Задержание без протокола

Лишение свободы без протокола об административном задержании

Задержание без протокола
Проект Комитета гражданских инициатив «Открытая полиция» продолжает серию публикаций на сайте «АГ», посвященных судебным актам, связанным с деятельностью правоохранительных органов в России и призванным защитить права граждан при взаимодействии с полицией.

В этой статье речь пойдет об оформлении административного задержания и значении соответствующего протокола для обеспечения прав лиц, подозреваемых в совершении правонарушений.

Норма ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Европейская конвенция) гарантирует каждому право на свободу и личную неприкосновенность.

Она требует соблюдения принципа законности, в частности, в случае, если задержание производится для того, чтобы лицо предстало перед компетентным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения, или же когда есть достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение лицом правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения.

Кодекс РФ об административных правонарушениях (ст. 27.1) в качестве одной из мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении предусматривает административное задержание, которое фактически означает лишение свободы, хотя и носящее кратковременный характер.

Так, срок административного задержания не должен превышать трех часов, за исключением некоторых случаев – например, если в качестве одной из мер административного наказания за правонарушение, в котором подозревается гражданин, предусмотрен административный арест (ст. 27.5 КоАП РФ).

Учитывая, что первоначальная редакция КоАП РФ в 2002 г.

насчитывала всего пятнадцать составов правонарушений, совершение которых могло повлечь наказание в виде административного ареста, а сейчас их количество увеличилось примерно в четыре раза, риск быть задержанным на двое суток также возрос.

Вместе с тем ошибочно полагать, что один лишь факт подозрения лица в совершении правонарушения автоматически позволяет полицейским задерживать гражданина и лишать его свободы даже на три часа, а уж тем более на 48 часов – положения национального закона требуют от правоохранительных органов аргументировать необходимость принятия столь радикальной меры, а также пояснить, в чем состоит исключительность конкретного случая по смыслу ст. 27.3 КоАП РФ. Наконец, для защиты прав гражданина полицейские обязаны составить протокол об административном задержании, который включает в себя среди прочего сведения о времени и месте задержания, а также его мотивах.

Иными словами, протокол об административном задержании – главный процессуальный документ, который выступает основным механизмом защиты лица, задержанного в связи с подозрением в совершении административного правонарушения, от произвольного лишения свободы и в некоторой степени от пыток и жестокого обращения. Поэтому значение оформления этой процессуальной бумаги сложно переоценить.

Кроме того, в ст. 3.9 КоАП РФ установлено, что срок административного задержания включается в срок административного ареста, поэтому неоформление протокола об административном задержании сотрудниками полиции на практике делает невозможным включение периода задержания в срок назначенного судом наказания, если лицо впоследствии все же будет признано виновным.

С похожей ситуацией пришлось разобраться Европейскому Суду по правам человека  в деле «Денисенко (Denisenko) против России» (Постановление от 14 февраля 2017 г. по жалобе № 18322/05).

15 июля 2004 г. около двух часов дня Максим Денисенко был арестован по подозрению в совершении грабежа и доставлен в милицейский участок.

Дальше сценарий развивался по довольно обыденной и уже привычной схеме: по каким-то причинам правоохранители также заподозрили Денисенко в административном правонарушении в виде мелкого хулиганства, что, по их мнению, позволило задержать его для рассмотрения этого правонарушения. По официальной версии, вечером того же дня заявитель был освобожден под обязательство о явке, а 20 июля вернулся в отдел милиции.

Сам же Денисенко сообщил диаметрально противоположную версию – он утверждал, что был задержан и не покидал участок до вечера 20 июля.

В результате Максим Денисенко обратился с жалобой в ЕСПЧ. Он отметил, что Правительство не представило никаких документов, касающихся предполагаемого административного разбирательства в отношении него. Заявитель также утверждал, что Правительство не объяснило, какие исключительные обстоятельства оправдывали применение к нему административного задержания.

ЕСПЧ критически отнесся к позиции Правительства, признав его аргументы  неубедительными.

Европейский Суд обратился к собственной сложившейся практике, в соответствии с которой отсутствие процессуального документа (протокола) о задержании свидетельствует о полном отрицании властями принципиально важных гарантий, содержащихся в ст. 5 Европейской конвенции, и о самом серьезном нарушении этого положения.

Суд повторил, что незарегистрированное задержание, отсутствие сведений о дате, времени и месте задержания, ФИО задержанного, а также причинах этого задержания должно рассматриваться как несовместимое с требованием законности и целью ст. 5 Европейской конвенции, и назвал это дело «еще одним примером подобной практики».

Отклоняя аргументы Правительства о том, что заявитель был лишен свободы всего в течение семи часов, ЕСПЧ указал, что протокол об административном задержании должен был быть составлен не позднее чем через три часа, как того требует в том числе КоАП РФ, однако в материалах дела такой протокол отсутствовал вовсе. 

Европейский Суд подчеркнул, что если бы правоохранительные органы оформили все необходимые процессуальные документы, то у Суда не возникло бы сомнений относительно того, был Денисенко действительно освобожден или помещен под стражу 15 июля 2004 г.

