Женская колония 18

ИК-18 г. Ардатов

Женская колония 18

ФКУ ИК-18 в городе Ардатов является подведомственным пенитенциарным учреждением ГУФСИН России по Нижегородской области.

Женская исправительная колония общего режима. Лимит наполнения – 350 мест.

Основным видом производственной деятельности в ИК-18 является швейное производство.

На территории учреждения имеется православный храм, православная воскресная школа. Для проведения культурно-массовых и физкультурно-спортивных мероприятий оборудованы: клуб, библиотека, кабельное телевидение, спортивная площадка, тренажёрный зал.

Фку ик-18 “исправительная колония №18” г. ардатов, нижегородская область

Контакты
Адрес: 607130, Нижегородская область Ардатовский район р.п. Ардатов ул. 30 лет ВЛКСМ, д. 45
Телефоны:
8 (3179) 5-02-27

Начальник учреждения: полковник внутренней службы Лебедев Василий Николаевич

Режим и график работы ФКУ ИК-18

График приёма граждан администрацией учреждения

Место проведения приёма – кабинет № 62.

Понедельник
Заместитель начальника, начальник центра: подполковник внутренней службы Синицын Алексей Владимирович

Вторник
Заместитель начальника: майор внутренней службы Синицын Александр Валерьевич

Среда
Заместитель начальника: подполковник внутренней службы Тофт Александр Владимирович

Четверг
Начальник ФКУ ИК-18 ГУФСИН России по Нижегородской области

Заместитель начальника, начальник отдела охраны: капитан внутренней службы Беляев Сергей Николаевич

Пятница
Заместитель начальника: подполковник внутренней службы Боченков Юрий Алексеевич

Суббота
Главный инженер: майор внутренней службы Набойкин Сергей Владимирович

Воскресенье
Ответственный согласно графику.

График работы инспектора по выдачи посылок, передач, бандеролей, проведению длительных и краткосрочных свиданий

Ежедневно

Приём заявление на свидание, проверка осуждённых на длительном свидании, проверка служебных помещений и инвентаря.
08:00-09:00

Предоставление длительны и краткосрочных свиданий.Приём передач от граждан.

09:00-12:00

Обед: 12:00-13:00 Предоставление длительны и краткосрочных свиданий: 13:00-15:00Приём передач от граждан: 13:00-16:00Выдачи передач-посылок: 15:00-16:30

Уборка помещений: 16:30-17:00

1-го числа каждого месяца – санитарный день.

Основные моменты которые необходимо знать всем, чьи близкие люди оказались по воле судьбы по ту сторону колючей проволоки.

Что можно передать заключённому, осуждённому

Что можно и нужно передавать арестанту, как правильно и лучше упаковать передачу в места лишения свободы. Это нужно обязательно знать тем, кто будет снабжать арестанта вещами и продуктами, а они очень нуждаются в них и ждут, ждут, ждут.Стоит отметить, что далеко не все товары разрешены к передачке, к тому же и само количество посылок (передач) в год осуждённому ограничено. Например для казённых учреждений общего режима – разрешено четыре посылки или передачи и две бандероли или два мелких пакета в течение года. Поэтому настоятельно рекомендуем высылать посылки по максимуму (до 30 кг). Достаточно подробно об этой процедуре, правилах и способах отправки написано здесь. Приведём лишь краткий перечень товаров.

Вещи

Перечень необходимых вещей, которые пропускают на большинстве пунктов проверки:

  • нательное белье (по сезону);
  • носки;
  • рубашки;
  • носовые платки;
  • спортивные костюмы (из натуральных тканей), свитера, брюки;
  • постельное белье;
  • тапки;
  • предметы гигиены (мыло, расчёска, зубная щётка, бритва);
  • очки (для людей с дефектами зрения);
  • кипятильник;
  • пластмассовые кружки, миски, стаканы;
  • бумага (тетради), ручка, карандаш;
  • почтовые конверты;
  • спички.

Продукты

Из продуктов однозначно разрешено передавать:

  • колбасные изделия (копчёная колбаса);
  • сало;
  • сыр (колбасный и твёрдый);
  • сахар (до 1 кг);
  • фрукты;
  • овощи;
  • сухари, сушки, печенье, пряники;
  • халву, козинаки, шоколад, мармелад, конфеты;
  • орехи, сухофрукты (кроме изюма);
  • кофе, чай, хлебобулочные изделия.

Заявления

Так же имейте ввиду, что без заявления (очередной бумажки), вы не сможете ни повидаться с арестантом, ни отправить или сделать ему передачку.

