За что дают 6 лет строгого режима

«Харлей-Дэвидсон», золотые слитки и земля: хватит ли потерпевшим арестованного по делу КПК «Рост»

За что дают 6 лет строгого режима

Казанский суд прописал строителям финансовой пирамиды в 20 регионах страны 79 лет «зоны», по 8 лет пятеро уже отсидели

Портреты Екатерины Великой, таиландские баты, сельхозземля и парк «Мерседесов» пойдут на реализацию в счет погашения ущерба 3,5 тысячи потерпевших вкладчиков КПК «Рост». Но лишь в том случае, если оглашенный сегодня приговор вступит в силу.

Вахитовский райсуд Казани наказал реальными сроками от 9,5 до 13,5 года всех фигурантов дела финансовой пирамиды, в том числе и экс-капитана казанского «Рубина» Сергея Харламова.

Впрочем, как выяснило «Реальное время», адвокаты сомневаются, что арестованного хватит на всех, и планируют обжаловать приговор.

«Нам главное, чтобы деньги вернули», — с таким требованием на финальное заседание суда пришли чуть больше десятка потерпевших, преимущественно пенсионерки.

К началу итогового заседания в зал набилось около 40 человек — подсудимая Наталья Макарова, адвокаты семи фигурантов дела, потерпевшие и журналисты. А еще один из большой группы гособвинителей, менявших друг друга в ходе двухлетнего разбирательства по делу «Роста».

Шесть арестованных фигурантов завели в стеклянный «аквариум» чуть ранее. Под стражей большинство из них находятся уже 5 лет и 8 месяцев. Из расчета один день СИЗО за 1,5 дня колонии общего режима получается, что на момент оглашения приговора большинством подсудимых отбыто по 8,5 года.

Последние 2,5 месяца судья Вахитовского райсуда Казани Лилия Галимова провела в совещательной комнате. Оглашение приговора, по прикидке защитников, могло растянуться на неделю с лишним — с учетом полных данных 3,5 тысячи потерпевших, подробно описанных сделок с их денежными средствами и объемом доказательств дела, которое расследовалось с 2015 года и пришло в суд в 850 томах.

Однако уголовные чтения заняли около четырех часов, поскольку судья постановила — оглашать только вводную и резолютивную части приговора. Свое решение она обосновала ссылкой на закон, который позволяет такое частичное оглашение в случае рассмотрения дел о преступлениях в сфере экономической деятельности.

Гособвинитель просил 116 лет, суд дал на 37 лет меньше

В итоге уже на 25-й минуте заседания началось оглашение резолютивной части решения. Из нее следовало — оправданных даже частично по делу нет.

Квалификацию следователей ГСУ МВД Татарстана и прокуратуры республики суд принял и в части трех эпизодов мошеннического хищения средств — у пайщиков Барнаула (Алтайская область), Миасса (Челябинская область) и Татарстана, и в части легализации части преступных доходов (п. а, б ч. 4 ст. 174.1 УК РФ).

Шесть арестованных фигурантов завели в стеклянный «аквариум» чуть ранее. Под стражей большинство из них находятся уже 5 лет и 8 месяцев

Все семь подсудимых признаны виновными в трех аферах, основатель КПК «Рост» Андрей Макаров и его сестра Наталья — еще и в легализации.

Кроме того, в суде устояло тяжкое обвинение об организации преступного сообщества и участии в нем.

Правда, суд частично смягчил его, переквалифицировав часть 3 статьи 210 на часть 1 той же статьи Макарову и на часть 2 — всем остальным фигурантам. Таким образом, был исключен признак «с использованием служебных полномочий».

В прениях гособвинитель просил посадки всех семерых на общий срок 116 лет. По приговору суда им предстоит отбыть 79 лет. Строже всех суд наказал главного из «ростовщиков» — Макарова, ранее судимого за мошенничество: 13,5 года колонии особого режима — это почти тюремные условия, строже только в колониях для пожизненно осужденных.

