Заведомо ложный донос субъект

Состав заведомо ложного доноса

Заведомо ложный донос субъект

Воловик, Ю. В. Состав заведомо ложного доноса / Ю. В. Воловик. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2019. — № 52 (290). — С. 104-106. — URL: https://moluch.ru/archive/290/65798/ (дата обращения: 21.11.2020).



В данной статье рассмотрен вопрос о составе заведомо ложного доноса по УК РФ. В статье раскрывается состав данного преступления, а именно: субъект, объект, субъективная и объективная сторона.

Ключевые слова: ложный донос, уголовная ответственность, преступление, ложное сообщение, невиновное лицо.

Объективная сторона преступления выражается в заведомо ложном доносе о совершении преступления. Ложный донос состоит в сообщении заведомо ложных сведений с целью добиться осуждения или привлечения к уголовной ответственности заведомо невиновного лица.

Сообщение должно содержать сведения о совершенном или готовящемся преступлении, покушении на него, приготовлении к тяжкому или особо тяжкому преступлению. Ложность доноса может касаться как самого события преступления, так и обвинения невиновного лица.

Заведомо ложный донос должен касаться фактов, связанных с преступлением, а не какими-либо иными правонарушениями.

Л. В. Лобанова, утверждает, что основным непосредственным объектом заведомо ложного доноса выступают общественные отношения, обеспечивающие познавательно-правоприменительный метод осуществления правосудия [1, c. 25]. С. В.

Смолин, понимал под основным непосредственным объектом заведомо ложного доноса общественные отношения, обеспечивающие соответствие познавательной (по получению достоверной информации о фактах) и правоприменительной (по законному и обоснованному разрешению сообщений о признаках преступлений) деятельности органов предварительного расследования и суда (по делам частного обвинения) целям и задачам уголовного судопроизводства на стадии возбуждения уголовного дела [2, c.15].

Непосредственным объектом преступления является нормальная деятельность суда, а также органов прокуратуры, предварительного следствия и дознания, так как доносы по делам о тяжких или особо тяжких преступлениях всегда отвлекают больше сил и средств правоохранительных органов для их проверки. Донос, содержащий обвинение конкретного лица, всегда посягает на дополнительный объект преступления — права и интересы личности.

Объективная сторона состоит в умышленно искаженной, неправильной информации как о совершенном преступлении (в том числе о приготовлении или покушении на преступление), так и о лицах, его совершивших.

Состав данного преступления предполагает, что заведомо ложное сообщение должно быть сделано только органу, имеющему право по закону возбуждать уголовные дела (органы дознания, предварительного следствия, прокуратуру, а также налоговую инспекцию, таможенные органы и др.). Состав ложного доноса, будет иметь место независимо от того, был ли исполнитель обращения персонифицирован или достаточно просто указать на совершение преступления, то есть анонимно.

Факультативным признаком объективной стороны является способ. Под способом понимаются конкретные приемы и методы, применяемые при совершении преступного посягательства.

При искусственном создании доказательств обвинения виновный помимо непосредственно преступного посягательства — заведомо ложного сообщения о преступлении — совершает другие дополнительные действия для придания правдоподобности сообщаемой ложной информации.

К объективной стороне относятся два квалифицирующих признака заведомо ложного доноса, предусмотренных Уголовным кодексом РФ: донос, соединенный с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления и донос, соединенный с искусственным созданием доказательств обвинения [3, c. 306].

Донос может содержать информацию не только об уже совершенном, но и якобы готовящемся преступлении. При этом ложное сообщение о приготовлении к преступлению влечет уголовную ответственность, только когда уголовно наказуемой признается сама приготовительная деятельность.

https://www.youtube.com/watch?v=cCsWyvtZdKs

Законодатель устанавливает уголовную ответственность за заведомо ложный донос для вменяемого физического лица, достигшего возраста шестнадцати лет, т. е. для общего субъекта преступления.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации не устанавливает ограничения по возрасту для лиц, желающих сообщить о совершенном преступлении.

От любого лица следственные органы обязаны принять заявление, соответствующее требованиям законодательства.

В настоящее время ведется дискуссия о необходимости предупреждения лиц в возрасте до 16 лет об уголовной ответственности за заведомо ложный донос в соответствии с ч. 6 ст. 141 УПК РФ.

Некоторые ученые придерживаются мнения, что заявитель, не достигший 16-летнего возраста, об уголовной ответственности за заведомо ложный донос не предупреждается, а ему лишь доступно разъяснить уголовно-процессуальные последствия, которые вытекают из подаваемого им заявления.