Учитывая изложенное, ЕСПЧ справедливо установил в деле нарушение ст. 5 Европейской конвенции, согласившись с версией событий, изложенных заявителем. Чуть более пяти суток неоформленного административного задержания стоили России 7500 евро, которые власти должны выплатить заявителю в качестве компенсации морального вреда.

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/lishenie-svobody-bez-protokola-ob-administrativnom-zaderzhanii/

Незаконное задержание сотрудниками полиции

Задержание без протокола

Любой гражданин рано или поздно может попасть в поле зрения правоохранительных органов. При этом нет никаких гарантий, что его права не будут нарушены. Одним из наиболее распространенных нарушений, с которого обычно и начинается знакомство с блюстителями правопорядка, является незаконное задержание сотрудниками полиции.

Существует три основных стадии, в рамках которых гражданин может столкнуться с правоохранительной системой:

  • доследственная проверка;
  • возбужденное уголовное дело, дознание и предварительное следствие;
  • судебное разбирательство по уголовному делу.

Доследственная проверка или проверка по сообщению о совершенном преступлении по закону может длиться до одного месяца, но на практике существуют способы, с помощью которых этот срок может быть продлен неограниченно.

Доследственную проверку осуществляют органы дознания — субъекты закона об оперативно-розыскной деятельности. Этим законом они и руководствуются. Органы полиции, являясь также органом дознания, руководствуются ещё и законом «О полиции».

Стадия проверки предшествует возбуждению уголовного дела, то есть уголовного дела ещё нет, однако есть так называемый «материал». В рамках материала собираются первичные документы — доказательства для решения вопроса о необходимости возбуждения уголовного дела.

В органах полиции по материалу работают участковые уполномоченные и оперативные сотрудники. Возбуждает уголовное дело следователь, который на самом деле формально не является сотрудником полиции, так как следственный отдел относится к органам юстиции.

Пока уголовное дело не возбуждено, у оперативных сотрудников не так уж много полномочий. В материале нет ни подозреваемых, ни свидетелей, так как процессуальный статус участников пока не определен. Вместо допросов у лиц отбираются объяснения.

Однако, зачастую, большая часть нарушений прав граждан происходит именно на этой стадии. В настоящей статье намеренно не рассматриваются такие очевидные нарушения как избиения или фальсификации доказательств. Эти нарушения видны невооруженным глазом, и, надо отметить, происходят они не так часто. Самое распространенное нарушение – это незаконное задержание.

Существует административное задержание, при котором должен быть составлен протокол об административном правонарушении в течение трех часов.

Также, в соответствии со ст. 92 УПК РФ, лицо может быть задержано на срок до 48 часов по постановлению следователя, но без постановления суда. Дальнейшее содержание под стражей возможно только после соответствующего судебного решения.

Протокол задержания подозреваемого следователь обязан составить не позднее трех часов с момента доставления к нему лица, которого необходимо задержать по подозрению в совершении преступления.

Из этого следует, что в любом случае лицо, доставленное или задержанное, не должно находиться в органе полиции или ином правоохранительном органе более трех часов, если за указанное время в отношении задержанного лица не составлен протокол об административном правонарушении или протокол следователя о задержании порядке ст. 91 УПК РФ.

На практике эти три часа — очень важный период, так как протокол задержания в порядке 91 УПК РФ следователь может вынести только в рамках возбужденного уголовного дела.

Зачастую для возбуждения уголовного дела требуется материал, собираемый как раз за эти три часа. А это очень маленький срок для сбора такого материала. Участники уголовного процесса отлично понимают, что в три часа очень трудно уложиться, и поэтому обычно закрывают глаза на эти нарушения.

Но как адвокату доказать, что его подзащитный пробыл в отделении полиции без статуса и без протокола существенно больше трех часов, а иногда и целые сутки?

Факт доставления лица в ОВД должны регистрировать в книге учета доставленных, которая находится в дежурной части. В случае если доставленного «забыли» занести в книгу учета доставленных, то по первичным документам: объяснениям, протоколам досмотра, актам освидетельствования можно получить представление, с какого момента человек был задержан или доставлен.

Этот период уголовного преследования очень важен для дальнейшего исхода дела, но также в этот период лицо, в отношении которого осуществляется уголовное преследование, наиболее беспомощно перед сотрудниками правоохранительных органов.

Очень часто при задержании сотрудники полиции отбирают средства связи у задержанного и спокойно «обрабатывают» его.

Повсеместно нарушается конституционное право на тайну частной жизни – полицейские просматривают содержание сотовых телефонов: фотографии, видеозаписи, переписки и т.д., при этом не составляют никаких документов.

Пользуясь тем, что задержанный не знает своих прав, сотрудники склоняют его к даче показаний в «нужную» сторону. Часто при этом также отбирают общегражданский паспорт.

Изъятие мобильного телефона, паспорта незаконно, если эти личные вещи не являются предметами преступления. Это не меры процессуального принуждения и, разумеется, что изъятые таким образом предметы не фигурируют в протоколе осмотра и иных официальных документах.

