Заведомо ложные показания судебная практика

Определение Конституционного Суда РФ от 18 июля 2017 г. № 1531-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Карпова Максима Викторовича на нарушение его конституционных прав положениями статей 303 и 307 Уголовного кодекса Российской Федерации”

Заведомо ложные показания судебная практика

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина М.В. Карпова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин М.В. Карпов оспаривает конституционность положений статей 303 «Фальсификация доказательств и результатов оперативно-розыскной деятельности» и 307 «Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод» УК Российской Федерации.

Как следует из представленных материалов, по факту допущенного следователем, осуществлявшим расследование по уголовному делу в отношении М.В.

 Карпова, нарушения закона при составлении протокола допроса свидетеля проводилась регламентированная статьей 144 УПК Российской Федерации проверка, по результатам которой было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного частью третьей статьи 303 УК Российской Федерации (прокурор отказался от представления этого доказательства в суде, и оно не было учтено при вынесении приговора в отношении М.В. Карпова). В принятии жалобы его адвоката на предшествующее решение, которым было отменено постановление о возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного частью третьей статьи 303 УК Российской Федерации, судом было отказано, с чем согласились суды апелляционной и кассационной инстанций.

Кроме того, М.В. Карпов обратился с заявлением о том, что свидетелями по его уголовному делу были даны заведомо ложные показания, по результатам рассмотрения которого в возбуждении уголовного дела также было отказано. В удовлетворении поданной в порядке статьи 125 УПК Российской Федерации его адвокатом жалобы было отказано вступившим 5 мая 2017 года в силу постановлением суда.

По мнению заявителя, оспариваемые нормы противоречат статьям 1, 2, 23 (часть 1), 45, 46, 52, 55 (часть 3), 71 (пункты «в», «о») и 76 (часть 1) Конституции Российской Федерации, поскольку они позволяют признавать фальсификацию следователем доказательств по уголовному делу об особо тяжком преступлении малозначительным деянием и не привлекать к ответственности свидетелей, давших заведомо ложные показания по такому делу.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 19 марта 2003 года № 3-П, законодательное установление уголовной ответственности и наказания без учета личности виновного и иных обстоятельств, имеющих объективное и разумное обоснование и способствующих адекватной юридической оценке общественной опасности как самого преступного деяния, так и совершившего его лица, и применение мер ответственности без учета характеризующих личность виновного обстоятельств противоречили бы конституционному запрету дискриминации и выраженным в Конституции Российской Федерации принципам справедливости и гуманизма.

Принцип справедливости закреплен и в Уголовном кодексе Российской Федерации, согласно которому наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, т.е. соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного (часть первая статьи 6).

Статья 303 УК Российской Федерации устанавливает уголовную ответственность за фальсификацию доказательств по уголовному делу лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или защитником (часть вторая), за фальсификацию доказательств по уголовному делу о тяжком или об особо тяжком преступлении, а равно фальсификацию доказательств, повлекшую тяжкие последствия (часть третья). Деяние, предусмотренное частью третьей этой статьи, с учетом положений статьи 15 данного Кодекса отнесено к категории тяжких преступлений.

Такая оценка федеральным законодателем характера и степени общественной опасности фальсификации доказательств по уголовному делу отражает то значение, которое имеют доказательства (которыми согласно части первой статьи 74 УПК Российской Федерации являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном этим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела) для принятия решений в уголовном судопроизводстве, а также то обстоятельство, что искажение доказательств может привести к незаконным и ошибочным судебным решениям и, в конечном счете, не только нарушает установленный данным Кодексом процессуальный порядок, но и подрывает сущность правосудия по уголовным делам как такового.

Соответственно, положения статьи 303 УК Российской Федерации не могут оцениваться в отрыве от норм, регулирующих соответствующие уголовно-процессуальные вопросы.

Так, при исключительных обстоятельствах, свидетельствующих о совершении участниками производства по уголовному делу, в том числе следователем или дознавателем, преступления, вследствие чего искажалось бы само существо правосудия, уголовно-процессуальный закон допускает возможность проведения отдельного, самостоятельного расследования этих обстоятельств, по результатам которого может быть вынесен приговор; вступление такого приговора в силу позволяет осуществить пересмотр ранее вынесенного приговора или иного судебного решения по делу ввиду вновь открывшихся обстоятельств. Соответствующее расследование проводится в формах и порядке, закрепленных уголовно-процессуальным законом, и не предполагает какое-либо ограничение участников уголовного судопроизводства и других заинтересованных лиц в их правах, в том числе в праве на обжалование в суд затрагивающих их конституционные права и свободы решений и действий (бездействия) органов предварительного расследования (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 15 апреля 2008 года № 304-О-О, от 17 ноября 2009 года № 1413-О-О, от 25 февраля 2013 года № 182-О и № 289-О, от 23 апреля 2015 года № 840-О и др.).