Остальных ждет колония общего режима, если, конечно, приговор вступит в силу:

  • 12,5 года назначено учредителю, гендиректору и главбуху КПК Наталье Макаровой;
  • по 12 лет — консультанту КПК и экс-капитану футбольного «Рубина» Сергею Харламову и Александру Бурнаеву;
  • 10 лет — Роберту Гарипову;
  • по 9,5 года — консультанту с гражданством США и РФ Вадиму Еникееву и Алексею Гречко.

Суд постановил взять под стражу находившуюся под домашним арестом Макарову.

После озвученных сроков часть потерпевших и представителей СМИ покинули зал, однако до конца оглашения приговора было еще далеко. В резолютивной части суд разрешил судьбу вещественных доказательств, арестованного имущества и гражданских исков по делу.

Суд постановил взять под стражу находившуюся под домашним арестом Макарову

Под арестом — портреты Петра I и целый гараж «Мерседесов»

Суд постановил — взыскать с подсудимых в солидарном порядке в равных долях в пользу потерпевших причиненный по делу ущерб. Оглашение ФИО обманутых вкладчиков и их сумм растянулось на час с лишним. Кто-то оставил в КПК 39 тысяч, кто-то больше 2 млн рублей.

В числе арестованного по делу имущества, денежных средств и ценностей оказались рубли, евро, доллары и даже таиландские баты. А еще металлические слитки золота, кеш-боксы с монетами и несколько портретов Петра I и Екатерины II кисти неизвестного художника.

Также суд сохранил арест на автомобиль «Субару Форестер» осужденного Гарипова и участок Бурнаева в Державинском поселении Лаишевского района.

У арестованного Харламова под арестом и «Мерседес-Бенц» 1997 года выпуска, а еще 600 «квадратов» в высокогорском селе Каймары и 7 «квадратов» на улице Петербургской в Казани.

В счет погашения ущерба могут пойти и два дачных домика в Матюшинском лесничестве, полдоли в казанской квартире и еще один «Мерседес-Бенц» 2013 года осужденного Гречко.

У Натальи Макаровой следствие в свое время нашло два участка в Лаишевском районе, автомобиль «Хонду Цивик» да часть доли в помещении на Петербургской, 25.

Арестованное имущество ее брата значительнее — мотовездеход, прицеп, семь участков в Лаишевском, Пестречинском районах и садовом товариществе «Домостроитель» в Казани, там же садовый дом и жилое строение, три помещения, две квартиры и два стояночных места в доме 66/17 на Достоевского в Казани.

Самые большие объекты недвижимости попали под арест у самого КПК «Рост» — участки 15 и 26 га в Рыбнослободском районе, производственный корпус в удмуртском городе Сарапуле.

А еще — больше десятка «Мерседесов» 2012—2014 годов выпуска.

Правда, по данным защиты, на момент ареста полного расчета с лизинговой компанией не было, и как будут делить машины либо средства от реализации между потерпевшими и лизингодателем — дело будущего.

Запрет регистрационных действий наложен еще на 10 единиц транспорта, включая символ роскоши — мотоцикл «Харлей-Дэвидсон», и крановый манипулятор.

Адвокаты осужденных полагают, что арестованного по делу на погашение заявленного ранее ущерба в 1,5 млрд рублей не хватит

Адвокаты осужденных полагают, что арестованного по делу на погашение заявленного ранее ущерба в 1,5 млрд рублей не хватит.

Между тем часть этого имущества сегодня Вахитовский суд освободил из-под ареста: восемь участков некоего Мусина и ООО, а также «Кадиллак» 2012 года выпуска.

Вернуть хозяину суд постановил и пять колец, три золотые цепочки и две броши, ранее изъятые следствием у лица, которого подозревали в связях с обвиняемыми по делу.

В последнем слове «ростовщики» обвиняли следователей

Большую часть приговора часть арестованных провели сидя — после озвученных сроков судью они почти не слушали, переговаривались о чем-то своем. Наталья Макарова, находившаяся в зале, в какой-то момент начала плакать.

