Женские зона

Как отбывают срок в женских колониях и тюрьмах – статьи

Женские зона

В зависимости от возраста и тяжести совершённого преступления нарушительницы уголовного кодекса РФ на пути искупления вины проходят через различные учреждения.

В учреждениях данного типа подследственные находятся до вынесения приговора и его вступления в законную силу. Испытания женщины в тюрьме начинаются именно с СИЗО.

На сегодняшний день в нашей стране всего 3 женских СИЗО (в Москве, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге). Соответственно, до момента распределения подозреваемым и осужденным гражданкам приходится ютиться в весьма стеснённых условиях.

Стандартная камера следственного изолятора рассчитана на содержание 42 женщин. Помещение поделено на 3 комнаты без дверей. В двух из трёх «отсеков» располагаются по 21 двухъярусной кровати, прикроватных тумбочек на всех, как правило, не хватает. Третья комната отведена под столовую зону и туалет.

Помимо тяжёлых бытовых условий, подследственные сталкивают здесь с серьёзными моральными переживаниями из-за осознания себя в новом статусе, предстоящей неизвестности и привыкания к круглосуточному пребыванию в окружении множества чужих людей.

Это особая категория исправительных учреждений, где отбывают наказание девушки в возрасте от 14 до 18 лет (в случае необходимости завершения курса обучения возраст пребывания осужденной в колонии несовершеннолетних может быть продлён до 19 лет).

Обязанности надзирателей и воспитателей здесь исполняют исключительно женщины.

Режим организован с учётом детской психологии. Повышенное внимание уделяется поддержанию санитарии и гигиены, обучению, эстетическому воспитанию и культурно-просветительским мероприятиям.

Трудятся несовершеннолетние на добровольных основаниях, нагрузка строго регулируется установленными на воле нормами для женского труда.

В пенитенциарных учреждениях данной категории отбывают наказание за впервые совершённые тяжкие преступления, а также преступления средней и небольшой тяжести, если суд посчитает невозможным заменить их исправлением в колониях-поселениях.

Женщины в тюрьмы данной категории попадают за повторное совершение преступлений (рецидивистки), а также впервые совершённые убийства с особой жестокостью.

Быт женщин-заключённых

Условия проживания

Стандартная вместимость камер в женских тюрьмах – от 40 до 60 человек. Как и в СИЗО, кровати двухъярусные. В каждой камере обустроено кухонное помещение, где женщины самостоятельно готовят еду из продуктов, присланных родственниками или приобретённых в тюремном магазине. Каждая камера оснащена туалетом и душем.  Раз в неделю женщины посещают баню.

Уборка помещений выполняется по графику, трижды в день. Пропускать дежурство запрещено (за это назначаются дополнительные дни уборки). Правда, от дежурства можно откупиться сигаретами, продуктами, деньгами.

Снабжение одеждой

 По правилам, заключённые ежегодно должны получать новый комплект одежды и белья. Однако на практике данное требование не всегда соблюдается по срокам и объёмам. Со сменой белья и теплыми вещами зачастую помогают родственники. Те, кто не получает поддержку из дома, вынуждены выменивать необходимое у сокамерниц.

Режим дня в женских тюрьмах:

  • Подъём.  Побудка в колониях производится в 6:00. Сразу после подъёма заключённые заправляют постели.
  • Гигиенические процедуры.
  • Перекличка.
  • Завтрак.
  • 12-часовой рабочий день с перерывом на обед либо работа по графику 2 через 2 также с перерывом на обед.
  • Ужин.
  • Свободное время (от получаса до 1 часа). Потратить досуг можно на чтение книг, написание писем домой, рукоделие, общение.
  • Непрерывный 8-часовой сон.

Источник: https://fsin.ru/articles/kak-otbyvayut-srok-v-zhenskikh-koloniyakh-i-tyurmakh

По каким «понятиям» живут в российских женских тюрьмах

Женские зона

В преступной Вселенной есть особая галактика — женские тюрьмы. «Понятия», по которым живет мир преступников, отсутствует в женских колониях. Есть негласные правила, которые должна соблюдать каждая. К примеру, в каждой камере должна быть «старшая», которая следит за порядком, чтобы не было запрещенных предметов и чтобы сокамерницы соблюдали порядок.

Иерархия в камере

Преступления женщин отличаются от мужских. Женщины реже совершают корыстные преступления, грабежи, разбои. Они чаще совершают убийства, и причиняют тяжкий вред здоровью бытового характера. Это объясняется тем, что женщины эмоциональнее, и разум не всегда руководит поведением женщины, особенно в минуты ярости.

Жертвами женского насилия становятся мужья, любовники, любовницы мужа. При аресте женщины не сопротивляются и не убегают. Взаимоотношения зэчек, как правило, носят нейтральный характер. Это не мужская камера, где идет борьба за лидерство. Иерархия в камере похожа на улей — есть матка — «старшая», помощницы, которым старшая делегирует свои негласные обязанности и остальные девушки.

