За что сажают в исправительную колонию

Карцер в тюрьме: описание, за что и на сколько сажают

За что сажают в исправительную колонию

Для любого нормального человека тюремное заключение кажется самым страшным, что может произойти в жизни. Но есть места гораздо ужаснее, чем камера с минимальными удобствами.

Карцер в тюрьме – это не просто небольшое помещение, где заключенный отбывает наказание за нарушение. Это настоящий ад, и оказаться в нем боятся даже матерые зэки.

Как живут в тюрьме? Почему иногда смерть предпочтительнее, чем отбывание срока за решеткой?

За что можно угодить в карцер?

Тюрьмы предназначены для того, чтобы преступник смог за установленный судом срок искупить свои злодеяния. Но не все готовы мириться со своим положением и за нарушения попадают в карцер. Некоторые не могут отказаться от привычных предметов, которые запрещено иметь в тюрьме.

Другие постоянно устраивают драки и скандалы. Третьи не могут отказаться от игры в карты. Непочтительное отношение к охране или начальству тоже может стать причиной для наказания.

Употребление и распространение запрещенных веществ (алкоголь, наркотики) также карается заключением в карцер.

Всего на территории России находится восемь тюрем. Остальные исправительные учреждения являются колониями общего или строгого режима. В тюрьмы попадают особо опасные рецидивисты, лица, совершившие тяжкие преступления и злостные нарушители порядка, которых переводят из колоний.

Обустройство

Карцер в тюрьме представляет собой небольшую комнату, в которой нет даже минимальных удобств. Это напрямую противоречит российскому законодательству.

Заключение в карцере подразумевает отсутствие общения, а не ужасные условия отбывания наказания. Комната должна быть с удобствами, но найти такую в российских тюрьмах будет проблематично.

И дело не в недостатке денежных средств на обустройство камеры.

Как выглядит карцер в тюрьме? Это маленькая комнатка, в которой единственным источником света является электрическая лампочка под металлической сеткой. Защиту делают специально, ведь заключенные могут использовать осколки для нанесения травм. Как правило, такая лампочка имеет минимальные размеры, и ее скудного освещения не хватает даже для такой маленькой комнатки.

В карцере может находиться железная кровать, которая после сна поднимается и крепится к стене. Иногда местом для отдыха являются деревянные нары. Стол и стул тоже крепко привинчены к полу. Зачастую карцер в тюрьме вообще не имеет ни кровати, ни какого-либо предмета для того, чтобы сидеть.

Небольшое окошко в железной двери служит для передачи еды заключенному. Во время отбывания наказания в карцере ему запрещено получать продукты и посылки. Питаться он может только тем, что готовят в тюремной столовой. Также в двери имеется глазок, чтобы наблюдать за осужденным.

Порядки во всех тюрьмах разные, поэтому и содержание заключенных может существенно отличаться. В одном исправительном учреждении делают послабления для тех, кто попал в карцер. Им разрешается сидеть, читать книги и совершать получасовые прогулки во дворе.

Но в большинстве тюрем карцер расположен в сыром подвальном помещении, где за 15 суток можно запросто заболеть воспалением легких и туберкулезом. Ослабленный организм не способен выносить такие суровые условия. Провинившийся зэк должен большую часть времени провести на ногах или сидя на корточках. Садиться на холодный бетонный пол захочет не каждый.

Средствами личной гигиены пользоваться запрещено. Никаких водных процедур, а в качестве отхожего места может быть просто ведро.

Срок

На сколько в тюрьме сажают в карцер? Максимальный срок наказания – 15 суток. За несоблюдение правил или противоправные действия можно получить дополнительные часы и дни. Таким образом, тюремное начальство может увеличивать срок неопределенное количество раз.

Малолетние преступники не могут находиться в карцере более 7 суток. Полностью от такого наказания освобождаются инвалиды первой группы, беременные женщины и осужденные, которые воспитывают детей в возрасте до 3-х лет. Вы уже имеете представление о том, как выглядит карцер в тюрьме и как долго заключенные могут там находиться.

Пришло время узнать побольше о самих исправительных учреждениях.

Самые страшные тюрьмы

Даже самый законопослушный гражданин слышал об этом ужасном месте. Всего 863 зэка в данный момент отбывают там наказание. За этим строго следит 900 человек из персонала. «Черный дельфин» в Соль-Илецке по праву считают одной из самых страшных тюрем в России.

Доказательством этому может служить статистика – ни одного побега за всю историю этого исправительного учреждения. Сидят тут террористы, маньяки, массовые убийцы и другие личности, которых трудно назвать людьми.

Каждый из них круглосуточно находится под видеонаблюдением.

Как живут в тюрьме эти заключенные? Свет в камерах никогда не выключается, каждые 15 минут обход охранников с собакой, прогулки во дворе с завязанными глазами и скованными наручниками запястьями за спиной.

