Женский турма

Жестокость и безысходность- ТОП-5 самых суровых женских тюрем

Женский турма

самых жестоких тюрем для представительниц прекрасного пола

Воровская и арестантская тематики сегодня в тренде, особенно среди подрастающего поколения, и дело даже не в творчестве группы «Каспийский Груз», а в обыкновенном любопытстве: людям интересно, как живут и что чувствуют те, кого лишили свободы и отправили в тюрьму.

Пребывая в своей зоне комфорта и имея более или менее достойный уровень жизни, пользователи интернета желают понять, каково это – лишиться всего радостного и приятного и быть обреченным на несколько лет погрузиться в ситуацию, в которой каждый день поход на неприятный квест в сомнительной компании.

Именно поэтому на просторах Сети так популярны статьи и информационные материалы об укладе арестантской жизни, их философии и обычаях.

Крупные группы в социальных сетях пестрят контентом, связанным с жизнью на зоне, а некоторые умельцы создают даже тесты, позволяющие по алгоритму ответов на заданные вопросы выявить, смог бы человек «достойно» отбыть свой срок, или его жизнь вне воли оказалась бы сущим адом.

И если об особенностях мужских тюрем написано достаточно, то рассказы о местах лишения свободы для женщин можно сосчитать по пальцам. Сегодня Национальный Туристический Союз предлагает вам заглянуть в мир женских колоний и заодно узнать, в какой стране находится самая жестокая тюрьма, где отбывают наказание представительницы слабого пола.

Американская тюрьма для женщин Valley State

Тюрьма строгого режима Valley State расположена в Чоучилле, штат Калифорния, и является местом отбывания наказания для осужденных на крупные сроки, пожизненное заключение или же смертную казнь. По словам журналистов и правозащитников, побывавших в этой тюрьме, населяющий «Вэлли» контингент крайне агрессивен, за счет чего нередки стычки между женщинами-заключенными.

Администрация исправительного учреждения жалуется на необоснованную жестокость среди осужденных: драки нередко заканчиваются серьезными увечьями или даже смертью – часто женщины целенаправленно режут друг другу лица острыми лезвиями, желая обезобразить жертву. Как рассказывает сотрудницы охраны тюрьмы (многие из них так же женского пола), нередко дебоширки пускают в ход ногти, на всю жизнь оставляя без зрения своих обидчиц.

«Вэлли» позволяет понять, что домыслы о том, что в женских тюрьмах нет сексуального насилия, имеют мало общего с реальным положением дел, так как зафиксировано множество случаев изнасилований в стенах данного исправительного учреждения при помощи подручных предметов, порой умышленно заостренных. Несмотря на хваленную модель западных тюрем, которая, якобы, направлена не только на мучения и лишения, но и на реабилитацию и исправление поведения преступивших закон граждан, статистика говорит об обратном: 72% освободившихся из «Вэлли» становятся рецидивистами.

ИК-13 в России

Данная исправительная колония строго режима находится в Мордовии. Здесь женщины подвергаются избиениям и издевательствам, если отказываются работать за швейным станком.

По словам отбывших в ИК-13 тюремный срок, в карцере сотрудники администрации избивали осужденных не только за отказ трудиться, но и за плохие результаты в работе.

Многих арестанток еще в СИЗО начинают пугать душераздирающей историей беременной женщины, у которой не получалось качественно сшить полицейскую униформу, и за это она была подвержена издевательствам, которые повлекли за собой выкидыш. История на самом деле реальная, причем садисты не понесли никакого наказания.

Многие женщины в колонии вынуждены терпеть издевательства, практикуется доведение до суицида. Среди заключенных хорошей тактикой считается вскрыть себе вены – тогда можно попасть в лазарет на несколько дней, где будут колоть галоперидол, от которого все время спишь, и дни летят незаметно. Конечно, подобное «лечение» сильно сказывается на состоянии здоровья и нервной системе.

Хуже всех в российской колонии строго режима приходится женщинам, в обвинительном заключении которых фигурирует смерть ребенка: «детоубийцы» считаются самой низшей кастой, поэтому, согласно статистике, почти никто из них не доживает до освобождения – сокамерницы хладнокровно избивают их, что часто приводит к смерти. Администрация колонии не только не предотвращает подобные инциденты, но и сама активно принимает участие в подобных «воспитательных» мероприятиях.

Китайская тюрьма для женщин Лунцюаньи

Все дамы, попадающие в заключение в эту тюрьму, расположенную в провинции Сычуань, в городе Чэнду, подвергаются трехмесячному периоду «особого строгого режима», суть которого заключается в тотальной изоляции: нельзя не только видеться с родственниками, но даже выходить из камеры.

За любую провинность администрация тюрьмы срывает всю одежду с осужденных, оставляя только нижнее белье. Нередко с целью травли работники Лунцюаньи лишали одежды всех женщин, находящихся в камере из-за проступка или неповиновения одной, что, конечно, пробуждало ненависть всех обитателей тюрьмы к последней.