А ведь один звонок адвокату по уголовным делам в этот момент может коренным образом повернуть дело. Часто бывает так, что при отсутствии других доказательств правоохранители надеются возбудить дело, основываясь только на признательных показаниях задержанного лица. Если не будет признательных показаний, то и у дела не будет, как любят выражаться следователи, «судебной перспективы».

При проведении оперативного эксперимента или контролируемой поставки часто не соблюдается грань, где оперативно-розыскные мероприятия (ОРМ) переходят в провокацию или подстрекательство преступлений.

Например, бывает так, что в суде, благодаря адвокату выясняется, что оперативные сотрудники уговаривали лицо через посредника осуществить сбыт наркотических средств. Это есть прямое нарушение закона «Об оперативно-розыскной деятельности».

К сожалению, если на протяжении предварительного расследования подсудимые находились под стражей, суду очень трудно признать эти ОРМ незаконными и исключить их из доказательственной базы.

Но есть у оперативных органов одна интересная обязанность, о которой многие не знают. Если в отношении лица проводились ОРМ, например контроль телефонных переговоров, и этому лицу стало известно о том, что в отношении него проводились какие-то ОРМ, то оперативники обязаны по его запросу предъявить все сведения, полученные в результате проведения ОРМ в отношении этого лица.

В рамках возбужденного уголовного дела порядка больше, так как взаимоотношения между участниками процесса на этой стадии достаточно четко регламентированы нормами уголовно-процессуального закона.

В то же время здесь подозреваемого и обвиняемого подстерегает другая опасность – бесплатный адвокат. Точнее, адвокат по назначению. Он не совсем бесплатный, так как получает небольшие деньги из бюджета государства.

Следователи и дознаватели всегда стараются произвести все следственные действия в присутствии своего знакомого адвоката, так как от признательных показаний, данных с его участием, обвиняемый потом не сможет отказаться на суде.

Тем самым представители обвинения «закрепляют» признательные показания. Часто случается, что адвокат по назначению имеет приятельские отношения со следователем, что неизбежно сказывается на линии защиты. Бывает так, что адвокат по назначению больше помогает следователю быстрее оформить дело, чем защищает своего подзащитного.

Эта порочная практика устраивает всех: и следователей, и прокуратуру, и суды. Быстрее проходят дела – лучше отчетность. Страдает только гражданин, который привлекается к уголовной ответственности.

Конечно, есть и добросовестные адвокаты по назначению, которые, даже имея приятельские отношения со следствием, всё равно защищают своего подзащитного всеми средствами и способами, не запрещенными законом.

Данную проблему в настоящее время пытаются разрешить с помощью введения автоматизированной системы распределения адвокатов по назначению. Что из этого выйдет, покажет время.

Если объяснение или показания отбираются без адвоката, и от их содержания лицо в последующем отказывается, такие доказательства являются недопустимыми.

этих показаний нельзя восполнить, в том числе посредством допросов оперативника, дознавателя или следователя, которые отбирали объяснение или допрашивали гражданина.

На практике и протоколы допроса указанных лиц по существу полученных сведений от опрошенного лица признаются недопустимыми доказательствами.

Уголовно-процессуальный кодекс упорядочивает отношения участников уголовного производства, но при этом существует множество моментов, где  требуется помощь адвоката по уголовным делам.

Чтобы исключить незаконное задержание, звоните нам по телефону: +7 (926) 254-36-86, и наши адвокаты сделают все возможное для того, чтобы ваши права не нарушались.

Законодательство в Российской Федерации быстро меняется, поэтому информация в данной статье могла потерять актуальность. Для получения ответа на интересующий Вас вопрос воспользуйтесь онлайн-консультантом или позвоните адвокату по телефону: +7(926)254-36-86.

Источник: https://advokat-bondarchuk.ru/novosti/nezakonnoe-zaderzhanie-sotrudnikami-policii

Соблюдение требований закона при задержании, доставлении гражданина, досмотр и изъятие его вещей

Задержание без протокола

8 мая 201817 мая 2018 Публикации и практика.Уголовные правоотношения

Соблюдение требований закона при задержании, доставлении гражданина, досмотр и изъятие его вещей.Каждый по отдельности Федеральный закон от 07.02.

2011 N 3-ФЗ “О полиции”, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях определяет процедуру задержания, доставление гражданина, досмотр и изъятие его вещей.Сотрудник полиции должен представиться, назвать свою должность, звание и фамилию, сообщить причину и цель обращения.

Вы в праве потребовать предъявить служебное удостоверение и сотрудник полиции должен вам его показать. Должен разъяснить причину и основания по которым ограничивает ваше право на передвижение.

Основания в лишение возможности свободно перемещаться в каждом вышеуказанном нормативном акте различные, также и сама процедура в задержании имеет некоторые различия, но принципы по защите прав и свобод гражданина схожи.Рассмотрим порядок и основание задержание, доставление гражданина, досмотр и изъятие в каждом законе в отдельности.1.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (далее – УПК РФ).В соответствии со ст.