Садиться на постель в течение дня запрещено: только на стул, который хорошо видно через видеонаблюдение. Сама камера представляет собой железную клетку внутри комнаты. Все, кто попал в «Черный дельфин», получили пожизненный срок, так что выйти отсюда уже не смогут.

Здесь не действуют воровские законы, а единственная отрада для заключенных – это работа.

«Белый лебедь» в Соликамске

Еще одна тюрьма, в которой содержатся пожизненно заключенные преступники. Контингент не сильно отличается от «Черного дельфина»: насильники, убийцы, лидеры ОПГ. Но некоторые послабления в режиме есть.

Через 10 лет можно перейти на более щадящие условия и получить возможность писать письма. В камерах живут по трое, на прогулку выходят на крышу тюрьмы, где для этого оборудованы специальные клетки. В первые годы преступникам запрещается учиться и работать.

Примерное поведение может дать шанс посещать тюремную библиотеку и даже получить заочное образование.

«Полярная сова» в Ямало-Ненецком округе

Такое милое название носит одна из самых страшных тюрем в России. Здесь отбывают свой пожизненный срок «битцевский маньяк» Александр Пичушкин, майор-убийца Денис Евсюков и единственный выживший террорист Нурпаши Кулаев (захват школы в Беслане).

В этом месте практикуют жестокое отношение к «пожизненникам», так как предугадать их поступки очень сложно. Сами заключенные признаются, что лучше умереть, чем отбывать тут наказание. За все время не было совершено ни одного побега, а на двери камер висят таблички, на которых написаны статьи осужденного и перечень его злодеяний.

Особый режим здесь составляет 13 лет. Затем появляются некоторые послабления – работа, получение корреспонденции.

У человека, попавшего в одну из этих тюрем, нет никаких шансов снова оказаться на свободе. Но и лишить себя жизни им тоже никто не позволит – каждую секунду за ними ведется наблюдение. Они вынуждены долгие годы жить в аду, расплачиваясь за совершенные злодеяния.

Источник: https://FB.ru/article/426562/kartser-v-tyurme-opisanie-za-chto-i-na-skolko-sajayut

Статья 74. Виды исправительных учреждений

За что сажают в исправительную колонию

СТ 74 УИК РФ

1. Исправительными учреждениями являются исправительные колонии, воспитательные колонии, тюрьмы, лечебные исправительные учреждения.

Следственные изоляторы выполняют функции исправительных учреждений в отношении осужденных, оставленных для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию, осужденных, в отношении которых приговор суда вступил в законную силу и которые подлежат направлению в исправительные учреждения для отбывания наказания, осужденных, перемещаемых из одного места отбывания наказания в другое, осужденных, оставленных в следственном изоляторе или переведенных в следственный изолятор в порядке, установленном статьей 77.1 настоящего Кодекса, а также в отношении осужденных на срок не свыше шести месяцев, оставленных в следственных изоляторах с их согласия.

2. Исправительные колонии предназначены для отбывания осужденными, достигшими совершеннолетия, лишения свободы. Они подразделяются на колонии-поселения, исправительные колонии общего режима, исправительные колонии строгого режима, исправительные колонии особого режима.

В исправительных колониях могут создаваться изолированные участки с различными видами режима, а также изолированные участки, функционирующие как тюрьма.

Порядок создания, функционирования и ликвидации указанных участков определяется федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний.

3. В колониях-поселениях отбывают наказание осужденные к лишению свободы за преступления, совершенные по неосторожности, умышленные преступления небольшой и средней тяжести, а также осужденные, переведенные из исправительных колоний общего и строгого режимов на основании и в порядке, установленных пунктами “в” и “г” части второй статьи 78 настоящего Кодекса.

4. В исправительных колониях общего режима отбывают наказание осужденные мужчины, кроме перечисленных в частях пятой, шестой и седьмой настоящей статьи, а также осужденные женщины.

5. В исправительных колониях строгого режима отбывают наказание мужчины, впервые осужденные к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений; при рецидиве преступлений и опасном рецидиве преступлений, если осужденный ранее отбывал лишение свободы.

6. В исправительных колониях особого режима отбывают наказание осужденные мужчины при особо опасном рецидиве преступлений, осужденные к пожизненному лишению свободы, а также осужденные, которым смертная казнь в порядке помилования заменена лишением свободы на определенный срок или пожизненным лишением свободы.

7. В тюрьмах отбывают наказание осужденные к лишению свободы на срок свыше пяти лет за совершение особо тяжких преступлений, осужденные к лишению свободы за совершение преступлений, предусмотренных статьями 205 – 205.

5, 206, 208, 211, 220, 221, 277 – 279, 281, 317, 360, 361 Уголовного кодекса Российской Федерации, осужденные при особо опасном рецидиве преступлений, а также осужденные, являющиеся злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания, переведенные из исправительных колоний.