Учитывая санитарное состояние исправительного учреждения и постоянный холод, вышеописанный акт лишения одежды приравнивается к пытке.

Однако администрация тюрьмы не гнушается и банальных методов издевательств: подвешивание за наручники, избиения, обливание ледяной водой и даже лишение сна.

Последний вид пытки может продолжаться несколько суток: в камеру приходят двое надзирателей и следят за тем, чтобы жертва не ложилась на койку и не закрывала глаза – в противном случае следует удар дубинкой. Затем «вертухаев» сменяет новая пара дежурных, и мучения заключенной продолжаются.

Нередко объекты пыток уже на второй день теряют сознание. Стоит ли говорить о колоссальном вреде для здоровья и нервной системы, который приносят такие методы «воспитания»?

Женская колония Тли Пла в Таиланде

В тюрьмах Таиланда настолько плохи дела, что сразу несколько правозащитных организаций в 2016 году подготовили доклады на данную тему. отчетов шокирует: не только о правах женщин-заключенных, но и о правах осужденных вообще здесь точно никто ничего не слышал.

Если в других тюрьмах администрация делает акцент на избиениях и унижениях осужденных женщин, то их тайские коллеги мучают заключенных несколько иначе: жуткая антисанитария и полное безразличие тюремных врачей превращает женскую колонию Таиланда Тли Пла в настоящий ад: по рассказам одной из заключенных, нижнее белье и средства личной гигиены всем женщинам выдает администрация колонии. Прокладки представляют собой просто кусок бумаги и не имеют даже клейкой основы, поэтому приходится приматывать их к белью резинками. Разумеется, за отказ в пользовании такими «дарами» администрации тюрьмы заключенных ждут избиения.

В качестве трудовой деятельности женщины вынуждены скручивать сигареты, причем установлены жесткие планы: к примеру, за 1 рабочий день заключенная должна произвести 600 штук, а если она не справится, то, конечно, ее будут бить. Питание в женской тюрьме Тли Пла похоже на издевательство: брикет лапши быстрого приготовления, залитый холодной мутной водой, суп с куриными внутренностями и лапками или же сырой картофель – приятного аппетита.

Несмотря на нормативно-правовое закрепление права медицинской помощи для заключенных, здесь, в Тли Пла, о нем никто не вспоминает: по словам бывшей узницы данной колонии, во время очередного избиения она получила рваную рану лица.

Благодаря местным «светилам медицины» был сделан шов, в который попала инфекция и началось нагноение. В ответ на жалобу женщины об ухудшении состояния ей была выдана таблетка парацетамола.

Согласно статистике, 85% женщин в тюрьме Тли Пла отбывают наказание за статьи, связанные с наркотиками.

Адская тюрьма Мпимба, Бурунди

Если есть на свете ад на земле, значит, есть и дьявол. Скорее всего, в свободное время он подрабатывает начальником африканской тюрьмы Мпимба в Бурунди. Конечно, словосочетание «африканская тюрьма» уже у многих вызывает не самые приятные ассоциации, но все гораздо хуже, чем вы можете себе представить.

Мпимба – не совсем женская тюрьма. Здесь есть и мужчины, и разделяет представителей полов лишь одна единственная тонкая стенка, расположенная между двумя корпусами здания.

Избиения и пытки, конечно, никто здесь не отменял, но у администрации колонии родилась на свет «фантастическая» идея: сделать дырки в стене-перегородке, чтобы заключенные мужчины могли снимать сексуальное напряжение с заключенными-женщинами, которых, конечно, к сему процессу принуждают под страхом побоев. Сами охранники тюрьмы не прочь иногда воспользоваться подобным «ноу-хау».

Как результат, количество случаев беременностей в Мпимбе просто зашкаливает: дети рождаются и умирают в стенах исправительного учреждения, пока заключенные страдают от ВИЧ и бесконечного сексуального насилия. Добавьте к этому жесткую антисанитарию, полное отсутствие какой-либо врачебной помощи и безнаказанность администрации тюрьмы – Мпимба заслуженно становится победителем сегодняшнего рейтинга.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5add82da57906ae645348adb/jestokost-i-bezyshodnost-top5-samyh-surovyh-jenskih-tiurem-5b59c4f2b9d58400aa4a325f

По каким «понятиям» живут в российских женских тюрьмах

Женский турма

В преступной Вселенной есть особая галактика — женские тюрьмы. «Понятия», по которым живет мир преступников, отсутствует в женских колониях. Есть негласные правила, которые должна соблюдать каждая. К примеру, в каждой камере должна быть «старшая», которая следит за порядком, чтобы не было запрещенных предметов и чтобы сокамерницы соблюдали порядок.