Была надежда, что суд предоставит ей отсрочку отбывания наказания до достижения ребенком 14-летнего возраста.

Такую отсрочку в Вахитовском суде Казани в свое время получила осужденная за пожар с гибелью четырех человек хозяйка пивного бара «Лепрекон» Роза Фарукшина, которую позже амнистировали.

Напомним, никто из фигурантов дела КПК «Рост» вину по обвинению не признал.

«Простите меня Христа ради, кто пострадал от деятельности КПК «Рост». Простите, что не смог выполнить свои обязанности. Мошенничества не совершал, никого не обманывал, похищенных денег я не реализовывал», — говорил в последнем слове Андрей Макаров. Он назвал страшным обвинение в ОПС и заявил о полном отсутствии доказательств его вины.

Андрей Макаров

«Уничтожено более 10 организаций, занимавшихся абсолютно законным делом. Офисы разграблены, уничтожено и утеряно огромное количество документов, — оценивал Макаров работу следствия. — Репутация наша и нашей фирмы уничтожена…» Завершил свою речь этот обвиняемый вопросом: «А те ли люди сидят на скамье подсудимых?».

Американец Вадим Еникеев от последнего слова отказался.

Александр Бурнаев продолжал настаивать: «Можно было теми компаниями урегулировать возникшую ситуацию, чтобы не допустить появления пострадавших и подсудимых. Но звезды на погоны и остальное — были важнее».

«Считаю, следователи не пытались установить истину по делу, а пошли по пути увеличения потерпевших. Их количество как снежный ком с 11 марта 2015 года стало увеличиваться, — говорил в последнем слове Роберт Гарипов. — Считаю, это открытое злоупотребление правом».

Алексей Гречко был краток: «Считаю себя честным человеком… Я не считаю виной то, что я устроился не в ту компанию. Об офисах в Миассе и Барнауле я узнал уже в ходе следствия. Остается надеяться на честь суда и молить Бога, что в скором времени увижу своих детей и внучку, которая родилась без меня».

«Для меня прокурор запросил 16 лет колонии. Это ж какой тяжести должно быть преступление, чтобы женщину разлучили с сыном, отправили на такой срок, — выступила Наталья Макарова. — У меня не было врагов, миллионных долгов, политических амбиций. Я 7 лет назад возглавила по просьбе брата ООО. Он не мошенник и не жулик — он комбинатор, с детства придумывал различные способы заработка…»

Сергей Харламов заготовил для суда басню про всех участников судебного процесса, однако прочесть эти стихи суд не дал.

В итоге бывшая звезда футбола обошлась прозой, поддержав претензии товарищей по клетке в адрес МВД и рассказав, что возможность кинуть вкладчиков у главного фигуранта дела была — желания не было: «Макаров, когда начиналась катавасия с кризисом в 2014 году, был в США. И мог там остаться, но этого не сделал. Сказал — буду биться. Проявил мужество и героизм, вернувшись сюда…»

…Сегодня после обеда суд продолжил оглашать приговор в части ущерба вкладчиков. «Да где они столько денег возьмут!» — возмутилась в голос одна из потерпевших, оценив на слух потерянные больше пяти лет назад суммы.

Важный момент — размер установленного по делу ущерба в резолютивной части решения не прозвучал.

ПроисшествияАвтоБизнесОбществоВластьЭкономикаФинансыИнвестицииНедвижимостьСпортФутбол Татарстан

Источник: https://realnoevremya.ru/articles/193830-za-chto-posadili-harlamova-i-pogasyat-li-uscherb-15-mlrd-vkladchikov-rosta

Шесть с половиной лет строгого режима за пикет

За что дают 6 лет строгого режима

12 октября 20192019-10-12T20:59:00Z2019-10-12T20:59:00Z
Василий Дерюгин / Коммерсантъ

Никоим образом не хочу задеть чувства организаторов и участников самых разных акций в поддержку политзаключённых, включая тех, что проходят по «московскому делу».