8. В лечебных исправительных учреждениях и лечебно-профилактических учреждениях отбывают наказание осужденные, указанные в части второй статьи 101 настоящего Кодекса. Лечебно-профилактические учреждения выполняют функции исправительных учреждений в отношении находящихся в них осужденных.

В лечебных исправительных учреждениях и лечебно-профилактических учреждениях могут создаваться изолированные участки, функционирующие как колонии-поселения.

Порядок создания, функционирования и ликвидации указанных участков определяется федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний.

9. В воспитательных колониях отбывают наказание несовершеннолетние осужденные к лишению свободы, а также осужденные, оставленные в воспитательных колониях до достижения ими возраста 19 лет.

В воспитательных колониях могут создаваться изолированные участки, функционирующие как исправительные колонии общего режима, для содержания осужденных, достигших во время отбывания наказания возраста 18 лет.

Порядок создания, функционирования и ликвидации указанных участков определяется федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний.

Источник: http://UIkod.ru/osobennaya-chast/razdel-4/glava-11/st-74-uik-rf

Как «принимают» осужденных в колонию

За что сажают в исправительную колонию

Сотрудники колонии за четырнадцать дней карантина зачастую «намазывают» арестантов пока те еще не понимают куда попали и что к чему

«Столыпин» подъезжал к станции, недалеко от которой находилась колония, располагавшаяся рядом с городком на севере страны. Нас ехало пятнадцать человек – «первоходов». Каждый со своим приговором и каждый со своими мыслями в голове и целями жизни в лагере.

Кто-то пустил слух, что при «приёмке» в эту колонию сотрудники сразу предлагают выполнить хозработы в порядке статьи 106-й УИКа. Если ты соглашаешься на это, они включают регистратор и записывают этот факт.

Это нужно для того, чтобы в дальнейшем, если ты начнешь «втыкаться» и «ауешничать» предъявить тебе и братве эту видеозапись.

А по блатным понятия зэк, выполняющий хозработы никак не может быть допущен в братский круг.

— Ни за что не буду выполнять хозработы, — говорил молоденький арестант другому. – Когда на отряд поднимемся из карантина за это спрос может быть. Зачем оно мне? Хочу свой срок просидеть порядочным мужиком и пройти этот путь достойно.

— Какой путь? Какое достоинство? Что за детские игры? – отвечал ему другой, постарше. – Зачем все это? Вот, почитай УИК, — он достал небольшую красную книжицу.

– «Осужденные к лишению свободы могут привлекаться без оплаты труда только к выполнению работ по благоустройству исправительных учреждений и прилегающих к ним территорий. Их продолжительность не должна превышать двух часов в неделю». Статья 106-я.

Тебя по закону имеют право привлечь. Дело, конечно, твое, но я закон нарушать не буду.

— А еще говорят, что заставляют подписать бумагу об отказе от воровских традиций, — добавил третий. — Это они совсем уж озверели!

Поезд остановился. Осужденные, нагруженные под завязку сумками и баулами по одному выскакивали из «Столыпина» и группировались на перроне в окружении вооруженных до зубов фсиновцев. Они были утрамбованы в два автозака и вскоре подъехали к шлюзу на входе в исправительное учреждение.

Наслушавшись рассказов о «приёмке» в сегежских и прочих колониях, в которых этот процесс проходит предельно мрачно, арестанты в гробовой тишине вылезали из машин. Перед ними, выстроившимися в шеренгу держал слово зампобор, крупный, можно даже сказать толстый мент со звериным лицом.

— Кто-нибудь из вас нуждается в безопасном месте? – спросил он и в ответ ему опять стояла тишина. – Если нет, то по одному называйте свои фамилию, имя и отчество, статьи по которым вы осуждены, начало и конец срока.

По окончании переклички осужденных разделили на несколько групп по три-четыре человека и повели в разные места колонии – на шмон, выдачу арестантской униформы и прочие первичные организационные процедуры. Меня и еще троих человек, включая того, который не хотел выполнять хозработы повели на проходную промзоны. Времени еще не было и шести утра и колония спала. Ни одного зэка вокруг не было.

Мы встали вчетвером на проходной. Подошел улыбающийся милиционер и позвал меня с собой. Я шел с ним по промзоне.

— Как тебя зовут? – спросил он.

— Михаил, — ответил я.

— А сколько тебе лет?

— Тридцать четыре.

— Так ты уже взрослый дядька. В общем, смотри, — сказал он мне когда мы зашли в какой-то цех. – В соответствии с УИКом каждый осужденный доложен выполнять хозработы. Но поскольку сейчас надобности в них немного…

— Ты говори что делать, гражданин начальник, — перебил его я.

— Нужно катнуть вот эту штуку оттуда сюда, — и он указал на большую деревянную катушку стоявшую в углу цеха.

