участие в банде, ч. 3 ст. 222 УК РФ за незаконное хранение огнестрельного оружия и боеприпасов, п. п. “а”, “б” ч. 4 ст.

162 УК РФ за разбой, ч. 4 ст. 166 УК РФ за неправомерное завладение автомобилем без цели хищения, п. п. “а”, “ж”, “з” ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство, ч. 3 ст. 30, п. п. “а”, “ж”, “з” ч. 2 ст. 105 УК РФ за покушение на убийство.Определение ВС РФ: Приговор оставлен без изменения.

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Сиволапа Н.В., адвоката Пляскина Д.И., потерпевшего И. на приговор Забайкальского краевого суда от 13 декабря 2016 года, по делу, рассмотренному в порядке главы 40.1 УПК РФ, по которому

Определение Верховного Суда РФ от 06.06.2017 N 70-УД17-9Приговор: По п. п. “а”, “г” ч. 3 ст. 228.1 УК РФ за незаконный сбыт наркотических средств, ч. 3 ст. 30, п. п. “а”, “г” ч. 3 ст. 228.1 УК РФ за покушение на незаконный сбыт наркотических средств (2 эпизода), п. п.

“а”, “г” ч. 4 ст. 228.1 УК РФ за незаконный сбыт наркотических средств, ч. 3 ст. 30, п. п. “а”, “г” ч. 4 ст. 228.1 УК РФ за покушение на незаконный сбыт наркотических средств, ч. 1 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ за приготовление к незаконному сбыту наркотических средств.

Определение ВС РФ: Приговор отменен в части осуждения по п. п. “а”, “г” ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, ч. 3 ст. 30, п. п. “а”, “г” ч. 3 ст. 228.

1 УК РФ (2 эпизода), и производство по делу прекращено в связи с отсутствием в деянии состава преступлений, осужденному назначено 7 лет 6 месяцев лишения свободы.

Уголовное дело в отношении Бекуатова рассмотрено в порядке, предусмотренном главой 40.1 УПК РФ, положения которой устанавливают особый порядок вынесения судебного решения в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 17.05.2017 N 58П17Приговор: По ч. 1 ст. 210 УК РФ, по ч. 3 ст. 30, п. п. “а”, “г” ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, по ч. 1 ст. 30, п. п. “а”, “г” ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, по ч. 3 ст. 30, п. “а” ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, по ч. 2 ст. 222 УК РФ, по ч.

2 ст. 326 УК РФ, по ч. 1 ст. 327 УК РФ.Постановление ВС РФ: Судебные акты в части осуждения по ч. 1 ст. 210 УК РФ отменены, уголовное дело в указанной части прекращено за отсутствием в деянии состава преступления; действия осужденного переквалифицированы с ч. 2 ст. 222 УК РФ на ч.

1 ст. 222 УК РФ (в ред. ФЗ от 28.12.2010 N 398-ФЗ), по которой назначено наказание в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы; по совокупности преступлений назначено наказание в виде 11 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Уголовное дело в отношении Ткачева А.Ю. рассматривалось в порядке, предусмотренном главой 40.1 УПК РФ, то есть в особом порядке принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, без исследования доказательств в судебном заседании.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 30.05.2017 N 59-АПУ17-5Приговор: По п. п. “а”, “б” ч. 4 ст. 158 УК РФ за кражу; по п. п. “а”, “б” ч. 4 ст. 162 УК РФ за разбой; по ч. 2 ст. 209 УК РФ за бандитизм; по ч. 3 ст. 127 УК РФ за незаконное лишение свободы; по ч. 3 ст. 222 УК РФ за незаконный оборот оружия.Определение ВС РФ: Приговор оставлен без изменения.

По приговору суда, постановленному в особом порядке проведения судебного заседания в соответствии с главой 40.1 УПК РФ Евтушенко И.Б.

признан виновным и осужден за кражи чужого имущества(два преступления), совершенные в составе организованной группы, в особо крупном размере; за участие в вооруженной группе(банде) и совершаемых ею нападениях; за разбойные нападения (два преступления), совершенные с целью хищения чужого имущества, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, в составе организованной группы, в особо крупном размере; за незаконное лишение свободы, совершенное с применением оружия, организованной группой; за незаконное ношении огнестрельного оружия и боеприпасов организованной группой.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 16.05.2017 N 86-АПУ17-6Приговор: По п. п. “а”, “ж”, “з” ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство, ч. 2 ст. 209 УК РФ за участие в банде, ч. 3 ст. 222 УК РФ за незаконную перевозку огнестрельного оружия и боеприпасов, ч.

