Жизнь заключенных в тюрьме

Правозащитники Против Пыток

Жизнь заключенных в тюрьме

  • О нас
  • Новости
  • БиблиотекаБиблиотекаДиссиденты СССРАнтигерои карательных органов СССРПолезные ссылкиОтчётыФильмы
  • Обратная связь

Публикуем заключительную часть интервью с бывшим заключенным о буднях исправительных колоний. 

О других заключенных

К темнокожим в целом нормально относились. Правда, я за все время только одного видел. Он дрова тогда колол. Я только удивился.

Люди с психическими заболеваниями отбывают наказание вместе с остальными. У нас был один такой человек в отряде. Он в колонии постоянно ходил в очках от солнца. Его уже даже милиция не трогала. Мог разогнаться и удариться головой о стену. Давали ему что-то там весной и осенью во время обострений, но плохо помогало.

Был случай, когда пришел в лагерь новый заключенный. Побыл на карантине, сидим общаемся, а человек в очках поворачивается к нему и говорит: “Я тебя убью сегодня”. Ходили в санчасть, чтобы ему таблетку дали. Не убил никого, но было страшно.

К людям, которые отбывают наказание за наркотики, администрация относится жестче и режим у них тяжелый. Сидят отдельно от остальных. У нас для них было отведено два барака. Не выпускают никуда.

Если мы могли куда-то сходить, к тем же ребятам в гости, то у них такой возможности не было. Как правило, это молодые ребята до 25 лет, а сроки у них лет по 10-12. Хотя среди других заключенных, они едва ли не элита. Деньги обычно есть.

Мать или молодая жена последнее отдаст, чтобы ему нормально сиделось.

Люди разные сидят. Кто-то с 1998 года. Сел чуть ли не в Советском Союзе, а теперь телефоны, гаджеты. А у него уже ни здоровья не осталось, ни крепкой психики. Был человек, который из 14 лет отсидел 7, а потом пошел на Промзону и повесился. Кто знает, что было у него в голове?

А вообще, каждого человека можно съесть. И съедали. Свои же, не администрация. Все проблемы создают заключенные сами себе.

О работниках колонии

В каждом отряде есть отрядник и оперативный сотрудник. Оперативный сотрудник может быть один на два отряда. Это офицеры. Когда я был последний раз в ИК-11, оперативному сотруднику было 22 года, лейтенант.

Для меня и еще примерно для половины отряда он считался нормальным, для остальных был плохим. Всем хорошим не будешь. В это время тот, кто был для меня плохим, считался нормальным для других заключенных.

Физическую силу сейчас не применяют. Называют на Вы. Уже научились.

По большей части кулак в зоне не гуляет. Вопросы решаются через определенных людей. Их называют блатными. Но тут и от милиции многое зависит.

«Блатные» помогают поддерживать порядок и предотвращать рукоприкладство, поэтому обычно милиция в них заинтересована.

Иначе будет так: сегодня я дам кому-то в глаз, а его жена позвонит в какой-нибудь департамент и завтра в колонию приедет проверка. Этого не хотят.

О зависимостях

Обычно в лагеря приезжают уже “чистые”. Я сам не раз из наркотической зависимости в тюрьме выходил “насухую”.  Там это легче. С алкоголиками немного по-другому: им могут где-нибудь боярышника налить. Хотя если захотеть, то все можно найти. Было время, когда я и в СИЗО один пил водку.

Помню, году в 2013-2014 милиция нашла в холодильнике на зоне водку в стекле. Значит, милиционер и принес. Сейчас по-другому стало. Уже даже горсть семечек черных, которых нет в ларьке, тебе никто так просто не пронесет.

Но это все равно осталось. Ты знать не будешь, но оно есть. Надо искать выходы, но не факт что найдешь. Вот если у меня есть каналы (дорога), я могу пронести водку.

Предположим, через водителей, которые провозят металлолом, но я знаю, что если расскажу об этом хоть кому-нибудь, пусть даже за 100 или 200 долларов, то ничего не будет. Думаю, что я бы смог пронести.

Обычно носят работники колонии из гражданских. И администрация, как правило, в курсе.

Про переводы и проигравшихся

Переводят в другую колонию, если есть угроза жизни заключенного, если проигрался, подельники не должны сидеть вместе. Хотя каждый перевод для администрации – это тоже плохо. Для него нужны основания. Того, кто проигрался, перевод не спасет и деньги все равно придется отдавать. Тюремное радио очень быстро работает. По большому счету, будешь мыть тарелки и деньги можешь не отдавать.

Проигравшийся становится фуфлыжником. Если он мне проигрался, то я могу его даже продать. Вот должен он мне 300 долларов. Говорю кому-нибудь: “Вася, вот человек за 300 долларов”. Вася даст мне 300 долларов, а фуфлыжник будет Васе стирать и мыть тарелки. И он будет это делать. Может пойти в милицию, но тогда станет стукачом.

Отработать долг можно. В крайнем случае, ему могут поставить запрет на игру. Но это последняя стадия. Комнату будет мыть бесплатно. Может отдать посылку за долг, но фуфлыжником уже навсегда останется. Мыть больше ничего не будет, но если я сяду с ним играть, то не заберу деньги, если выиграю, потому что знал, что он фуфлыжник и сел с ним играть.

Об иерархии и авторитетах

Есть черные и красные зоны. Но тут все относительно. Считается, что черные и в Беларуси есть. Их элементы точно есть везде. Но часто всем руководит милиция, поэтому тут все сложно.

Никому этого не пожелаю, но разобраться в структуре зоны можно, только там побывав. Если у тебя есть деньги, то сидеть будешь с комфортом, хотя и не будешь считаться авторитетным. Авторитетный человек может сидеть с пачкой сигарет и коробком спичек, но к нему будет и милиция прислушиваться.

Ты приезжаешь на зону и подстраиваешься. Получаешь распорядок. Систему ты эту не сломаешь, потому что ей не один десяток лет. Адаптироваться не страшно. Обычный коллектив. Да, особенные условия, а в остальном все также.