  • Как написать заявление на свидание
  • Как написать заявление на передачу

Законы

Источник: http://xn----8sbahjdg1bucp4cc.xn--p1ai/detail1037.html

Нехаляльный скандал в колонии Татарстана: кто вместо зэков съел 13 тонн свинины?

Женская колония 18

СК возбудил дело о мясной афере в ИК-3 под Казанью

Внезапная инвентаризация на продовольственном складе пестречинской колонии №3 Татарстана обернулась уголовным делом.

Проверяющие из УФСИН по РТ обнаружили недостачу 13 тонн свинины и субпродуктов и не поверили акту об их списании еще в день поступления в исправительное учреждение.

Как выяснило «Реальное время», попытка взыскать 2,3 млн рублей за пропажу мяса с завскладом провалилась в суде. Теперь виновника ищут сотрудники Следкома.

Уголовное дело возбуждено в Высокогорском отделе Следкома по РТ в отношении неустановленных должностных лиц исправительной колонии пестречинской ИК-3 УФСИН Татарстана. Их подозревают в мошенничестве в особо крупном размере.

По данным источников «Реального времени» возбуждению предшествовало частное определение суда.

Оно было вынесено по результатам рассмотрения гражданского иска начальника ИК-3 к заведующему складом той же колонии.

Подполковник внутренней службы Александр Мелешенко просил суд взыскать с подчиненного Рашита Шайхутдинова ущерб в 2 млн 310 тысяч рублей, причиненный последним при исполнении должностных обязанностей.

В своем иске Мелешенко указал: в конце апреля 2020-го внезапная инвентаризация выявила солидную недостачу — на продовольственном складе не нашли 10,6 тонны мяса свинины и 2,4 тонны субпродуктов. Причем завскладом перед инвентаризацией отказался ставить подпись на акте о ее проведении, чем вызвал подозрения у начальства.

Согласно сайту суда, в истории этакого свинства за решеткой разбирался председатель Тюлячинского райсуда Рамиль Бикмиев. Фото yandex.ru

Колония находится в Пестречинском районе, а иск рассматривали в Тюлячах — по месту жительства ответчика. Согласно сайту суда, в истории этакого свинства за решеткой разбирался председатель Тюлячинского райсуда Рамиль Бикмиев. В качестве третьего лица он привлек к делу региональное подразделение ФСИН, правда, его представитель в суд так и не явился.

Не было и истца-подполковника, интересы колонии на суде представляла его подчиненная. Позиция руководства колонии — раз завскладом не обеспечил сохранность вверенных ему материальных ценностей, то есть продуктов, то должен оплатить их бюджету из своего кармана.

Сам Шайхутдинов на заседании убеждал собравшихся — ту «пропавшую» свинину он даже не видел. Эту информацию подтвердил и один из сотрудников колонии.

В результате суд пришел к выводу об отсутствии доказательств того, что завскладом вообще вверялись те самые 13 тонн мяса и субпродуктов.

Напротив, из приобщенных товарных накладных и приходных ордеров на приемку материальных ценностей следовало — недостающее имущество Шайхутдинов не получал и за него не расписывался.

В удовлетворении иска Мелешенко было отказано, и это решение никем из сторон не оспаривалось.

Позиция руководства колонии — раз завскладом не обеспечил сохранность вверенных ему материальных ценностей, то есть продуктов, то должен оплатить их бюджету из своего кармана. Фото tatar-inform.ru

В УФСИН нехаляльный скандал не комментируют

5 октября вслед за отказом по иску тюлячинский судья вынес и частное определение в адрес прокурора Татарстана Илдуса Нафикова, руководителя Следкома по РТ Валерия Липского и начальника УФСИН по РТ Эдуарда Хиалеева.

В этом документе были изложены факты, установленные в гражданском процессе, — отсутствие как документов, подтверждающих передачу имущества на склад ИК-3, так и доказательств, что между действиями заведующего и пропажей товара имеется причинно-следственная связь.

При этом факт недостачи на 2,3 млн рублей может свидетельствовать о наличии состава преступления, — указал судья Бикмиев в частном определении и попросил руководителей силового блока о принятых по данным сведениям решениях.

Ответом, как выяснило «Реальное время», стало возбуждение дела о мясной афере. Его расследование началось еще в октябре. Однако подозреваемых пока нет. В настоящее время следователи ждут результатов экономической экспертизы.

В УФСИН по РТ нехаляльный скандал комментировать не стали, предложив подождать выводов следствия.

