Жизнь в женской колонии строгого режима

Посидим на дорожку: как живут арестанты в российских колониях и куда уходят миллиарды из бюджета страны

Жизнь в женской колонии строгого режима

Для начала нужно разобраться в терминологии, потому что для обывателя тюрьма – это всякое место, куда отправляют осужденного. Но это не так.

Колония поселения

В колонию поселения человек может попасть, например, из-за ДТП с пострадавшим. Осужденные там пребывают в общежитиях, могут передвигаться по территории от подъема до отбоя, носить обычную одежду и пользоваться деньгами.

Колония общего режима

В колонию общего режима человек попадет за мелкое воровство и будет находиться в общежитии с другими арестантами. Там практически нет замков.

Колония строгого режима

За распространение наркотиков злоумышленнику грозит колония строгого режима, где все помещения запираются на замки.

Строгий и общий режим различаются числом свиданий с родственниками, количеством посылок и передач.

Тюрьмы

В тюрьмы люди попадают за массовые убийства. Это наиболее жесткие режимные учреждения. По территории осужденных перемещают с завязанными глазами, а в камерах никогда не выключают свет. В тюрьмах зэки отбывают пожизненный срок.

А также воспитательные колонии для несовершеннолетних, где установлен общий режим, и следственные изоляторы, в которых содержатся подозреваемые и обвиняемые, чья вина еще не доказана.

Тюремный порядок

Каждый осужденный, прежде чем попасть в колонию, проходит двухнедельный карантин.

Как правило, первоходов, тех, кто осужден впервые, не сажают в колонии к рецидивистам. Это делается для того, чтобы бывалые арестанты не оказывали пагубное влияние на новичков.

После карантина осужденные отправляются в жилой отряд. В общих комнатах живут более сотни арестантов. Для отличившихся хорошим поведением существуют кубрики – четырехместные комнаты, которые считаются привилегией.

С преступниками ежедневно работают психологи, дабы выявить склонность к суициду, употреблению наркотиков и сложности характера. Это необходимо для выстраивания дальнейшей работы с арестантом.

На каждой кровати висит именная карточка, где указаны статья и срок приговора. Та же информация обязательна и на тюремной форме, которая во всех исправительных учреждениях одинакова: черные брюки, куртка и фуфайка.

У сотрудников колоний есть специальные обозначения: если заключенный склонен к побегу, его карточку перечеркивают красной линией; если у заключенного психические расстройства – зеленой.

За каждым шагом осужденного следят камеры. Поведение арестантов регулируется уголовно-исполнительным кодексом и режимом колонии. Любое отклонение от нормы считается правонарушением. Отлынивание от работы – нарушение. Неправильно заправленная кровать – нарушение. Споры с инспектором – нарушение.

Действиям осужденного ведется строгий учет. За примерное поведение могут увеличить число свиданий с родственниками или и вовсе по решению суда освободить досрочно.

За плохое поведение количество свиданий могут урезать до двух в год, а также перевести в ШИЗО – штрафной изолятор.

ШИЗО – это четыре системы замков: обычный и электронный ключ, затем вешают засов и заматывают его цепочкой. Внутри: одно окно, нары, деревянный стол и отгороженный туалет. Подъем ровно в 5 утра. И до 10 вечера на нары ложиться запрещено.

Под запретом и сигареты, телефон, свидания с родственниками. Еду приносят прямо в камеру.

Если проступок серьезный – драка, бунт или побег – заключенного прямо во время отбывания наказания могут отправить в следственный изолятор, и к его сроку суд прибавит еще несколько лет.

Тюремный режим

Подъем в 6 утра. Обитателей кубриков будит дневальный, остальных арестантов – сирена. Заключенным дается ровно час, чтобы заправить постель, умыться и выйти на плац для зарядки. После гимнастики – перекличка. Затем завтрак.

Между приемами пищи осужденные строем под конвоем отправляются на производство. От работы освобождаются только пенсионеры и люди с инвалидностью. Остальные должны работать или проходить обучение в училище. После получения образования колония выдает дипломы государственного образца. Освоить можно несколько специальностей – от автослесаря до сварщика.