91 УПК РФ орган дознания, дознаватель, следователь вправе задержать лицо по подозрению в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, при наличии одного из следующих оснований:1) когда это лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения;2) когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление;3) когда на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления. Кроме этого, при наличии иных данных, дающих основание подозревать лицо может быть задержано, если: (а) следователем с согласия руководителя следственного органа либо дознавателем с согласия прокурора в суд направлено ходатайство об избрании в отношении указанного лица меру пресечения в виде заключения под стражу;(б) если пыталась скрыться;(в) не имеет постоянного места жительства;(г) не установлена его личность.После того как вас доставили в орган дознания или к следователю в срок не более 3 часов должен быть оформлен протокол задержания. В протоколе указываются основания и мотивы задержания и другие обстоятельства его задержания.Как правило личный обыск проводится в каждом случае задержания подозреваемого. О необходимости проведения личного обыска подозреваемого сразу после его задержания свидетельствует и часть 2 статьи 92 УПК РФ, предписывающая фиксировать его результаты прямо в протоколе задержания.Личный обыск подозреваемого до вынесения соответствующего постановления невозможен. Обыскать задержанного можно лишь после возбуждения уголовного дела в при присутствии понятых. Необязательно только наличие постановления о производстве обыска.На практике, проводимый по существу личный обыск прямо на месте фактического задержания до возбуждения уголовного дела к процессуальному мероприятию, предусмотренному УПК РФ не имеет. Во время фактического задержания лица, сотрудники правоохранительных органов проводят его досмотр, предусмотренный п. 266 Устава патрульно-постовой службы полиции, личный досмотр граждан, досмотр находящихся при них вещей (п.п. 16 п.1 ст. 13 закона «О полиции», административным досмотром (ст. 27.7 КоАП РФ), освидетельствованием (ст. 179 УПК РФ), осмотром места происшествия. Подобные действия по отысканию и изъятию предметов, документов или ценностей, которые, не имея строго установленного правового режима, являются некими суррогатами личного обыска. Результаты таких мероприятий, хотя прямо противоречат целому ряду положений УПК РФ, тем не менее, в дальнейшем прекрасно используются в доказывании по уголовному делу.Конечно, подобная практика не является повсеместной. Так, при совершении преступлений коррупционной направленности в ходе оперативного эксперимента, когда подготавливают материалы и доказательства продумывают заранее, перспектива дела просчитана следователь возбуждает уголовное дело (прямо на месте происшествия, если это не сделано ранее) и проводить по возбуждённому уголовному делу личный обыск в соответствии со ст. 184 УПК РФ.Подозреваемый, который был задержан в вышеупомянутых случаях должен быть допрошен не позднее 24 часов с момента его фактического задержания.Он имеет право на один телефонный разговор на русском языке в присутствии дознавателя, следователя в целях уведомления близких родственников, родственников или близких родственников о своём задержании и месте нахождения. По просьбе подозреваемого следователь, дознаватель должен обеспечить участие защитника. Адвокат допускается в дело с момента фактического задержания.II. Административное задержание и доставление.

Доставление. Это принудительное препровождение физического лица в служебное помещение ОВД, военной прокуратуры, органа местного самоуправления или иное служебное помещение.

Такая принудительная мера применяется к правонарушителям в целях составления протокола об административном правонарушении в том случае, если нет возможности составить его на месте выявления правонарушения, а эта процедура обязательна.

По своей природе доставление является частью административного задержания.

Доставление применяется только в случаях совершения серьезного правонарушения, когда имеется реальная угроза жизни, здоровью граждан и сотрудников милиции, нарушается общественный порядок, правонарушитель пытается скрыться или оказывает сопротивление законным требованиям сотрудников милиции. В таких ситуациях они обязаны прежде всего пресечь преступление или правонарушение, восстановить общественный порядок, обезопасить жизнь и здоровье граждан и сотрудников милиции.

При подобных обстоятельствах, когда, как правило, установить личность, проверяя документы, или составить протокол на месте невозможно, милиция вправе не только принудительно доставить правонарушителя, но и применить к нему физическую силу, специальные средства и даже оружие.

Доставление осуществляется также в случае, когда у сотрудника милиции, заметившего гражданина, имеющего подозрительный внешний вид или поведение, возникают серьезные основания подозревать в этом человеке разыскиваемого преступника. В таком случае сотрудник милиции в соответствии с Уставом ППС обязан предпринять меры по проверке подобного лица.

В таких условиях наиболее безопасно проверить документы и установить личность подозреваемого в отделении милиции.

Доставление в отделение может быть применено при отсутствии у лица каких-либо документов. Если гражданин не совершил иных правонарушений в общественном месте, то на этом контакт с сотрудниками милиции после установления личности в отделении должен быть закончен.

Гражданин, личность которого устанавливается, должен находиться в помещении отделения милиции, а не за решеткой в камере (в простонародье называемой обезьянником), куда отправляют лиц, в отношении которых применено административное задержание.