Иерархия в камере

Преступления женщин отличаются от мужских. Женщины реже совершают корыстные преступления, грабежи, разбои. Они чаще совершают убийства, и причиняют тяжкий вред здоровью бытового характера. Это объясняется тем, что женщины эмоциональнее, и разум не всегда руководит поведением женщины, особенно в минуты ярости.

Жертвами женского насилия становятся мужья, любовники, любовницы мужа. При аресте женщины не сопротивляются и не убегают. Взаимоотношения зэчек, как правило, носят нейтральный характер. Это не мужская камера, где идет борьба за лидерство. Иерархия в камере похожа на улей — есть матка — «старшая», помощницы, которым старшая делегирует свои негласные обязанности и остальные девушки.

Помощницы наблюдают за чистотой, составляют график дежурств, следят за приемом пищи, осматривают камеру на предмет неположенных вещей. Часто образуются женские союзы в тюрьме, так называемая «семья», но не это не теплые дружеские отношения.

В «семье» общаются, могут поделиться продуктами, одеждой, косметикой, но закадычной дружбой эти отношения нельзя назвать. Большинство камер рассчитаны на 40-60 человек, в котором установлены кровати в два ряда, которые называются «нарами».

Есть кровать, которая находится в конце камеры, без второй полки. Она называется «поляна» — на ней спит «старшая». В камере также есть кухня и туалет с душем. Кухней, туалетом можно пользоваться неограниченное время, а стирать вещи можно только в определенные дни.

В камере уборка проводится ежедневно, три раза в день.

График уборки составляется заранее, и отказываться от дежурства нельзя — исключение составляют только те, кто «сидит» долго. За плохое дежурство наказывают дополнительными днями уборки. Дежурство можно «продать» за две пачки сигарет или за продукты. Девушкам нельзя заходить на кухню, если там «старшая» и ее помощницы.

Чтобы в камере поддерживать спокойную атмосферу, девушкам запрещено ругаться матом и употреблять производные слова, поэтому в камере часто абсолютная тишина. Старшая отвечает за «обучение» новеньких. Процесс привыкания к новой жизни занимает неделю-две.

Старшая по камере распределяет места, и новеньким достаются места около входа, так называемые «тормоза».

Иерархия на зоне

После вынесения приговора женщину переводят в следственный изолятор. Для женской психики это огромный стресс, потому что подготовится к тюремной обстановке невозможно. «Заехав в тюрьму», женщины теряют чувство реальности. Оперативный работник занимается распределением по камерам.

Обычно стараются «подобрать» камеру вновь прибывшей, но это делается не ради женщины, а ради спокойствия сотрудников — меньше конфликтов, а значит, легче работать администрации. Поэтому бухгалтерши и чиновницы — в одной камере, «колхозницы» — в другой.

Этот принцип нарушается, только если в тюрьму сажают подельниц — обязательно в разные камеры.

На зоне большое значение имеет то, «кто ты есть», твое положение в обществе до тюрьмы. Например, москвичка ты или нет, как часто получаешь передачи, сколько писем тебе пишут, во что одеваешься и что ешь — свою пищу или тюремную.

Таким образом, формируется отношение тюремного общества. Хотя статус формируется не только с помощью «дотюремного» положения, но и зависит от личности. Конфликты заканчиваются на повышенных тонах, но драк практически нет, а если они случаются, то без тяжких повреждений. Убийства — вообще редкий случай в женской камере.

Если о возникшем конфликте узнает администрация тюрьмы, то виновную накажут, и найти зачинщицу просто. Поэтому стараются не конфликтовать без весомого повода.

На зоне большое значение имеет то, «кто ты есть», твое положение в обществе до тюрьмы. Например, москвичка ты или нет, как часто получаешь передачи, сколько писем тебе пишут, во что одеваешься и что ешь — свою пищу или тюремную. Таким образом, формируется отношение тюремного общества. Хотя статус формируется не только с помощью «дотюремного» положения, но и зависит от личности девушки.

Любовь на зоне

Женская любовь на зоне — явление больше обсуждаемое. Любовные отношения заводят в основном «второходки». Эти отношения не только физиологические, также в паре женщины сильно поддерживают друг друга, заступаются. Лесбийская пара часто продолжает отношения и за пределами тюрьмы.

Если «второходка» узнает, что в соседней камере сидит ее любовь, то она делает все, чтобы оказаться рядом. В конце концов, зэчка добивается своего, и пара воссоединяется. Тюремная мораль не осуждает любовь, поэтому девушки обустраивают свой «уголок» для физиологических потребностей.

Администрация тюрьмы к таким связям относится спокойно.