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации, законодатель, устанавливая порядок отправления правосудия, обязан предусмотреть механизм (процедуру), обеспечивающий соблюдение требований, предъявляемых к правосудному – т.е.

законному, обоснованному и справедливому – решению по делу, а также исправление ошибок, в том числе на стадии пересмотра судебного решения ввиду вновь открывшихся обстоятельств.

В рамках уголовного судопроизводства это предполагает, по меньшей мере, установление обстоятельств происшествия, в связи с которым было возбуждено уголовное дело, его правильную правовую оценку, выявление конкретного вреда, причиненного обществу и отдельным лицам, и действительной степени вины (или невиновности) лица в совершении инкриминируемого деяния (Постановление от 8 декабря 2003 года № 18-П; определения от 29 января 2009 года № 46-О-О, от 21 июня 2011 года № 860-О-О, от 29 сентября 2011 года № 1185-О-О и от 28 июня 2012 года № 1274-О), что возможно лишь на основе проверки и оценки доказательств, отвечающих требованиям относимости, допустимости и достоверности. Только тогда суд может правильно установить, имело ли место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый, доказано ли, что его совершил подсудимый, является ли это деяние преступлением и какой нормой уголовного закона оно предусмотрено (статьи 73, 74, 85-88 и 299 УПК Российской Федерации); в противном случае ставилась бы под сомнение правосудность решения по делу. Именно поэтому заведомая ложность показаний потерпевшего или свидетеля, заключения эксперта, а равно подложность вещественных доказательств, протоколов следственных и судебных действий и иных документов или заведомая неправильность перевода, повлекшие за собой постановление незаконного, необоснованного или несправедливого приговора, вынесение незаконного или необоснованного определения или постановления, отнесены к вновь открывшимся обстоятельствам, влекущим отмену вступивших в законную силу приговора, определения и постановления суда, возобновление производства по уголовному делу (часть первая, пункт 1 части второй и пункт 1 части третьей статьи 413 УПК Российской Федерации) (Определение от 4 апреля 2013 года № 661-О).

При этом значимость нефальсифицированных доказательств для уголовного судопроизводства не ограничивается судебными стадиями.

В Постановлении от 8 декабря 2003 года № 18-П Конституционный Суд Российской Федерации указал, что в соответствии с установленным в Российской Федерации порядком уголовного судопроизводства предшествующее рассмотрению дела в суде досудебное производство призвано служить целям полного и объективного судебного разбирательства по делу; в результате проводимых в ходе предварительного расследования следственных действий устанавливается и исследуется большинство доказательств по делу, причем отдельные следственные действия могут проводиться только в этой процессуальной стадии; именно в досудебном производстве происходит формирование обвинения, которое впоследствии становится предметом судебного разбирательства и определяет его пределы (часть первая статьи 252 УПК Российской Федерации).

Положения статей 144 и 145 УПК Российской Федерации, регламентирующие порядок рассмотрения сообщений о преступлении и определяющие решения, принимаемые по его результатам, предусматривают проведение проверки сообщения о любом преступлении, в том числе совершенном следователем при производстве по уголовному делу.

При этом обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором суда, не могут служить препятствием для возбуждения уголовного дела и свидетельствовать об отсутствии признаков преступления в действиях лиц, осуществляющих производство по уголовному делу (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 23 июня 2009 года № 886-О-О и от 20 ноября 2014 года № 2678-О).

При отсутствии же основания для возбуждения уголовного дела, в частности при отсутствии в деянии состава преступления, руководитель следственного органа, следователь, орган дознания или дознаватель выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, при этом такой отказ может быть обжалован, в том числе в суд, в порядке, установленном статьей 125 УПК Российской Федерации, регламентирующей судебный порядок рассмотрения жалоб (пункт 2 части первой статьи 24, части первая и пятая статьи 148 УПК Российской Федерации).