Отметку о разъяснении последствий также необходимо поставить в протоколе принятия устного заявления, удостоверив ее подписью заявителя [4, c. 38].

Данное мнение является верным, поскольку лица, не достигшие 16 лет не подвергаются уголовной ответственности, следовательно, в предупреждении об уголовной ответственности не нуждаются.

Необходимо отметить, что имеется несколько возрастных групп в пределах до шестнадцати лет.

Это могут быть как младенцы, так и подростки, которые классифицируются по возможности или невозможности быть заявителем в уголовном процессе по данному преступлению.

В основе принятия заявления от несовершеннолетнего, не достигшего возраста шестнадцати лет, лежит способность самостоятельно заявить о преступлении, которая выражается во владении устной или письменной речью [5, c. 45].

Если лицо считает, что преступления не было, но оно в действительности произошло, а данное лицо сообщает, как оно думает, т. е. ложные сведения, то его действия должны квалифицироваться как покушение на преступление по ч.3 ст.30 УК РФ и ст.306 УК РФ.

Также не влечет уголовную ответственность донос о готовившемся преступлении, от совершения которого лицо отказалось, так как данный факт не мог охватываться сознанием лица, сообщающего такие сведения.

Субъективная сторона заведомо ложного доноса выражается только в виде прямого умысла. Виновный осознает, что сообщает в правоохранительные органы заведомо для него ложную информацию о совершенном преступлении и желает сообщить такие сведения.

Лицо может руководствоваться разными целями при совершении заведомо ложного доноса. Давая заведомо ложные показания, свидетели или потерпевшие преследуют цель оправдания или смягчения участи лица, привлеченного к уголовной ответственности, а иногда занимают обвинительную позицию.

Рассматривая с субъективной стороны заведомо ложное заключение эксперта, а также заведомо неправильный перевод, сделанный переводчиком в суде либо при производстве предварительного следствия или дознания, можно отметить, что они могут быть совершены, также, как и заведомо ложное показание, только с прямым умыслом. Важным требованием является осознание экспертом и переводчиком, что сообщаемые ими суду или следствию сведения являются заведомо ложными. Адресатами заведомо ложного доноса, помимо правоохранительных и судебных органов выступают и иные лица.

Литература:

1. Лобанова Л. В. Преступления против правосудия. Общая характеристика и классификация: учеб. пособие. — Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2004. — С. 62.

2. Уголовная ответственность за заведомо ложный донос: монография; под ред. В. Д. Ларичева. — М.: Изд-во «Юрлитинформ», 2012. — С. 216.

3. Уголовно — процессуальный кодекс Российской Федерации: федер. закон от 18 дек. 2001 г. № 174-ФЗ.

4. Алиев Т. Т. [и др.]; Порядок собирания документов-доказательств в уголовном процессе // Адвокатская практика. — 2003. — № 5. — С. 37–45.

5. Гладышева О., Солонникова, Н. Несовершеннолетние заявители о преступлении // Законность. — 2008. — № 8. — С. 45–47.

Основные термины(генерируются автоматически): ложный донос, уголовная ответственность, преступление, ложное сообщение, объективная сторона, лицо, невиновное лицо, предварительное следствие, совершенное преступление, УК РФ.

Источник: https://moluch.ru/archive/290/65798/

Уголовно-правовая характеристика, преступления, предусмотренного ст. 306 УК РФ «Заведомо ложный донос»

Заведомо ложный донос субъект

2. Уголовно-правовая характеристика, преступления, предусмотренного ст. 306 УК РФ «Заведомо ложный донос»

Опасность ложного доноса заключается, во-первых, в том, что он нарушает нормальную работу органов следствия, которые тратят силы и средства впустую на расследование преступления, вообще никем не совершенного, либо, если преступление фактически имело место, идут по ложному пути, отвлекаясь от поиска действительного преступника; во-вторых, если ложный донос делается в отношении определенного лица, то нарушаются его интересы, особенно когда доносы приводят к аресту, привлечению к уголовной ответственности и осуждению невиновного. Ложные доносы порождают в обществе атмосферу подозрительности и неуверенности, а в тоталитарных политических системах нередко используются как внешне законный способ борьбы с действительными или мнимыми противниками режима[4].

С объективной стороны ложный донос может выражаться, во-первых, в сообщении о преступлении, которое вообще не было совершено.

При этом указание на лицо, будто бы совершившее преступление, необязательно.