Помощницы наблюдают за чистотой, составляют график дежурств, следят за приемом пищи, осматривают камеру на предмет неположенных вещей. Часто образуются женские союзы в тюрьме, так называемая «семья», но не это не теплые дружеские отношения.

В «семье» общаются, могут поделиться продуктами, одеждой, косметикой, но закадычной дружбой эти отношения нельзя назвать. Большинство камер рассчитаны на 40-60 человек, в котором установлены кровати в два ряда, которые называются «нарами».

Есть кровать, которая находится в конце камеры, без второй полки. Она называется «поляна» — на ней спит «старшая». В камере также есть кухня и туалет с душем. Кухней, туалетом можно пользоваться неограниченное время, а стирать вещи можно только в определенные дни.

В камере уборка проводится ежедневно, три раза в день.

График уборки составляется заранее, и отказываться от дежурства нельзя — исключение составляют только те, кто «сидит» долго. За плохое дежурство наказывают дополнительными днями уборки. Дежурство можно «продать» за две пачки сигарет или за продукты. Девушкам нельзя заходить на кухню, если там «старшая» и ее помощницы.

Чтобы в камере поддерживать спокойную атмосферу, девушкам запрещено ругаться матом и употреблять производные слова, поэтому в камере часто абсолютная тишина. Старшая отвечает за «обучение» новеньких. Процесс привыкания к новой жизни занимает неделю-две.

Старшая по камере распределяет места, и новеньким достаются места около входа, так называемые «тормоза».

Иерархия на зоне

После вынесения приговора женщину переводят в следственный изолятор. Для женской психики это огромный стресс, потому что подготовится к тюремной обстановке невозможно. «Заехав в тюрьму», женщины теряют чувство реальности. Оперативный работник занимается распределением по камерам.

Обычно стараются «подобрать» камеру вновь прибывшей, но это делается не ради женщины, а ради спокойствия сотрудников — меньше конфликтов, а значит, легче работать администрации. Поэтому бухгалтерши и чиновницы — в одной камере, «колхозницы» — в другой.

Этот принцип нарушается, только если в тюрьму сажают подельниц — обязательно в разные камеры.

На зоне большое значение имеет то, «кто ты есть», твое положение в обществе до тюрьмы. Например, москвичка ты или нет, как часто получаешь передачи, сколько писем тебе пишут, во что одеваешься и что ешь — свою пищу или тюремную.

Таким образом, формируется отношение тюремного общества. Хотя статус формируется не только с помощью «дотюремного» положения, но и зависит от личности. Конфликты заканчиваются на повышенных тонах, но драк практически нет, а если они случаются, то без тяжких повреждений. Убийства — вообще редкий случай в женской камере.

Если о возникшем конфликте узнает администрация тюрьмы, то виновную накажут, и найти зачинщицу просто. Поэтому стараются не конфликтовать без весомого повода.

На зоне большое значение имеет то, «кто ты есть», твое положение в обществе до тюрьмы. Например, москвичка ты или нет, как часто получаешь передачи, сколько писем тебе пишут, во что одеваешься и что ешь — свою пищу или тюремную. Таким образом, формируется отношение тюремного общества. Хотя статус формируется не только с помощью «дотюремного» положения, но и зависит от личности девушки.

Любовь на зоне

Женская любовь на зоне — явление больше обсуждаемое. Любовные отношения заводят в основном «второходки». Эти отношения не только физиологические, также в паре женщины сильно поддерживают друг друга, заступаются. Лесбийская пара часто продолжает отношения и за пределами тюрьмы.

Если «второходка» узнает, что в соседней камере сидит ее любовь, то она делает все, чтобы оказаться рядом. В конце концов, зэчка добивается своего, и пара воссоединяется. Тюремная мораль не осуждает любовь, поэтому девушки обустраивают свой «уголок» для физиологических потребностей.

Администрация тюрьмы к таким связям относится спокойно.

Источник: https://news.rambler.ru/other/38807328-po-kakim-ponyatiyam-zhivut-v-rossiyskih-zhenskih-tyurmah/

Женские колонии: прорыв системы

Женские зона

Оппозиция как нравственный выборНерв современного протестного движения, безусловно, этический. Политические убеждения в рамках внесистемной оппозиции становятся всё менее важными: дело десятое, кто ты — левый, либерал или националист. Гораздо более значимо — честный ли ты человек и не замечен ли в коллаборационизме.

Еще раз это показало бурное обсуждение противостояния двух «политических» арестанток — Надежды Толоконниковой и Евгении Хасис. Уже больше недели основной вопрос нашей оппозиционной повестки заключается в том, кто из них остался порядочной, а кто «ссучился».