Я катнул ее. Она оказалась легкой и на всю эту процедуру не ушло и полминуты. Я даже не заметил, включал ли он регистратор.

После этого я вернулся на проходную. Затем сотрудник забрал с собою того, кто не хотел выполнять хозработы. По сравнении со мною его не было долго, минут пять. По возвращению лицо у него было бледное как смерть.

— Ну как? – шепнул я ему.

— Я сначала отказался трогать эту катушку, — начал он. – И он дал мне коленом в живот.

— А ты чего?

— Ну, я после этого её и перекатил.

— Знаешь, я слышал, что спрос не с тех кто сразу выполнил хозработы, а с тех, кто начал «втыкаться», но при первой же трудности включил заднюю. Я даже знаю слово «недовоткнувшийся». Но, надеюсь, у тебя все будет в порядке.

После этих слов на него невозможно было смотреть.

Потом всю группу разделили. Меня повели на хоздвор, вручили арестантскую одежду и обувь, пересмотрели все вещи, многие из которых отправили на склад.

Я еще не успел дойти до карантина, как меня вызвал в дежурную часть начальник оперотдела. Он оказался невысоким худеньким мужичонкой. Но с очень хитрыми глазами. Подробно расспросил о совершенных мною преступлениях, приговоре, оставшейся на воле семье.

Потом говорил о серьезных шансах на УДО при правильном подходе в моей жизни и работе в лагере. Предложил пойти в дневальные или сразу в старшие дневальные (завхозы) одного из отрядов.

Я уклончиво отвечал, что это вполне возможно, но не сейчас, так как мне надо отойти от этапа, элементарно выспаться, а также понять нравы местной колонии, ведь я долгое время провел в СИЗО и нужно немало дней на адаптацию к новым условиям и т.д. и т.п.

В последствии я понял, что это был правильный шаг с моей стороны, поскольку уходить в «красные», «чёрные» или какие бы то ни было еще в самое первое время не следует. Нужно на самом деле разобраться что к чему в этой колонии, определить её цвет и уж после сделать выбор исходя из собственных интересов и ни чьих других.

Позже я узнал о некоей «постанове» от блатного сообщества этой колонии. Они убедительно не рекомендовали уходить в «красные» во время двухнедельного пребывания в карантине. С тех кто напишет заявление в этот период обещался спрос.

Разумеется, физический. В карантин передавали данные «постановы» с объяснением, что нужно сначала подняться в отряд, в обязательном порядке пожить некоторое время в «мужиках», а уж потом делать выбор на свое усмотрение.

Ибо за образ жизни спроса нет.

Данное желание блаткомитета с их точки зрения очень разумно. Они пытаются таким образом затянуть всех в мужицкую массу и не дать разрастаться «красной» прослойке, которая в виду усиливающегося давления администрации колонии постоянно увеличивается.

И в этой «постанове» есть рациональное зерно. Сотрудники колонии за четырнадцать дней карантина зачастую «намазывают» арестантов пока те ещё не понимают куда попали и что к чему. Им вход в карантин свободный, а блатным туда попасть очень трудно.

Уболтает так милиционер кого-нибудь идти работать в пекарню или баландёром, обещая скорейшее УДО, а это оказывается не мужицкая работа. И в случае расставания с ней на бараке путь один – вставать на тряпки и быть шнырём. А это судьба совсем незавидная.

Так что держать нейтралитет и давать сотрудникам уклончивые ответы в первое время – в интересах самих осужденных. По крайней мере в этой колонии дела обстоят именно так.

В конце беседы начальник оперчасти дал мне подписать три бумаги. Две первые не вызвали вопросов. Это были расписки о том, что я буду соблюдать требования пожарной безопасности, не курить в неположенных местах и еще что-то общечеловеческое. Я подписал их не задумываясь.

А вот третья бумажка заканчивалась следующими словами: «отказываюсь от соблюдения «воровских» традиций, обязуюсь не занимать никакого места в криминальной иерархии, уважать сотрудников колонии» и что-то еще в этом духе.

Я внимательно читал эти слова и положил документ на стол неподписанным.

— Гражданин начальник, — сказал я оперу. – А какое юридическое значение имеет эта бумага?

— Никакого, — ответил сотрудник. – Это, скорее, перестраховка. Для нас, гарантия того, что вы не пойдете по «блатной» лестнице.

— Я уже взрослый состоявшийся человек и детские игры в тюрьму не для меня. Втыкаться и «блатовать» я и без подписей не собираюсь. Но поймите, чтобы не осложнять отношения с местным криминальным миром, я вынужден воздержаться от подписания этого документа.

— Но я гарантирую вам, что это останется в глубокой тайне, кроме вас и меня о нем никто знать не будет.

В это верилось с большим трудом.

— Если вы позволите, я не буду это подписывать, — я старался сохранять максимально уважительный тон.