Есть у арестантов и свободное время. Это два-три часа, когда они могут посмотреть телевизор, поиграть в настольные игры или пойти в клуб и заняться музыкой. Клуб – это единственное место в колонии, где разрешается сменить тюремную робу на концертную одежду.
 

Тюремные харчи

В 2017 году ФСИН утвердила правила питания заключенных.

Впредь арестантам нельзя на завтрак, обед и ужин подавать одни макароны. Одинаковые продукты в блюдах не должны повторяться больше двух-трех раз за неделю. Да и в один и тот же день одинаковые продукты соседствовать не могут. Например, если на завтрак была пшенная каша, то на обед пшенку подавать уже не имеют права ни в каких видах.

В суточный рацион заключенных следует закладывать 2600 – 3000 к/кал. В рекомендациях указано, что на завтрак должно приходиться 30-35 % от нормы дневной калорийности. Обед необходимо делать плотным – 40-45 % калорийности. А ужин разгрузочным – 20-30 % калорийности.

В день на питание одного заключенного государство выделяет около 80 рублей. Так как пайки урезать нельзя, руководство ФСИН пытается удешевить питание при помощи собственного хозяйства в колониях: ферм и огородов – дабы не покупать продукты на рынке.

На кухне колоний работают те же арестанты.

Сладости в столовых под запретом. Однако заключенные могут купить их в местном магазине или получить в передачке с воли.

Тюремное производство

В колониях хорошо налажено производство. Пожалуй, легче сказать, что заключенные не производят, чем наоборот. Арестанты задействованы в сельском хозяйстве, швейном деле, работают с деревом, металлом, изготавливают стройматериалы.

Каталог продукции на сайте ФСИН – это 59 страниц с перечнем товаров, которые может приобрести любой желающий: остановочные комплексы, конструкции для детских площадок, скамейки, малые архитектурные формы, урны, баки и контейнеры, срубы бань и усадеб, светильники, одежда и даже служебные автомобили, на которых этапирует самих же арестантов.

За 2019 год такое производство принесло чуть больше 30 млрд рублей. Казалось бы сумма внушительная, если бы не одно НО.

В 2019 году ФСИН получила 318 млрд рублей госфинансирования. Следовательно, рентабельность тюремного производства почти нулевая.

За свою работу заключенные получают около 3-4 тысяч рублей в месяц. При этом 75 % этой суммы удерживается в счет платы за свое содержание в колонии и в счет возмещения ущерба потерпевшему.

Возникает вопрос: как при такой дешевой рабочей силе рентабельность тюремного производства может быть такой маленькой?

Есть и другая проблема. С таким мизерным доходом невозможно скопить достаточно денег, чтобы, выйдя на свободу, встать на ноги и социализироваться. Как правило, оказавшись на воле, бывшему зэку попросту не на что купить еды. Отсюда и возникают рецидивы, и человек снова попадает за решетку.

Более подробно на эту тему рассуждают журналисты газеты «Коммерсантъ».

Тюремные рекорды бюджета

Как уже было говорено ранее, в 2019 году на содержание ФСИН было потрачено почти 318 млрд рублей бюджетных средств. На май 2020 года в России под стражей находится 511 030 человек. То есть на одного заключенного приходится 622 тысячи рублей. Это в пять раз больше, чем расходы на среднестатистического жителя России.

Если перевести сумму госфинансирования ФСИН в доллары, то по курсу 2019 года получится больше 5 млрд долларов. Для сравнения годовой бюджет Белоруссии с населением 9,5 млн человек – 8,8 млрд долларов. А у Албании госбюджет и вовсе 4,5 млрд долларов.

ФСИН лоббирует строительство все новых и новых исправительных учреждений, аргументируя это большим количеством осужденных, для которых уже попросту нет места. Так, СИЗО на 500 мест в городе Сосновоборске, что в Красноярском крае, обошелся бюджету в 2,6 млрд рублей.

То есть одно место в следственном изоляторе стоит как квартира (5 млн рублей). В ближайшее время ФСИН хочет возвести еще 10 следственных изоляторов на почти 10 тысяч мест и 14 новых режимных корпусов на более чем 3 тысячи мест. Можно лишь догадываться, какой ценник будет у этих зданий.