Источник: https://news.rambler.ru/other/38807328-po-kakim-ponyatiyam-zhivut-v-rossiyskih-zhenskih-tyurmah/

Бывшие заключённые рассказали об изнасилованиях в женских тюрьмах США

Женский турма

 «Служащий схватил меня за ягодицы и сказал: «Это теперь мое», – вспоминают, как страшный сон, места не столь отдаленные бывшие зечки

Женщины, отбывавшие наказание в исправительном учреждении Лоуэлл подали в федеральный суд США иск против штата Флорида. Несчастные обвиняют служащих тюрьмы в сексуальных домогательствах и жестокости.

Об этом они рассказали в интервью телеканалу RT. Как вспоминает бывшая узница Кристал Харпер, если бы ей пришлось вернуться в тюрьму, для нее это было бы хуже смерти.

– Там царит узаконенная проституция. Служащий тюрьмы схватил меня за ягодицы и сказал: «Это теперь мое». Это был первый день моего заключения, — рассказала она.

Кристал решила не сопротивляться — чтобы выжить. Каждый день в течение пяти лет она вынуждена была соглашаться на похабные предложения в обмен на возможность получить необходимые вещи и защиту.

– Ты постоянно слышишь: «Что возьмешь за м***ет?», «Что тебе дать, чтобы ты от***ала?», «За что тебя можно т***нуть?» Ты приучаешься отключаться — отключаешь и мозг, и тело.

Если бы в тюрьме я целыми днями думала об этом, я бы давно покончила с собой. Только когда лежишь на койке глубокой ночью, начинаешь осознавать, что тебе приходилось делать сегодня, вчера, неделю назад…

», — призналась Кристал.

Она была первой, кто во всеуслышание рассказал о преступлениях надзирателей в женской тюрьме Лоуэлл. Затем последовали откровения других бывших заключенных, одно ужаснее другого.

«По ночам к двери подходил лейтенант и подносил к окошку блокнот, на листе которого было написано: «Разденься», «Встань по-собачьи», «Встань на четвереньки» и так далее. И он там не один такой. Это происходило очень часто», — рассказала другая экс-заключенная этого исправительного учреждения Никола Круз.

Женщины утверждают: вся исправительная система коррумпирована и просить помощи не у кого.

– Я просто хочу, чтобы тюрьма была тем местом, где заключенные получают возможность понять, что нужно изменить в себе, а затем, после отбытия назначенного срока, вернуться к нормальной жизни.

Осужденные женщины не должны терпеть сексуальное и физическое насилие, моральные унижения, издевательства, словесные оскорбления. Все это сильно превышает ту меру наказания, которую назначает судья», — возмутилась Кристал. Сейчас она живет в Техасе.

Из Флориды уехала после того, как ее стал преследовать неизвестный мужчина. Кто-то даже проник к ней в дом.

– Я не знаю, причастны ли к этому власти штата. Понятия не имею, кто это был. Но я выступаю против штата Флорида и при этом все еще живу в этом штате.

Действительно, почему бы им не попытаться причинить мне вред или даже убить меня? — поделилась опасениями Кристал.

Сексуальное насилие — не единственное обвинение, которое отбывавшие заключение женщины предъявляют властям штата.

Бывшая заключенная исправительного учреждения Лоуэлл Танья Йелвингтон показала следы проведенной в тюремной больнице онкологической операции.

– Мне должны были сделать двойную мастэктомию. Вот что я получила благодаря Управлению исправительных учреждений. Как будто поработал мясник! Часть оставили, и теперь рак может вернуться», — рассказала она.

Танья считает, что операции вообще можно было бы избежать, если бы ей дали возможность вовремя пройти обследование. Ее сестра 16 месяцев пыталась этого добиться. За это время онкологическое заболевание прогрессировало.

– Волнует ли это Управление исправительных учреждений? Посмотрите на меня и сами ответьте на этот вопрос. Нет, не волнует! Я каждый день вижу в зеркале, что они со мной сделали. Как можно не испытывать ненависти к этим зверям? — негодует Танья.

Администрация тюрьмы обещает в ближайшее время исправить ситуацию в учреждении, но Танья не верит: ведь за 16 лет ее срока ничто не изменилось.

– Они всеми силами будут экономить деньги штата, хоть ты там умри.

Пенитенциарная система во Флориде — это миллиардный бизнес. Главное — это деньги, а не безопасность на улицах городов, — пояснила Танья.

– На юге США власти давно уже игнорируют гражданские права человека.

Представители Управления исправительных учреждений по-прежнему уверены, что они могут безнаказанно творить все, что захотят. Служащие тюрем пользуются бесправным положением заключенных, поскольку знают, что Управление не будет проводить полноценных расследований. Кроме того, они уверены, что заключенным все равно никто не поверит, — рассказал адвокат Дэвид А. Фрэнкел.

Дэвид полагает, что на это дело уйдет несколько лет, но в результате пострадавшие его выиграют. Однако неизвестно, изменятся ли после этого условия содержания других заключенных.