Соответственно, статья 303 УК Российской Федерации, действующая во взаимосвязи с приведенными уголовно-процессуальными положениями, не предполагает произвольного отказа в возбуждении уголовного дела по признакам предусмотренного в ней преступления, в том числе совершенного следователем на досудебных стадиях уголовного судопроизводства.

https://www.youtube.com/watch?v=ocey9LKTNKc

Что же касается статьи 307 УК Российской Федерации, то данная норма, применяемая в единстве с положениями Общей части указанного Кодекса (статьи 5, 8, часть первая статьи 14 и статья 25), предусматривает привлечение к уголовной ответственности лишь за заведомо ложные показания свидетеля или потерпевшего и предполагает наличие в их действиях прямого умысла, когда эти лица осознают, что показания, которые они дают, являются ложными, и желают дать именно такие показания (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 28 марта 2017 года № 561-О).

Соответственно, оспариваемые М.В. Карповым нормы не могут расцениваться как нарушающие его конституционные права в указанном им аспекте.

Проверка же решений, вынесенных в отношении лиц, участвовавших в производстве по уголовному делу заявителя, к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», не относится.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Карпова Максима Викторовича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

ПредседательКонституционного СудаРоссийской Федерации В.Д. Зорькин

Относительно норм УК РФ о заведомо ложных показаниях КС РФ отметил следующее.

Данные нормы применяются в единстве с положениями Общей части УК РФ.

С учетом этого предусматривается привлечение к уголовной ответственности лишь за заведомо ложные показания свидетеля или потерпевшего. При этом предполагается наличие в их действиях прямого умысла, т. е. когда подобные лица осознают, что показания, которые они дают, являются ложными, и желают дать именно такие показания.

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71669122/

Обобщение судебной практики преступлений против правосудия

Заведомо ложные показания судебная практика

О Б О Б Щ Е Н И Е

судебной практики преступлений против правосудия

В соответствии с планом работы Октябрьского районного суда г. Орска Оренбургской области, проведено обобщение судебной практики по рассмотренным уголовным делам, по ст. 306, 307 УК РФ за период с января по сентябрь 2011 года.

Деяния, предусмотренные ст. ст. 306, 307 УК РФ, относятся к категории преступлений против правосудия.

Общественная опасность лжесвидетельства и заведомо ложного доноса очевидна, она затрудняет расследование, препятствует достижению истины, помогает виновному уйти от уголовной ответственности и даже может привести к осуждению невиновных.

Совершение этих деяний нарушает принцип неотвратимости наказания, порождая у преступников уверенность в безнаказанности, дискредитируя закон в глазах граждан и, в конечном счете, подрывает основы правосудия.

Статистические данные свидетельствуют о том, что с вступлением в силу УК РФ в 1996 году снижение регистрации этих преступлений объяснялось изменением диспозиции статей, и в том числе введением примечания к ст. 307 УК РФ, появлением более широкого круга лиц, обладающих свидетельским иммунитетом.

Причины снижения уровня данных преступлений в последние годы следует искать в изменении порядка уголовно-процессуального реагирования на факты заведомо ложного доноса, ложных показаний, ложного заключения или показания эксперта, показания специалиста или ложного перевода.

Суд был первоначально ограничен, а затем и совсем лишен права решать вопрос о возбуждении уголовного дела за совершение данных общественно опасных деяний.

В соответствии с существующим процессуальным порядком возбуждения уголовного дела, установленным ст. ст. УПК РФ, между фактическим сообщением заведомо ложных показаний, заключения или перевода и решением вопроса о возбуждении уголовного дела и привлечении виновного к ответственности, как правило, существует значительный временной интервал.

Кроме объективных факторов на сложившуюся ситуацию влияют и субъективные причины, в первую очередь это лояльное отношение работников прокуратуры к установленному факту лжесвидетельства, что не способствует реализации принципа неотвратимости ответственности и порождает значительное число латентных преступлений.

Октябрьским районным судом г. Орска Оренбургской области в изучаемый период рассмотрено 11 уголовных дел указанной категории.

Как показало изучение, основную часть уголовных дел (6 уголовных дел от общего количества) составили дела о преступлениях, связанных с дачей заведомо ложных показаний свидетелями по уголовным делам в суде; 4 уголовных дела рассмотрено в отношении свидетелей, давших заведомо ложные показания при производстве предварительного расследования; 4 уголовных дел возбуждено в отношении лиц за заведомо ложный донос о совершенном преступлении и 6 человек дали заведомо ложные показания при рассмотрении в суде гражданских дел.

Уголовные дела в отношении экспертов, специалистов и переводчиков, давших заведомо ложные заключения, показания и перевод по ст. 307 УК РФ за изучаемый период в Октябрьском районном суде г. Орска Оренбургской области не рассматривались.