— Ну ладно, — неожиданно быстро сдался начальник оперчасти. – Я вижу, что вы на самом деле разумный взрослый человек и вряд ли будете «ауешничать». – Он взял бумагу и убрал её в стол.

Выйдя из его кабинета, я почувствовал немалое облегчение. Очень не хотелось сразу напрягать отношения с кем бы то ни было. Хоть с блатными, хоть с «мусорами». Ведь кто реально руководит колонией до сих пор было не ясно. И нейтралитет в этой ситуации – самое лучшее.

Я еле-еле брёл к зданию карантина, обремененный огромным баулом, матрацем со всеми постельными принадлежностями, в только что выданной тюремной фуфайке на несколько размеров больше меня.

Карантин стоял недалеко от остальных бараков, но был обнесен высоченным забором. Ещё на подходе к нему стало ясно, что пребывающих в нем арестантов стараются максимально оградить от остальных осужденных.

Наконец, я зашел в него…

Продолжение следует

Мнение автора может не совпадать с мнением создателей проекта.

ссылкой:

Источник: https://vturme.info/kak-prinimajut-osuzhdennyh-v-koloniju/

4 вида учреждений для отбывания наказания согласно Уголовному кодексу

За что сажают в исправительную колонию

Критерии назначения видов исправительных учреждений лицам, осуждённым к лишению свободы, регламентирует 58 статья УК РФ. Пояснения к данной статье даёт Верховный Суд Российской Федерации.

Для верного применения уголовного законодательства и решения, возникающих в судебной практике вопросов, Пленум сделал , акцентируя внимание судов на необходимой потребности чёткого выполнения всех положений данной статьи. Процедура назначения конкретного учреждения, для отбывания наказания осуждёнными должна соблюдаться неукоснительно.

Многоканальная бесплатная горячая линияЮридические консультации по уголовному праву. Ежедневно с 9.00 до 21.00Москва и область: +7 (495) 662-44-36Санкт-Петербург: +7 (812) 449-43-40

Как различаются виды учреждений?

За различные преступления назначают наказание в виде заключения в колонии:

  1. В колониях-поселениях – за преступления, совершённые по неосторожности, за умышленные преступления небольшой и средней тяжести, ранее наказания не отбывавшими. Изучив все нюансы совершённого преступления, суд может направить осуждённого в колонию. При этом ему необходимо обязательно указать мотивы принятого решения.
  2. Общего режима – мужчинам за совершение тяжких преступлений, ранее не лишавшимся свободы, а также женщинам за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, в том числе при наличии любого вида рецидива.
  3. Строгого режима – мужчинам за совершение особо тяжких преступлений, ранее не привлекавшимся, а также при рецидиве или опасном рецидиве, если осуждённый ранее не был осужден.
  4. Особого режима – мужчинам, осуждённым на пожизненное, а также при особо опасном рецидиве.

Мужчинам, совершившим особо тяжкие преступления, приговорённым к сроку более пяти лет, а также при особо опасном рецидиве отбывание части срока наказания может назначаться в тюрьме, при этом в срок отбывания наказания в тюрьме включается время содержания под стражей.

Лицам, которым к моменту вынесения приговора не исполнилось восемнадцать лет, назначается нахождение в воспитательных колониях.

Суд осуществляет замену вида исправительного учреждения в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Порядок назначения видов учреждений

Статья 58 Уголовного кодекса содержит порядок назначения осуждённым к лишению свободы вида места отбывания наказания. Поскольку при заключении, в зависимости от вида колонии, различаются ограничения и условия наказания осуждённых, существует необходимость указания в приговоре суда срока лишения и вида учреждения.

В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 г. N 9 “О практике назначения и изменения судами видов исправительных учреждений”, вид учреждения осуждённым назначается в зависимости от следующих аспектов:

  • форма вины;
  • вид преступления;
  • отбывал ли виновный ранее наказание;
  • половая принадлежность виновного;
  • возрастная категория;
  • форма наказания;
  • разновидность рецидива;
  • срок.

Пленум верховного суда Российской Федерации в постановлении от 12.11.

2001 N 14 “О практике назначения судами видов исправительных учреждений” исключает возможность определения вида заведения на усмотрение суда.

Только в отдельных случаях колонию-поселение суд может заменить колонией общего режима, учитывая обстоятельства преступления и личность виновных. Изменение в обязательном порядке мотивируется судом.

В случаях, назначения осуждённому колонии общего режима вместо колонии-поселения, в приговоре должны быть приведены обстоятельства совершения преступления и данные о личности виновного, учитываемые судом при принятии такого решения (абзац 4, пункт 27, Постановления Пленума ВС РФ от 29.11.2016 N 55 «О судебном приговоре»).

Лица, виновные в преступлениях, совершённых по неосторожности и умышленно, отбывают наказание раздельно.