Оценка оппозиционера с позиций нравственного выбора, системы ценностей и твёрдости принципов — это здоровая, правильная тенденция, ибо именно так отделяются зёрна от плевел, когда главный враг ещё не повержен. Поэтому вопрос этот далеко не праздный и не раздувается специально, чтобы якобы отвлечь внимание общественности от ужасов российской пенитенциарной системы.

Более того, именно его обсуждение вскрыло и другие проблемы нашего общества, показав его варварство и агрессивную патриархальность. Вот об этом и поговорим, восстановив для начала хронологию событий.

Голодовка Толоконниковой

23 сентября Надежда Толоконникова объявила голодовку в знак протеста против пыток и рабского труда в женской колонии ИК-14 в Мордовии. Согласно её открытому письму, женщин заставляют трудиться в швейном цехе по 16-17 часов в день почти без выходных. Лишают еды, воды, возможности сходить в туалет. За малейшую провинность держат на холоде, да так, что потом ампутируют руки и ноги. Труд этот практически не оплачивается: 29 рублей в месяц нельзя назвать иначе как издевательством. Протесты купирует актив, избивающий жестоко, вплоть до смерти, за малейшую провинность перед администрацией. Факты, изложенные Надеждой, в целом подтверждены членами Совета по правам человека, посетившими колонию на днях.Незадолго до объявления голодовки Надежде угрожали другие заключенные, видимо, члены актива, в том числе Евгения Хасис, бывшая участница праворадикального подполья, отбывающая 18-летний срок за соучастие в убийстве Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой.Через два дня в прессе появилась беседа Алексея Барановского с Евгенией Хасис. «Правозащитник» Барановский поинтересовался у Хасис о бытовых проблемах, упомянутых Надеждой, на что Хасис ответила: «Быт в колонии труден и непрост, но таких моментов… и в обычной (вольной) жизни у каждого человека много». Велась ли речь о пытках и смертях, или просто о запрете на гигиену и стоянии на морозе часами, неясно.Тут же, ничтоже сумняшеся, Хасис заявляет: «Это было бы оправданно, если бы после этого она (Толоконникова), обладая авторитетом среди заключенных, вывела бы всю колонию (или хотя бы свой отряд) на плац и все заключенные подтвердили бы озвученные ею проблемы и требования. Но никто не выходит. Женщины мечтают вернуться пораньше домой, а Надя, не являясь авторитетом, ради своего пиара предлагает правозащиту, которая обернется для простых заключенных лишними проблемами и, возможно, новым сроком».

Женщины никогда не протестуют?

Кто-то поддерживает Толоконникову, иные Хасис, но последних меньшинство. Для большинства же политизированных граждан письмо Толоконниковой, которой через полгода выходить, меркнет перед 2027 годом, в котором выйдет на волю Хасис.Так же рассуждают в массе своей и российские феминистки, если судить по обсуждению поста в тематическом сообществе ЖЖ.

Лейтмотив таков: «Толоконникова уедет, а женщины в колонии останутся», — поэтому нужно терпеть и молчать.Между тем, можно сравнивать положение девушек и степень несправедливости к ним властей и судьбы. Но правда всегда одна, и от перехода на биографии фигуранток не изменится.

Состоит она в том, что:— на 2010 год лишены свободы были 864 тысячи человек, из них 69 тысяч женщин (около 8%);— при этом на 3000 мужских жалоб на содержание в колонии приходится 1 женская, т. е.

женщина возмущается условиями содержания в 24 раза меньше, чем мужчина;— в мужских колониях каждый год, если следить за информацией, мы читаем о восстаниях, голодовках, массовых попытках суицида — протестах против условий содержания. Ни одного подобного случая в женских колониях мы не помним.Об этой очевидной проблеме почему-то никто не хочет говорить.

Можно сколько угодно обвинять российский народ в рабской психологии в целом, но мужская зона этого не подтверждает, в отличие от женской. Нет существа более бесправного, чем женщина, отбывающая срок в российской колонии.

Татуировка «Роза ветров»

Мужские колонии и тюрьмы поделены много лет назад, в процессе развала СССР, между системой и традиционной антисистемой, т. е. воровским миром (известны в народе как «красные» и «черные» зоны). Сейчас на красных зонах большинство работает от зари до зари и счастливо паре тысяч рублей в месяц, капающих на счет.

Человек, решивший связать себя с антисистемой, на «красной» зоне должен быть готов к любым лишениям и пыткам. Это и есть так называемое «отрицалово», которое маркируется розами ветров на ключицах и коленях.Татуировка «роза ветров» часто воспринимается как «воровские звезды», но это только символ отрицания системного принуждения.