СПРАВКА

Исправительное учреждение Лоуэлл — первая во Флориде женская тюрьма. С 2015 года –  самая большая в Америке.

Источник: https://www.eg.ru/society/50259/

Арестантские будни в одной из женских тюрем США

Женский турма

В США в городе Феникс, штат Аризона существует тюрьма под названием Estrella.

Свою очень широкую известность она приобрела благодаря тому, что является единственной в Соединенных Штатах, в которой для перевоспитания женщин-заключенных используется программа наказания под названием Chain Gang.

Выражаясь простым языком, она предполагает совместное выполнение арестантками черной и неквалифицированной работы, в процессе осуществления которой они оказываются скованными между собой длинной цепью.

Вообще эта система была традиционной для южных штатов США в 19 и первой половине 20 века, а в 1955 году отменена как негуманная и не отвечающая духу настоящего времени.

Однако в 1995 ее опять начали использовать применительно к мужскому контингенту в некоторых тюрьмах юга Соединенных Штатов Америки.

А в тюрьме Estrella города Феникс решили пойти еще дальше – распространить систему такого наказания и на женщин на том простом основании, что и женщины, и мужчины в США имеют равные права и поэтому никому не должны делаться какие-либо поблажки.

Но довольно лирических отступлений – пора переходить к сути.

По существующим правилам эта программа имеет название “Последний шанс” и может назначаться только тем женщинам-заключенным, которые отбывают свои наказания по не очень серьезным статьям (типа вождения автомобиля в нетрезвом виде, лжесвидетельствования, мелкого мошенничества и воровства товаров в универсамах) и со сроком не более 1 года. Кому-то может показаться удивительным, но наказание в виде сковывания одной цепью и бесплатного выполнения общественных работ женщины-заключенные выбирают для себя исключительно добровольным образом. Причины, которые побуждают многих американских зэчек делать такой выбор, очень даже просты. По приговорам судов, не смотря на достаточно короткие сроки отсидки, для большинства из них назначаются суровые условия отбывания наказания (что-то типа штрафных изоляторов, если выражаться на российский манер).

Этот режим наказания предполагает обязательное ношение полосатых тюремных роб, безвылазное нахождение заключенных в 2-х – 4-х местных камерах в течение 23 часов сутки и скудное 2-х разовое питание.

Арестанткам также запрещено иметь у себя соль, сигареты, кофе, кетчуп и зеркала, слушать музыку и смотреть телевизор (за исключением передач о погоде и способах приготовления вкусной пищи), а за любой поход к медсестре они должны уплачивать по 10 долларов и видеться с приходящими к ним на свидание родственниками исключительно через стекло.

Весь фокус в данном случае заключается в том, что после отбытия 30-дневного срока добровольного нахождения на цепи и бесплатного выполнения общественных работ осужденные женщины получают специальные сертификаты, а вместе с ним и право на переселение в общий палаточный лагерь с облегченным режимом дальнейшего отбывания наказания.

В свою очередь сама система Chain Gang предполагает сковывание одной длинной цепью по 5 арестанток и совместное выполнение ими таких работ, как уборка мусора по обочинам дорог, скашивания бурьяна на пустырях (на местной 40 – 45-ти градусной жаре) и захоронения трупов бомжей на городском кладбище.

А главная цель использования такой системы наказания, по словам начальника этой тюрьмы, заключается в том, чтобы приучить недальновидно мыслящих заключенных к дисциплине и организованности в своих действиях и навсегда отбить у них желание когда-либо снова допускать правонарушения в своей жизни.

1. Вид на одну из тюремных камер за несколько минут до начала утреннего подъема

2. Подъем заключенных

3. Перед тем как начать умываться…

4. Две уже опытные арестантки помогают новенькой правильно закатать рукава перед началом рабочего дня

5. Стояние в очереди перед началом процесса обувания в тяжелые ботинки и получения походного снаряжение (в виде бейсболки, рабочих перчаток и подсумка с флягой для воды)

6. Движение колонной к месту заковывания арестанток в групповые кандалы

7. Тюремные стражники закрепляют цепи на ногах конвоируемых женщин

8. По команде надзирателей арестантки занимают место на определенной дистанции друг от друга, чтобы затем выдерживать ее в процессе движения

9. Женщины-заключенные, согласившиеся включится в процесс выполнения общественных работ в кандалах, перед выездом ежедневно проходят мимо загона со скоплением на 1 час согнанных туда арестанток, которые еще не созрели до осуществления подобного шага или просто упорствуют в своем нежелании таким образом выходить на работу

10. В процессе группового перемещения по внутреннему двору тюрьмы заключенным вменено в обязанность двигаться строем с громким хоровым произнесение подстегивающих их речевок