Например, ложный донос будет в действиях лица, которое сообщило о том, что кто-то якобы получил за него заработную плату и расписался в ведомости, хотя фактически деньги получил сам заявитель[5].

Вторая разновидность деяния – когда преступление действительно было совершено, но не тем лицом, о котором сообщается в информации лжедоносчика.

м ложного доноса могут быть сведения только о преступлении, т.е. деянии, ответственность за которое предусмотрена уголовным законом.

Бесспорно, что состав будет, если сведения сообщаются властям, имеющим право возбуждать уголовное дело: в прокуратуру, органы следствия и дознания. Большинство авторов полагают, что состав имеется также тогда, когда сообщения направляются в другие государственные учреждения, например в органы представительной или исполнительной власти. Эта позиция представляется правильной.

Органы власти, получив сообщение о преступлении, обязаны передать его в ведомства, занимающиеся борьбой с преступностью, на что доносчик чаще всего и рассчитывает, а нередко подобный способ более эффективный, так как заявление получит широкую огласку и его проверка будет находиться под контролем.

Однако ложного доноса не будет, если заявление адресуется предприятиям и учреждениям, не относящимся к органам власти.

Форма сообщения может быть любой – устной или письменной, в том числе по почте, телеграфу. Донос может выражаться также в действиях, из которых можно сделать вывод о якобы совершенном преступлении, например в распространении листовок, плакатов, писем, содержащих призывы к совершению преступных действий, от имени лица, которое фактически не является их автором.

Состав ложного доноса – формальный, преступление окончено с момента получения сообщения адресатом[6].

С субъективной стороны преступление характеризуется прямым умыслом, на что указывает признак заведомости. Виновный сознает, что сообщаемые им сведения не соответствуют действительности, и желает, чтобы эти сведения поступили в органы правопорядка.

Цели и мотивы могут быть различными[7]. Типичным является желание добиться привлечения невиновного к уголовной ответственности либо освободить от ответственности подлинного преступника.

Однако цели могут быть и иными.

Известны случаи, когда ложный донос совершался для того, чтобы изобразить себя жертвой преступления (виновный заявляет о хищении имущества, хотя фактически истратил или потерял его).

Субъектом может быть любое вменяемое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности. Однако свидетели и потерпевшие, вызванные на допрос и давшие заведомо ложные показания о совершении кем-либо преступления, несут ответственность не за ложный донос, а за ложные показания по ст. 307.

Возможность привлечения за донос обвиняемого зависит от того, относилось ли сообщение к существу предъявленного ему обвинения.

Если ложные сведения являются средством самозащиты от обвинения (например, виновный полностью приписывает совершенное им преступление другому лицу либо преуменьшает свою роль в преступлении за счет соучастников), то ответственность исключается.

Если же донос прямо не относится к предъявленному обвинению и не является способом защиты от него, то ответственность наступает по ст. 306 на общих основаниях. С. был привлечен к уголовной ответственности за автоаварию. Желая отомстить следователю за неблагоприятный исход следствия, С.

написал заведомо ложное заявление о том, будто следователь его избил, в связи с чем был осужден за ложный донос. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР приговор отменила и дело прекратила, сославшись на то, что С.

подал ложный донос с целью скомпрометировать следователя и тем самым поставить под сомнение результаты расследования, т.е. донос был средством защиты от обвинения в автоаварии. Однако Президиум Верховного Суда РСФСР отменил это определение и признал, что С. был правильно осужден за ложный донос, так как его заявление не имело отношения к делу об автотранспортном преступлении и не было продиктовано соображениями защиты [8].

В ч. 2 и 3 ст. 306 указаны два квалифицирующих обстоятельства. В ч. 2 – обвинение в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, т.е. деяний, указанных в ч. 4 или 5 ст. 15, а в ч.

3 – искусственное создание доказательств обвинения, которое заключается в имитации улик обвинительного характера путем создания фиктивных вещественных доказательств, склонения кого-либо к даче ложных показаний и т.д.

Заведомо ложный донос необходимо отличать от клеветы (ст. 129). Первое отличие относится к объектам посягательств: клевета посягает только на честь и достоинство, а при доносе кроме интересов личности нарушается правильная работа органов правосудия.

Различным является характер сведений: при доносе – только о совершении преступления, а при клевете – о любых правонарушениях или аморальных поступках. Различными являются адресаты, которым направляются сведения: при доносе – определенным указанным выше органам, при клевете – любым лицам.