Таким образом, российское тюремное ведомство является самым богатым в Европе, чей бюджет сопоставим с государственным бюджетом некоторых европейских стран. Да и по количеству арестантов Россия лидирует. 

От сумы и тюрьмы не зарекайся – гласит пословица. Тюремный фольклор намертво сросся с российской действительностью. И от этого пока никуда не деться.

Все ж таки страшная присказка родом из СССР о том, что одна половина страны сидит, а другая половина охраняет – до сих пор играет большую роль в самоидентификации страны.

Отсюда, пожалуй, и переполненные колонии, в чьих казематах бесследно оседают госбюджеты.

В дальнейшем мы продолжим эту тему.

Источник: https://www.om1.ru/news/society/206922-posidim_na_dorozhku_kak_zhivut_arestanty_v_rossijjskikh_kolonijakh_i_kuda_ukhodjat_milliardy_iz_bjudzheta_strany/

Модницы в робе. Как живут осужденные женской колонии под Омском

Жизнь в женской колонии строгого режима

Город55 побывал в ИК-5, где содержатся рецидивистки, не в первый раз осужденные за тяжкие преступления.

Первая в Омской области женская колония появилась два года назад, в марте 2017 года. Под нее перепрофилировали воспитательное учреждение для несовершеннолетних преступников в поселке Морозовка, которое в последнее время почти пустовало.

В региональном УФСИН связывают это с гуманизацией уголовной системы: приговоров в отношении подростков стало меньше, и в здании, рассчитанном на 280 человек, осталась лишь пара десятков осужденных.

Их перевели в Новосибирск, а в Морозовке поселили женщин.

Раньше осужденных омичек тоже распределяли по колониям в других регионах. Однако было решено, что близость к дому хорошо скажется на их реабилитации: проще организовывать свидания, легче переносится разлука с семьей. При этом ИК-5 — учреждение для «второходок», то есть рецидивисток, но содержат их в условиях общего режима, так как более строгих режимов для женщин в России не существует.

Сейчас в ИК-5 «живут» 214 человек. В основном это довольно молодые женщины, осужденные за наркотики и кражи. Также в списке преступлений убийство, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью и неуплата алиментов. Средний срок отбывания наказания не так велик — от 3 до 5 лет.

Очень многие попадают в колонию за распространение наркотиков. Среди них есть наркоманки, ВИЧ-инфицированные. Содержатся они на общих условиях с остальными.

Как объясняют в пресс-службе УФСИН, от наркотической зависимости освобождаются обычно еще в СИЗО, поэтому в ИК особых проблем с ними нет — о бывшем пристрастии свидетельствуют только тремор и нарушенная координация, иногда мешающие работать. (Психологическое состояние экс-зависимых тут остается за скобками).

Вообще, тюремный режим для наркоманов здесь считают благом, поскольку риск «сорваться» практически нулевой. Начальство в назидание рассказывает истории, как родители «сдают» своих детей, чтобы те «очистились» за колючей проволокой.

ИК-5 устроена, как и все колонии в России: жилая и производственная зоны, столовая, клуб, медчасть, баня, спортивная площадка, импровизированная церковь, комнаты для свиданий, «штаб».

Гостей встречают очень радушно, но при этом держат определенную дистанцию: есть гостевой маршрут между местными достопримечательностями и показательными, на взгляд администрации, помещениями, который преодолевается под строгим надзором. с него довольно трудно, хотя никакой «изнанки», вполне вероятно, и нет.

Но есть устоявшиеся традиции закрытости режимного объекта и внутренний распорядок. Так или иначе, впечатления от экскурсии выходят субъективными.

В первую очередь посетителям демонстрируют новшества и прочие плоды либерализации исправительной системы. Например, спортзал с тренажерами.

«Такое на свободе не везде встретишь, — комментируют сопровождающие сотрудники. — Мы сами хотим позаниматься, но времени нет».

Тезис о том, что в колонии что-то лучше, чем на воле, звучит вообще довольно часто.

Так, по мнению врип замначальника ИК-5 Ивана Петренко, хлеб из местной пекарни не идет ни в какое сравнение с магазинным (на вкус он действительно как домашний).