11. Вид на ноги колонны движущихся арестанток, заключенных в групповые кандалы

12. Посадка в тюремный автобус

13. В процессе езды к месту работы

14. Высадка заключенных из тюремного автобуса

15. Во время обязательного инструктажа перед началом выполнения работы

16. Расстановка рабочей силы по отдельным участкам работы

17. А так выглядит процесс уборки мусора с придорожных обочин с более близкого расстояния…

18. … и зачастую он осуществляется при 40-ка градусной жаре

19. Небольшой перерыв в ходе работы, чтобы очистить рабочие инструменты и попить водицы

20. Полевая экипировка арестанток в виде бейсболки, рабочих перчаток и фляги с водой с более близкого расстояния

21. Очередь заключенных в передвижной туалет

22. Общее построение после завершения процесса отправления естественных нужд

23. В ходе инструктажа перед началом работ по захоронению трупов бездомных на городском кладбище города Феникса

24. Раз, два, взяли и понесли очередного покойничка …

25. Женщины-заключенные наблюдают за процессом опускания принесенного ими гроба в могилу

26. Еще один вид на ноги и кандалы этих же арестанток с более близкого расстояния

27. Заключенные забрасывают могилу землей

28. Непродолжительный отдых после завершения процесса очередного погребения

29. Процесс обратного конвоирования группы американских зэчек от места их работы к месту посадки в тюремный автобус

30. Обязательный обыск и досмотр личных вещей на предмет выявления чего-либо запрещенного после окончательного завершения работ

31. Приведение себя в порядок и чистка рабочих ботинок сразу после возвращения на территорию тюрьмы

32. Сидящие арестантки во время ежедневной воспитательной лекции в палаточном лагере своей тюрьмы

33. И только после этого можно наконец отдохнуть после 8 часов работы на изнуряющей жаре

34. Так выглядит тюремный палаточный лагерь с непарадной его стороны

35. Немного отдохнувшие женщины-заключенные неспешно прогуливаются по тюремному двору

36. Не смотря ни на что, жизнь все равно продолжается – арестантки по очереди делают друг другу массаж и простейшие косметические процедуры

37. … а еще показывают своим новым подругам фотографии своих родственников

38. А также при любой возникающей возможности сами фотографируются во всей своей не очень приглядной красе

Источник: https://ribalych.ru/2014/01/30/arestantskie-budni-v-odnoj-iz-zhenskix/

Женские тюрьмы в России: так будет отбывать наказание Наама Иссахар

Женский турма

Кадр из фильма “Один день в женской колонии”

После того как как суд в Москве приговорил Нааму Иссахар (נעמה יששכר) к 7,5 года лишения свободы за найденные в ее багаже 9,5 г гашиша, журналисты “Вестей” решили проверить, что представляют собой женские колонии в России, в одной из которых, возможно, предстоит отбывать наказание израильской гражданке. Вот как это выглядит…

Российские правозащитники утверждают, что женская колония в России еще более жестокая, чем мужская. По словам Татьяны, отсидевшей шесть лет в ИК-5 в Можайске, “женщины нахватались самого плохого у мужчин и еще кое-что добавили от себя”. Прежде всего – злость.

Подключайтесь к Telegram-каналу “Вестей”

Некоторые женские тюрьмы России известны особой жестокостью. Об одной из них рассказывала Надежда Толоконникова из Pussy Riot, которая отбывала наказание в ИК-14 (поселок Парца, Мордовия).

“Самый жесткий режим, самый длинный рабочий день, самое вопиющее бесправие. На этап в Мордовию провожают, как на казнь”, – писала Надежда из тюрьмы.  

Толоконникова, которая получила 2 года тюрьмы за панк-молебен “Богородица, Путина прогони!“, проведенный в феврале 2012 года в московском храме Спасителя, сегодня занимается защитой прав заключенных, прежде всего – женщин. В своих статьях она подробно описывает, как мучают российских женщин в тюрьмах, как их унижают, пытаются сломать и превратить в бессловесных животных путем рабского и бессмысленного труда по 14-18 часов в день.

“Санитарно-бытовые условия колонии устроены так, чтобы зэк чувствовал себя бесправным грязным животным. И хотя в отрядах есть комнаты гигиены, в воспитательно-карательных целях в колонии создана единая “общая гигиена”, то есть комната вместимостью в пять человек, куда со всей колонии (800 человек) должны приходить, чтобы помыться… Правом помыть голову мы пользуемся один раз в неделю. Однако и этот день часто отменяется. Иногда по две или три недели без мытья”.

Надежда Толоконникова пишет, что жаловаться на поведение тюремного начальства бессмысленно. “Начальство чувствует себя безнаказанным и угнетает заключенных все больше и больше. Жалобы из колонии просто не уходят. Заключенные боятся собственной тени. Они совсем запуганы…”

Любая российская колония разделена на две части – промзону и жилую зону. На промзоне женщины работают, там расположены производственные помещения. В жилой зоне – столовая, библиотека, медчасть, бараки, клуб. По словам правозащитников, обе эти части сливаются в одну большую серую несвободу.