Выше всех в иерархии находится вор. Воры по сути не сидят. Я придерживаюсь точки зрения, что в Беларуси вор сейчас один. За границей есть другие. Потом идут положенцы. Они сидят. В зоне обычно 1-2 положенца, но может и не быть совсем.

Положенцы шагают от вора. От них идут бродяги. Это те же блатные, которые обычно решают проблемы. Если кто-то неправильно поступил, приходят блатные и могут завести его и побить, но не убьют конечно.

В таком случае, человек будет знать, что получил за дело.

Блатные хотят попасть к вору и двигаются в воровскую семью к положенцам.

Дальше идут мужики, т. е. все остальные. Фуфлыжник тоже мужик. Он может и порядочный, но проигрался. Ты можешь с ним и чай пить и брать у него что-то, только не можешь с ним играть. Крысой считают того, кто украл.

Ниже всех стоят петухи.

О петухах и кружках

Туалеты моет петух.  Каждый арестант платит ему за уборку. Стоит это, кажется, 10 сигарет. В сумме у него нормально выходит. Он и сидит за отдельным столом. Спит на отдельной кровати.

Ты никогда ничего не возьмешь у петуха, можешь ему только что-то дать: сигареты, мыло. Если взял хоть что-нибудь, то автоматически становишься петухом. Он везде идет последним.

В отряде таких людей может быть несколько.

Попадают в петухи по-разному: кто-то уже имеет клеймо, кто-то идет по статье за изнасилование, но здесь все неоднозначно, потому что разные бывают изнасилования. Человека никто не загонит в этот гарем, потому что точку должен поставить тот, кто имеет авторитет.

Обычно приходит кто-то со статьей за изнасилование и попадает “на кружки”, т. е. он ни к петухам не относится, ни к мужикам. По нему не поставили точку. При мне человек 4 года ждал своего разбирательства. Думаю, что это даже тяжелее, чем быть петухом. Брать у него тоже ничего нельзя. Этот человек разбирательства дождался, стал нормальным. И к нему начали по-другому относится.

В тюрьме есть правило, что нельзя в туалете поднимать никакие вещи, даже свои, если упали. Поднял – автоматически становишься петухом.

Упала у кого-то зажигалка в туалете, он поднимает, а второй заключенный заходит в этот момент и видит, что тот поднял зажигалку. С деньгами не все так однозначно.

Как бы их тоже поднимать нельзя, но деньги на зоне – это запрет, а запрет не парафинится, поэтому поднимать можно.

В целом, ты можешь поднять что-то и в туалете, если уверен, что сможешь это разогнать. Спросят, почему поднял, скажешь, например, что последняя зажигалка. В первый раз простят.

Маргарита Корбут

: Вторник, декабря 19

Опрос

Как вы считаете, применяются ли сегодня в Республике Беларусь пытки и жестокое обращение?

  • Да, применяются
  • Нет, не применяются
  • Не знаю
  • Мне все равно

Результаты

 Загрузка …

На основе мониторинга нарушений

Схема обжалования условия содержания в беларуских ИВС

Схема Помощь

Общение с милицией

Методические пособия

Подробнее

Инициатива «Правозащитники против пыток» | Все права защищены.

При использовании материалов сайта активная открытая гиперссылка на ProtivPytok.org обязательна.

Разработка: JM

×

Можете поделиться ссылкой на данную страницу с друзьями. Мы будем признательны.

| |

Закрыть

Источник: https://protivpytok.org/o-zhizni-v-ispravitelnyx-koloniyax-rasskaz-byvshego-zaklyuchennogo-zaklyuchenie.html

22 рассказа бывших заключенных о том, что больше всего потрясло их после выхода из тюрьмы

Жизнь заключенных в тюрьме

Необдуманные действия и глупые ошибки могут стоить некоторым людям многих лет нормальной жизни. Но не нам их судить – все точки над «i» уже расставила судебная система. За время долгого пребывания этих людей в местах не столь отдаленных многое в мире изменилось. И то, что может казаться привычным для нас, будет в новинку для тех, кто лишь недавно вышел на свободу.

Сегодня мы решили поделиться историями бывших заключенных о том, что больше всего удивило их после выхода из тюрьмы. Возможно, их ответы заставят вас начать больше ценить свои возможности. 

1. «Мой отец находился в заключении с 2003 по 2016 год. И знаете, что было для него самым шокирующим, когда он вернулся на волю? Насколько далеко зашли технологии, и как в McDonald's подняли цены!». – SmallPotatoes929

2. «Когда я вышла из тюрьмы, мне было очень сложно делать выбор. Сейчас объясню: дело в том, что в тюрьме у вас может быть только два шампуня (если, конечно, повезет).

И когда я в первый раз отправилась в магазин за предметами гигиены, меня поразило количество шампуней. Я растерялась и не знала, какой взять.

Я стояла в проходе и плакала несколько минут, прежде чем просто ушла, так ничего и не купив». – Rapunzel6506

3. «Для меня самым сложным были деньги… Я просто не знал, как с ними обращаться. Мне потребовалось немало времени, чтобы привыкнуть». – tinkinoutsidedabox

4. «Я только что вышел. И самым странным для меня было буквально повсюду видеть эти дурацкие скутеры!». – vexterion1

5. «Мой бывший начальник провел за решеткой 7 лет. Когда он вышел, за ним заехала бабушка, и они сразу отправились в супермаркет. Он рассказал, что у него разболелись глаза, потому что он годами не видел красного цвета». – GOAT1915

6. «Мой брат был в заключении всего год, но его выпустили одновременно с мужчиной, который отсидел более 30 лет. Он рассказал нам, как ему приходилось на пальцах объяснять «приятелю», что такое смартфон и как он устроен. «Представь: все, что ты хочешь увидеть, и все, что хочешь узнать, – абсолютно все есть в твоем телефоне». – ImsoAmerican