Проводя мероприятия по установлению личности гражданина в отделении милиции при отсутствии с его стороны каких-либо правонарушений, сотрудники милиции не вправе применять такие меры, как личный досмотр, досмотр вещей, транспортного средства, находящихся при доставленном.

КоАП не устанавливает срок доставления, однако закреплено, что оно должно быть произведено в возможно короткий срок.

Перечень должностных лиц, которые вправе осуществлять доставление, содержится в ст. 27.2 КоАП. К ним относятся:

• должностные лица органов внутренних дел;

• военнослужащие МВД;

• военнослужащие внутренних войск МВД;

• должностные лица органов, на которые возложен надзор за соблюдением правил пользования транспортом при выявлении административных правонарушений на транспорте;

• должностные лица военной автомобильной инспекции при выявлении нарушений Правил дорожного движения водителем транспортного средства Вооруженных сил РФ;

• должностные лица органов, на которые возложен надзор или контроль за соблюдением законодательства об охране окружающей среды при выявлении правонарушений в соответствующей сфере;

• военнослужащие органов и войск пограничной службы при выявлении нарушений в области защиты и охраны Государственной границы РФ;

• должностные лица таможенных органов при выявлении нарушения таможенных правил.

О доставлении составляется протокол либо делается соответствующая запись в протоколе об административном правонарушении или административном задержании.

В протоколе указываются дата и место составления, должность, фамилия и инициалы лица, его составившего, сведения о задержанном лице, время, место и мотивы задержания. В протокол могут вноситься объяснения доставленного.

Если задержанный оказал неповиновение, сопротивление или иное противодействие должностным лицам, а также в случае применения к нему специальных средств (дубинка, наручники и т. п.), в протоколе о доставлении это обязательно должно быть зафиксировано.

Напомним, что отсутствие у сотрудника милиции бланков протоколов об административном правонарушении или квитанций о взыскании штрафа на месте не может служить основанием для доставления гражданина в отделение милиции. В таких случаях дисциплинарную ответственность должен нести сотрудник милиции за неготовность к несению службы.

Административное задержание – это кратковременное ограничение свободы физического лица (гражданина).

Данная мера может быть применена в исключительных случаях, если это необходимо для обеспечения правильного и своевременного рассмотрения дела об административном правонарушении или исполнения постановления об административном правонарушении.

Это не мера наказания, хотя органы милиции часто используют его для применения неоправданного насилия, ограничения свободы физического лица с целью оказания психологического давления, в том числе с угрозой применения таких мер.

Цель административного задержания – установление личности правонарушителя, составление протокола об административном правонарушении, когда данная процедура обязательна, но на месте сделать это невозможно. В отличие от доставления основанием для применения административного задержания является только совершение лицом административного правонарушения.

Источник: https://www.pravotolc.ru/soblyudenie-trebovanij-zakona-pri-zaderzhanii-dostavlenii-grazhdanina-dosmotr-i-izyatie-ego-veshhej/

Задержание – схема и частые нарушения

Задержание без протокола

Вся СХЕМА уголовного дела – размещена здесь

ЗАДЕРЖАНИЕ

Начнем с задержания, хотя, как мы увидим дальше, уголовное дело совсем не всегда начинается именно с него.

Сам факт задержания по статье 91 УПК– это не просто неприятность, с которой начинаются злоключения обвиняемого, это важная отметка в уголовном деле, «всплывающая» потом во многих его местах.

К слову, в справке к обвинительному заключению будет фигурировать фраза – «задержан в порядке 91 УПК». Это же будет фигурировать и в материалах при избрании меры пресечения.

Да и задержанного это обстоятельство характеризует – одно дело, что он сам явился, другое дело, что его «привели под белы руки».

Иногда уголовное дело начинается сразу с задержания.
Дальше мы подробно разберем, что дело начинается с поводов и оснований (140 УПК). Но в процессуальном смысле задержание, это не повод и не основание – это скорее последствие.

Как бывает в жизни, поясним на очевидном примере:

«Наряд» приехал по вызову на место преступления и там, рядом с трупом несчастного потерпевшего, задерживает подозреваемого. Обстоятельства недвусмысленно говорят о том, что есть основания подозревать его в убийстве (в руках у него окровавленный нож, да и сам он при виде полицейских пытается бежать). Подозреваемого «пакуют» и привозят в отделение, где и оформляют бумаги.

Как это выглядит «по бумагам»:

Пишется рапорт, в котором указывается, что поступил сигнал, выехал наряд, задержан гражданин такой-то при таких-то обстоятельствах. Вот этот рапорт, а не факт задержания, и есть повод для возбуждения уголовного дела (сообщение о преступлении – п.3 ч.1 140 УПК).

Административное и уголовно-процессуальное задержание

Задержание может быть в рамках УПК, а может быть в рамках КоАП РФ (27.3 КоАП РФ) – административное задержание. Разница между этими видами задержания есть.

Часто сотрудники (например, «дпс-ники») сначала оформляют административное задержание, к которому они привычны. А потом оказывается, что дело серьезнее, чем предполагалось.