  Женская колония в России. Кадр из фильма

“Не работать там невозможно. Там просто нечего делать”, – говорит Елена, которая провела 2 года в Калужской колонии. Сегодня в России действуют 35 женских колоний, они разбросаны по всей территории страны – от Москвы до Сибири. Наибольшее количество колоний находятся в Мордовии, где летом нестерпимая духота и комары, а зимой – снег и холод. Женские исправительные колонии (ИК) отличаются от мужских, но не сильно. В некоторых женских зонах разрешено пребывание с детьми, но в основном зримой разницы нет. Женщины живут в бараках от 40 до 60 человек в каждом. Спят на двухъярусных кроватях, отдельные койки положены “старшим”. Душевая комната – одна на колонию, как и комната для стирки. Убирают территорию сами заключенные. Если кому-то покажется, что убрано плохо, женщину накажут. “Места мало – народу много”, – пояснила в беседе с сайтом “Правозащитник.Инфо” Лиза, осужденная по статье 288 УК РФ (хранение и распространение наркотических средств – той же самой, что и Наама Иссахар). “Встаем в 6:00, идем на завтрак, потом шьем, обед, снова шьем, 2 часа свободного времени, ужин и спать. Тут нужно все успевать, за режимом смотрят. Тяжело привыкнуть”, – говорит Лиза. Время и график рабочего дня в каждой колонии устанавливаются отдельно. Обычно – 12-часовая рабочая смена, но есть и больше. Если дневная выработка не будет выполнена, наказывают весь отряд. По словам бывших заключенных, в российской тюрьме все устроено так, чтобы человек перестал ориентироваться во времени, стал роботом, не понимающим смысла происходящего. Новичков обычно охватывает ужас, но со временем они привыкают и становятся, как все. “В первые недели на новом месте женщину не бьют, не унижают, присматриваются, как она поведет себя, – говорит Лиза. – Сидящие женщины стараются жить семьями-группировками. Отдельно – детоубийцы, отдельно – воровки, отдельно – торговцы наркотиками. Между семьями нередко возникают войны, очень жестокие, до убийства”. Над всеми семьями стоит старшая – авторитет и главный распорядитель обязанностей. В отличие от мужских авторитетов, старшими в женских тюрьмах становятся не самые матерые уголовники. Однако обычно она жестокая и сильная.

По данным Федеральной службы исполнения наказаний РФ (ФСИН, израильский аналог Управления тюрем), на 1 июня 2019 года в России отбывали наказание 443.721 заключенный, около 10% из них – женщины (45.000).

Вместе с тем эксперты Лозаннского университета в исследовании для Евросоюза приводят другую статистику, утверждая, что к 1 января 2019 года количество заключенных в России составляло 602.176 – больше, чем во всех странах Европы, вместе взятых. (Для сравнения: у идущей на втором месте по числу заключенных Великобритании наказания отбывают лишь 84.300 граждан, Франции – 69.600).

Согласно тому же исследованию, Россия занимает первое место в Европе по числу заключенных на душу населения и последнее место по количеству денег, которые тратятся на одного заключенного.

Смертность среди тюремного населения России в 2 раза превышает средний уровень по Европе: 51 случай на 10.000 заключенных. При этом каждый десятый случай – самоубийство.

Питание в тюрьме скудное. Бюджет у ФСИН большой – почти 350 млрд рублей. Это больше, чем на все здравоохранение России за год, однако до самих заключенных денег доходит мало – чиновники воруют, а их десятки тысяч. По информации “Новой газеты”, на питание идет всего 7% бюджета ФСИН, а за 2 года затраты на кормление 1 заключенного опустились с 86 до 64 рублей (по сегодняшнему курсу – около 1 доллара в день).

  Столовая в женской тюрьме. Кадр из фильма

У большинства колоний не остается денег для закупки качественных продуктов питания. Хотя на сайте ФСИН опубликовано меню блюд, которые подают в тюремных столовых, сами заключенные говорят, что это “маскарад”, ничего подобного им на самом деле и не снилось.

“Покушал, что радио послушал”, – горько шутит Елена, отбывавшая наказание в Мордовии, намекая на то, что в тюрьмах больше говорят о питании, чем кормят.  “После домашней еды все это кажется ужасной гадостью, – поясняет женщина. – И жрать хочется постоянно”.

Примерное меню в тюрьмах России на 2019 год (по данным ФСИН) • Завтрак – овсяная каша, хлеб, чай с сахаром.

• Обед – салат из свежей капусты и моркови, рисовый суп, отварная курица, гречневая каша, компот.

• Ужин: перловая каша с мясом, хлеб, чай с сахаром.