Наконец, различными могут быть цели: лжедоносчик желает добиться привлечения невиновного к ответственности, клеветник – опорочить человека в глазах окружающих.

Разновидностью ложного доноса может быть заведомо ложное сообщение об акте терроризма (ст. 207). Отличие этого состава от ст. 306 – в объекте (по ст.

207 это общественная безопасность), в характере сообщаемых сведений и в содержании сообщения: в доносе содержатся ложные сведения о поведении других лиц, а в сообщении об акте терроризма, – как правило, о собственных действиях заявителя.

Деяние, наказуемое по ч. 1 ст. 306, – преступление небольшой тяжести, а по ч. 2 – тяжкое преступление[9].

Реформирование уголовного законодательства последних лет оставило целый комплекс неразрешенных проблем, некоторые из которых затрагивают судьбы тысяч людей. Одним из таких неразрешенных вопросов остался вопрос о том, может ли обвиняемый (подозреваемый) быть субъектом заведомо ложного доноса. По сути, речь идет о том, кто может быть субъектом преступления, предусмотренного ст. 306 УК РФ.

Ответ на этот вопрос на первый взгляд кажется очень простым – обвиняемый (подозреваемый) может защищать себя любыми способами. Следовательно, субъектом преступления, предусмотренного ст. 306 УК РФ, обвиняемый (подозреваемый) быть не может.

Однако более детальная проработка возникшей проблемы, споры, которые она вызывает в теории и на практике, позволяют говорить о том, что ответ на вопрос о том, может ли обвиняемый (подозреваемый) быть субъектом ст. 306 УК РФ, уже не кажется таким простым.

Изучение научной литературы[10] и судебной практики показало, что проблема привлечения к уголовной ответственности обвиняемого (подозреваемого) за заведомо ложный донос ненова.

Споры по этому поводу возникли около десяти лет назад, когда Верховный Суд в рамках рассмотрения конкретного уголовного дела дал судебное толкование спорной ситуации, с которым многие специалисты, особенно практические работники (следователи, судьи, прокуроры), не согласились[11].

Попытаемся разобраться, почему до сих пор вопрос о том, может ли обвиняемый (подозреваемый) быть субъектом заведомо ложного доноса, не решен и стоит по-прежнему очень остро. Например, Л.В. Лобанова считает, что это связано с попыткой унификации уголовного законодательства.

Однако подобная унификация оснований и пределов уголовной ответственности не всегда оправданна. В законе нет должной дифференциации ответственности за заведомо ложное сообщение о совершении преступления[12]. По сути, речь идет о недостатках конструкции ст. 306 УК РФ. С этим можно и нужно согласиться.

Но это только одна из причин сложившейся ситуации.

В соответствии со ст. 51 Конституции РФ никто не обязан свидетельствовать против себя самого. Является ли эта норма только правом на молчание или же «правом на ложь»? Можно ли расценивать заведомо ложный донос как способ не давать показания против себя самого?

Статья 45 Конституции РФ[13] закрепила положение о том, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Это в равной мере относится и к тем, кто защищает себя от нападения, прибегая к необходимой обороне, и к тем, кто, пытаясь избежать ответственности, дает заведомо ложные показания.

А раз заведомо ложный донос запрещен уголовным законом, значит, обвиняемый (подозреваемый) может быть субъектом преступления, предусмотренного ст. 306 УК РФ. В то же время в ст.

16 УПК РФ говорится о том, что суд, прокурор, следователь и дознаватель разъясняют подозреваемому и обвиняемому их права и обеспечивают им возможность защищаться всеми не запрещенными Уголовно-процессуальным кодексом способами и средствами. Кроме того, среди прав, предоставленных обвиняемому, закрепленных в ст.

47 УПК, ему предоставлено право защищаться иными средствами и способами, не запрещенными УПК (п. 21). А УПК ответственность за заведомо ложный донос не предусматривает. Значит, таким способом защищаться можно.

Складывается парадоксальная ситуация – обвиняемый (подозреваемый) и может, и не может быть субъектом преступления, предусмотренного ст. 306 УК РФ.

Анализ научной и учебной литературы выявил как минимум три точки зрения на эту проблему.

Так, некоторые практические работники (судьи, прокуроры, следователи)[14] подвергли критике позицию Верховного Суда РФ и считают, что «право на ложь» обвиняемого (подозреваемого) ограничено ст. 45 Конституции РФ.

Они считают, что обвиняемый может защищать себя средствами, не запрещенными законом, иначе обвиняемый (подозреваемый) оказывается в более льготном положении, чем законопослушный гражданин, который лишен возможности защищать свои интересы запрещенным способом.