Источники «Реального времени» в правоохранительных органах поделились частью информации, которая не попала в решение суда: якобы проблемная мясная поставка имела место еще в 2016—2017 году, до того как подполковник Мелешенко возглавил ИК-3. Причем регулярные инвентаризации в колонии проводились выборочно, поэтому факт пропажи не был установлен раньше.

Фаррахов поначалу заявлял об оговоре, однако позже признал вину. В марте 2018-го его приговорили к 2,5 года колонии общего режима. Фото Марии Горожаниновой

Сомнения у проверяющих появились после анализа документов о поставке 13 тонн продуктов и их списании без передачи на склад. Не исключено, что гражданский иск был инициирован с целью повесить вскрытую проблему на крайнего. Куда и на каком этапе исчезла свинина, теперь разбираются следователи.

Заметим, до Александра Мелешенко колонией в пестречинской Пановке командовал Руслан Фаррахов. В апреле 2017-го его заподозрили в получении взятки 95 тысяч рублей стройматериалами, конфетами и коньяком. Фаррахов поначалу заявлял об оговоре, однако позже призналвину. В марте 2018-го его приговорилик 2,5 года колонии общего режима.

Колония в селе Пановка под Казанью существует аж с 1935 года, ее создали на месте зерносовхоза, передав новому исправительно-трудовому учреждению вместе со зданиями 4 га земли, 4 трактора, 65 лошадей, 29 коров и 65 свиней.

До 1975 года здесь содержались и мужчины, и женщины. Сейчас женских колоний на территории Татарстана нет, а мужчины в ИК-3 заняты не только на земле, но и на швейном участке, а также линии по фасовке гигиенических наборов для поставок внутри системы ФСИН.

Лимит учреждения — 958 человек.

По данным открытых источников, ИК-3 выполняла госзаказы на 476,7 млн рублей и выступала заказчиком по 817 госконтрактам на полмиллиарда с лишним. Один из контрактов 2020 года касается поставки для нужд исправительного учреждения поголовья свиней для убоя за 2,8 млн рублей.

ПроисшествияБизнесОбществоВластьЭкономикаФинансыБюджет Татарстан

Источник: https://realnoevremya.ru/articles/194420-sledkom-vozbudil-delo-o-myasnoy-afere-v-kolonii-pod-kazanyu

Экс-начальник женской ИТК № 18 в Кунгуре: – женщина что на троне, что в неволе остаётся женщиной

Женская колония 18

Две большие разницы. – До своего прихода на должность начальника ИТК № 18 в Кунгуре я 10 лет проработал в 30-й колонии. Потому специфика работы была для меня знакома. Тем более, основные нормативные документы в принципе одинаковы для всех режимных учреждений. Только вот особенности существования мужской и женской колоний, – как говорится, – две большие разницы.

Начальником колонии я ощутил себя в полной мере только через 3-4 года после вступления в должность. Свыкался, искал подходы. 

Для понимания: были времена, когда в моём подчинении находилось до 3000 осуждённых женщин. Плюс 500 человек аттестованного и вольнонаёмного состава, из которых две трети опять же женщины.

Вдобавок ко всему ИТК объединяет в себе режимное учреждение и промышленное предприятие.

Это значит, что порядок должен быть по всем фронтам: в режиме содержания женщин-осуждённых и в выполнении производственного плана. 

В день мы шили по 6, 5 тыс. пар обуви – это железнодорожный вагон. За месяц отправляли заказчикам 22-23 вагона и более 100 контейнеров обуви.

Ещё один момент: в стенах Учреждения находились неоднократно судимые женщины. Количество судимостей варьировалось от 2-х до 16-ти. Возраст: от 18 и до бесконечности. Основная масса – курящие.

Отдельно о сотрудниках колонии: все они разные, все – индивидуальности. Но как ни крути, а режимное учреждение накладывает свой отпечаток – эта работа требует полной самоотдачи, где-то даже самопожертвования. Многим элементарно некогда заводить семью. Их жизнь разграничена не на недели-месяцы-годы, а графиками работы и дежурств.

Вот что, вкратце, представляла собой ИТК № 18 с 1982 по 1996 годы. 

Без права на ошибку. Как завоевать если не безусловный авторитет, то хотя бы доверие сотен таких не похожих друг на друга женщин, каждой со своей судьбой, мечтами и горестями? Просто помнить всегда, что они – Женщины. Следовательно, во мне они должны были увидеть в первую очередь Мужчину.

Сильного, адекватного и, главное, справедливого. Потому что женщины особенно остро чувствуют несправедливость. Грубым окриком, приказом от женщины добьёшься прямо противоположной реакции. Её бесполезно давить авторитетом. Но обратись к женщине спокойно, вежливо, по-деловому – и ключик найден.