То же относится к тушенке, которой здесь заменяют мясо, — ее производят по ГОСТам специально для российского ФСИН и, как и все остальные продукты, распределяют по учреждениям из Центрального аппарата.

«Рыбу привозят с Дальнего Востока. В магазине такой не найдете», — уверяет он.

Рацион вообще здесь — предмет особой гордости. Осужденных кормят три раза в день по тщательно составленному меню, одно блюдо не может повторяться больше 2-3 раз в неделю. Больным дополнительно выдают свежий творог и сгущенку.

Остальное — сладости, кофе, соки, белье, предметы гигиены, сигареты — можно купить в местном магазине, который принадлежит УФСИН. Продукты, одинаковые для всех колоний, заказывают по госконтрактам, цены сопоставимы с обычными супермаркетами.

Что-то даже дешевле.

«На дни рождения тортики заказывают, устраивают чаепитие», — с воодушевлением говорят сотрудники.

Среди других поводов для гордости — парикмахерская, работающая при бане. После мытья женщины могут поправить себе прическу, сделать укладку и даже покрасить волосы. Оборудование довольно скромное, но спектр услуг — примерно как в бюджетных салонах красоты (только бесплатно).

По словам штатного парикмахера ИК-5 Лидии, осужденные совсем не чужды моде. Хотя прически приходится скрывать под косынкой, 70% дам оставляют длинные волосы и требуют некоторых изысков. Например, главный хит у местных модниц — косые челки. Популярны также мелирование и колорирование.

Услуг маникюра в парикмахерской не оказывают, но умелицы делают его себе сами в жилой зоне.

«Женщины есть женщины», — резюмирует начальник-мужчина.

Понятные ограничения в одежде не дают поля для экспериментов, но у девушек есть собственное белье, футболки, спортивные костюмы, кроссовки. Форма – темно-зеленые куртки и брюки, платок.

Изредка выпадает повод надеть вечернее платье и выйти на сцену во время праздничных концертов. Многие пользуются косметикой. Правда, все средства с этиловым спиртом запрещены, поэтому выбор несколько ограничен. Но уход за собой поощряется.

В колонии любят подчеркивать «женственный» облик учреждения.

Обязательный пункт экскурсии — медсанчасть с современным оборудованием, стоматологией и новеньким гинекологическим кабинетом. Есть и врач-гинеколог на полной ставке. А вот беременных в женской колонии нет и не будет.

Дело в том, что осужденных «в положении» должны этапировать в другой регион, где есть учреждения с домом ребенка.

Поэтому омички, как считают в администрации, проявляют некоторую осторожность и не склонны злоупотреблять длительными свиданиями с супругами.

Уют в казенных интерьерах

Живут женщины отрядами. То, что принято называть бараками, больше напоминает больничные палаты: железные койки, рядом тумбочки и табуреты. Все блестит чистотой, но по-казенному аскетично. В жилых помещениях есть комнаты приема пищи с холодильниками и микроволновками и санузлы с душем и стиральными машинами.

Говоря словами рекламных объявлений — все необходимое для жизни. Местами в типовые интерьеры вкрапливаются попытки придать домашний уют: розовый тюль на окне, цветные клеенки, комнатные растения в баночках из-под майонеза. На контрасте с казенной, хоть и добротной обстановкой они выглядят особенно человечно.

Центр притяжения — комната воспитательных работ, она же комната отдыха, которая выполняет ту же функцию, что зал в обычной квартире. Здесь стоят телевизор и музыкальный центр.

Смотреть, кстати, можно все государственные каналы, а также местное кабельное ТВ «Антенна-5», которое транслируется из «студии» в соседнем клубе. Контент — воспитательные лекции, интервью с сотрудниками, концерт с песнями «по заявкам» для именинников.

В книжных шкафах под стеклом старательно расставлены тома уголовного кодекса. За уют отвечают ковер и кружевные салфетки, которые вяжут осужденные.

«Уютно, потому что женщины», — комментирует начальница. Но при этом в мужских колониях, по ее мнению, ремонт лучше, потому что «мужики — мастера на все руки».

Источник: https://gorod55.ru/news/society/11-04-2019/modnitsy-v-robe-kak-zhivut-osuzhdennye-zhenskoy-kolonii-pod-omskom

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.