Уголовные дела изучаемой категории рассматривались судами Октябрьского районного суда г. Орска Оренбургской области как в общем, так и в особом порядке судебного разбирательства.

Из 4 дел, рассмотренных с вынесением приговора по ст. 306 УК РФ, особый порядок уголовного судопроизводства применен по 2 делам в отношении 2 осужденных, что составляет 50%, 2 дела в отношении 2 осужденных рассмотрены в общем порядке, что соответственно составляет 50%.

Из 7 дел, рассмотренных с вынесением приговора по ч. 1 ст. 307  УК РФ, особый порядок уголовного судопроизводства применен по 2 делам в отношении 2 осужденных, что составляет 28,6 %, 5 дел в отношении 5 осужденных рассмотрены в общем порядке, что соответственно составляет 71,4 %.

За изучаемый период в кассационном порядке по уголовным делам о преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 307 УК РФ, обжалован 1 приговор, который кассационной инстанцией Оренбургского областного суда оставлен без изменения.

В надзорном порядке уголовные дела по данным категориям преступлений в обобщаемый период не рассматривались. 

Преступление, предусмотренное ст. 306 УК РФ

характеристика состава преступления

Статья 306 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за заведомо ложный донос о совершении преступления.

Основным объектом преступления являются общественные отношения, обеспечивающие нормальную (законную) деятельность суда, прокуратуры, органов предварительного расследования.

Дополнительным объектом могут выступать общественные отношения по поводу чести и достоинства лица, в отношении которого сделан ложный донос, его права и законные интересы.

Предметом преступления является ложная информация о факте совершения преступления и (или) лице, его совершившем. Ложность сообщаемых сведений может выражаться в сообщении о преступлении, которого фактически не было, приписывании совершения нераскрытого преступления определенному лицу (лицам).

Объективная сторона состава преступления состоит в заведомо ложном доносе о совершении преступления.

Ложный донос – это активные действия, которые состоят в устном или письменном сообщении, выполненном, в том числе посредством других лиц, по почте и иным источникам связи, о факте совершения преступления или о лицах его совершивших.

В представленных судами для обобщения уголовных делах ложные доносы были адресованы в правоохранительные органы и в каждом случае заявитель письменно предупреждался об уголовной ответственности за заведомо ложный донос,  что отвечает  требованиям ч. 6 ст. 141 УПК РФ, согласно которым заявитель предупреждается об уголовной ответственности за заведомо ложный донос в соответствии со статьей 306 УК РФ.

Ложность доноса должна затрагивать фактические обстоятельства, а не их юридическую оценку. Неправильная правовая оценка совершенного деяния не образует ложного доноса.

Не будет ложным доносом сообщение о действительных фактах готовящегося преступления, от совершения которого в дальнейшем добровольно отказались. ложного доноса могут составить сведения как об оконченном преступлении, так и об уголовно наказуемой предварительной деятельности (приготовление к тяжкому или особо тяжкому преступлению, покушение на преступление).

Сообщение правоохранительным органам своих предположений, мнений или догадок, добросовестное заблуждение о произошедших фактах  также не образуют ложного доноса.

Сообщения об административных правонарушениях, дисциплинарных проступках, аморальных поступках не подпадают под признаки данной нормы.

При описании в приговоре преступного деяния, предусмотренного ст. 306 УК РФ, указание на преступление, о совершении которого сделан заведомо ложный донос, является обязательным.

Так, Октябрьским районным судом г. Орска Оренбургской области осужден по ч. 1 ст. 306 УК РФ за то, что он,  будучи предупрежденным об уголовной ответственности за заведомо ложный донос старшим дознавателем отделения дознания Отдела внутренних дел по Октябрьскому району МО г. Орск в кабинете № *** отдела милиции № 1 УВД по г.

Орску написал заявление о совершении в отношении него преступления, предусмотренного ч.1 ст. 161 УК РФ относительно достоверных обстоятельств утраты им сотового телефона, ссылаясь на то, что парень по имени Олег, открыто похитил принадлежащий ему сотовый телефон «Самсунг 5 250» стоимостью 13 600 рублей 43 копейки, причинив ему имущественный ущерб (дело1-242\11).

Уголовное дело рассмотрено в особом порядке.

Заведомо ложный донос относится к преступлениям с формальным составом. Он считается оконченным с момента поступления заведомо ложного сообщения о совершении преступления в орган, осуществляющий уголовное преследование.