Но беда в том, что вне поля зрения неравнодушных людей остаются протестующие, которым вменяют те же самые статьи за подобные нарушения закона. Их отличие от Павла Устинова, Кирилла Жукова, Данилы Беглеца и других москвичах, выходивших на митинги этим летом, в том, что Ян Сидоров и Владислав Мордасов не из столицы.

Они живут в Ростове-на-Дону, и неделю назад были приговорены к шести с половиной годам лишения свободы за организацию массовых беспорядков с целью дестабилизации политической ситуации в стране.

Думаете, два юноши устроили террористическое подполье и изготавливали боеприпасы? Или вели агитацию против легального и легитимного политического режима? Может, они даже вышли на митинг, где сбили каску с омоновца?Нет, их преступление намного страшнее. Они вышли на площадь с пикетами в защиту погорельцев.

Несколько следующих лет они проведут в колонии строгого режима, но большинство россиян никогда не узнает их имена и подробности дела, из-за которого они оказались на скамье подсудимых. И пусть о них говорят на московских митингах, но Ростов далеко, и на ютуб их преступление не попало. Но эта история так же важна, как и те дела, что давно на слуху.

Уж не знаю, помнит ли об этом кто-нибудь, кроме стен домов с выцветшими надписями «5/11/17», которые ещё можно встретить в российских городах, но на 5 ноября 2017 года Вячеслав Мальцев (а его помните?) назначил революцию в России.

Никакого реального плана свержения власти, кажется, не было — режим просто должен был делегитимизировать себя к годовщине Октября, а история — зайти на второй круг. В итоге в воскресный ноябрьский день на улицы страны вышли, в основном, простые горожане, часть которых наполнили автозаки, благодаря бдительности полицейских.

Одними из таких счастливцев были, например, Михаил Светов и слушатели его лекции о либертарианстве, которая в итоге прошла в автозаке.Уже 26 октября 2017 года возглавляемое Мальцевым движение «Артподготовка» было признано экстремистским, а в связи с причастностью к нему было возбуждено несколько десятков уголовных дел.

Позднее это число увеличилось, в том числе и за счёт задержанных на акциях 5 ноября. Одной из таких акций стал пикет Яна Сидорова и Владислава Мордасова в Ростове.

из материалов дела

По версии следствия, Сидоров и Мордасов создали чат в телеграме, в котором «обсуждали проблемы в стране, возмущались действиями государства, критиковали поведение властей». По версии юношей, в чате не обсуждалась грядущая революция, а тех, кто призывал к крови и беспорядкам, из него исключали. На пикет 5 ноября Сидоров и Мордасов вышли с плакатом в защиту ростовских погорельцев — тех самых людей, дома которых сгорели в 2017 году.

Осенью 2017 года (спустя два месяца после пожара) стало очевидно, что погорельцам не дадут возможности вернуться и отстроить свои дома заново. Город до сих пор судится с теми, кто не желает покидать участки с уцелевшими домами.

Возмущенные молодые люди решили привлечь внимание к этой проблеме и выйти на площадь перед зданием правительства с плакатом «Верните землю ростовским погорельцам». Именно в этот день была анонсирована «новая русская революция» Мальцева.

Елена Романова / «Новая газета»

Последствия пожара в Ростове 21 августа 2017 года. Денис ДемковТем не менее, следователи считают, что 18-летний и 21-летний студенты интересовались совсем другим:В чате вчерашние школьники обсуждали не проблемы, а способы организации массовых беспорядков, делились рецептами «коктейля Молотова», рассказывали, как использовать солдатские ремни в случае открытого противостояния сотрудникам полиции, призывали к беспорядкам и распределяли роли в их организации, рассказывали, как надо засыпать сахар в бензобак патрульных машин, чтобы они не заводились.

Елена Романова / «Новая газета»

После задержания на площади Советов, юноши получили по семь суток ареста и не по своей воле стали завсегдатаями местного Следственного комитета. По их словам, сотрудники СК и центра «Э» пытали их, выбивая признательные показания в организации беспорядков. На меня предварительно накричал оперативник центра «Э» Андрей Шпитько, а потом меня отвели на допрос.