7. «Мой дядя сидел в тюрьме около 30 лет, и он долго не верил, что можно просто заказать что-то в Интернете и эту вещь доставят прямо домой. Поэтому мы заказали ужин из городского ресторана и попросили его подойти к двери, когда прозвенел звонок. Он распахнул дверь и с большой радостью и не менее большим удивлением поприветствовал курьера». – jtrisn1

ТАСС / Татьяна Макеева

8. «Я вышел в 2014-м, и больше всего меня поразили не смартфоны, а то, как люди шли по улицам, уткнувшись в экраны. Эта картина была похожа на сцены из «Черного зеркала» или «Сумеречной зоны». – DRACOSAPIEN

9. «Я пробыл в тюрьме около 6 лет. Больше всего меня потрясло то, что сегодня ничего нельзя сделать без смартфона. Многие компании даже не принимают письменные резюме». – 4dollarz

10. «В колледже у меня был ассистент – бывший уголовник – который попал за решетку, оказавшись в глупой ситуации в подростковом возрасте.

Его осудили, когда он был взрослым, он отсидел 10 лет.

Он рассказал мне, что когда вышел на свободу, то самое большое впечатление на него произвели… деревья! Они казались ему огромными и угрожающими, будто вот-вот упадут». – maxxamillion04

11. «Два члена моей семьи провели приличное количество времени в местах лишения свободы… И из всех вещей, которые могли «взорвать» их мозг, самым мощным оказался Spotify.

Там было все – даже треки малоизвестных хаус-артистов, с которыми они дружили в 1989 году. И им не нужно было записывать песни на компакт-диски или покупать записи. Они до сих пор не могут в это поверить».

– malemartian

12. «Я отсидела чуть больше 5 лет. Больше всего меня поразили Smart-телевизоры, Netflix и возможность открывать браузер прямо на ТВ. Ну, и скорость интернета 4G». – Lucyintehsky

13. «А мой друг был очень удивлен новыми автоматами Coca-Cola Freestyle!». – mycatsnameisgregory

14. «Мой приятель так привык к тому, что охранники говорят ему, что делать, что был очень взволнован, когда вышел на свободу, ведь у него не было дальнейших указаний. Еще его удивили все эти фильтры в Snapchat. Он до сих пор продолжает публиковать фото и видео с масками и эффектами». – RedditR_Us

Snapchat

15. «Моя двоюродная сестра отсидела 5 лет за хранение метамфетамина и ограбление. Когда она вышла, то начала плакать, когда увидела, как выросла моя младшая сестра». – poisonpurple

16. «Мой дядя сидел в тюрьме 24 года и был освобожден 3 года назад. Он сказал, что больше всего его шокировало, насколько все автоматизировано. Автоматические двери, кассы самообслуживания, Face или Touch ID для разблокировки телефона. В общем, все те вещи, которые были для нас вполне привычными». – crinklycuts

17. «В общей сложности я провел в тюрьме строгого режима около 9 лет, совершив несколько глупых вещей в подростковом возрасте.

Кассы самообслуживания в магазинах и беспроводные наушники были определенно из той категории вещей, про которые говорят «это не может быть реальным». Я действительно сомневался.

Это был тот случай, когда ты не можешь объяснить, как это происходит, и неизвестность тебя пугает». – FirmAngus

Хелен Х. Ричардсон / Getty Images

18. «Мой отец был приговорен к пожизненному заключению, пока через 20 лет его не признали невиновным. Первое, что его удивило, – вождение.

Он не мог водить машину и ездить на велосипеде. Ему пришлось учиться этому заново.

Было забавно наблюдать, как мужчина старше 50 лет упал с велосипеда после того, как один из сыновей впервые отпустил его в «свободный полет».- jay-the-fish-lol

19. «Мой брат совсем недавно вышел из тюрьмы, через 4 года заключения! Первое, что он сделал, это принял душ, а затем прошелся босыми ногами по ковру. Он сказал, что «просто должен был это сделать». – dessertneutral

20. «В тюрьме вы забываете о мелких деталях. Например, каково это – ходить голыми ногами по мягкому ковру или принимать душ в полном одиночестве». – SonicTheEdgelord

Adenna Roman / Getty Images 

21. «Я отсидела 4 года. В первую ночь я попыталась уснуть в темной спальне, как до заключения, но не смогла. Мой отец спал на диване в гостиной с включенным телевизором, поэтому я легла там же. Мне просто нужно было немного поспать среди людей и шума, пока я снова не привыкла к одиночеству». – Luna_Sea_

22. «Я провел за решеткой 6 лет. Когда я вышел, самым большим потрясением были красивые виды и яркие цвета. Я уж забыл, насколько прекрасна природа. Это заставило меня подумать, что я никогда не хочу возвращаться назад, ведь в тюрьме нет никакой красоты – она снаружи. Я рад, что вышел на свободу. Я до сих пор поражаюсь красоте окружающего нас мира». – MrDev16

Обложка: Foottoo / Getty Images 

Источник: Reddit

Источник: https://1gai.ru/blog/live/525613-22-rasskaza-byvshih-zakljuchennyh-o-tom-chto-bolshe-vsego-potrjaslo-ih-posle-vyhoda-iz-tjurmy.html

Жизнь после тюрьмы: интервью с бывшим заключенным

Жизнь заключенных в тюрьме

Одной из наиболее трудных социальных проблем, не перестающей на протяжении длительного периода времени быть предметом исследований, является социальная адаптация лиц, освобождающихся из мест лишения свободы. 

Жизнь каждого осужденного делится на «до срока», «наказание/исправление» и «свободу». Ни один из этих периодов невозможно объединить. Человек проживает три разные жизни и несколько раз старается заново выстроить систему принципов и ценностей.  

Сначала ты живешь непринужденно, строишь планы.  У тебя могут быть дети, отношения, работа, верная собака. Знаешь, что есть колония, тюрьма, что все это страшно. Но тебя это не касается, тебя все обойдет стороной. А потом «бах» — и ты не знаешь, что делать. 