Если ложный донос не дойдет до адресата в силу объективных обстоятельств, то это деяние может квалифицироваться как покушение на преступление. Ответственность за приготовление к рассматриваемому преступлению наступит только при наличии квалифицирующего признака, предусмотренного ч. 3 ст.

306 УК РФ (санкция – лишение свободы до 6 лет) – заведомо ложный донос о совершении преступления, соединенный с искусственным созданием доказательств обвинения, поскольку в соответствии ч. 2 ст.

30 УК РФ уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому или особо тяжкому преступлениям.

Субъективная сторона данного состава преступления характеризуется только прямым умыслом. Лицо осознает общественную опасность своего деяния, понимает ложность сведений, содержащихся в доносе, и, несмотря на это, желает ввести в заблуждение государственные органы. На умышленную форму вины указывает сам термин “заведомо ложный донос”.

Так, осужден по ч. 1 ст. 306 УК РФ за то, что он,  будучи предупрежденным об уголовной ответственности за заведомо ложный донос следователем следственного отдела при Отделе внутренних дел по Октябрьскому району МО г. Орск в кабинете № *** отдела милиции № 1 УВД по г.

Орску написал заявление о совершении в отношении него преступления, предусмотренного п. «в» ч.2 ст. 158 УК РФ относительно достоверных обстоятельств утраты им сотового телефона, ссылаясь на то, что неизвестное лицо тайно похитило принадлежащий ему сотовый телефон «Нокия 6300», причинив ему имущественный ущерб (дело1-78\11).

Уголовное дело рассмотрено в общем порядке.

Источник: https://pandia.ru/text/78/242/14211.php

Ложные показания

Заведомо ложные показания судебная практика

Ежегодно доля осужденных за такие действия не превышает 0,2% от общего количества.

Но за этими цифрами скрывается возможность судебных ошибок и сломанных жизней невиновных граждан, а потому так важно понимать степень ответственности лица участвующего в установлении истины по делу на всех этапах уголовного или гражданского процесса.

Особенно велика в этом вопросе роль экспертов, специалистов и переводчиков.

Зачастую установление истины по делу невозможно без привлечения сторонних наблюдателей или специалистов, которые могут поделиться сведениями о произошедших событиях.

Показания очевидцев находятся на вершине иерархии доказательств. В случае когда такие сведения указывают недостоверно и это стало причиной необоснованного вердикта виновник должен понести ответственность.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему – обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефону Москва и область: 

+7 (499) 288-21-76

Санкт-Петербург и область: 

+7 (812) 648-23-57

Остальные регионы: 

+8 (800) 550-59-06

Отличие ложных показаний от заведомо ложных

Под заведомо ложными показаниями ст.307 УК подразумевает сознательное предоставление искаженных сведений об обстоятельствах дела органам дознания, предварительного следствия или суда.

Смотрите дополнительно в этой статье о клевете и способах защиты в подобных ситуациях.

Обман иных органов власти, например, местного самоуправления, не карается законом.

Аналогичный состав содержит ст.17.9 КоАП РФ, но в отношении показаний по административным правонарушениям или в ходе исполнительного производства.

Ложные показания в отличие от заведомо ложных, не имеют сознательной цели введения следствия в заблуждение и не влекут уголовной ответственности.

Конституция дает каждому возможность не давать показаний против себя или близких родственников.

Но если свидетель решил дать показания против кого-либо они должны быть правдивыми, иначе он несет ответственность.

Также не обязан говорить правду или, вообще, отвечать на вопросы обвиняемый или подозреваемый.

Не влечет ответственности дача ложных показаний свидетелем, ставшим обвиняемым.

Противоправными являются только умышленные деяния, то есть представление неверных свидетельств по забывчивости, болезни или в результате добросовестного заблуждения не квалифицируется по ст.307 УК РФ или ст.17.9 КоАП

Субъектом преступления может стать свидетель, эксперт или переводчик.

Это лица, старше 16 летнего возраста не признанные потерпевшими по рассматриваемому делу.

При этом они не только должны говорить правду, но и не умалчивать известные факты.

Если такие участники процесса открыто заявят о нежелании дать показания, может наступить ответственность по ст.308 УК РФ.

Ложные показания свидетеля могут как оправдывать, так и обвинять, отрицать факты или искажать их.

Лица, на которых возложена обязанность предоставлять сведения, информируются об ответственности за дачу ложных показаний.

В подтверждение этого ставится подпись в документах, закрепляющих свидетельства, переводы и экспертные оценки с пометкой о предупреждении.

Виды ответственности за лжесвидетельство

Дача ложных показаний влечет административную или уголовную ответственность.