И здесь важно учитывать момент, когда «административка» превращается в уголовное задержание – поскольку и сроки разные, и права, и процессуальные последствия. Например, по «административке» срок задержания начинается только с момента «доставления в отделение» – ч.4 27.

5 КоАП, а по УПК срок идет с момента фактического задержания (ч.3 128 УПК), т.е. момента, когда человек физически ограничивается в праве на передвижение (подошли и попросили с «проследовать» – всё, срок пошел).

А момент этот важен – после фактического задержания появляется статус «подозреваемый» со всеми его правовыми нюансами, порядок закрепления доказательств меняется, срок зачитывается в наказание – всё это будет иметь значение, если административное дело превратиться в уголовное.

!!! Существенное нарушение: доказательства, полученные в административном порядке нужно обязательно превращать в доказательства, полученные в рамках УПК. Иначе они становятся недопустимыми (ч.1 75 УПК).

Например, протокол личного досмотра, составленного в рамках КоАП, не может вдруг непонятно как оказаться в уголовном деле – материалы административного дела нужно передать отдельным постановлением (пп.3 п.1.1 29.9 КоАП).

Также передаются и все значимые для уголовного дела материалы.

Когда человека можно задержать в уголовно-процессуальном порядке

Итак, задержать первого встречного просто так нельзя.

Разберем по полочкам норму 91 УПК: основания задержания.

Задержание в рамках УПК возможно не за любое подозрение, а только за подозрение в том преступлении, за которое можно «сесть» (т.е. предусмотрено лишение свободы как вид наказания).

Про «посадочные статьи» смотрим здесь (Посадочные статьи, для которых заключение под стражу предопределена).

Иначе говоря, если бабушки, торгующие цветами на улице, начали вдруг в друг друга плеваться и ругаться – задерживать их за это в порядке 91 УПК нельзя, слишком несерьезно.

Задержать человека можно если:

1) – он застигнут при совершении преступления или сразу после (как в вышеприведенном примере с убийством).

2) когда на него прямо укажут потерпевшие или очевидцы, как на лицо, совершившее преступление.

3) когда на нем, при нем (в одежде) или в его жилище будут обнаружены очевидные следы преступления.

4) и еще, (ч.

2 91 УПК) если – человек пытается скрыться, либо он БОМЖ (нет регистрации по месту жительства), либо не установлена его личность (нет документов и проверка по информационным базам ничего не дает), либо следователь уже собирается заключить его под стражу в судебном порядке (т.е. избрать меру пресечения – заключение под стражу). Однако, нельзя, например, задержать БОМЖа просто так без причины– нужно его сначала «заподозревать» в серьезном преступлении (это следует из формулировки ч.1 91 УПК).

Задержание свидетеля

Учитывая ч.2 91 УПК стоит упомянуть, что задержание может произойти и в ситуации, когда беду вроде бы особо ничего не предвещает, но вдруг…

Пример: свидетель вызван на допрос к следователю. Там он допрашивается, сразу же после этого следователь достает из-под стола постановление о привлечении его (бывшего свидетеля) в качестве обвиняемого.

А это уже основание для задержания, поскольку есть обвиняемый и можно запускать процедуру заключения его под стражу, которая с задержания и начинается (ч.2 91 УПК).

Подробнее можно прочитать здесь: Превращение свидетеля в обвиняемого, в чем опасность.

Процессуальные последствия задержания

Итак, человека задержали и «попросили проследовать куда надо». Срок задержания начинает отсчитываться с момента доставления в орган дознания или к следователю (ч.1 92 УПК).

Итак, человека задержали и попросили проследовать «куда надо». Срок задержания начинает отсчитываться с момента фактического задержания (ч.3 128 УПК.

) Этот момент важен тем, что если потом будет обвинительный приговор с реальным сроком заключения – то именно с этого момента и будет исчисляться срок наказания (например, человек два дня был задержан и сидел в изоляторе временного содержания – это минус два дня из срока наказания).

Кстати, право на адвоката появляется с момента фактического задержания (ч.3 128 УПК). Задержанный может пригласить своего защитника и если он не является в течении 24-х суток, то ему назначают «бесплатного» адвоката (ч.4 50 УПК).

На бытовом сленге – «бесплатный» или «государственный» адвокат. Хотя по факту никакой он не бесплатный (ему платят из бюджета и могут взыскать эти деньги с осужденного) и не государственный (в России нет государственных адвокатов).

На профессиональном сленге – адвокат «по 51-й» (от ст.51 УПК, устанавливающей случаи, когда адвокат обязателен, даже если денег у задержанного на своего адвоката нет).«Бесплатный» – не всегда плохой, бывают и настоящие, принципиальные адвокаты.

К сожалению, не всегда.

Подробнее об этом можно прочитать здесь: Псевдобесплатность назначенного адвоката: фактически его оплачивает осужденный.

Если задержанный никаких адвокатов не знает и знать их до этого момента не желал – то на это и дается право на звонок, пусть родственники экстренно ищут.

«Бесплатного» адвоката следователь попробует предложить сразу, чтобы сроки не тянуть. Но если задержанный упирается и «бесплатного» не хочет – будут сутки ждать его адвоката, без него допроса не получится. А после суток в деле автоматически появиться «бесплатный», если не явился «наемный».