В любом провинциальном городке будет с десяток мужчин, носящих на себе эти знаки. Но не женщин. Мы вживую ни разу не видели эти символы свободы на женщине. Только Гугл нам предоставил одну уникальную, но нечеткую старую фотографию какой-то неизвестной молодой каторжанки с розами ветров на ключицах. Вряд ли она жива.

Все женские зоны «красные»

Все женские зоны «красные». Там не бывает массовых голодовок и сотен перерезанных вен. Женщины тянут лямку, не задаваясь вопросом, правильно это или нет. А если их еще и поманить морковкой УДО, то получается, что они готовы на любой вид конформизма.

Почему мужчины восстают, а женщины молчат или, как Хасис, оправдывают существующий людоедский порядок?Истоки этого можно найти в гендерных стереотипах, впитываемых с молоком матери. Девочек воспитывают в покорности и конформности: в лужу не ходи, на дерево не лезь, не дай бог испачкать новое платьице.

Эта покорность остается и в поведенческой матрице большинства выросших женщин. Боевая низовая самоорганизация девочек-подростков является редкостью и не сохраняется после взросления. Родителями девочек формируется система ценностей, в которой главное — это семья, дети и муж, а вопрос истины и лжи не стоит в принципе.

Даже девичьи подростковые банды — это, видимо, аномалия, да и та ушла вместе с «лихими девяностыми». Девочки нулевых стали пластмассовым приложением к своим эффективным менеджерам. Это, конечно, проще, но свободы здесь нет. Взгляд на женщину в современной России фактически идентичен дореволюционному, вековой давности.

Но может, женщины это заслужили, если дилемма между голодной свободой и стойлом в тёплом хлеву решается ими в пользу стойла?Женщин только 8% среди заключенных, и это положительная дискриминация — неужели вы правда думаете, что женщины и правда нарушают закон в 10 раз реже, чем мужчины? Но положительная дискриминация в принципе невозможна без отрицательной.

И осужденная женщина всегда в тысячу раз больший изгой, чем мужчина.К беззубому зеку, полностью испартаченному наколками, стоит очередь из духовно богатых заочниц. Девушку-бухгалтера, севшую за прегрешения хозяина фирмы, как правило, бросает муж, а родители приватизируют внуков. Означает ли это, что отсидевшие женщины хуже зеков-мужчин? Нет, разумеется.

Только женская зона в любом случае значительно хуже мужской, потому что если вы выбираете путь отрицания, будучи мужчиной, у вас есть надежда не только на поддержку, но и на перевод в антисистемную зону. Для женщины это маленькое пожизненное заключение.
Феминизм рождает антисистему

И не надо ссылаться на 2027 год Хасис и на скорый выход Толокно, потому что за серьезные нарушения порядка может следовать новый срок, и не у всех родственники — совладельцы X5 Retail Group.Хасис и ее адвокат Барановский говорят о том, что Надя перешла на сторону администрации («ссучилась») первая, написав жалобу об угрозах со стороны осужденных и начальства колонии.

Это более чем странное обвинение. Ни Надя, ни Женя в принципе не принадлежат к воровской антисистеме, поэтому понятие «ссученности» к ним неприменимо. Но Хасис спекулирует давно уже устаревшим термином «авторитет», между тем как Надя никоим образом себя не связывается с этой терминологией.

Хасис выступает в роли традиционалиста, который поддерживает и одобряет всю систему пыток и попрания прав человека, дожившую до наших дней со времен Российской империи. Ее не смущают запреты ходить в туалет, отсутствие горячей воды, съедобного хлеба, и тем более отмороженные ноги и руки.

Хасис призывает Надю вернуться в стойло, смириться и терпеть, между тем как в соседней мужской колонии около 30 человек уже объявили голодовку.В низовой криминальной антисистеме к женщинам относятся с большим подозрением. Людским, т. е. возвышающим человека над животным миром, там считается воля к жизни по совести, приоритет идеи над комфортом и личной выгодой.

Между тем абсолютное большинство женщин, воспитанных в патриархальной среде, где горизонт ответственности девочки с малолетства ограничивается детской и кухней, придерживаются modus operandi Евгении Хасис. Они готовы пойти на любой союз с властью ради возможности облегчить свою участь.В женских колониях до сей поры конформизм всегда побеждал антисистему.

Но Надя Толоконникова оказалась настоящей феминисткой. Она сделала великий прорыв, высказав те же самые требования, с которыми десятилетиями выступают мужчины. Ее письмо, в том числе, и шаг на пути эмансипации женщин в России.

Елена Галкина, Людмила Бычкова

Источник: Рабкор.ру

Записывайтесь в наше сообщество: russiaforall
Подписывайтесь в Фэйсбук
Добавляйтесь ВКонтакте
Наш сайт:russiaforall.ru

Источник: https://russiaforall.livejournal.com/64286.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.