Если колония-поселение заменена на колонию общего режима, в приговоре приводятся обстоятельства совершения преступления и данные о личности преступника, учитываемые судом при принятии такого решения.

Осуждённый считается ранее отбывавшим лишение свободы за преступление, если он ранее находился в колонии, тюрьме, лечебно-исправительном учреждении, лечебно-профилактической организации или в следственном изоляторе, если наказание не снято или не погашено на момент совершения нового преступления.

В колониях-поселениях наказание отбывают за преступления, совершённые по неосторожности, независимо от срока наказания и предыдущих судимостей. В это учреждение направляются лица, осуждённые за умышленные преступления небольшой или средней тяжести, ранее не лишавшиеся свободы. Колония-поселение назначается как мужчинам, так и женщинам.

Например, Новикову А.А., ранее судимому, по части 1 статьи 134 УК РФ, осуждённому по пунктам а, б части 2 статьи 158 УК РФ определено отбывание лишения свободы в колонии строгого режима сроком на 1 год 8 месяцев.

Судом апелляционной инстанции вид учреждения в отношении Новикова А.А., изменён с колонии строгого режима на колонию-поселение, в связи с ошибочным применением пункта в, ч. 1 ст. 58 УК РФ.

Такой вид исправительной организации назначается осуждённым, в том числе при рецидиве преступлений, если они ранее отбывали лишение свободы. Новиков А.А.

, на момент совершения преступления ранее не отбывал такое наказание.

Источник: https://ugolovnoe.com/pravo/kodeks/58-statya-uk-rf

Эпидемия COVID-19 грозит коллапсом ФСИН: что происходит в колониях

За что сажают в исправительную колонию

Коронавирус — главный ньюсмейкер последних недель во всём мире. Из-за объявленной пандемии закрываются границы государств, отменяются массовые мероприятия, власти призывают граждан к режиму самоизоляции, в некоторых странах вводятся штрафные санкции за его нарушение.

Ограничения коснулись и колоний. Заключённым временно запретили свидания с близкими. Встречи с адвокатами и следователями разрешены только после измерения температуры тела и при условии, что они не ездили в последнее время за границу.

Вместе с тем места заключения входят в число наиболее уязвимых при обороне от вируса. Люди там, как правило, хуже защищены из-за скученности и плохого доступа к медпомощи. NEWS.

ru решил разобраться, чем может грозить вспышка коронавируса в исправительных учреждениях и принимает ли ФСИН какие-то превентивные меры.

Новые правила начали действовать в учреждениях Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) с 16 марта. Как рассказали NEWS.ru в ведомстве, помимо запрета на свидания и передачи, руководство уголовно-исполнительной системы решило не допускать на территорию колоний и СИЗО людей с повышенной температурой или недавно вернувшихся из других стран.

Также установлен целый ряд мер, которые должны помешать вирусу распространиться внутри большой закрытой структуры. Так, заключённые, у которых есть подозрение на коронавирус, должны быть госпитализированы в гражданские больницы. Кроме того, всем колониям и СИЗО предписаны организованные медицинские посты: их задача — выявлять простудные симптомы у заключённых.

Персонал обязан дополнительно дезинфицировать приёмные отделения, столовые, транспорт, камеры. Медики должны чаще устраивать обходы камер, а также контролировать состояние здоровья осуждённых с хроническими заболеваниями, иметь в достатке противовирусные препараты, дезинфекторы, бесконтактные градусники и средства индивидуальной защиты.

Также ФСИН отмечает, что по отношению к сотрудникам «организован строгий медицинский контроль».
Сергей Бобылев/ТАСС

Однако, по словам адвокатов, правозащитников и самих осуждённых, реальность несколько отличается от официальной картины. В середине марта на самочувствие пожаловался фигурант «московского» дела Егор Лесных, который сейчас находится в СИЗО № 5 Москвы. Жалобы были похожи на симптомы коронавируса и, по настоянию адвоката Эльдара Гароза и близких Егора, ему сделали анализ.

Сейчас пришла информация со слов Егора, что анализ был на коронавирус и материалы не доехали до лаборатории. Или доехали, но в непригодном состоянии, при этом посмотрели, сколько там белка.

И его на днях везут в медцентр «Матросской Тишины» в СИЗО и там заново будут брать пробы для анализа. История мутная.

Непонятно, как можно было не довезти анализы до лаборатории, — рассказал Гароз.

Адвокат добавил, что его подзащитного не изолировали от остальных заключённых после того, как тот заболел.

Он также сидит в общей камере, с кем и сидел изначально. Такое ощущение, что карантинные меры введены для адвокатов и для следователей, которые приходят.

Потому что я только что вышел из СИЗО «Матросская Тишина», где нас заставили с собой приносить и надевать бахилы, перчатки и маски. Но все сотрудники ходят без бахил, перчаток и масок, и заключённые тоже.