Источник: https://www.KazEdu.kz/referat/149832/1

Заведомо ложный донос. Состав и виды этого преступления

Заведомо ложный донос субъект

1. Заведомо ложный донос о совершении преступления –

То же деяние, соединенное с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, –

Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, соединенные с искусственным созданием доказательств обвинения,

Заведомо ложный донос (ст. 306 УК). Объектом заведомо ложного доноса являются интересы правосудия, а иногда права и законные интересы личности.

Заведомо ложные сообщения в органы, ведущие борьбу с преступностью, или в суд о несовершенных преступлениях дезорганизуют нормальную деятельность этих органов, отвлекают их силы и средства от расследования и рассмотрения уголовных дел о действительно совершенных преступлениях.

При этом нередко ущемляются права и законные интересы людей, необоснованно обвиненных при заведомо ложном доносе в совершении преступления.

С объективной стороны данное преступление заключается в заведомо ложном заявлении или сообщении в органы, компетентные возбуждать, расследовать или рассматривать уголовные дела, либо в органы государственной власти или местного самоуправления, призванные в соответствии с законом содействовать специально на то созданным органам в борьбе с преступностью. Заявление лица о совершенном преступлении может быть устным и письменным. Заявителю разъясняется возможность уголовной ответственности за заведомо ложный донос, о чем делается отметка в протоколе, которая удостоверяется подписью заявителя. Сообщения предприятий, учреждений и организаций и должностных лиц о совершенном преступлении делаются только в письменной форме (ст. 110 УПК). Это преступление считается оконченным с момента получения заявления или сообщения органом, которому они направлены.

Субъектом заведомо ложного доноса может быть физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста и обладающее вменяемостью.

С субъективной стороны это преступление характеризуется прямым умыслом. Мотивами доноса могут быть месть, корысть, желание создать видимость наличия оправдывающих себя обстоятельств в глазах окружающих в связи с каким-либо неодобряемым поведением и другие побуждения.

60. Заведомо ложные показания, заключение эксперта или неправильный перевод.

Заведомо ложные показание свидетеля, потерпевшего либо заключение или показание эксперта, показание специалиста, а равно заведомо неправильный перевод в суде либо при производстве предварительного расследования –

е же деяния, соединенные с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, –

Примечание. Свидетель, потерпевший, эксперт, специалист или переводчик освобождаются от уголовной ответственности, если они добровольно в ходе дознания, предварительного следствия или судебного разбирательства до вынесения приговора суда или решения суда заявили о ложности данных ими показаний, заключения или заведомо неправильном переводе.

Основным непосредственным объектом данного преступления являются интересы правосудия, факультативным — интересы личности.

Дача лицами, привлекаемыми в соответствии с процессуальным законом для содействия суду или органам предварительного расследования во всестороннем, полном и объективном исследовании материалов дела, заведомо ложных показаний, заведомо ложного заключения либо осуществление переводчиком заведомо ложного перевода может стать серьезным препятствием для правильного разрешения дела, подорвать авторитет суда или органа предварительного расследования, существенно ущемить права и законные интересы лиц, обратившихся в эти органы за защитой своих прав и интересов. В этом и заключается общественная опасность данного преступления.

С объективной стороны рассматриваемое преступление заключается в заведомо ложном показании лица, вызванного на допрос в качестве свидетеля или потерпевшего на предварительном следствии (дознании) или в судебном заседании, а также в заведомо ложном переводе показаний или документов переводчиком либо в даче экспертом заведомо ложного заключения, либо в даче экспертом суду или органу предварительного расследования ложных показаний при его допросе. В соответствии с процессуальным законом указанные выше лица перед допросом, дачей заключения или до осуществления перевода предупреждаются об уголовной ответственности за дачу ими заведомо ложной информации суду или органу предварительного расследования. Рассматриваемое преступление считается оконченным с момента завершения дачи показаний, осуществления перевода или подписания письменного заключения экспертом. Эти лица освобождаются от уголовной ответственности, если они добровольно в ходе дознания, предварительного следствия или судебного разбирательства до вынесения приговора суда или решения суда заявили о ложности данных ими показаний, заключения или о заведомо неправильном переводе.

С субъективной стороны данное преступление характеризуется прямым умыслом. Мотивами этого преступления могут быть личная заинтересованность в исходе дела, корыстные побуждения, месть и другие побуждения.

Источник: https://cyberpedia.su/18x10f3.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.