«Знаешь, кто мы такие? — спросил (оперативный сотрудник центра «Э» Валентин) Краснокутский. — Мы — эстапо».Мои ответы им не понравились. Краснокутский бил меня ладонями по щекам и кулаками в солнечное сплетение, душил со спины и шептал что-то на ухо. Я не понимал, почему это все со мной происходит, ведь я ничего не сделал. Итоговый акт опроса я даже не читал.

Мне просто сказали его подписать. Это продолжалось четыре часаОбещали дать несколько суток ареста или штраф и отпустить, если признаемся. Мы получили по семь суток и вернулись в спецприемник отбывать арест. Я думал, что все кончилось, но на следующий день ко мне заявились Краснокутский и Казин.

Они завели меня в какой-то кабинет, похожий на школьный класс, снова били, унижали, требовали «правильных» ответов. 10 ноября за нами снова приехали сотрудники ЦПЭ. Они отвезли нас в Следственный комитет, провели наверх по пожарной лестнице.Там нас разделили. Следователь Гордеев спросил, может ли моя мама позволить себе защитника по соглашению? Я ответил: конечно, нет.

Тогда он сказал писать заявление на адвоката по назначению. В скором времени приехала Александра Петровна Артамонова, чтобы осуществлять мою, если так можно выразиться, защиту. Позже в кабинет заглянули Краснокутский и Горбанев. Следователь сказал им, что я даю плохие показания.

Он посмотрел на адвоката и попросил ее уйти, потому что дальнейшее зрелище будет не для женских глаз, — говорит Мордасов. — Они втроем начали меня бить. Я сказал им, что не получится, я все равно не признаюсь. Тогда Гордеев достал из шкафчика противогаз. «Сейчас мы будем делать слоника», — сказал следователь.Следующие десять минут он возился с противогазом.

Заслонку с фильтра он, естественно, не снял. Они надевали его на меня несколько раз и душили, пока я не начинал задыхаться и дергаться. Я снова отказался признаваться. Они вообще взбесились, Гордеев начал орать неистово просто. В процессе пришел следователь Восканян, который услышал из коридора звуки, и присоединился. Они повалили меня на пол и начали пинать, вытирать ботинки о мое лицо.

Двое спереди и двое сзади. Я закрыл голову, а они били в пах. Я не выдержал и согласился подписать показания. Мы спустились и записали показания на месте буквально с первого дубля. Понятые, которые были с ними, мне даже кофе сделали. На следующий день суд отправил меня в СИЗО.

Влад Мордасов / «Новая газета»

Меня отвели на второй этаж и допрашивали там часов восемь, — рассказал на суде Ян Сидоров. — Как только я зашел в кабинет, сотрудник ЦПЭ (Мухадин) Урусов сразу толкнул меня на стул, начал бить по щекам и бутылкой по голове. Они говорили, что мы собирались устроить массовые беспорядки, что мы хотели повторить Майдан, что они все про нас знают. Передо мной сидел Краснокутский. Он протоколировал не мои слова, а свою точку зрения на происшедшее. Я должен был отвечать на все так, как хотелось им. Если я что-то отрицал, они били меня по лицу и унижали. Кто-то принес биту и сказал: «Вот как вы хотели проводить пикет». Я не хотел, чтобы все это продолжалось, и просто подписал бумагу. После этого меня спустили на первый этаж.

Ян Сидоров / «Новая газета»

Кроме того, Сидоров и Мордасов считают, что к революции в созданном им чате призывали провокаторы, которых они старались удалять из беседы, не уводя её от мирного обсуждения региональных проблем.

Исходя из этой переписки, ни одного высказывания, которое призывало бы к погромам, поджогам, уничтожению имущества, не принадлежит ни Владу, ни Яну. Более того, ребята, наоборот, останавливали подобные призывы и несколько раз напоминали, что речь идет о мирном характере митинга.

Действительно, у нас возникает вопрос к следствию: кто эти люди, которые прятались под различными никнеймами и призывали к насильственным действиям?