Оказываешься на зоне, пытаешься вспомнить все, что знаешь об этом месте. Как вы себе ее представляете? Я, например, вспоминаю жесткие и кровавые фильмы, в которых с первого же дня новичкам приходится не жить, а выживать.

А главарь – здоровый, с наколками и шрамом на лице, говорящий взглядом, что ты уже наполовину мертв. Сейчас это звучит смешно, но столкнувшись с такой ситуацией, человек теряется. И он снова младенец, не умеющий ходить.

Разбирайся сам, что можно делать, а что нельзя.  

Фото носит иллюстративный характер

А что после? Что делать, если ты молодым попал за решетку, и вся юность прошла там? Пока твои ровесники путешествовали, читали книги, расставались и заводили новые отношения, пока изменили музыкальный вкус от и до, перепробовали не один модный лук, ты жил одним и тем же днем. Вспомните свою жизнь, предположим 8 лет назад. Какой она была? Теперь представьте, что вы переместились в сегодня. Не знаете «Скриптонита», новых улиц и баров. Что вы будете делать? Как к вам отнесутся люди?  

После срока есть два пути: совершить преступление и вернуться или наверстать упущенное и продолжить жизнь на свободе. И снова приходится ломать уже сложившуюся систему ценностей и адаптироваться к новому миру.

 Если человек пытается утроиться на работу, является хорошим сотрудником, но привлекался по «уголовке», ему говорят «пока». Если пытается завести друзей, а они пугаются его заключения. Если ищет поддержки, но ее не оказывают из-за страха, он сдается. В этом случае он пытался придерживаться второго плана, но только слышал «нет».

И что остается? Вернуться туда, где его не будут отталкивать. И в этом виноват уже не он, а наше стереотипное поведение. 

Фото носит иллюстративный характер

Мои слова подтверждает социологическое исследование на базе учреждений Управления Федеральной службы исполнения наказаний (Россия). Согласно исследованию, «осужденному на протяжении всего срока отбывания наказания в виде лишения свободы по крайней мере трижды приходится переживать весьма сложные адаптивные ситуации:  

  • первичная адаптация к исправительному учреждению; 
  • адаптация к сложившимся условиям пребывания в исправительном учреждении; 
  • адаптация к условиям жизни на свободе. 

В связи с этим его адаптивные возможности значительно снижаются, и он порой не способен в условиях свободы в должной мере нейтрализовать отрицательные последствия пребывания в изоляции от общества. В результате возникают проблемы в адаптации к жизни на свободе». 

Если говорить конкретно про адаптацию на свободе, то основными проблемами, с которыми сталкиваются осужденные, являются:  

  1. недостаточная осведомленность о событиях, происходящих на свободе;  
  2.  отсутствие квалифицированной психологической помощи;  
  3. трудности с устройством на работу; 
  4. отсутствие постоянного места жительства;  
  5. недостаток материальных средств;  
  6. наличие судимости. 

Часть 1: До заключения 

«В 21 год моя жизнь не сильно отличалась от жизни обычного юноши: любимая девушка, нормальная машина, учился в московском институте, подрабатывал. Была лишь одна слабость – легкие наркотики. Иногда курил с друзьями. Два раза получал штраф за вождение в нетрезвом виде. Первый раз выпил чуть-чуть пива, а второй – покурил с другом». 

Часть 2: Тюрьма и зона. Приговор 

«Решили покурить в компании друзей. Все скинулись, и я поехал покупать. В 2011 году меня  осудили по ст. 328 ч. 3 УК РБ за посредничество в приобретении марихуаны сроком на 8 лет.  

К тому моменту следствие уже длилось полгода. Из общения с адвокатом понимал, что меня ждет. Поэтому реакции на озвученный приговор не было. Я даже испытал облегчение. Тюрьма и зона – разные вещи. После тюрьмы приезжаешь на зону. Там стоят дома и можно выйти на улицу. Поэтому плавно перешел к следующему этапу».  

Обстановка в исправительной колонии 

«На зоне попадаешь в комнату, где живут 20-30 человек. Будни не отличаются друг от друга. Всегда встаешь в 6 утра, идешь всем строем в столовую. Ешь примерно 7 столовых ложек овсяной каши, сваренной на воде.

Если перевернуть тарелку, каша даже не выпадет. В добавок белый хлеб, который не отличишь от черного. Потом на работу. Загоняют  300-500 человек в цех, и работаете по 8 часов. За это даже не платят. Из свободного времени – 2 часа и выходные.

 Постоянно одно и то же целых 8 лет». 

Общение с заключенными и администрацией 

«Живешь бок о бок с разными людьми: и наркоманы, и алкоголики. Если возникают конфликты, то по непонятным причинам. В основном, это мелочи. Вот представьте. В камерах почти ничего нет.

Ручки, бумажки, книжки, из электроприборов – кипятильник. Конфликт может возникнуть, если не так посмотрел, не то сказал или захотел выпить чай пораньше. Такие стычки объясняются только стрессовым состоянием.

Все озадачены своими судьбами. А так можно спустить пар. 

Но большую враждебность можно заметить со стороны администрации. Хочешь узнать человека – дай ему власть. Я наблюдал сотни неправомерных и надменных ситуаций с их стороны. Например, в тюрьме просишь отвести в душ, а тебя игнорируют. На зоне, если стало плохо и просишь вызвать врача, могут просто пообещать, но помощи вряд ли дождешься. Один из случаев: человек заболел.

  Жил в комнате, в которой самый сильный и авторитетный решил держать окно постоянно открытым. После выписки из санчасти просил не отводить обратно. Эту просьбу проигнорировали, не разобравшись в ситуации. Он сходил на свидание с мамой, а на следующий день умер. Моему соседу говорили, что он здоров, пока по воле случая приезжий доктор не обнаружил пневмонию.