1 ст. 167 УК РФ за умышленное уничтожение чужого имущества.Определение ВС РФ: Приговор изменен, основное наказание в виде лишения свободы, назначенное осужденному по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, смягчено до 14 лет 10 месяцев.

В суде Мещанкин М.О. вину свою признал полностью, и по его ходатайству дело рассматривалось в соответствии с положениями ст. 316 УПК РФ и главы 40.1 УПК РФ.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 25.04.2017 N 46-АПУ17-4Приговор: По ч. 2 ст. 209 УК РФ, п. п. “а”, “е”, “ж”, “з” ч. 2 ст. 105 УК РФ, ч. 3 ст. 30, п. п. “а”, “е”, “ж”, “з” ч. 2 ст. 105 УК РФ, ч. 1, 3 ст. 222 УК РФ.

Определение ВС РФ: Приговор изменен: уточнена описательно-мотивировочная часть приговора; на основании п. 6 ч. 1 ст. 57 УК РСФСР исключено указание о признании в качестве отягчающего наказания обстоятельства по преступлениям, предусмотренным ч. 3 ст. 30, п. п. “а”, “е”, “ж”, “з” ч. 2 ст. 105 УК РФ и ч.

1 ст. 222 УК РФ, рецидива преступления; смягчено назначенное наказание.

Производство по уголовному делу в отношении Скрипниченко А.М. осуществлялось в порядке, установленном гл. 40.1 УПК РФ, и было проведено с соблюдением соответствующих предписаний уголовно-процессуального закона.

Порядок рассмотрения ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, проведения судебного заседания и постановления приговора в отношении Скрипниченко А.М.

, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, не оспаривается в апелляционных жалобах осужденного и его защитника.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 12.04.2017 N 39-П17Приговор: По ч. 2 ст. 210 УК РФ за организацию преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней), по п. п. “а”, “г” ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, по ч. 3 ст. 30, п. п. “а”, “г” ч. 3 ст. 228.1 УК РФ за покушение на незаконный сбыт наркотических средств; по ч. 1 ст. 30, п. п. “а”, “г” ч. 3 ст. 228.

1 УК РФ за приготовление к незаконному сбыту наркотических средств.Постановление ВС РФ: Приговор изменен, дело в части осуждения по ч. 2 ст. 210 УК РФ отменено и в данной части прекращено; смягчено наказание, назначенное по ч. 1 ст. 30, п. п. “а”, “г” ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, до 6 лет 6 месяцев лишения свободы, по ч. 1 ст. 30, п. п. “а”, “г” ч. 3 ст. 228.

1 УК РФ – до 6 лет 6 месяцев лишения свободы.

В отношении Ковалева С.А. уголовное дело рассматривалось в порядке, предусмотренном главой 40.1 УПК РФ, положения которой устанавливают особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.

По приговору Санкт-Петербургского городского суда от 13 августа 2013 г. Ковалев С.А. осужден, в том числе, по ч. 2 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 г. N 377-ФЗ) за участие в преступном сообществе (преступной организации).

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 16.03.2017 N 8-АПУ17-2Приговор: Осужденные-1, 2 – по п. п. “а”, “ж”, “з” ч. 2 ст. 105 УК РФ, по ч. 3 ст. 30, п. п. “а”, “ж”, “з” ч. 2 ст. 105 УК РФ, по п. “в” ч. 4 ст. 162 УК РФ, по п. “а” ч. 2 ст. 166 УК РФ, по ч. 2 ст.

167 УК РФ, по ст. 125 УК РФ; осужденный-3 – по ч. 5 ст. 33, п. п. “а”, “ж”, “з” ч. 2 ст. 105 УК РФ, по ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, п. п. “а”, “ж”, “з” ч. 2 ст. 105 УК РФ, по ч. 5 ст. 33, п. “в” ч. 4 ст. 162 УК РФ, по ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 167 УК РФ.

Определение ВС РФ: Приговор изменен в отношении осужденных-1, 2, они освобождены от наказания, назначенного по ст.

125 УК РФ, за истечением сроков давности уголовного преследования; по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 23 года 10 месяцев лишения свободы каждому.

При этом суд правильно признал достоверными показания Петросяна М.В., осужденного в порядке главы 40.1 УПК РФ за оказание пособничества Химшиашвили И. и Хайдаралиеву в совершении указанных преступлений, из которых следует, что Тавадян был осведомлен о планах Химшиашвили и Хайдаралиева совершить разбойное нападение на семью М., убить их и поджечь дом.

Источник: https://legalacts.ru/kodeks/UPK-RF/chast-3/razdel-x/glava-40.1/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.