Мариэтта Арутюнян, адвокат Влада Мордасова / RTVi

А я потом задал следователю вопрос: «Уважаемый, если я сейчас подбираю человек 10, и мы заходим на сайт МВД или СК, где прямо призываем ментов, чтобы они брали штатное оружие и шли громить, надо будет арестовать начальников МВД и Следственного комитета за то, что они для этого организовали сайт?» Сначала он впал в ступор, а потом сказал: «Хоро-о-оший вопрос».

Владимир Сидоров, дедушка Яна Сидорова / «Новая газета»

Вот что мы имеем в сухом остатке два года спустя:

  • революция Мальцева сначала стала мемом и анекдотом, а потом и вовсе забылась;
  • десятки людей стали фигурантами уголовных дел, в том числе за хранение оружия;
  • два парня из Ростова получили по шесть с половиной лет колонии строгого режима;
  • проблема ростовских погорельцев, интересовавшая юношей ещё два года назад, не решена до сих пор.

Как я уже отметил, за известными даже за пределами интернет-аудитории делами «Сети», «Нового величия» и «московского дела» такие события, как осуждение двух ребят из глубокой провинции проходят незаметно. На него просто не хватает ни сил, ни времени, и само оно окружено ореолом Вячеслава Мальцева, известного своими весьма одиозными взглядами. И к сожалению, это не единственное подобное дело в России, когда обвиняемые и осуждённые не получают медийной и общественной поддержки не потому, что им не хотят помочь, а потому, что о них никто не знает или их дела оказываются в тени более громких, более освещённых, более близких к Москве.

Пожалуйста, расскажите о ростовском деле своим друзьям. Почитайте посвящённые ему материалы в «Новой газете», на «Медузе», на RTVi и в других изданиях.

Ведь быть свободным — это не пойти в кино или в ресторан. А быть свободным значит не бояться открыто выражать свою точку зрения. Называть вещи своими именами будь то беззаконие или несправедливость. Быть гражданином — это не просто иметь паспорт страны.

Это значит осознавать долг, права и обязанности перед страной и другими гражданами. Вы можете влиять на эту несправедливость с помощью законных методов. Есть такие организации, как: Amnesty International (Международная Амнистия), «Мемориал», «Росузник».

Они размещают у себя на сайтах списки тех, кто незаконно преследуется по тем или иным мотивам. Есть там и контактная информация. Напишите им небольшое письмо со словами поддержки. Распространяйте информацию в интернете. Если есть возможность, придите на суд или выйдите на пикет. Вы также можете написать обращение в прокуратуру.

Попробовав сделать что-нибудь из этого, вы измените жизнь этого человека, так как 10000 обращений в прокуратуру лучше, чем одно.

Ян Сидоров / «Медуза»

Подписывайтесь:

Обратите внимание:

Источник: https://varlamov.ru/3633401.html

Один день в колонии строгого режима. Часть 1

За что дают 6 лет строгого режима

Мое представление о тюрьмах и колониях всегда было довольно специфичное. И основывалось в основном на художественных фильмах и сериалах, ну и на блатных-шансон песнях, которые я слышал/слушал всегда(да-да я знаю, у меня адовый музыкальный вкус).

Так что все картины жизни и быта на зоне для меня в основном нарисованы текстами группы Лесоповал, Воровайки, Бутырка,  и такими исполнителями как Михаил Круг и Аркадий Северный. Да даже сейчас, пока пишу эти строки, моя музычка вконтакте радует меня строками начиная от “Но забор высокий не пускает и колючек в несколько рядов, часовые с вышек наблюдают, и собаки рвутся с поводов…

” и заканчивая “Аттестат в крови, по бокам конвой, а меня везут, под сирены вой, и теперь там ждут, друзья новые, а предметы там, уголовные”.

   И теперь представьте как я заинтересовался, когда сотрудники ФСБ и УФСИН пригласили меня на один день в одну из колоний региона. Для нашей области такая ситуация происходила впервые, до этого блогеров не приглашали в такие поездки.