 

Учреждение состояло из 24 отрядов осуждённых, в каждом более 100 женщин. На каждый отряд – по 2 аттестованных сотрудника: начальник отряда и инженер по организации труда. 

Каково приходилось женщинам–начальникам отрядов, знают только они. Только представить: сотня пар глаз смотрит выжидающе, и ты не имеешь права на ошибку. 

Был случай, на одну из новеньких начальниц отрядов бросилась осуждённая с заточкой. В тот же день сотрудница написала рапорт на увольнение. Большого труда стоило урегулировать ситуацию. Впоследствии эта сотрудница стала одной из сильных начальников отрядов.

Женщины-начальники отрядов, или, говоря официальным языком, «гражданки начальницы», тоже все были разными. Например, Люба Филиппова – прирождённый лидер, несгибаемая личность.

Скала! У неё всегда был самый сложный отряд: рецидивистки с большими сроками.

Встречая очередную строптивую подопечную, прибывшую в отряд, Люба предупреждала: «Ты у меня дышать через раз будешь!» И слушались, и уважали, потому что строгая, но справедливая.

Другая гражданка начальница –  бравая, красивая, видная. Творческая личность, активная участница художественной самодеятельности. И осуждённые в её отряде тоже невольно подтягиваются – соответствуют. 

«Неправильный» режим. Как я уже говорил, соблюдение правил внутреннего распорядка – первое и главное требование режимного учреждения. От этого зависят жизни его сотрудников.

Но разве женщину легко втиснуть в строгие рамки режима? Первое отступление мы сделали в отношении формы одежды. Представьте: лето, зной, а осуждённым положено носить х/б чулки и кирзовые сапоги.

Не издевательство ли? Поэтому женщины сплошь и рядом нарушали требования: самовольно снимали тяжёлые кирзачи и ходили в тапочках. За это нарушение по Правилам требовалось наказывать. 

Но как наказывать, если сама эта форма – наказание? 

И мы пошли на нарушение: заказали на обувной комбинат лёгкие кроссовки. Так ввели новую летнюю форму одежды: кроссовки и носочки. 

За такое самоуправство мне не раз пеняло начальство. А я говорю: «Они ведь всё равно не носят утверждённую форму. Так я, чем отлавливать нарушительниц, лучше приведу их к другой единой форме, которую они будут носить с удовольствием!» А как приятно было на них посмотреть! Да и сами женщины чувствуют себя Женщинами, забывая, что они в зоне.

А вскоре по указанию руководства договорились пошить такую обувь для других женских колоний.

То же самое с косметикой. Запрещено было женщинам-осуждённым ею пользоваться. Уж не знаю, какой вред кому-либо можно нанести при помощи помады или туши для ресниц… Разрешили. Зато заблестели глаза у женщин, улыбаться стали чаще яркими губами. Женщине для радости немного надо. Да и посмотреть на неё приятно.

Приезжает начальник с проверкой из Перми:

– Чего это они у тебя размалёванные ходят?

– Никак нет! – отвечаю, – Не размалёванные, а ухоженные и красивые!

Потрепать души. Надумали мы как-то с Дианой АЗАНОВОЙ, начальником отряда, к нашим осуждённым ребятишек из детского дома в гости привезти. Долго это дело на всех уровнях согласовывали. Некоторые, узнав о нашей идее, пальцем у виска крутили: зачем вам это надо? Но мы были упрямы.

В один прекрасный день детишки из дома ребёнка переступили границу зоны. Под видом экскурсии. К ним сразу сбежалось ползоны. А одна осуждённая прибегает ко мне и говорит:

– Что же вы такое делаете, а? Ведь у меня дома такой же остался! Вы специально душу потрепать нам хотите?

– Да, – отвечаю, – хочу потрепать ваши души, чтоб в следующий раз вы задумались, стоят ли ваши поступки слёз ваших детей!

Со временем визиты детишек стали регулярными. К встрече с ними женщины готовились как к празднику: наберут конфет, нашьют игрушек, концерт приготовят… Женщина ведь мать по природе. И какая бы она ни была – материнский инстинкт никто не отменял.

Под конвоем на гастроли. О концертах отдельный разговор. В нашем Учреждении сильной стороной была художественная самодеятельность. Отбирали от каждого отряда лучшие номера и регулярно давали сводный концерт. Выйдет артистка из осуждённых на сцену и до того преображается! Глядишь на неё и думаешь: «Господи, КАК ты здесь оказалась? Что ты делаешь в зоне?»