В женских тюрьмах разрешают не питаться в столовой, а готовить еду самостоятельно. Но это для тех, у кого есть деньги (зарплата заключенного – до 3000 рублей в месяц, примерно четверть минимальной зарплаты по РФ) или есть родственники, которые передают продукты.
Свидания проводятся с разрешения администрации, та может отказать в свидании, если заключенная плохо себя ведет. Обычно свидание – 4 часа, но есть и длительные (за особые заслуги) – до 3 суток. “Суп представлял собой желтую желеобразную субстанцию с маленькими кусочками соевого мяса, которые мы называем “вискасом”. На второе рыба – запах тошнотворный по всему помещению. Эту рыбу называют “братская могила” – месиво из костей, чешуи и глаз, – рассказывает Р. – Это можно  есть, только находясь под угрозой голодной смерти. Если у тебя есть передачи, то ты кушаешь передачи, а не берешь, конечно, всю эту гадость”. О медицине в российских тюрьмах рассказывают всякое. По словам 35-летней Инны, “в тюрьмах лучше не болеть, а если болеешь, надо сражаться за свое здоровье”. Врачей практически нет, стоматология доступна только в форме удаления зубов. “В России и на воле человек никому не нужен, а в тюрьме – тем более. Здесь рассадник болезней – туберкулеза и ВИЧ в том числе, – приводит слова Инны российское издание. – Больница в мордовском лагере – тихий ужас, барак на 20-30 человек. И вообще вся больничка – это какой-то огромный деревянный дом. Ощущение машины времени усиливали подводы, вывозившие оттуда трупы. На лошадях!” “В тюремной же больнице все рассчитано на то, что никто не будет проверять, жаловаться. Помню зэкам кричали: “Вы что, сюда лечиться приехали?” – поясняет бывшая заключенная.  Молодая женщина считает, что тюрьмы в России никого не исправляют. В России вместе с лишением свободы человека лишают практически всех конституционных прав: права на здравоохранение, медицинское обслуживание, про образование даже не будем говорить, право на справедливое судебное разбирательство, право на содержание в человеческих условиях. В российских источниках очень мало информации о женщинах-иностранках, отбывающих наказание за уголовные преступления. Правозащитница Любовь Мосеева-Элье считает, что всего их может быть около 50.000, в основном жительницы бывших стран СССР, которые теперь считаются иностранками. Однако есть и гражданки США, стран Европы и Африки, теперь вот и Израиля.

  Женская тюрьма в России. Кадр из фильма

Большинство сидят за попытку дачи взятки или преступления, связанные с наркотиками, особенно гражданки республик Средней Азии.

“Заключенные-иностранцы в нашей стране, – считает правозащитница Любовь Мосеева-Элье, – находятся в более тяжелом положении, чем россияне, оказавшиеся в местах принудительного содержания.

Это касается и тех, кто заключен под стражу на период следствия и суда, и тех, кто отбывает наказание в виде лишения свободы. Степень изоляции иностранцев фактически во много раз выше, а таких людей за решеткой оказывается все больше”.

Иностранцы, как рассказывает Мосеева-Элье, должны содержаться в специальных колониях. Такая колония есть в Мордовии (ИК-22) – на всю громадную Россию всего одна маленькая колония в Мордовии, где есть переводчики и можно говорить своем языке. Но в эту колонию все иностранцы просто не помещаются. Поэтому многих отправляют в обычные колонии, где иностранцы вынуждены находиться в сообществе людей, говорящих только по-русски. Более того, к лишенным свободы иностранным гражданам очень редко приезжает кто-то на свидания. Из дальнего зарубежья могут приехать раз в несколько лет. Иностранцы практически не получают передач, посылок и бандеролей. Так же, как нет у них и доступа к средствам массовой информации на родном языке. Они лишены телефонов и интернета. Многим заключенным от предлагаемого в колонии рациона буквально становится плохо. Некоторые отказываются употреблять в пищу, например, свинину. Там, где “доброе начальство”, свинину готовят через день – один день говядина, один свинина. То есть когда день свинина, иностранцы не едят, голодают. Журналисты патриотической прессы России описывают жизнь в колонии для иностранцев в Мордовии как “курорт” и “рай в тюремном мире”. На самом деле те, кто там был, пишут, что “показуху” устраивают только в дни посещения комиссий и журналистов. В остальные дни там так же, как в других женских колониях: жестокость, бесправие и издевательства. В том числе и из-за незнания русского языка.

“Этой израильской девушке, которая всего лишь хотела посмотреть мир и стать профессиональным инструктором йоги, не место в российской тюрьме. Она не сможет выдержать ее”, – сказал в беседе с корреспондентами “Вестей” Александр Тайц, адвокат Наамы (читать полный текст интервью).

Текст, подготовленный журналистами “Вестей”, также публикуется в переводе на иврит в издании Ynet

 

Источник: https://www.vesty.co.il/articles/0,7340,L-5607044,00.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.