Есть у меня предчувствие, что и в других регионах это одно из первых приглашений.

Получив мое согласие, сразу запросили определенные документы и список оборудования(Зона – режимный объект, и туда нельзя пронести очень много вещей, в том числе сотовые, а по всей фототехнике запрашивают все, включая номера объективов)

  Настал день поездки. Загрузившись в автобус, направились в сторону Исправительной колонии № 4

На сегодняшний день на территории региона функционируют 12 учреждений уголовно-исполнительной системы, в том числе: 4 ИК общего режима, 3 ИК строгого режима, 2 колонии-поселения, 2 следственных изолятора, 1 лечебное исправительное учреждение.

Общее количество осужденных, находящихся под контролем УФСИН по Ивановской области, составляет около 8 тыс. человек.

Исправительная колония №4 – колония строгого режима. ИК бывают нескольких режимов : колонии-поселения, колонии общего режима, колонии строгого режима, колонии особого режима.

Колония строгого режима – исправительное учреждение закрытого типа, где содержатся лица, представляющие высокую опасность для общества и нуждающиеся в строгих ограничениях для исправления.

Они осуждены за совершение особо тяжких умышленных преступлений, совершенных впервые, либо при простом и опасном рецидиве преступлений.

Условия пребывания в подобном учреждении достаточно суровые и включают в себя множество ограничений, полную изоляцию от общества

В последние месяцы некоторых бывших ивановских чиновников приговорили к строгому режиму. Чем же будет отличаться их быт от пребывания на общем режиме?

В условиях общего режима содержатся лица, которые впервые совершили тяжкие преступления, а также преступлений средней и небольшой тяжести. В условиях строго режима содержат лиц, впервые совершивших особо тяжкие преступления, а также простых и опасных рецидивистов.

В колонии общего режима разрешается расходовать на еду и необходимые предметы средства в размере 3 МРОТ, в колонии строгого режима – не более 2 МРОТ.

В колонии общего режима заключённый имеет право на 6 краткосрочных и 4 длительных свидания, в колонии строго режима – на 3 краткосрочных и 3 длительных.

Осужденный к наказанию в колонии общего режима может получать 6 посылок и 6 бандеролей, в колонии строгого режима – 4 посылки и 4 бандероли.

Но вернемся к ИК-4.

Начало своего существования нынешнее учреждение Кинешемская исправительная колония № 4, согласно архивных приказов, ведет с 5 ноября 1935 года как колония «особого строительства». Учреждение дислоцировалось на территории между Кинешемской фабрикой № 2 и деревней Ищеино в 500 метрах от реки Волга по ее правому берегу.

С августа 1938 года колония именуется, как «Кинешемская промышленная колония № 2». С февраля 1939 года состав осужденных включал мужчин, женщин и несовершеннолетних, которые были размещены в изолированных зонах колонии. Мужчины трудились на мебельном производстве, а женщины на пошиве спецодежды, нательного белья, перинок.

С 29 октября 1943 года колония реорганизована в Кинешемскую детскую трудовую колонию №2.

 Сегодня лимит наполнения ИК-4составляет 1402 человека, из них 13 мест помещения, функционирующее в режиме следственного изолятора. На сегодняшний день в учреждении имеется школа, где осужденные получают среднее (полное) общее образование. Функционирует отделение профессионального училища № 49, где обучают 2 рабочим специальностям: швей-моторист, плотник.

В колонии проводятся спортивные соревнования

При заходe в Зону, нам провели инструктаж, после чего мы сдали все телефоны, а с собой смогли взять только фото и видеокамеры(заранее внесенные в списки).

Эмоции после прохода в колонию очень необычные. На инструктаже нам объяснили, что это не игра, и контингент внутри это не шуточка, а реальные преступники, многие из которых рецидивисты. И нахождение в колонии не игра, а крайне ответственное и серьезное мероприятие.

Даже воздух внутри кажется другим. Совсем недавно ты смотрел на колючку снаружи, и вот ты внутри.