Сводных концертов нам вскоре стало мало. Решили «на гастроли» рвануть. Это вообще был нонсенс. Вывезти 50 конвойных за пределы зоны! Спасибо Алевтине Александровне СУХАРЕВОЙ, моему заму по воспитательной работе. Неординарная женщина, все новшества поддерживала, много чего сама предлагала.

И ведь рискнули! Прежде собрал я «артисток» и говорю:

– У вас появилась первая возможность временно покинуть зону. Если что-то пойдёт не так, она станет последней не только для вас. И ваши имена войдут в историю системы как имена виновниц гибели беспрецедентного опыта.

Погрузились мы в 2 автобуса и поехали на свой страх и риск в Пермь, в женскую колонию. Давать концерт. Аплодисменты не смолкали. Наши «домой» ошалелые вернулись – шутка ли, из зоны вырвались! А вскоре с ответным визитом приезжает из 32-й колонии спортивная команда, и мы устраиваем Спартакиаду. 

Дальше-больше. Совсем развернулись. Пригласили из соседней мужской ИТК вокально-инструментальный ансамбль. Приехали 15 молодцев: выбритые, выглаженные, в рубашечках белых накрахмаленных… Как их встречали! Я своих только просил:

– Ради Бога, близко не подходите, трогать не вздумайте!

Концерт ВИА собрал больше сотни зрительниц. Надо было видеть женские лица! Пели, смеялись, плакали… 

Чего хочет женщина… Ни на секунду мы не забывали и осуждённым не давали забыть, что они – Женщины. Ввели смотр-конкурс на лучший цветник. В каждой локальной зоне разрешили разбить клумбы.

Мне сотрудники Управления из Перми говорят:

– Вот возьмёт какая, вынет из клумбы кирпич да тебя по голове!

– Захочет она меня кирпичом по голове тюкнуть, так она вон рядом со стройки кирпич возьмёт. Зачем ей из клумбы-то вытаскивать? – отвечаю.

Опять же, женщине красота и уют требуются. Вслед за клумбами занавесочки весёленькие на окнах появились, кашпо с цветами внутри отрядов, полотенца вышитые, кошки отрядные по зоне разгуливать начали. Идёшь иной раз по зоне и не чувствуешь, что ты в периметре. 

Не устану повторять: женщина во всех своих проявлениях остаётся женщиной. Поэтому самое сильное оскорбление для женщины – обидеть в ней её суть. Нарушить такой богатый, но такой хрупкий мир её души.

Не выходит из головы одна осуждённая. История банальна: она учительница, устоявшийся брак, двое детей. Появляется любовник, вспыхивает страсть. Он уговаривает её развестись и обещает в свою очередь развестись сам. Женщина верит и подаёт на развод. Рушится семья.

А любовник при встрече заявляет, что не готов. Женщина в состоянии сильного потрясения бьёт его топором (дело было на лоне природы), удар оказывается смертельным… Положительная женщина волею злого случая оказавшаяся в зоне.

Мы постарались, чтобы её побыстрее перевели в колонию-поселение, откуда она и освободилась… 

Мы, сотрудники колонии, не были церберами. Не в этом была наша задача. Все вместе мы вкладывали души в то, чтобы женщина, пусть даже попав в жестокие условия несвободы, сохранила в себе Женщину.

Я особенно признателен коллективу женщин-сотрудников ИТК № 18, которые всецело отдавали себя такой нелёгкой, но благородной работе.

Женщина достойна любви. Достойна восхищения. Она достойна всего самого лучшего. И лучше всего, если она ДОСТОЙНА.

Подготовила Светлана Перминова, Кунгур. Елена Теплякова

Новости Кунгурского края ©kungur-krai.ru

Источник: http://kungur-krai.ru/obsestvo/5000-eks-nachalnik-zhenskoy-itk-18-v-kungure-zhenschina-chto-na-trone-chto-v-nevole-ostaetsya-zhenschinoy.html

Из-за чего первая женщина-космонавт Валентина Терешкова завидовала зечкам, и Почему раньше не было женских тюрем

Женская колония 18

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в и ВКонтакте.

Женские тюрьмы или темницы появились гораздо позже мужских и на то были свои основания. Домочадцы, а в частности законный супруг или отец, могли устроить женщине каторгу, тюрьму при доме, а то и вовсе казнить, не получив при этом за это наказания.

Чем больше прав становилось у женщины, тем больше возрастала и ответственность за свои поступки. Ранее же, для того чтобы угодить в погреб или поруб, женщине и не обязательно было что-то совершать, ее туда отправляли вслед за мужем или если она ему наскучила.

Когда же появились первые женские тюрьмы в России, чем они отличались от мужских и в каких условиях содержались заключенные.