Статьей 17.9 КоАП за такие правонарушения предусматривается штраф в размере от 1000 до 500 тысяч рублей.

В практике такие наказания достаточно редки.

Уголовная ответственность за дачу ложных показаний имеет более широкие границы. По большей части это наказания, не предполагающие лишения свободы.

УК РФ определяет размер штрафа в пределах до 80 тысяч рублей или доход виновного за полгода.

Альтернативой штрафу выступают исправительные работы и как крайняя мера до трех месяцев ареста.

Но как только дело касается ложного обвинения в тяжких преступлениях, речь может пойти о 5 годах лишения свободы или таких же по протяженности исправительных работах.

Обычно, судебная практика идет по пути материального наказания и карает штрафом.

Смотрите тут, как правильно обжаловать штраф ГИБДД.

Такие меры наказания относят эти деяния к преступлениям небольшой тяжести. Несмотря на возможные максимальные 5 лет, на практике срок редко превышает 1.5 года.

Отказ от лжесвидетельства

Объект этого преступления — деятельность правоохранительных и судебных органов, а также права и свободы человека.

угроза обмана следствия в возможности незаконного решения и наказания невиновных лиц.

Наступает она в момент вынесения ошибочного вердикта суда.

Учитывая это, законодатель предусматривает освобождение от уголовной ответственности за отказ от дачи ложных показаний, перевода или экспертизы, если он сделан до оглашения окончательного решения суда по делу.

Эта мера не только гуманна, но призвана стимулировать добровольное и своевременное раскаяние во избежание более тяжелых последствий.

Ложные показания в суде встречаются в разных ситуациях.

Существуют прецеденты сознательного обмана следствия и суда «по заказу» какой-либо из сторон, для затягивания следствия, из-за различного понимания ситуации и обстоятельств.

Встречается даже самооговор для защиты от обвинения близких. Все это суды учитывают в своей практике.

Несмотря на редкость применения административной ответственности за такие случаи примеры есть. Так, в январе 2013 года, в прокуратуру Октябрьского района г. Барнаула были отправлены материалы по результатам судебной проверки показаний свидетеля.

Он утверждал, что его знакомый, обвиняемый в нетрезвом вождении, не управлял автомобилем, а только ожидал его после телефонного звонка. Однако, детализация переговоров не подтвердила показания и было возбуждено административное производство, по результатам которого назначен штраф в размере 1 тысячи рублей.

Если в ходе судебного разбирательства выясняется факт обмана свидетеля или иных лиц судья не признает их таковыми непосредственно в решении по делу, но указываются причины, по которым отвергается свидетельство.

Затем факт лжесвидетельства может подлежать отдельному уголовному разбирательству.

Примером служит решение городского суда г. Сургута по уголовному делу № 1-820/2011. Из материалов дела следовало, что свидетель, являясь сотрудником правоохранительных органов, дал показания в поддержку позиции потерпевшего.

Он утверждал, что обвиняемый напал с отверткой в руке, а потерпевший воспользовался правом необходимой обороны и произвел выстрел в отношении обвиняемого.

Было установлено, что показания были заведомо ложными и свидетель привлечен к ответственности.

Лжесвидетельство — преступление небольшой тяжести, но может повлечь серьезные последствия. Это оправдано, ведь его ценой станет будущее невиновного человека и доверие к правоприменительной системе в целом.

Сегодня законодательство более гуманно и дает виновному исправить ошибку, главное, сделать это вовремя.

Чем грозит изменение показаний в суде?

Изменение показаний в суде не грозит свидетелю или иному участнику процесса каким-либо наказанием, если указанное изменение было допущено по объективным причинам.

Исключением являются случаи дачи заведомо ложных показаний, что является преступлением и влечет уголовную ответственность. Основанием для привлечения является специальная норма Уголовного кодекса РФ, запрещающая давать заведомо ложные показания.

Привлечь к уголовной ответственности за дачу ложных показаний могут в том случае, когда на основании этих сведений судом был вынесен незаконный приговор, а свидетель умышленно совершил подобное деяние.

Обычно это выясняется по истечении определенного времени после окончания процесса, в котором были даны ложные показания.

Свидетель, дающий заведомо ложные показания, должен учитывать, что его освободят от уголовной ответственности в том случае, если он своевременно сообщит о данном деянии (до вынесения приговора), то есть не допустит негативных последствий от изменения показаний.

Источник: https://urist.one/dolzhnostnye-prestupleniya/kleveta/lozhnye-pokazaniya.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.