Только на КПП девушки, которые принимали документы, были в масках, — утверждает адвокат.

Гароз говорит, что Лесных не получал лечение сразу после появления симптомов, лишь через некоторое время ему дали жаропонижающее. По словам адвоката, реакция последовала только после того, как невеста Егора обратилась к замначальника СИЗО, а защита и близкие постарались донести руководству изолятора мысль об опасности эпидемии коронавируса.

Их поведение, мягко говоря, странное — русское авось. Никто не хочет из администрации ФСИН, чтобы в их подведомственных учреждениях обнаружилось что-то, потому что это повлечёт за собой большие проблемы, — предполагает он.

Адвокат продолжает, что такие структуры, как ФСИН, зависят от отчётности, а значит, там должно быть всё хорошо. Если же обнаружится коронавирус — начнётся служебная проверка, а это минус самому учреждению.

27 марта фонд «Общественный вердикт» сообщил, что в СИЗО отказались проверять Егора на коронавирус, сказав, что «у ФСИН нет таких возможностей».

«Сотрудники оградились и ведут себя так, будто коронавируса нет»

NEWS.ru поговорил с осуждённым, который находится в колонии-поселении в Волгоградской области. Он утверждает, что из всех предписаний по карантину исполняется только запрет на свидания. О здоровье же заключённых по факту никто не заботится.

Например, он упоминает сотрудников колонии, которые выходят за её территорию и могут подхватить какую угодно инфекцию, а потом принести её на работу. По его словам, работников не проверяют при входе, кроме того, почти никто не носит маски или перчатки.

Евгений Епанчинцев/ТАСС

Они ведь не находятся на карантине, они живут обычной жизнью, у них выходные, они также общаются с родственниками, ходят в гости, я полагаю. И эти меры ФСИН не сыграют никакой роли.

На входе в колонию стоит умывальник, и то, что сотрудники помоют руки, прежде чем зайти в колонию, роли не сыграет.

Сами понимаете, инкубационный период две недели, и они будут заражать, — рассудил мужчина.

Он добавил, что риск заболеть вирусом в колонии повышается из-за высокой плотности местного населения.

Спальные места расположены таким образом, что в полуметре от вас находится лицо другого человека, и во время сна вы дышите друг на друга. И если туда попадёт вирус, то заболеют все мгновенно.

Несмотря на то что отряды локализованы друг от друга и не общаются, есть места общего пользования: это столовые. Один отряд приходит, пообедал, другой приходит.

Потом промзоны, где все вместе работают, потом построения на плацу, когда идёт пересчёт людей, — пояснил заключённый.

Он также обратил внимание на то, что руководству колоний невыгодно «находить» среди своих подопечных больных коронавирусом. Мужчина полагает, что смерти от нового недуга запросто могут списываться на осложнение хронического заболевания: более половины осуждённых больны туберкулёзом, гепатитом или ВИЧ.

Если человек, который болен туберкулёзом, заболеет коронавирусом и умрёт, то ему в диагнозе поставят, что он умер от туберкулёза, а не от коронавируса.

Система устроена таким образом, что вынуждена скрывать фактические случаи эпидемии, чтобы избежать ответственности из-за отсутствия надлежащей медицинской помощи. Потому что одно дело, когда человек болеет туберкулёзом и принимает необходимые препараты и всё равно умирает.

Другое дело — он был болен коронавирусом, а ему не оказали соответствующую помощь. Ведь для медпомощи его надо вывезти в гражданскую больницу и обеспечить охрану, — уверен заключённый.

Согласно мартовскому постановлению ФСИН, все заболевшие заключённые должны быть вывезены в гражданские больницы и лечиться там. Однако наш собеседник считает, что такие меры совсем невыгодны администрациям колоний — для лечения за пределами тюрьмы полагается конвоирование и постоянная охрана, а при массовой заболеваемости осуждённых «это просто катастрофа».

Евгений Епанчинцев/ТАСС

Чтобы вывезти заключённого в гражданскую больницу, ему нужно обеспечить конвоирование и постоянную охрану. То есть один человек заболел — это проблема, если два-три — это большая проблема. Если заболеет много — это просто катастрофа, — полагает он.

Другой заключённый, с которым NEWS.ru удалось пообщаться, отбывает наказание в колонии строгого режима в Якутии.

Он рассказал, что сотрудники в их учреждении тоже не соблюдают правила карантина — не носят маски, не измеряют температуру на входе в колонию. Кроме того, на днях появилось несколько заболевших с высокой температурой, которых не обследуют и не лечат ничем, кроме жаропонижающих таблеток.

У нас сейчас один человек заболел, и все симптомы схожи, но никто с ним не проводит мероприятия и тесты. Дали ему аспирин и отправили обратно к нам. И он живёт вместе с нами. И я смотрю, у нас буквально за сутки не один заболевший, а уже трое. У всех высокая температура — 38,7. Учреждение является закрытым. И все стараются не выносить сор из избы, — сказал он.