Еще до прихода христианства никаких тюрем для женщин не подразумевалось, для женщин из богатого сословия нередко использовался монастырь в качестве способа заточения и избавления.

Случалось, что женщина, надоевшая супругу, «вдруг» уходила в монастырь, такой брак считался закончившимся, мужчина мог жениться повторно. В монастырях были весьма разные условия содержания, порой девушек годами не выпускали из кельи, не давали мыться и держали впроголодь.

Это считалось снисхождением, ведь за аналогичное преступление мужчину могли казнить, а женщин лишь насильно постригали в монахини. Самым страшным преступлением для женщины считалось убийство мужа, за это могли жестоко наказать – сжечь на костре, закопать заживо.

При этом же мужа, который «в воспитательных целях» вдруг сломал жене шею, не наказывали даже розгами.

Поруб – аналог темницы и тюрьмы на Руси.

Со временем темницы для заключения использовались все реже, а при Иване Грозном была возведена каменная тюрьма, однако питания за казенный счет не предусматривалось. Заключенные просили милостыню у прохожих, стоя у низких окон. Нередко они погибали от голода и истощения.

Петр Первый разрешил передавать передачки от родных, иногда заключенных кормили за счет казны. Разделение тюрем на мужские и женские ввела Елизавета Петровна. С этого же момента мужчины должны были работать, причем это был тяжелый физический труд, а женщин направляли на фабрики и прядильные дома.

Екатерина вторая продолжила реформу, закрепив разделение на тех, кто совершил незначительные преступления и рецидивистов. Питание было введено за казенный счет, но весьма скупое и постное. Мясные и овощные блюда на регулярной основе в меню арестантов включили только к середине 19 века.

Однако к беременным женщинам и кормящим матерям было несколько лояльное отношение, их кормили питательнее, разрешали дольше гулять.

Исправительное учреждение предварительного содержания.

Поистине знаковое событие произошло в 1887 году, когда стали появляться надзирательницы женщины. Несмотря на то, что вводились они не повсеместно, это стало первым шагом к избавлению от разврата и насилия над заключенными женщинами, царившими в тюрьмах как со стороны надзирателей, так и других заключенных-мужчин.

К уголовным заключенным отношение было лояльнее, они даже умудрялись заводить интрижки (в тюрьмах, которые не были разделены по полу) и бегать на свидания. А вот за политическими преступниками надзор был куда более суровым. Те же политзаключенные, которые попадали на каторгу, напротив, оказывались в выигрышных условиях, в сравнении с заключенными уголовницами.

Их называли «барышни», причем независимо от их происхождения. Их не будили для проверок, просто пересчитывали. Дежурная к их пробуждению готовила чай, разламывала хлеб. Но зато до обеда в камере должно было быть тихо – им запрещалось разговаривать. К ним не применялось физическое наказание, они могли дольше гулять и не носили казенную робу.

Именно им чаще всего приходилось сидеть с детьми, которых одного за другим рожали заключенные.

Чаще всего в одной тюрьме содержались и мужчины, и женщины.

Отсутствие полного разделения тюрем на женские и мужские, становилось причиной постоянного насилия. К тому же этапирование до места заключения подразумевало пеший конвой, шли все вместе. Мужчины-заключенные воспринимали женщин как свою законную добычу, и не принимали отказов. Любая попытка сопротивления воспринималась как товарищеская обида и нарушение тюремных догм.

Неудивительно, что каторжанки уже доставлялись на этап беременными. Только политические заключенные проводили свои дни праздно, остальные же ежедневно работали. Для женщин был предусмотрен специфический труд – готовка на тюремной кухне, шитье для других арестантов. Те, кто был приговорен к пожизненному сроку, делал все это в кандалах.

Весной 1893 года отменили телесные наказания для женщин заключенных, однако это было вынужденной мерой, поскольку ссыльные женщины взбунтовались, после того как выпороли розгами Надежду Сигиду. Она приняла яд, после такого наказания, а ее товарищи стали прибегать к массовому самоубийству в знак протеста.

Хотя наказание розгами и вообще телесные наказания, были далеко не единственным способом издевательств над заключенными женщинами.

Соловецкий лагерь.

После революции положение в тюрьмах стало заметно хуже, во всех городах были созданы лагеря с расчетом на 300 человек. Все содержащиеся там должны были заниматься физическим трудом, политическим заключенным уже не полагалось никаких поблажек. Отношение к женщинам стало заметно хуже.