 Или идешь к стоматологу, а тебе вырывают не тот зуб.  

Фото носит иллюстративный характер

Пенитенциарная система несовершенна. Правила выстроены справедливо и хорошо, но только на бумаге. Срок – это не исправление, а наказание. Хватает людей, которые сошли с ума. Человек может разговаривать сам с собой, кричать в стену. И никому до него нет дела. Живет и пусть живет. Что уже говорить о других вещах. 

В таких местах, если нет поддержки с воли, психологическое и физическое здоровье под большим вопросом. Например, парню дали 10 лет за убийство. Сам он из неблагополучной семьи с периферии. Его никто не поддерживал, а он очень переживал.

Однажды его сестра прислала письмо, что выслала посылку. А там для счастья достаточно банальных продуктов. И он ждал эту передачу, ходил по баракам с утра до вечера. Ждал неделю, две. И в итог повесился. И такие случаи не редкость.

Проиграл много денег, бросила девушка – повесился».  

Часть 3: связь со свободой или ее отсутствие 

«Мне не удалось продолжить общение с некоторыми друзьями. Раньше я многих так называл, но сейчас это слово имеет большее значение. Дружат, потому что есть что-то общее: интересы, дело. Но сохранить это спустя 8 лет сложно. Проблема в том, что даже навещать на зоне могут только близкие родственники.  

У меня была любимая девушка, с которой мы поженились в колонии. Задерживаться на 8 лет в колони не планировал. Надеялся, что попаду под одну из амнистий. На тот момент моя мама была беременна. То есть на свободе меня ждали.  

Но в 2015 году после выхода декрета об ужесточении наказания осужденных по  328 статье стало понятно, что я здесь надолго. Это поняла и моя девушка. Мы продержались 4 года, но мне надо было отпустить ее раньше… 

Связь с друзьями поддерживал по телефону. Также удалось найти много друзей на зоне. Там же не все синие, пьяные и беззубые. Есть и нормальные люди. А если ты прожил с таким человеком 8 лет, знаешь его как себя, то почему бы не продолжить общение на воле? Мои друзья с зоны будут надежнее тех, кто здесь. Ведь когда вместе преодолеваете сложности, это вас сплачивает». 

Информация и как ее добыть 

«Зона – это изоляция и цензура. Многие книги запрещалось передавать, если их сочли за пропагандистские. Интернета нет. Новости со свободы узнавали через разговоры, газеты и единственный телевизор.

По внутреннему каналу крутили новинки кино. Но у нас был популярен футбол, потому что делали ставки и зарабатывали на этом. Так что сильно проблем с информацией не было. При желании можно было даже завести телефон.

Но с такой плотностью это сложно держать в тайне».  

Часть 4: свобода ли? «Химия», или учреждение открытого типа 

«После определенного количества лет есть возможность замены приговора на более мягкий. На сленге это называется «химия». Отсидев ¾ срока (5,4 года) за хорошее поведение могут перевести в исправительное учреждение открытого типа.  

Через 7 лет заключения я поехал в Гомель. Данная программа предполагает свободу, но при условии хождения на работу и наблюдения. То есть ты ездишь на работу и возвращаешься с нее по табелю, в котором дежурная часть указывает время прибытия и отъезда. Время на дорогу рассчитывает оперативник. Опоздал – нарушение. За три выговора отправляют обратно в колонию.  

По возвращению дышишь в трубку, тебя обыскивают и проверяют глаза. Но находятся индивиды, которые употребляют. Был период, когда я работал на СТО.

В первый день мои коллеги сделали «дорожки» (имеется в виду употребление мефедрона – психостимулятора в виде порошка) и предложили мне, но я отказался. Через некоторое время одного «спалили».

Он приехал на работу, предложил ребятам понюхать. И их сразу же «приняли».  

Я боюсь получить еще один большой срок. После этой истории на меня упала тень. Но доказать свою непричастность легче: можно сдать анализы.  

Какая обстановка? 

«Условия на «химии» получше. В комнате 6 человек, есть холодильник и кухня. Работа предоставляется на ферме, пилораме и т.п. Зарплаты по 300 рублей. Также место для трудоустройства можно искать самому. Я работал в фирме по производству стеклопакетов 7 месяцев. Иногда удавалось отпроситься с работы на 2 часа раньше и погулять по городу. Но это редкие случаи. На себя времени нет. 

Следующая ступень – «домашняя химия», либо УДО. Для этого проводится комиссия. Дата моей менялась три раза: в октябре, декабре и 22 марта, после которой я был освобожден».  

Адаптация на свободе 

«Освобождение напоминает переезд в заграницу. В страну с другой культурой, правилами жизни, принципами.  

Я могу перепутать «Галилео» и «Галерею», могут возникнуть трудности с вызовом такси. Тогда приходится вскрывать карты. Мне даже интересна реакция. Многие удивляются, что сидел. Но, конечно, смотрят уже по-другому.  

Найти работу с судимостью трудно. То есть ассоциации, стереотипы у людей есть. В большинстве случаев они оправданы, но не всегда. Вот ты идешь на работу, тебя хвалят. А потом в перечне необходимых документов на трудоустройство указывают справку, что не привлекался по уголовной ответственности». 

Свою историю Олег закончил выводом о том, что накопленный за все эти годы энтузиазм испаряется. После такого срока хочется жить нормальной жизнью, заниматься любимым делом, а общество воспринимает тебя, как второсортного. Мало кто доверяет, а многие даже побаиваются.  

Исходя из истории нашего героя и исследования, можно сделать вывод, что заключенные либо частично готовы, либо не готовы к жизни на свободе. В данном случае следует отметить большой пробел в работе социальных служб. Подготовка к адаптации может качественно снизить уровень преступности.

Для этого следует разработать и внедрить максимально возможное количество тренингов, которые будут развивать адаптивные способности осужденных (умение говорить, вести себя в обществе, трудоустраиваться и т.д.), оказать помощь в трудоустройстве.