Мужчина рассказал также о появившемся ажиотаже на медицинскую помощь на фоне новых правил и новостей об эпидемии. Он добавил, что сотрудники «оградились и стали вести себя так, как будто никакого коронавируса нет».

Заболевшие люди приходят и стоят у решётки и не могут попасть к врачу. Могут отказать в приёме, так как не записан, или сказать, чтобы записывались на следующий день.

То есть они отгородились наоборот этими решётками, и попасть проблематично к ним. И это связано с ажиотажем: ведь люди всё идут и идут.

Оградились от нас, чтобы мы не жаловались и не обращались к ним лишний раз, ничего не просили, не требовали, — отметил он.

Также наш собеседник пояснил, что большинство пунктов нового постановления не соблюдаются: нет дезинфекции, медобходы не проводят чаще, заключённым не выдали масок и перчаток, и контроль за людьми с хроническими заболеваниями не усилили.

Я сам имею хроническое заболевание — бронхит, и никакого контроля я на себе не почувствовал, — посетовал он.

Коронавирус = коллапс системы ФСИН?

Основатель проекта Gulagu.net Владимир Осечкин, рассказывая об обстановке в колониях и СИЗО во время пандемии, ссылается на собственные источники во ФСИН. Накануне он опубликовал пост в соцсети, в котором сообщил о первых случаях заражения коронавирусом в российских исправительных учреждениях. В разговоре с NEWS.

ru он сделал оговорку, что сейчас эта информация перепроверяется, так как тестов на коронавирус нет ни в одном СИЗО или колонии, и, соответственно, определить, этим ли болеют заключённые, нет возможности. По словам Осечкина, медики из региональных управлений ФСИН атакуют ведомство с просьбой направить тесты.

Однако получить их не так просто.

Тестов физически нет во ФСИН. Мы мониторили — и на балансе госзакупок ФСИН нет тестов на коронавирус. Возможно, есть какие-то закрытые закупки.

Также нет госзакупок на сайте ФСИН на защитные медсредства: маски, очки и так далее. Приобретение медоборудования — это долгая процедура согласования.

По словам нашего источника, они переписываются, созваниваются с Минздравом, но во ФСИН к этой ситуации оказались не готовы.

Подтвердить или опровергнуть заболеваемость коронавирусом в колониях пока не представляется возможным, однако уже есть люди с пневмонией и симптомами гриппа.

Есть несколько заболевших пневмонией в больнице «Матросской Тишины», есть из «Медведково», тоже доставлены в «Матросскую Тишину», есть в Санкт-Петербурге тоже заболевшие пневмонией. То есть диагноз ставится или пневмония, или грипп с осложнениями, но есть риск того, что это тот самый коронавирус. Мазки у них никто не брал, — говорит правозащитник.

Тем временем в СМИ появились опровержения со стороны ФСИН. В ведомстве утверждают, что в подведомственных учреждениях всё под контролем и заболевших коронавирусом заключённых нет.

Кроме того, Осечкин рассказал о начавшейся панике не только среди осуждённых, но и в рядах самих сотрудников. Младший состав рассматривает вариант просто уйти со службы, если произойдёт вспышка эпидемии. Это может привести к кризису в системе ФСИН, полагает правозащитник.

Младший состав говорит, что если действительно начнётся эпидемия, мы даже на работу выходить не будем — плюнем и всё. Потому что у них зарплаты копеечные, соцпакета нет. Если они уволятся, будет коллапс.

У нас генералы ФСИН зарабатывают сотни тысяч и имеют дорогие квартиры. А труд младшего состава, тех, что работают напрямую с заключёнными, низкооплачиваемый.

И им что там работать, что завтра пойти охранником в Сбербанк или супермаркет, разница невелика по зарплате, — убеждён он.

Осечкин добавил, что спецназ ФСИН сейчас отрабатывает действия не на подавление бунтов в колониях, а «просто на сохранение работы учреждений».

Руководство ведомства допускает, что часть младшего состава может не выйти на работу. Соответственно, спецназ должен будет их заменить.

Однако если это приобретёт системный характер, спецназа не хватит, «чтобы заткнуть эти дыры», резюмировал он.

Официально в колониях и СИЗО коронавируса пока нет.

На сегодняшний день в учреждениях уголовно-исправительной системы случаев заболевания новой коронавирусной инфекцией не зарегистрировано. Между тем сложившаяся ситуация диктует необходимость принятия дополнительных противоэпидемических мер, — рассказали NEWS.ru в ведомстве.

В подготовке текста также участвовала Марина Ягодкина.

Источник: https://news.ru/investigations/epidemiya-covid-19-grozit-kollapsom-sistemy-fsin-chto-proishodit-v-koloniyah/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.