Тут стоит помнить, что участие любого адвоката в первом допросе «цементирует» показания на этом допросе. Поэтому, если задержанный под защитой «бесплатного» адвоката во всем признался – то потом «наемный» адвокат замучается с этими признательными показаниями работать. Забрать назад признание – это очень и очень сложно, а оно (признание) всё равно является «царицей доказательств».

Подробнее об этом можно прочитать здесь: Фиксация показаний с помощью адвоката, чтобы исключить последующий отказ от них.

задача «оперов» и следователя на этом этапе – получить признание. Если оно есть, то за судьбу дела можно уже не особо переживать.

Отсюда и «перегибы на местах» – очень хочется дело закрепить признанием пока задержанный не пришел в себя, не «пошел в отказ», пока не «нарисовался» адвокат, нанятый небезразличными родственниками.

Очень много надежд защиты рушатся именно на этом моменте – если в деле есть протокол первого допроса с признанием вины в присутствии «бесплатного» адвоката, то для защиты дело «пахнет керосином».

Но продолжим по процессуальному порядку:

После доставления есть три часа, в течении которых должен быть составлен протокол задержания с разъяснением всех прав (ч.1 92 УПК).

!!! Существенное нарушение: довольно часто при назначении наказания в срок зачитывается время с момента составления протокола задержания. А момент составления протокола не то же самое что и момент фактического задержания.

Как установить этот срок фактического задержания ? Смотрим рапорты полицейских, смотрим объяснения и прочие документы в которых фигурирует более раннее время, по сравнению со временем в протоколе.

Конечно, для сокращения срока наказания зачет одного дня это «копейки», но важность не в этом, а в том, что такая ошибка может служить зацепкой, не позволяющей просто так «отфутболить» жалобу, например, при выборочной кассации (об этом далее).

В эти же три часа задержанному дается право на телефонный звонок (ч.1 96 УПК). Звонок происходит в присутствии сотрудников, чтобы исключить возможность сообщить товарищам «меня взяли, дело шьют, заметайте следы». Если задержанный никому звонить не хочет, следователь должен сам позвонить хоть каким-то известным родственникам (и сделать об этом отметку в протоколе).

Далее – в течении 12 часов о задержании уведомляется прокурор (ч.3 92 УПК), а при задержании спецсубъектов уведомляются и другие лица (ч.1 96 УПК) – например, посольство (если задержан иностранец), командование воинской части (если задержан военнослужащий) и пр.

Кстати, задержанное лицо автоматически становится подозреваемым (п.2 ч.1 46 УПК).

И последний срок – 48 часов (ч.2 94 УПК и ч.2 22 Конституции). До истечения этого срока задержанного нужно успеть арестовать в судебном порядке, т.е. избрать ему меру пресечения (108 УПК). Для таких случаев в районных судах всегда есть дежурный судья, который и нужен для того, чтобы уложиться в срок.

Судья же принимает решение – либо заключить человека под стражу, либо отпустить его (да, такое случается). Либо может продлить задержание до 72 часов, если ему нужно от следствия дополнительное обоснование оснований ареста.

А если каким-то образом следователь срок 48 часов «прошляпил» и в суд не успел – то задержанного нужно отпускать (ч.3 94 УПК).

Примечание: на практике бывает так, что из-за загруженности судьи дело по аресту рассматривается не сразу. Адвокат и следователь ждут в коридоре суда своей очереди, а срок идет. И тогда срок 48 часов просто по времени может «слететь» из-за организационных проволочек (следователь материалы поздно привез в суд, судья занят и пр.

) Однако, радоваться рано, конечно задержанного прямо из суда по этой причине никто не отпустит (хотя строго по закону-то должны – вроде бы норма ч.2 91 УПК прямо это требует). Но слишком много неприятностей это повлечет и для следователя, и для судьи.

Опасность «слета срока» всего лишь ускоряет процесс рассмотрения дела – судья ведь начинает тоже нервничать, особенно если адвокат будет «качать права».

Перейти к СХЕМЕ уголовного дела

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5c2f4c1fa2966000aa0dc98e/zaderjanie--shema-i-chastye-narusheniia-5f59e371efb9584a8217c50d

Верховный суд запретил полиции свозить граждан в отделения

Задержание без протокола

15.11.2020 21:01:00

Административные протоколы следует составлять на месте правонарушения

Для оформления протокола на задержанного у полицейских теоретически есть не более трех часов. Фото Reuters

Верховный суд (ВС) запретил без веских причин доставлять людей в отделения полиции для составления административных протоколов. В высшей судебной инстанции также напомнили, что по закону срок задержания гражданина не должен превышать трех часов.

Что касается применения спецсредств против уже задержанных людей, то ВС признал это противозаконным. Эксперты указали, что надо будет посмотреть, как данное решение будут исполнять нижестоящие суды, которые обычно удовлетворяются показаниями полицейских.

Правозащитник Александр Брод и вовсе поставил вопрос об итогах десятилетия реформ в МВД.