Социальная служба также должна проверить наличие жилья и возможности проживания в нем, а в случае отсутствия такового постараться найти, например, договориться с родственниками осужденного.  

Однако, бывшие заключенные нуждаются не только в помощи со стороны социальных служб, но и со стороны самого общества. И во втором может помочь каждый из присутствующих.

Я прошу не придерживаться стереотипов, и, если человек достоин и готов к мирной жизни, не ставить на нем крест, а дать возможность доказать свою адекватность.

В конце концов, каждый из нас нуждался в помощи в трудный момент. Данный случай – не исключение.  

Представьте, что один из ваших неудачных случаев гиперболизировали: вы напились, а назвали алкашем, или вам каждый раз за переход на красный свет или курение в неположенном месте дают «административку». Суть в том, что среди осужденных есть множество людей, умных, талантливый, перспективных, которым не повезло.  

Оправдывать их преступления не следует, но стоит помочь тем, кто изменился или хочет измениться. Разве вы не хотели получить второй шанс? Разве не заслуживали его? 

Источник: http://www.websmi.by/2019/06/o-trudnostyah-adaptatsii-na-svobode-byvshih-zaklyuchennyh-analiticheskaya-statya/

Ждёшь? Плати. Зэки загоняют женщин в долги и кредиты, находясь в тюрьме, а прикрываются любовью

Жизнь заключенных в тюрьме

В колониях России в 2019 году отбывало наказание 523,9 тысячи человек. По данным ФСИН, только 10% от этого числа — женщины. Абсолютное большинство — мужчины. Средний срок, который им нужно провести в колонии, — 8,2 года.

Остаться на такое количество лет без женского внимания очень непросто. Однако, по словам бывшего заключённого Ивана Меренкова, интерес тут к женщинам иной.

За колючей проволокой можно купить многое, да вот только на это нужны деньги.

Чтобы и деньги появились, и ласку иногда получать, многие зэки ищут знакомства по переписке. Для них это сплошные плюсы, а вот женщины затем страдают и расплачиваются с долгами. Технологии у тюремных ловеласов отработаны годами.

Галине 42 года. Она работает продавцом в продуктовом магазине. Муж от неё ушёл несколько лет назад, сын уже вырос и живёт в другом городе. А о ком-то заботиться хотелось. Два года назад женщина зарегистрировалась на сайте знакомств, сходила на пару свиданий, но ни один из кандидатов ей не подошёл. Прошлой зимой Галине написал молодой человек, представился Владимиром.

Начали общаться, интересный такой мужчина. Правда, моложе меня на 10 лет, но он говорил, что я ему нравлюсь, выгляжу хорошо — точно не на свой возраст. Обменялись телефонами, но он сказал ему не звонить. Пообещал, что сам наберёт, когда будет время. И предупредил, что звонок будет через WhatsApp, потому что связь плохая, — рассказывает Галина.

Первый звонок раздался поздно вечером. Проговорили около часа. Только какой-то шум был всё время, будто много мужчин в одной комнате о чём-то разговаривают. Галина этому значения не придала. В течение месяца Владимир писал и звонил, но встретиться никак не получалось: он утверждал, что всё время занят и находится в командировках.

Женщина признаётся, что влюбилась по телефону, казалось, что у них столько всего общего… Поэтому, когда Владимир, плача, рассказал, что на самом деле он отбывает наказание в колонии строгого режима, её это не смутило. К тому же он убедил Галину, что в тюрьму попал из-за “подставы” своих знакомых и никакого преступления не совершал.

По его словам, срок подходил к концу: буквально год подождать — и он будет на свободе. А значит — вместе с любимой.

Фото © ТАСС /Василий Кузьмичёнок

Заключённый предложил Галине приехать к нему на длительное свидание. Но предупредил, что для этого нужны деньги. Якобы за взятку в пять тысяч рублей надзиратели смогут его отпустить и помогут с оформлением документов.

Длительные свидания можно оформлять на жену, с которой заключённый состоит в официальном браке, на маму, сестру, тётю или сожительницу.

Некоторые зэки этим пользуются: их “полосочки” — так заключённые называют своих подруг — выдают себя за дальних родственниц или оформляют у участкового по месту жительства бумагу с подписями трёх человек (по правилам это должны быть соседи, но на деле могут быть просто подружки), якобы подтверждающую сожительство с заключённым, —рассказал Иван Меренков.

Галина отправила любимому пять тысяч и приехала в колонию как сожительница с необходимым документом и пакетами продуктов, чтобы все три дня из комнаты не выходить.

Так и получилось: любовь, страсть, разговоры, слёзы расставания, обещания жить вместе долго и счастливо, когда “вся эта канитель” закончится.

Женщина вернулась домой с абсолютной уверенностью в искренности возлюбленного и твёрдым намерением дождаться Владимира из тюрьмы.

Но через пару недель он заявил, что у него проблемы, нужны деньги, подробности он рассказать не может, потому что это “может быть опасно” для Галины. Требовалось около 50 тысяч, у продавщицы таких денег не было. Она взяла микрозаём, отправила необходимую сумму своему “будущему мужу”.

Владимир на звонки больше не отвечал. На сайте знакомств онлайн не появлялся. Галина выплачивала кредит и ждала весточки. Когда молчание затянулось больше чем на месяц, женщина начала паниковать. Стала звонить в колонию, искать контакты родственников Владимира в соцсетях, ведь она знала только его имя и фамилию.

Оказалось, что заключённый осуждён за убийство, сидеть ему ещё около пяти лет. А его сестра рассказала Галине, что к зэку уже приезжало несколько женщин в течение его отсидки. Все они отправляли ему деньги, которые Владимир просил под разными предлогами. Но причина у всех его “неприятностей” одна — карточные долги.

Это очень распространённая история. Со мной сидел парень, лет 25, мы его называли Французом за его умение убалтывать женщин. У него было два телефона и переносной аккумулятор.