При поступлении в лагерь нередко устраивался унизительный обнаженный осмотр, причем вовсе не в медицинских целях. Так руководство лагеря выбирало себе наложниц. Тех, кто был не слишком сговорчив, направляли на самые тяжелые работы, закрывали в карцере.

Порой подвыпившее руководство лагеря могло устраивать оргии, насиловать женщин, надзиратели откровенно ими торговали. Известны случаи, когда женщин привозили в лагерь, откуда еще не были вывезены все мужчины-заключенные.

Последние разрушали стены, пробирались через крыши, чтобы добраться до женского тела.

Мальцевская женская тюрьма.

Женщин стали привлекать к тяжелому физическому труду, нередко заключенные гибли прямо во время работ. Это, сопровождаемое скудным питанием, самым негативным образом сказывалось на здоровье женщин. К тому же, уровень питания зависел от выполненного плана. Меньше сделала – получила меньше еды.

Это превращалось в замкнутый круг, ведь чем сильнее истощалась женщина, тем хуже она работала и получала меньше еды. И так продолжалось пока она не погибала.Способом избавить себя от тяжелой работы и питаться нормально была беременность, поэтому женщины, доведенные до отчаяния, вовсе не отказывались от половой жизни, если такой шанс предоставлялся.

Но после нескольких лет лагерной жизни и предыдущих неудачных родов, далеко не каждая могла забеременеть. Для совсем юных девиц, которые попали в лагерь по глупости или за вольнодумие – найти себе защитника в лице работника тюрьмы, продавать себя за еду, обманом забеременеть и получить лучшие условия – были единственным способом выжить.

К тому же молодость и здоровье в таких условиях, равно как и красота, утекали как песок сквозь пальцы.

Каторжанки царской России.

Забеременевших отправляли в другой лагерь со специальными условиями, да дети будут «государственными», но это подарит ей год относительно нормальной жизни и питания. Сразу после Великой Отечественной войны в ГУЛАГе находилось почти 15 тысяч детей и почти 7 тысяч беременных. Сразу после Великой Отечественной в лагеря попали тысячи бывших солдат, которые были в немецком плену.

Наличие в лагерях людей с военным опытом, не могло не сказаться на общих настроениях. То и дело вспыхивали волнения и протесты относительно плохих условий содержания. В 1954 году восстание вспыхнуло в лагере Казахстана, в нем принимали участие 12 тысяч заключенных, в том числе и женское отделение. Для подавления этого бунта было привлечены военные и танки.

На тяжелый довольно долго направляли и женщин.

С тех пор тяжелая физическая работа для женщин стала считаться нормой, никаких различий между зеками-мужчинами и арестантками не делалось. При этом, женщины должны были продолжать шить, работать на кухне, но на равнее работать на лесоповале, стройке каналов и электростанций.

К примеру, замминистра внутренних дел жаловался, что женщины задерживают строительство Цимлянской плотины, не давая развернуть полномасштабные работы. В результате их перебросили на полевые работы. Которые, между прочим, считались одними из самых легких.С плотиной женщины не справились, а вот строительство дороги им смело доверили.

В 50-е дороги, за строительство которых отвечало главное шоссейное управление дорог МВД, были построенные заключенными женских тюрем. Отсутствие физической силу у женщин, компенсировалось количеством прикладываемых усилий. По кусочку, понемногу, но ежедневно, летом и зимой, до полного изнеможения.

Несмотря на то, что КПД такого труда был явно не запредельный, его крайне низкая цена оправдывала все. Нередко женщин в буквальном смысле впрягали в гужевую повозку вместо лошадей. Эту не просто сложную, но и унизительную работу поручали тем, кого невзлюбило лагерное руководство.

Слишком строптивым женщинам всегда доставалась наиболее тяжелая и грязная работа.

Несмотря на все сложности среди женщин часто сохранялись теплые отношения.

После того как не стало Сталина лагеря переделали в исправительно-трудовые колонии. Это и неудивительно, в Союзе вообще все и всех воспитывали и перевоспитывали трудом. Изменилось не только наименование учреждения, был перестроен быт заключенных и условия их содержания.

Благодаря этому резко сократилась смертность, женщин больше не вели на тяжелый физический труд. Но избавиться от всех традиций содержания заключенных не удавалось. Оно и неудивительно, люди работали те же. До сих пор заключенных пугали карцером, причем женщин, которые провинились, переодевали в тонкое платье и помещали в промозглую «одиночку».

В карцере всегда было холодно, а переодевали в более легкую одежду для доходчивости воспитательного момента. В то же время женщинам стали разрешать носить обычную одежду, которую они шили сами. Но этому быстро пришел конец, после того как в одну из женских колоний с визитом прибыла Валентина Терешкова.