Сотрудники полиции не должны специально везти задержанного гражданина в отделение лишь для составления административного протокола.

Это следует делать разве что в «крайних случаях», когда правонарушение невозможно оформить на месте. Об этом говорится в одном из решений ВС.

В нем также отмечается, что такого человека должны выпустить «при первой возможности», и напоминается, что крайний срок задержания не должен превышать трех часов.

Данное решение ВС вынесено по жалобе пассажира такси, у которого полиция захотела проверить документы вместе с водителем. Инцидент закончился тем, что гражданина якобы за брань и нарушение общественного порядка доставили в отделение.

После составления протокола о мелком хулиганстве его еще и несколько часов продержали в камере. А потом суды игнорировали показания очевидцев в пользу задержанного – дескать, те не были предупреждены об ответственности за лжесвидетельство.

Не восприняты были и ходатайства адвокатов об изъятии записей с камер видеонаблюдения – мол, это материалы для служебного пользования.

На это ВС указал, что любые показания должны подлежать оценке «наравне с другими доказательствами» и что необходимо использовать «все разумные возможности» для проверки любых показаний, в том числе и со стороны правоохранителей.

В противном случае, подчеркнул ВС, «суды возлагают на обвиняемого чрезмерное и непомерное бремя доказывания незаконности действий полиции вопреки фундаментальному требованию о том, что обвинение должно доказывать свою правоту».

Отдельно ВС обратил внимание на использование спецсредств против задержанных. В конкретном случае это был электрошокер, который применили против строптивого пассажира такси якобы «для прекращения буйства в дежурной части».

ВС напомнил об отсутствии подобных оснований в законе о полиции: спецсредства допустимы «для пресечения массовых беспорядков и иных противоправных действий, нарушающих движение транспорта, работу средств связи и организаций».

Действия сотрудников полиции, очевидно, выходили за рамки их должностных полномочий, подтвердил «НГ» адвокат Александр Иноядов: «Не было оснований для проверки пассажира, а значит, все дальнейшие действия были безосновательными и незаконными». По его словам, в подобных случаях проводится служебная проверка, чего на деле, понятно, обычно не происходит. И, конечно, Иноядов напомнил об «изначальной пристрастности судов к оценке действий именно граждан, а не сотрудников полиции».

«Силовики привыкли так работать – задержать и сразу же повести в отделение», – пояснил «НГ» сопредседатель Московской Хельсинкской группы Валерий Борщев.

По его словам, чаще всего это практикуется в отношении оппозиционеров: «Активистов запихивают в душные тесные автозаки, с ними грубо обращаются, игнорируют их просьбы даже насчет туалета. Это служит и для устрашения, и в качестве некоего наказания, чтобы неповадно было».

Борщев подтвердил, что сроки задержания постоянно нарушаются, а суды, как правило, игнорируют эти злоупотребления. Решение ВС, по мнению Борщева, должно положительно повлиять на эту негативную практику.

ВС занял правильную позицию, заявил «НГ» доктор юридических наук Илья Шаблинский. В частности, по поводу злоупотребления спецсредствами, «несмотря на случаи, когда после использования электрошокеров люди умирали».

Подобную практику, противоречащую международным нормам о правах человека, давно пора прекратить, подчеркнул он. «Хорошо, что ВС пытается также ограничить время нахождения в отделении тремя часами. Я сам в подобной ситуации провел там порядка семи часов – и считаю, что мне еще повезло», – заметил Шаблинский.

Правда, он сомневается, что при нынешнем состоянии судов от решения ВС стоит ждать серьезных перемен.

По словам управляющего партнера компании AVG Legal Алексея Гавришева, действительно говорить о какой-то особой значимости этого решения не приходится: «Вряд ли после него силовики перестанут злоупотреблять властью».

Эксперт напомнил, что «имеется большое количество постановлений ЕСПЧ, обязывающих российские власти выплатить компенсации гражданам, которые подверглись злоупотреблениям со стороны правоохранительных органов».

Но подобные случаи по-прежнему не являются для нашей страны чем-то из ряда вон выходящим.

«Реформа МВД была объявлена почти десять лет назад, но существенных изменений в работе правоохранителей «на земле» не видно», – заявил «НГ» член президентского Совета по правам человека Александр Брод.

«СМИ пестрят сообщениями о коррупции, незаконных задержаниях, пытках, участковых в глаза никто не видел, дозвониться до них невозможно.

По своей работе я регулярно сталкиваюсь с обращениями на эту тему: заказные дела, отсутствие реагирования на жалобы граждан, профессионализм ниже плинтуса, произвол», – сказал он. Поэтому ВС, по его мнению, должен чаще обращать внимание на такого рода факты.

«Незаконные задержания и пытки могут коснуться любого, кто попадется под руку, а не только после протестных акций оппозиции. Значит, назрел серьезный публичный разговор на высоком уровне о том, почему реформа МВД не дала обещанных результатов», – подчеркнул Брод. 

Источник: https://www.ng.ru/politics/2020-11-15/3_8014_court.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.