Так он за день столько времени в приложениях для знакомств проводил, что всё разряжалось. К нему чуть ли не каждые два месяца женщины приезжали, всем сильно за 40 лет. Кто “сестра”, кто “тётя”, кто “сожительница”. И деньги ему отправляли, а он их потом в карты проигрывал.

Но, честно, талант у парня был так “полосок клеить”, —говорит Иван Меренков.

По словам заключённого Александра, который сейчас отбывает наказание в колонии строгого режима в Челябинской области, современные зэки используют только Интернет: Badoo, Tinder, “ВКонтакте”, “”. Когда из соцсети общение переходит в мессенджер и в созвоны, выбирают WhatsApp или “Телеграм”, поскольку считается, что данные сервисы не прослушиваются.

При этом на зоны до сих пор приходят пачки традиционных писем от женщин, которые желают познакомиться с заключёнными и готовы ждать, приезжать, присылать деньги.

Раз в месяц к нам надзиратель заходил, чтобы мы хотя бы на несколько писем ответили. Обычно это перед какими-то проверками было, нельзя, чтобы столько корреспонденции оставалось. В конвертах письма и фотографии, часто духами набрызганные. Это всё смешно было нам, молодым пацанам, которые уже к Интернету привыкли, — рассказывает Александр.

Схема, на которую попалась Галина, стандартная: милое общение, имитация занятости, откровенное признание с дрожью в голосе, намёк на возможность бурной встречи, исчезновение. Длительные свидания разрешены заключённым два раза в год. Но, как отмечают сами зэки, за небольшую плату можно договориться с сотрудниками колонии на встречи раз в три месяца и даже чаще.

Иван описывает большинство избранниц зэков как женщин, которые “вокруг колонии ходят”: они либо сами когда-то отбывали наказание, либо ведут “пьюще-гулящий” образ жизни.

Процентов 70 всех “ждуль” — дамы за 40–50 лет. На зоне много молодых, голодных до любви парней. А в этих женщинах полно нерастраченной заботы, материнский инстинкт просыпается, деньги присылают охотнее. Мы их так и называли: тётками, бабками, старухами.

К некоторым, конечно, приезжали и молодые девчонки. Но, во-первых, их меньше. Во-вторых, на микрозаймы и отправление денег соглашаются с трудом — наверное, у них в головах появляется мысль: “Зачем мне этот сидевший? У меня ещё всё впереди, кредиты какие-то брать…

” Не знаю, — добавляет Иван.

По мнению психолога Юлии Гальцевой, женщины соглашаются на роман с заключённым, потому что так им кажется, что избранник никуда не денется: он находится в закрытом месте, к нему не пускают других женщин, а главное — он нуждается в своей возлюбленной. К ней он обращается за душевным разговором или за деньгами. И только она может ему помочь.

Фото © ТАСС /Фадеичев Сергей

Длительное одиночество и заниженная самооценка — основные причины того, что женщина заводит роман с заключённым.

А у мужчины в тюрьме выбор девушек небогатый, конкуренции нет, можно чувствовать себя уникальной, — говорит психотерапевт Анна Таипова.

И, конечно, вырастает чувство собственной значимости: я такая хорошая, не оставила человека в беде, помогаю ему.

Иногда “ждулями” становятся женщины, которые проходили опыт общения с заключёнными. Возможно, их отцы, деды, братья или сыновья отбывали наказание.

Женщины проецируют этот опыт на других мужчин: “Отцу я не смогла помочь, а этому несчастному помогу”.

Если девушка не получала любви и заботы в семье, когда была маленькой, она может чувствовать себя комфортно только в ожидании, если близкий человек недоступен.

Ещё одна причина связи с заключённым — избегание близости. Оно может быть вызвано страхом перед живыми, настоящими отношениями либо негативным опытом в прошлом.

Получается, что у женщины как бы есть отношения: она в переписке состоит, общается, любит, помогает, но при этом нет никаких бытовых моментов, финансовых споров, секса.

Очень доступный способ заменить реальную любовь, — отмечает Анна Таипова.

По её словам, тюремные романы крайне редко имеют долгое и счастливое продолжение на воле. Ведь подсознательно бывший зэк ассоциирует свою спутницу с тем временем, когда он был в заключении. Из-за этого у него может проявляться агрессия по отношению к “ждуле”, отмечает психолог.

Если женщина передавала мужчине деньги под расписку во время свидания, то с этим документом она может обратиться в суд и попытаться вернуть свои средства. Но, как правило, никаких бумаг влюблённые дамы не составляют. Они просто дарят свои деньги заключённым в надежде на благодарность и будущее создание семьи. Аргумент “он мне обещал”, по словам юриста Андрея Некрасова, не работает.

Можно обратиться в суд с иском о незаконном обогащении, но только если у женщины есть паспортные данные ответчика. И тогда в суде она будет доказывать, что ошибочно отправила деньги и теперь просит их взыскать.

Но, как правило, паспортных данных нет, да и суммы не такие, чтобы из-за них идти в суд, привлекать адвокатов.

Поэтому заключённые продолжают свои хитрые махинации, а женщин, которые им верят, меньше с каждым годом не становится, — добавил Андрей Некрасов.

Галина выплатила кредит за своего осуждённого “суженого”. Теперь с зэками связываться не хочет. Жалко даже не денег, а потраченных нервов и пролитых слёз.

Её подруга, которая сейчас сидит на сайте знакомств и знает всю историю Галины с заключённым, говорит, что Владимир завёл новую страницу и, вероятно, ищет новых возлюбленных, которые готовы ждать и спасать. Но спасать им нужно только себя.

Источник: https://life.ru/p/1350576

Как живется заключенным в самых страшных российских тюрьмах?

Жизнь заключенных в тюрьме

“Черный дельфин” в Оренбургской области — одна из самых мифологизированных тюрем России. Слухов о ней ходит много, но сколько в них правды – неизвестно. Эта тюрьма считается одной из самых строгих в стране – здесь отбывают пожизненные сроки насильники, людоеды, убийцы.