Ее, как женщину, крайне задел тот факт, что женщины-заключенные уж слишком модно и стильно одеты.

Шитье и по сей день востребованная арестантская работа.

Космонавт сделала все для того чтобы ввели единую форму для женщин-арестантов. Обязательной стала косынка, ее вообще нельзя было снимать, только для того чтобы помыться и во время сна. Все остальное время она должна была быть на голове. Видимо прически «зечек» тоже оказались лучше, чем у Терешковой.

Юбка и блузка были одни и те, что летом, что зимой. Никаких брюк или колготок не было, женщины часто простывали. Невозможность помыться использовалась для женских колоний как одна из форм наказания. Да, официально были душевые, был доступ к ним.

Но всегда находились способы не дать возможности помыться – отключить горячую воду, сократить время в душевой. Никаких средств гигиены никто не предоставлял, чистая хлопковая ткань, которую использовали во время менструации, были особой женской валютой из-за высокого дефицита даже на это.

Насколько унизительной становилась для женщины собственная физиология сложно даже представить.

Юлие Вознесенской пришлось побывать за решеткой дважды.

Юлия Вознесенская – поэтесса, которая дважды была в тюрьме и оба раза в одной и тоже, пишет о том, что с 1964 года (второй раз она попала в тюрьму в 1976 году) расширились камеры, они стали 8-20 местными, тогда как раньше были рассчитаны максимум на 4 человека.

Во время первой ходки тюрьма была совмещенной – тут содержались и мужчины, и женщины. Мест не хватало, лежали под шонками, прямо на полу. Установили унитазы, теперь надзиратели не выводили дважды в день по нужде. Но это лишь ухудшило условия для самих заключенных.

Потому что это не просто возможность сходить по нужде в нужный момент, а ощущение жизни в туалете.

Современные реалии в женских тюрьмах.

В России 35 тюрем, относящихся к категории женских исправительных учреждений, в них содержится более 50 тысяч заключенных, это лишь 5% от общего числа арестантов в стране. Причем более 10 тысяч из них – несовершеннолетние.

По категориям тюремные учреждения подразделяются по принципу возраста и тяжести преступления, за которое осуждена женщина. Первым этапом служит СИЗО, здесь те, кто обвиняется в совершении преступлений, ждут суда, приговора и его вступления в силу.

Женских СИЗО всего три – в Москве, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге. Условия в них, мягко говоря, стесненные. Камера СИЗО вмещает 42 женщины, для них предусмотрены 21 двухъярусные кровати. Здесь же, в отгороженной комнате располагает столовая и туалет.

Самое сложное в СИЗО даже не присутствие огромного количества посторонних людей и теснота, а неопределенность, ведь здесь ждут решения суда.

Культурный досуг сейчас занимает важное место.

Для девушек от 14 до 18 лет, совершивших преступление, предусмотрены женские колонии для несовершеннолетних. В них надзирателями могут работать только женщины. В этих учреждениях повышенное внимание уделяется гигиене, воспитательным и культурным мероприятиям.

Если заключенной исполняется 18, а срок заключения еще не прошел, то ее могут перевести в женскую колонию общего режима. В таких учреждениях наказание отбывают дамы, которые совершили тяжкие преступления, но впервые, либо преступления средней степени тяжести.

В колонии строгого режима попадают за тяжкие преступления, совершенные повторно, либо при наличии отягчающих обстоятельств. Несмотря на то, что быт современных заключенных нельзя сравнивать с лагерными условиями, кое-что стало даже хуже. К примеру, беременные не имеют особых послаблений, поскольку считается, что женщины и так переведены на легкий труд.

Беременные в тюрьмах не получают нужного медицинского обслуживания, питание тоже весьма скудное. Конечно же, если судить по современным нормам, принятым в области здравоохранения и родовспоможения.

Тюрьма вовсе не место для рождения ребенка.

После рождения, малыша направляют в дом ребенка, который существует тут же, при тюрьме. Лишь в нескольких тюрьмах возможно совместное проживание матери и ребенка. В остальных же они могут лишь видеться. Ребенка оставляют до 3-х лет.

Если же срок матери близится к концу, то ребенка могут оставить еще, для того чтобы не определять его в детский дом.

Для того чтобы попасть в женскую колонию или лагерь, вовсе не обязательно было совершать преступление.

Супруги и дочери раскулаченных часто попадали в лагеря, которые было созданы специально для членов семей изменников Родины. В них побывало множество женщин именитых фамилий.

Источник: https://kulturologia.ru/blogs/211120/48216/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.