Сразу в глаза бросалась чистота территории. Ощущение, что оказался в Минске(нет, там не было колючей проволоки, просто даже окурков на асфальте не было, как и в колонии)

Что же за экскурсия такая проводилась в ИК-4? На самом деле УФСИН и ФСБ в этот день проводили учебно-практический семинар для представителей СМИ и руководителей пресс-служб. И до начала обучающего процесса нам показали жилую зону, столовую, производственную зону и другие объекты.

Каждый осужденный, вставший на путь исправления, из отряда обычных условий, через реабилитационный, может попасть в отряд облегченных условий. Сейчас покажу Вам быт в реабилитационном отряде, после чего заглянем и в облегченные условия.

Вот в таких условиях заключенные умываются. Откровенно говоря, не в каждом студенческом лагере на воле такие же условия.

Имеется и комната хранения продуктов питания.

И комната отдыха с телевизором.

Вот на таких койках спят в отряде.

Многие спросят, а где же заключенные? Фотографировать их нельзя(точнее нельзя без письменного разрешения от каждого, иначе после освобождения они могут подать в суд на вас и ваше издательство, и закон будет на их стороне)

Опять же сразу хочется отметить, что условия достойные. В некоторых хостелах в крупных городах они хуже. Да и чистота в отряде везде идеальная.

Но пора и в другой отряд. С таким указателем не заблудишься.

Вы уже отвыкли от таких телефонов, а в колонии их используют

Практически во всех учреждениях области имеются хлебопекарни, функционируют подсобные хозяйства. В ИК-4 есть даже своя теплица

В 2011 году построен и введен в эксплуатацию отряд облегченных условий отбывания наказания.

Помещение отряда расположено в одноэтажном бревенчатом здании. Здесь оборудована душевая комната, кухня оснащена современной бытовой техникой, в хозяйственном блоке есть стиральная машина и сушилки для белья.

Если бы не колючка вдалеке, точно бы подумал, что это какой-то дом в студенческом лагере. Даже вот такого персонажа можно встретить:

И есть свой фонтан…

Но давайте туда заглянем. Может там нары?

Эй, это точно колония? Надо срочно найти нары и парашу! Зайдем в ближайшую комнату…

Вот такие кровати у заключенных? Серьезно? Это точно не детский санаторий-профилакторий?!!!

И на стенах висят картины, написанные одним из осужденных

А вот так выглядит коридор. Я еще раз напоминаю, мы в колонии. Не на базе отдыха!

Условия крайне крутые. Есть даже телики в камерах(эээээ или комнатах, даже не знаю как правильно писать теперь)

Еще раз хочется отметить, даже в Московских хостелах не всегда такие благоприятные условия.

Есть даже стиральная машинка и душевые!

Не могли не сделать сэлфи. Вот так если сфоткаться и запилить в инст, никто не поверит, что это ванная комната в колонии.

Умывальники тоже шикардосные.

Так ладно! Условия проживания посмотрели, надо взглянуть на дырку в полу, которая точно должна же использоваться в качестве унитаза! Заходим в туалет.

Писуары все работают(я тут был недавно в одном кинотеатре в городе, так там постоянно засорен один из них, а тут все работает)

Ну и унитазы присутствуют. В годы моей студенческой молодости, на нашей турбазе на Рубе была яма, накрытая бетонной плитой, куда мы все дружными рядами, как на первомае, ходили справлять нужду. Запах там была такой, что по сей день помню. А тут в колонии все чисто и нет запаха, ну и унитазы. Я крайне удивлен, сломаны все шаблоны

А еще есть своя кухня.

Ага это тоже кухня отряда, в лагере. Дома не у каждого такой ремонт, просто и условия

А теперь мимо теплицы проследуем в столовую

В следующей части вы увидите, что же едят заключенные в ИК-4, а так же еще много интересного. Не пропустите!!!

Источник: https://zen.yandex.ru/media/blogger37/odin-den-v-kolonii-strogogo-rejima-chast-1--5a266f89a936f4fc5c45250d

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.