В камере содержатся по два-четыре человека, но есть и “одиночки”. За осужденными ведется круглосуточное наблюдение: свет в камерах не выключается никогда, ведется видеосъемка, каждые 15 минут арестантов проверяют дежурные. Подъем у заключенных в шесть утра, отбой – 16 часов спустя.

Они не имеют права в течение дня ложиться на койки. При выходе из камеры преступника сопровождает конвой из минимум трех человек и кинолога с собакой. При переходе в другой корпус ему надевают повязку на глаза, это делается для того, чтобы он не запомнил план тюрьмы.

По неофициальным данным в колонии содержатся около 750 человек, количество персонала – 900 человек. Заключенные беспрекословно следуют ритуалам общения с надзирателями. 

“Камеру к досмотру!” — звучит громовой голос дежурного. Все заключенные по очереди подбегают к решетке, отделяющей наружную дверь от “жилого помещения”, и протягивают вытянутые за спиной руки. Всем по очереди надевают наручники. Звучит команда выйти из камеры. Четверо осужденных с закрытыми глазами выбегают в коридор и опять встают в “исходную”. Всех тщательно обыскивают. Со стороны вся процедура выглядит ужасно и одновременно забавно: здоровые мужики, словно цирковые собачки, подчиняются командам офицера-“укротителя”, — написали в 2002 году журналисты “Независимой газеты”, побывавшие в тюрьме.

В тюрьме отбывают наказания пожизненно осужденный за терроризм (теракт на Черкизовском рынке) Олег Костарев, людоед Владимир Николаев, насильник и убийца Олег Рыльков и другие.

“Белый лебедь”

Исправительная колония особого режима для пожизненно осужденных, известная как “Белый лебедь”, находится в Соликамске. Это еще одна из самых строгих тюрем России.

Происхождение неофициального названия до конца не ясно, но обыграно администрацией: во дворе тюрьмы стоят памятники белым лебедям и даже урны сделаны в форме этих птиц.

В колонии отбывают сроки осужденные за особо тяжкие преступления: члены бандитских формирований, лидеры организованных преступных группировок, убийцы и насильники. В общей сложности в “Белом лебеде” сидят около 300 человек.

Камеры в тюрьме рассчитаны на одного-трех человек. Расселяют заключенных исходя из их психологической совместимости, это помогает избегать конфликтов. Контакты с внешним миром строго ограничены.

Зону охраняют более 50 собак. По периметру расположены камеры слежения. На территории колонии действует цех по производству мебели. Администрация также развивает сельское хозяйство и животноводство. Колония заготавливает для себя овощи, мясо и птицу. Однако тем, кто отбывает в тюрьме пожизненные сроки, работать запрещается, как и заочно обучаться в вузах.

“Полярная сова”

Исправительная колония особого режима для пожизненно осужденных, известная как “Полярная сова”, находится в режимном поселке Харп Ямало-Ненецкого автономного округа.

Тюрьма расположена за северным полярным кругом. Сбежать отсюда можно только через кладбище. Здесь находятся 330 пожизненно осужденных, на руках некоторых из них кровь 300 человек.

Есть еще колония-поселение – в ней содержатся около ста заключенных.

Поселок Харп возник в 1961-м. В те годы здесь шло строительство Трансполярной магистрали, поэтому лагерь для заключенных предназначался для строителей железной дороги. Позже его переделали в колонию для особо опасных рецидивистов.

По словам журналистов, постройки на зоне находятся в аварийном состоянии. Условия – суровые, как погодные, так и тюремные. Температура воздуха с октября по февраль в среднем составляет минус 40 градусов. Лето длится всего один месяц – июль.

Среди заключенных – серийные убийцы, особо опасные государственные преступники, рецидивисты.

О нравах в “Полярной сове” известно мало, но об этой тюрьме ходят слухи как о самой жуткой в России. Несколько лет назад был осужден подполковник ФСИН Юрий Сандрыкин, работавший здесь. По данным следствия, он избивал пожизненно заключенных, заставляя их давать признательные показания по громким делам.

Одно время в Интернете ходило письмо некого арестанта, который рассказывал, как в “Полярной сове” пускают в ход резиновые дубинки за любую оплошность, натравливают на заключенных собак, а на обед выделяют не более пяти минут.

Однако в тюрьме есть и “еврокамеры” для самых примерных – это уже информация журналистов.

Заключенные могут слушать радио, раз в неделю смотреть телевизор, читать в библиотеке. Самая популярная литература – религиозная, философская и приключенческая. Фильмы — патриотические и военные.

Прогулки проходят не во внутреннем дворике, а в квадратном помещении без потолка. Одновременно наслаждаться свежим воздухом могут не более двух человек.

Среди осужденных есть раскаявшиеся, но есть и те, кто до сих пор с ностальгией вспоминает об убийствах.

“Сложнее всего подобрать сокамерников убийцам и педофилам. Помимо московского “битцевского” маньяка Александра Пичушкина сейчас в “Полярной сове” отбывает наказание питерский маньяк Дмитрий Вороненко. Вообще Вороненко и Пичушкин хоть и признаны вменяемыми, говорят и ведут себя так, что очень быстро мне, их собеседнице, начинает казаться, что я схожу с ума. Они с утра до вечера предаются воспоминаниям о своих убийствах или рассказам о жутких фантазиях про новые зверства. Никто с ними в камерах не выдерживает больше двух-трех дней, а содержать их вместе опасно: поубивают друг друга”, — написала журналист газеты “Комсомольская правда”.Александр Пичушкин

Помимо Пичушкина и Вороненко, в “Полярную сову” отбывать пожизненное был отправлен бывший майор милиции Денис Евсюков, который расстрелял людей в московском супермаркете.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/happy/kak-jivetsia-zakliuchennym-v-samyh-strashnyh-rossiiskih-tiurmah-5a3ae572f03173a0f0e19749

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.